Мудрый Юрист

Усмотрение судей и вопросы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, ресоциализации осужденных

Постановлением Конституционного Суда РФ от 26 ноября 2002 г. N 16-П и Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ внесены изменения в ст. 175 УИК и ст. 399 УПК РФ в части регламентации порядка условно-досрочного освобождения. Отныне сам осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, или его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (далее - УДО).

Если учесть, что с 1 июля 1997 г. и действующие наблюдательные комиссии при Главах администраций районов, где расположены места лишения свободы, исключены из процесса осуществления права осужденного на условно-досрочное освобождение на основании Закона Российской Федерации от 8 января 1997 г. "О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации", который в п. 3 ст. 2 признал утратившими силу с 1 июля 1997 г. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 сентября 1965 г. (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 июня 1986 г.) "Об утверждении Положения о наблюдательных комиссиях" и Положение о наблюдательных комиссиях, утвержденное этим Указом, то судьи остаются один на один со сложнейшими проблемами УДО.

Обзор практики разрешения вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания, указывает на наличие множества нарушений в данной сфере. Среди существенных недостатков называются несоответствие требованиям ст. 175 УИК РФ вносимых ходатайств; отсутствие мотивированных заключений, содержащих конкретные сведения, на основе которых суд мог бы сделать бесспорный вывод. В судебном производстве используются бланки процессуальных документов, не соответствующих требованиям ст. 477 УПК РФ.

Следующее замечание может касаться возросших объемов работы судей. И ранее количественное соотношение судей и дел, ими рассматриваемых, было явно не в пользу первых. Сейчас в связи со значительным упрощением и изменением порядка обращения в суд количество ходатайств об условно-досрочном освобождении может полностью парализовать деятельность судей. Либо произойдет крайняя формализация процесса рассмотрения, что негативно отразится на процессах ресоциализации осужденных.

Еще опаснее нарушение конституционных прав осужденных, которые обратились с ходатайством в суд. В нарушение требований ч. 2 ст. 45, ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст. 50 Конституции России суды часто не извещают осужденных ни о времени, ни о дате и месте рассмотрения ходатайств, что препятствует им заявлять ходатайства, представлять документы, осуществлять свои права с помощью адвоката. Мотивы, по которым принято решение о рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении в отсутствие заявителя, как правило, в протоколе судебного заседания не отражаются.

В качестве недостатка выступает и то, что судьи при решении вопроса об условно-досрочном освобождении не в полной мере пользуются правом, предусмотренным ч. 2 ст. 79 УК РФ, о возложении на осужденных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. А при возложении на осужденных обязанностей копии постановлений в уголовно-исполнительные инспекции не направляются.

Отдельного рассмотрения требует несоблюдение процессуальных сроков рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении. Ходатайства начинают рассматривать в судах, как правило, не ранее чем через два-три месяца по мере их накопления. Поспешность в принятии судебных решений при такой организации процедуры приводит к многочисленным ошибкам судов. В силу п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. Особенно актуально данное положение для тех осужденных, которые имеют короткие сроки лишения свободы, и при промедлении рассмотрения ходатайства они реально лишаются права на условно-досрочное освобождение.

Изучение материалов об условно-досрочном освобождении показало и то, что с целью не обременять себя вопросами доставки в здание суда осужденных должностные лица ставят заявителя в такие условия, что осужденный вынужден обращаться в суд с заявлением о согласии на рассмотрение ходатайства в его отсутствие. Срывы судебных заседаний, отсутствие регистрации ходатайств и представлений, случаи неправильного условно-досрочного освобождения и необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении вкупе со случаями применения данного вида освобождения в отношении организаторов и активных членов организованных преступных формирований завершают список недостатков.

Приходится констатировать и тот факт, что суды кассационной инстанции субъектов Российской Федерации в вопросах разрешения дел об условно-досрочном освобождении занимают непоследовательную позицию <*>.

<*> См., например: Аналитический обзор результатов ознакомления с практикой разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора в Зубово-Полянском районном суде Республики Мордовия, соблюдения сроков рассмотрения судебных материалов, осуществления порядка судебного контроля (ст. 20 УИК РФ) исполнения наказаний при решении вопросов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, об изменении вида исправительного учреждения и оказании практической помощи судьям и аппарату суда. Саранск, 2004. С. 41.

Исполнение постановления суда о предоставлении осужденному условно-досрочного освобождения от отбывания наказания осуществляется администрацией учреждений или органов, исполняющих наказание, в день поступления из суда соответствующих документов. Обычно этот день совпадает с днем судебного слушания. Если документы получены по окончании рабочего дня, освобождение производится утром следующего дня. Однако в некоторых случаях наблюдается практика приостановления решения суда об условно-досрочном освобождении при принесении кассационного представления прокурором, участвовавшим в процессе. УПК РФ подобной нормы в настоящее время не содержит, и администрация не вправе задержать осужденного.

