Мудрый Юрист

Реформа гражданского законодательства: положения о физических лицах

Темникова Наталья Александровна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

Последние годы юридическое сообщество активно обсуждает грядущие изменения гражданского законодательства. Положения ГК РФ о физических лицах довольно стабильны в течение длительного времени, поправки, предложенные в проекте <1>, весьма незначительны.

<1> См.: проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // http://www.consultant.ru/law/hotdocs/12976.html.

Ожидается внесение следующих добавлений в ст. 19 ГК РФ: допустить возможность использования имени физического лица, его псевдонима третьими лицами в творческой, предпринимательской и иной экономической деятельности с согласия обладателя имени (псевдонима).

Таким образом, предполагается заключение договоров, в соответствии с которыми лицо может предоставить возможность использования своего имени, с учетом положений п. 1 ст. 19 о том, что не допускается приобретение прав и обязанностей от имени другого лица.

К сожалению, в проекте отсутствуют положения о существенных условиях, содержании договора об использовании имени (псевдонима), в связи с чем попытаемся изложить свои соображения.

Представляется, что договор об использовании имени (псевдонима) может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Использование имени предполагает срочный характер договора. Этот срок может быть определенным, представляется возможным также заключение договора на срок жизни гражданина, имя которого используется (исходя из специфики предмета договора: право на имя - личное неимущественное право гражданина).

Существенными условиями этого договора следует признать: предмет, цели использования имени гражданина, способы использования имени (они должны исключать введение в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также злоупотребление правом в иных формах), возможно, территория, на которой предполагается использование имени, цена (для возмездного договора), срок действия договора.

Очевидно, что договор должен быть заключен в письменной форме. Особенности предмета должны предполагать и возможность одностороннего отказа гражданина, но в законе необходимо предусмотреть срок для заблаговременного предупреждения. Смерть лица в силу специфики права на имя должна признаваться основанием для прекращения договора использования имени. Полагаем невозможным уступку права требования по данному договору.

Но в любом случае основные положения договора об использовании имени (псевдонима) должны быть изложены в законе.

Предполагается и изменение редакции п. 5 той же статьи: если в настоящее время возмещение вреда возможно в связи с неправомерным использованием имени, в проекте основанием для защиты права будет любое нарушение права на имя и псевдоним. Во втором абзаце уточняются существующие положения указанием на способы защиты права (опровержение, возмещение убытков, компенсация морального вреда).

В ст. 20 ГК РФ предполагается дополнение о том, что гражданин вправе сообщить иное место своего жительства кредиторам, а также иным лицам и несет риск вызванных этим последствий. Данное положение защищает право гражданина на персональные данные <2>, следует ожидать, что положения договоров, в том числе и кредитных, содержащие условие об обязанности должника извещать кредитора об изменении места жительства, перестанут соответствовать закону. В целом же представляются справедливыми сомнения К.Б. Ярошенко в целесообразности предложенного изменения в связи с тем, что создается неопределенность в гражданско-правовых и в первую очередь обязательственных правоотношениях <3>.

<2> См.: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451.
<3> См.: Ярошенко К.Б. Гражданский кодекс и права гражданина: совершенствование законодательства // Журнал российского права. 2012. N 5. С. 104 - 105.

Остался нерешенным вопрос о расхождении возраста, с которого возможно раздельное проживание ребенка и родителей (заменяющих их лиц), для детей, проживающих с родителями (усыновителями), и детей, в отношении которых установлено попечительство. Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов (представляется, что необходимо указание на возможность раздельного проживания только с согласия родителей). В п. 2 ст. 36 ГК РФ предусматривается раздельное проживание попечителя с подопечным, достигшим 16 лет, с разрешения органа опеки и попечительства (подп. 9 п. 1 ст. 8 ФЗ от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" <4>).

<4> СЗ РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

На несоответствие этой нормы ст. 20 ГК РФ обращалось внимание в литературе <5>, но мер по преодолению этого противоречия не предпринято.

<5> См., напр.: Беспалов Ю.Ф. Определение места жительства ребенка // Российская юстиция. 2002. N 2. С. 14; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. кол. и отв. ред. докт. юрид. наук проф. О.Н. Садиков. М., 2002. С. 78; Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: правовое регулирование: Учебно-практ. пособие. М., 2002. С. 103.

