Мудрый Юрист

Религиозный фактор и политический контроль в годы великой отечественной войны на примере викторианского подполья *

<*> Polyakov A.G. Religious factor and political control in the years of Great Patriotic War on example of victorian underground.

Поляков Алексей Геннадьевич, доцент Филиала Московского государственного индустриального университета в г. Кирове, кандидат исторических наук.

В статье на примере подполья Викторианского течения в Русской Православной Церкви рассматривается негативное влияние религиозного фактора на государственную безопасность и консолидацию общества в годы Великой Отечественной войны.

Ключевые слова: религиозный фактор, Великая Отечественная война, епископ Виктор (Островидов), епископ Нектарий (Трезвинский), Викторианское течение в Русской Православной Церкви, политический контроль, репрессии.

In this article on example of the flow in the underground Victorian trend in Russian Orthodox Church is consider the negative effect of the religious factor on the national security and consolidation of the society in years Great Patriotic war.

Key words: religious factor, Great Patriotic war, the Bishop Victor (Ostrovidov), Bishop Nektariy (Trezvinsky), Victorian trend in Russian Orthodox Church, political control, the repression.

Под религиозным фактором мы понимаем воздействие, оказываемое со стороны религии на функционирование объекта (предмета) в конкретных социально-политических условиях. Он оказывает влияние на экономику, политику, идеологию, семью, искусство, образование, мораль, нравственность и пр. Посредством такого взаимодействия происходит превращение религиозного феномена в активный фактор истории, в постоянно действующую тенденцию исторического процесса. Религия может действовать как фактор, несущий не только интеграцию, но и конфликт. Последний, помимо прочего, может оказывать негативное воздействие на государственную безопасность и консолидацию общества <1>. Наиболее ярко это проявляется в переломные, тяжелые для жизни государства и общества периоды истории, одним из которых явилась Великая Отечественная война.

<1> Зеленков М.Ю. Религиозные конфликты: проблемы и пути их решения в начале XXI века (полит.-правовой аспект). Воронеж, 2007. С. 188 - 190.

Условия военного времени требовали ужесточения политического контроля над обществом. Согласимся с широко распространенным в историографии определением политического контроля, предложенным В.С. Измозиком. Это система регулярного сбора и анализа информации различными ветвями государственного аппарата о настроениях в обществе, отношении различных его слоев к действиям властей, о поведении и намерениях экстремистских групп и организаций. Политический контроль включает несколько основных элементов: сбор и оценка информации, принятие решений, учитывающих настроения социальных групп и призванных воздействовать в нужном для властей направлении, а также политический сыск и репрессии при наличии угрозы (реальной или мнимой) государству и обществу <2>. Следует подчеркнуть, что политический контроль является неотъемлемым элементом любого (вне зависимости от политического режима) государственного механизма, обеспечивающим общественную безопасность. Последняя же представляет собой постоянно развивающуюся, совершенствующуюся и усложняющуюся деятельность государства, которая претерпевает некоторые корректировки и имеет различный масштаб в зависимости от конкретных исторических условий <3>.

<2> Измозик В.С. Политический контроль и сыск: методологические аспекты // Политический сыск в России: история и современность. СПб., 1997. С. 10; Он же. Политический контроль в Советской России. 1918 - 1928 годы // Вопросы истории. 1997. N 7. С. 32 - 53.
<3> Макштарева С.Л. Охрана правопорядка как функция государства и ее реализация в форме правоохранительной деятельности (ист.-правовой и теорет.-правовой аспекты): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2008. С. 5; Дианов С.А. Политический контроль в Пермском крае в 1919 - 1929 гг.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 2007. С. 3.

В современной историографии принято при характеристике места и роли Русской Православной Церкви в Победе над фашистской Германией на передний план выдвигать ее патриотическую позицию. Вместе с тем в значительно меньшей степени изучаются аспекты, касающиеся негативного влияния религиозного фактора на консолидацию общества, государственную безопасность во время общенациональной опасности. Освещению данной темы и посвящена наша статья.

Викторианское течение в Русской Православной Церкви - первая и наиболее радикальная из оппозиций церковно-политическому курсу заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), пошедшего на сближение со вставшей на путь модернизации страны большевистской властью; лидером этой оппозиции являлся епископ Ижевский и Вотский Виктор (Островидов) <4>. Возникла она осенью 1927 г. и преимущественно была распространена в Вятской губернии <5> и частично в Вотской автономной области. В октябре 1928 г. епископа Виктора в Вятской губернии поддерживало 150 из 554 (340 - сергианских, 64 - обновленческих), или почти 1/3 всех приходов. При этом имело место примерное количественное равенство сторонников епископа Виктора и митрополита Сергия, но не менее 200000 человек <6>.