Необходимо отметить, что до сих пор не выработаны реальные критерии оценки степени исправления лиц, осужденных к лишению свободы. В соответствии с положениями ст. 79 УК РФ материальным основанием условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания является утрата осужденным общественной опасности и возможность его окончательного исправления без полного отбывания наказания. А формальным условием является фактическое отбытие определенной части назначенного судом наказания <*>. Критерий возможности окончательного исправления без полного отбывания наказания относится к оценочным критериям. Соответственно актуализируется проблема усмотрения судьи.

<*> Российское уголовное право. В 2 т. Т. I. Общая часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. М.: Профобразование, 2004. С. 491 - 492.

С целью выявления отношения судей к институту судейского усмотрения был проведен опрос, который выявил весьма важные данные. Под судейским усмотрением большинство судей понимают решение вопросов правосудия в пределах закона (60,5%). Судейское усмотрение как полномочие выбирать между несколькими законными альтернативами понимают 31,6% респондентов.

На вопрос, применяется ли, по их мнению, судейское усмотрение в России в настоящее время, более трети (36,8%) судей ответили, что судейское усмотрение в настоящее время у нас не применяется; примерно столько же, что не знают об этом, и только 28,9% опрашиваемых ответили, что применяется. Вывод довольно странный: если почти две трети (60,5%) судей считают, что судейское усмотрение есть решение вопросов правосудия в пределах закона, то более двух третей из них (68,4%) считают, что такого в России нет, или они об этом не знают.

По вопросу о необходимости широкого введения судейского усмотрения в России мнения опрашиваемых судей разделились: если половина судей считают необходимым ввести официально судейское усмотрение, то 18,4% высказались откровенно против введения данного института. Каждый четвертый судья колеблется и не знает, что делать.

Отношение судей к практике широкого применения судейского усмотрения в странах общего права показало, что 60,5% от количества опрашиваемых ответили, что это их право, право самих стран. Из оставшихся судей 26,3% относятся к опыту других стран положительно, никак не выражают своего отношения 13,1% опрошенных. Среди положительно относящихся к опыту других стран в сфере применения судейского усмотрения оказалось больше судей в возрасте 35 - 45 лет и вдвое меньше более молодых судей и судей старшего возраста.

Более сложной задачей оказалась проблема, как от самих судей узнать пределы судейского усмотрения. В данном вопросе разногласия достигли предела: 42,1% ответили, что пределы устанавливаются принципом законности; 21% вовсе отказались обсуждать данные пределы, к ним примкнули 13,1% из опрошенных судей, кто уверен, что пределы судейского усмотрения не определены вовсе. Только 10,5% считают, что пределы судейского усмотрения ограничены применением норм процессуального права, а 5,2% судей считают, что пределы ограничены применением норм материального права. Некоторые из судей отвечали, что ограничены судебным контролем за проведением предварительного расследования; среди судей оказались и те, кто считает, что пределов судейского усмотрения не должно быть вовсе <*>.

<*> Опрос проводился в Волго-Вятском регионе, Республиках Марий Эл, Татарстан, Чувашия.

Таким образом, решение вопросов об УДО имеет столь же неопределенную форму. Считаем, что решение вопросов освобождения должно быть связано не с критериями исправления, а с критериями ресоциализации осужденных.

Теория ресоциализации осужденных активно разрабатывается, имеются и фундаментальные исследования <*>. Автором в рамках ресоциализационных теорий предлагается учет при решении вопросов УДО биопсихофизических особенностей осужденных <**>. При данном подходе возможно будет говорить о подготовленности осужденного к вхождению в нормальное общество. Предположительная возможность ресоциализации может подтверждаться не только приобретением навыков общественно полезной деятельности, но и построением отношений с коллективами и иными структурами общества, в которых он далее и будет проживать, другими критериями оценки приобретения осужденным навыков проживания в свободном обществе.

<*> См.: Рыбак М.С. Ресоциализация осужденных к лишению свободы: проблемы теории и практики. 2-е изд., испр. и доп. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2004. С. 480; Южанин В.Е. Процесс ресоциализации и его обеспечение в уголовном судопроизводстве. Рязань: Ин-т права и экономики МВД России, 1992. С. 115 и др.
<**> См.: Баранов Ю.В. Актуальные проблемы ресоциализации лиц, освобожденных из мест лишения свободы // Вестник юридического факультета: Сб. науч. тр. / Филиал СаГА в г. Тольятти. Самара: Самар. гуманит. акад., 2005. Вып. 4. С. 112 - 122 и др.

Решение данных вопросов, естественно, должно проходить параллельно с реформами, предусмотренными в Послании Президента РФ.