Вряд ли целесообразно существование двух норм, предусматривающих разные возрастные границы при регулировании сходных отношений, поэтому этот вопрос требует ясности. Необходимо учесть и то, что СК РФ вообще не предусматривает возможности раздельного проживания детей и родителей. В судах при рассмотрении дел о разводе применяются положения ст. 24 СК РФ: при отсутствии соглашения о детях суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода. Возраст ребенка не влияет на это право суда. Буквально трактуя положения СК РФ, можно прийти к выводу, что родители не имеют права проживать раздельно с несовершеннолетним, даже если он достиг возраста 14 лет. Практическая необходимость урегулирования этой проблемы очевидна.

Необходимо единообразие в нормах ГК и СК РФ, касающихся места жительства несовершеннолетних. Шестнадцатилетний возраст, о котором идет речь в ст. 36 ГК РФ, трудно признать удачным. Если несовершеннолетний, достигший возраста 16 лет, работает или занимается предпринимательской деятельностью, то при наличии согласия родителей, усыновителей или попечителя он может быть объявлен полностью дееспособным, при отсутствии согласия то же возможно по решению суда. Необходимость в раздельном проживании ребенка и родителей может возникнуть в связи с его поступлением в учреждение среднего профессионального образования после получения основного общего образования в возрасте 14 - 15 лет, что не предусмотрено ст. 36 ГК РФ.

В п. 2 ст. 26 ГК РФ проектом предусмотрено следующее изменение: несовершеннолетние от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя распоряжаться стипендией и заработком вместо формулировки "заработком, стипендией и иными доходами", содержащейся в действующем законе. Таким образом, возможность самостоятельного распоряжения будет ограничена только заработной платой и стипендией, доходами от предпринимательской деятельности несовершеннолетние должны будут распоряжаться только с письменного согласия родителей и заменяющих их лиц. Несомненно, это будет затруднять совершение сделок детьми, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей. Конечно, они могут обратиться в орган опеки и попечительства с требованием об эмансипации, но полагаем необходимым присоединиться к мнению К.Б. Ярошенко о том, что, "если несовершеннолетний получает доходы от занятия предпринимательской деятельностью, вряд ли следует лишать его права самостоятельно распоряжаться ими..." <6>.

<6> Там же. С. 105.

Положения об алиментах, пенсиях, пособиях не изменяются: это по-прежнему средства, поступающие в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуемые ими на содержание, воспитание и образование ребенка (п. 2 ст. 60 СК РФ).

К сожалению, при этом не учитывается положение п. 2 ст. 20 ГК РФ о том, что местом жительства несовершеннолетних до 14 лет признается место жительства их законных представителей. В соответствии с п. 2 ст. 36 ГК РФ орган опеки и попечительства может разрешить раздельное проживание попечителя с подопечным с 16 лет при условии, что это не отразится неблагоприятно на воспитании и защите его прав и интересов. Можно ли назвать справедливым положение закона, в соответствии с которым независимо от того, проживает ли ребенок с родителем (заменяющим его лицом), алименты, пособия получает родитель (заменяющее его лицо). В связи с отсутствием механизма выплаты алиментов самому ребенку, достигшему 14 (16) лет, в случае его обучения в другом городе либо лицу, с которым проживает ребенок (например, бабушка), наличествует объективная возможность злоупотребления родителями своими правами.