<4> Подробнее см.: Поляков А.Г. Позиция епископа Виктора (Островидова) по отношению к церковно-политическому курсу митрополита Сергия (Страгородского) // История государства и права. 2011. N 18. С. 30 - 35; Он же. Викторианское течение в Русской Православной Церкви. Киров, 2009.
<5> В 1929 г. Вятская губерния вошла в Нижегородскую область (преобразованную в Нижегородский, а с 1932 г. - Горьковский край). В 1936 г. была образована Кировская область.
<6> Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 237. Оп. 77. Д. 1. Л. 93; Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО). Ф. 6799. Оп. 8. Су-10261. Т. 5. Л. 3; Вятский епархиальный архив (ВЕА). Ф. 28. Оп. 1. Д. 3. Л. 82; Поляков А.Г. Религиозно-политические взгляды епископа Виктора (Островидова): время и масштабы распространения // Известия вузов: Сев.-Кавказ. регион. Обществ. науки. 2011. N 4. С. 50 - 53.

В 1929 - 1932 гг. лояльно-аполитичные по отношению к правительству, но оппозиционные к руководству официальной Церкви взгляды епископа Виктора все чаще стали трактоваться его приверженцами и светской властью как отказ (или призыв к отказу) от подчинения государству. Антисоветской политизации викториан способствовало также и развитие идеологической базы викторианства, связанное с деятельностью епископа Яранского Нектария (Трезвинского). Часть антисергиан, а также репрессивные органы власти характеризовали деятельность епископа Нектария как продолжение линии епископа Виктора. Вместе с тем его взгляды, в отличие от епископа Виктора, носили оппозиционную к правительству окраску и ориентировали широкие слои духовенства и верующих на подпольное существование. В 1929 - 1932 гг. спецслужбами была пресечена деятельность викторианских групп, не поддержавших форсированных модернизационных преобразований в стране, а зачастую непосредственно активно стимулировавших антисоветскую политизацию части населения. В этом ключе репрессивными органами власти рассматривалась и сама антисергианская позиция духовенства и верующих <7>.

<7> Подробнее см.: Поляков А.Г. Политическая позиция верующих Викторианского течения в Русской Православной Церкви в 1927 - 1932 гг. // КЛИО: журн. для ученых. 2011. N 2. С. 87 - 89; Поляков А.Г. Церковно-монархическая крестьянская партия // Власть. 2011. N 7. С. 153 - 155.

В 1932 г. Викторианское течение в Русской Православной Церкви прекратило свое существование как оппозиционная Московской патриархии церковная деноминация, имеющая относительно устойчивые обособленные иерархические связи и возможность легального распространения идеологии (уже не лояльно-аполитичной) на широкие слои верующих.

После 1932 г. все более стала проявляться тенденция трансформации викторианства в церковное подполье. "Остатки" легально действующих викторианских церквей были ликвидированы в период с 1933 по 1943 г. К 1941 г. осталось всего 6 храмов, из которых 3 были викторианскими. Они располагались в селах Истобенское, Быстрица и Монастырщина Оричевского района и оставались викторианскими до весны 1943 г. <8>.

<8> Подробнее см.: Поляков А.Г. Деятельность спецслужб по ликвидации Викторианского течения в Русской Православной Церкви (конец 1920-х гг. - 1932 г.) // Вестник Поморского ун-та. Серия "Гуманитарные и социальные науки". 2010. N 11. С. 50 - 54; Поляков А.Г. Ликвидация подполья Викторианского течения в Русской Православной Церкви (в 1933 - 1940-х гг.) // Религиоведение: Науч.-теорет. журн. 2011. N 2. С. 34 - 41.

По мнению советских репрессивных органов, Викторианское течение в РПЦ являлось "периферийным" филиалом контрреволюционной Всесоюзной церковно-монархической организации - Истинно-православной церкви. Современные историки, например, А.В. Мазырин и А.Л. Беглов, с которыми мы согласны, не считают уместным употребление термина "Истинно-православная церковь" в таком значении, поскольку это предполагает существование единой антисергианской (антисоветской) организации <9>. Нами термин "Истинно-православная церковь" ("ИПЦ") будет употребляться в контексте используемых документов, а не в качестве синонима для обозначения викторианства.

<9> Мазырин А., иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х - 1930-х годах. М., 2006. С. 21 - 22; Беглов А.Л. Проблемы истории Русской Православной Церкви 1917 - 1939 гг. // URL: http://www.hist.msu.ru/Labs/UkrBel/beglov2.htm.

В годы Великой Отечественной войны важным направлением деятельности спецслужб по обеспечению государственной безопасности и консолидации общества являлась борьба с различного рода провокационными и пораженческими слухами; дезертирством, уклонением от военной и трудовой мобилизации; нелегальными собраниями; саботажем мероприятий власти, например, займа, сбора денег и вещей для Красной Армии; агитацией против патриотической деятельности официальной РПЦ и др. Приведем следующие типичные примеры:

<10> Обвинительное заключение (следственное дело N 59) по делу контрреволюционной церковно-монархической организации "Истинно-православная церковь" по обвинению: Редькина Петра (он же Никифор) Феофилактовича, Яндулецкого С.И. и др. (всего 41 человек). URL: http://www.histor-ipt-kt.org/DOK/Vyatka/D_59-42.doc.<11> Переписанные от руки тексты с "видением Иоанна Кронштадтского" до настоящего времени имеют хождение в с. Корляки Санчурского р-на Кировской обл. Экземпляр, переданный в марте 2011 г., имеется в личном архиве автора.
<12> ГАКО. Ф. Р-2943. Оп. 13. Д. 58. Л. 59 - 65, 80.

В кругах верующих, особенно в первые два года Великой Отечественной войны, развернулась кампания по срыву мобилизации в Красную Армию и распространение призывов к дезертирству. На 1 апреля 1943 г. в Кировской области находилось в розыске 508 дезертиров и уклоняющихся от службы в армии, в том числе 236, или 47%, в Санчурском и Кикнурском районах. Всего за период с октября 1941 по апрель 1943 гг. в этих районах зарегистрировано 927 дезертиров и 485 уклоняющихся от мобилизации в армию. Как одну из главных причин дезертирства в этих районах спецслужбы выделяли прочную позицию антисергиан. Неблагополучными в плане дезертирства на религиозной почве также считались Котельничский, Пижанский, Свечинский, Яранский районы Кировской области <13>.

<13> Кротов Л.Н. Борьба УНКВД по Кировской области с дезертирством и бандитизмом в годы Великой Отечественной войны // Война в памяти народной: Киров. обл. в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945): Материалы и док. Киров, 1995. С. 23 - 29.

На протяжении 1940-х гг., а главным образом в период Великой Отечественной войны, в Кировской области спецслужбы активно и эффективно боролись с антигосударственной деятельностью и проявлениями нелегальной жизни антисергиан, впрочем, как и других категорий населения.

Весной - осенью 1941 г. была вскрыта и ликвидирована "контрреволюционная организация ИПЦ", куда входило 14 приверженцев "ярого черносотенного монархиста" епископа Виктора, из которых 6 человек не имели постоянного места жительства и работы. 6 членов организации были приговорены к высшей мере наказания (в их числе 3 женщины) <14>.

<14> Сахарова Л.Г. Государственная политика по отношению к Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (по материалам Горьков. и Киров. обл.): Дис. ... канд. ист. наук. Киров, 2000. С. 116 - 120.

В 1942 г. по делу "контрреволюционной церковно-монархической организации" ИПЦ был осужден 41 человек, большая часть которых находилась на нелегальном положении. Руководили ими вышеуказанные священники П. Редькин и С. Яндулецкий <15>.

<15> Обвинительное заключение (следственное дело N 59).

В 1943 г. была ликвидирована группа из 12 человек. От своих взглядов верующие на суде не отказались. Нелегальные священники, в том числе В.М. Перминов и В.Ф. Мосунов, были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу. Остальные члены группы получили от 7 до 10 лет исправительно-трудовых лагерей и лишение избирательных прав сроком от 3 до 5 лет.

5 апреля 1945 г. на основании ст. 58.10 УК РСФСР был приговорен к 10 годам лишения свободы один из самых первых вятских священников, поддержавших епископа Виктора, - Г.З. Попыванов. Тогда же были вынесены приговоры еще нескольким викторианам, в их числе А.А. Исуповой и М.Г. Юдниковой. По сведениям А.Г. Балыбердина, группу викториан, куда и входили указанные женщины, "сдал" органам НКВД священник, у которого они все окормлялись. Члены группы сергианские церкви не посещали, а тайно собирались и молились <16>.

<16> Поляков А.Г. Викторианское течение. С. 326.

Помимо мер политического контроля, репрессий объективными факторами ослабления и ликвидации викторианского подполья явилась эволюция отношений между государством и официальной Церковью в 1940-х гг.

Великая Отечественная война, актуализировавшая тему жизни и смерти, способствовала подъему религиозных чувств у части населения, сближению Церкви, общества и государственной власти <17>.

<17> Гераськин Ю.В. Взаимоотношения Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 1930-х - 1991 гг. (на материалах областей Центр. России): Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М., 2009. С. 29.

В первой половине войны в стране начался процесс пассивного сотрудничества государства и РПЦ, была прекращена антирелигиозная пропаганда, но официальные отношения между ними были установлены лишь с сентября 1943 г. В Кировской области местные власти все настойчивее ставили вопросы о необходимости использования рычагов Церкви для объединения тружеников тыла, о возможности лучшего контроля за деятельностью и настроениями большого числа верующих. В первые годы войны в этом плане местные власти делали ряд уступок Церкви, не дожидаясь рекомендаций от вышестоящих инстанций. Открывались церкви в густонаселенных районах. Верующие получают возможность посещать храмы и участвовать в церковной жизни. Расширяется деятельность Церкви по оказанию моральной и материальной поддержки воюющему народу, была развернута широкомасштабная работа по воспитанию у народа патриотических чувств и т.д. Следует отметить, что сбора средств на нужды фронта три викторианских храма не производили в отличие от церквей, относящихся к юрисдикции Московской патриархии <18>. В декабре 1942 г. овдовевший 73-летний протоиерей Вениамин Тихоницкий был рукоположен в сан епископа с назначением на Кировскую кафедру. В 1945 г. он был возведен в сан архиепископа и награжден государственной наградой - медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" <19>.

<18> Сахарова Л.Г. Церковь. Власть. Война: религиоз. политика воен. лет в Горьков. и Киров. обл. Киров, 2004. С. 42.
<19> Поляков А.Г. Викторианское течение. С. 329 - 330.

В сентябре 1943 г. государство создало систему центральных и официальных местных органов, призванных развивать связи с Церковью и контролировать ее деятельность. Ими стали Советы по делам Русской Православной Церкви (СД РПЦ) и их уполномоченные на местах. Восстановилось управление Церковью во главе с избранным патриархом Сергием (Страгородским), определился порядок открытия церквей и имущественное положение Церкви. Репрессированные ранее священники получили возможность возобновить богослужебную деятельность <20>.

<20> Сахарова Л.Г. Государственная политика. С. 139 - 143.

Как отмечает Т.А. Чумаченко, изменение политики Советского государства в отношении Церкви в годы Великой Отечественной войны явилось результатом рационального выбора главы правительства И.В. Сталина. Возможность использования потенциала РПЦ на международной арене для укрепления влияния СССР побудила руководство страны начать конструктивный диалог с Церковью. Яркой демонстрацией особого отношения власти к РПЦ явилось создание в политической системе государства органа, сфера компетенции которого была ограничена лишь одной конфессией <21>.

<21> Чумаченко Т.А. Совет по делам Русской православной церкви при СНК (СМ) СССР. 1943 - 1965 гг.: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М., 2011. С. 9.

Государство, изменив политику в отношении Русской Православной Церкви в сторону смягчения, достигло ряда целей: определенной стабилизации общества, укрепления патриотического духа людей, объединения всех сил государства и общества для достижения общей победы над фашизмом.

Процесс либерализации отношения государства к РПЦ сопровождался государственным контролем за всеми сторонами ее функционирования, а также репрессиями в отношении антисоветски настроенных священников и верующих. Новый виток сотрудничества государства и РПЦ позволил выйти из церковного подполья духовенству и верующим. Наряду с этим во вновь создаваемой под жестким надзором светской власти Кировской епархии в принципе не было места оппозиционному к правительству духовенству <22>.

<22> Сахарова Л.Г. Государственная политика. С. 139 - 143.

Как отметил А. Беглов, середина 1940-х гг. стала рубежом в жизни церковного подполья. До этого времени все незарегистрированные общины с разной степенью оппозиционности на равных существовали нелегально. Это положение стало меняться в конце войны. Легализация незарегистрированных общин поставила их членов перед выбором: безоговорочная лояльность патриаршей церкви или оппозиция и окончательный уход в подполье <23>. Динамика роста количества зарегистрированных общин указывает, что большинство выбрало первый вариант. По состоянию на 1 апреля 1944 г. на территории Кировской области действовало 26, на 9 мая 1945 г. - 36 церквей <24>. В 1947 г. официально было зарегистрировано 78 православных общин.

<23> Беглов А.Л. В поисках "безгрешных катакомб": церковное подполье в СССР. М., 2008. С. 215.
<24> Сахарова Л.Г. Церковь. Власть. Война. С. 91 - 93.

Викторианство не было и по своей сути не могло быть инструментом массовой адаптации народа к меняющимся условиям во всех сферах жизни общества. Оно не ориентировало народ на ускорение перехода на проправительственные политические позиции, не делало сопротивление этому менее стойким, не снимало сомнений по поводу положительной оценки, одобрения деятельности светской власти, силу которой, в конечном счете, продемонстрировала победа в Великой Отечественной войне. Все это вместе взятое в суровых условиях войны оказывало негативное влияние на государственную безопасность и консолидацию общества, что естественным образом привело последователей епископа Виктора к лишениям и преследованиям.