В судах неоднократно рассматривались дела о взыскании алиментов, когда они выплачиваются матери ребенка, а ребенок проживает с бабушкой. Например, по одному из дел обжаловалось постановление судебного пристава-исполнителя. Приставом был произведен расчет задолженности по алиментам на содержание сына за период с 15 апреля 2008 г. по 30 апреля 2011 г. Заявление было подано матерью ребенка. При рассмотрении дела выяснилось, что отец добровольно исполнял свои обязанности по уплате алиментов и содержанию ребенка, по обеспечению ребенка одеждой и питанием. В мае 2004 г. мать ребенка попала в дорожно-транспортное происшествие, получила травму и находилась на стационарном лечении в течение нескольких месяцев, после чего продолжала лечение в домашних условиях. С этого времени ребенок фактически стал проживать у отца и его матери, так как не посещал детский сад. На сегодняшний день сын проживает в основном с ними: ночует около 4 - 5 раз в неделю, после школы делает уроки у них, где затем проводит досуг. Отец утверждает, что им и его матерью по-прежнему осуществляется обеспечение ребенка одеждой и питанием, и данные обстоятельства подтверждаются как актом обследования материально-бытовых условий, составленным органом опеки и попечительства, так и незаинтересованными лицами - свидетелями, проживающими с ними в подъезде.

Помимо этого, в 2005 г. мать ребенка попросила его передавать ей денежные средства наличными, поскольку их перечисление в безналичном порядке доставляло ей неудобства, и с этого времени он ежемесячно передавал матери ребенка по несколько тысяч рублей для его содержания в непродолжительные периоды нахождения сына у нее. Предъявление исполнительного листа к взысканию и определение задолженности вызвано желанием матери ребенка приобрести новый автомобиль за его счет, предложения об этом ему поступали на протяжении последних месяцев.

Учитывая, что факт исполнения заявителем обязанностей по материальному содержанию несовершеннолетнего нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, что подтверждено и показаниями свидетелей, суд установил, что уклонение отца от уплаты алиментов, как и факт неуплаты, не имело места. В связи с этим постановление судебного пристава-исполнителя было признано незаконным и подлежащим отмене <7>.

<7> См.: Архив Невинномысского городского суда Ставропольского края. Дело N 2-927/2011 // http://www.gcourts.ru/case/941633.

Если закон допускает раздельное проживание родителей (усыновителей) и ребенка после достижения им 14 лет, по постановлению суда в исключительных случаях (обучение в другом населенном пункте) должно допускаться и перечисление алиментов на банковский счет, открытый на имя ребенка.

Не подверглось ревизии и положение подп. 2 п. 2 ст. 26, в соответствии с которым несовершеннолетние могут осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности, хотя в отношении этого правила имеются некоторые сомнения.

Э.П. Гаврилов отмечает: "Если "субъект гражданского права самостоятельно создал результат интеллектуальной деятельности, что свидетельствует о его творческой зрелости... законодательство предоставляет ему полную дееспособность для осуществления интеллектуальных прав" <8>.

<8> Гаврилов Э.П. Интеллектуальные права несовершеннолетних // Хозяйство и право. 2011. N 9. С. 58.

Но насколько соотносимы возможность ребенка создать самостоятельный творческий результат и самостоятельное распоряжение своими интеллектуальными правами? Несовершеннолетний может совершить невыгодную для себя сделку, произвести отчуждение исключительного права в силу отсутствия правовых познаний и непонимания природы интеллектуальных прав. Наличие творческих способностей, познаний в технической области не свидетельствует о достаточной зрелости, необходимой для заключения лицензионного договора, договора об отчуждении исключительного права и др. Возможно, права несовершеннолетнего автора будут в большей степени защищены, если в отношении распоряжения исключительным правом будет действовать общий режим для сделок, установленный для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

В п. 1 ст. 30 ГК РФ планируется введение дополнительного основания ограничения дееспособности гражданина - пристрастие к азартным играм. О необходимости этого правила довольно много писали в научной литературе <9>, и оно в целом не вызывает возражений. Сложность будет вызывать доказывание данного обстоятельства, тем более с учетом имеющихся ограничений деятельности по проведению азартных игр <10>.

<9> См., напр.: Дарчиева Л.В. Возможно ли расширение оснований ограничения дееспособности граждан? // Юридический мир. 2007. N 12. С. 77 - 80; Михайлова И.А. Правосубъектность физических лиц: некоторые направления дальнейшего совершенствования российского гражданского законодательства // Гражданское право. 2009. N 1. С. 24 - 30; Томилов А.Ю. Расточительство как основание для ограничения дееспособности лица // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. N 19 (200). Право. Вып. 24. С. 60 - 65.
<10> См.: Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 7.

Однако далее предложено третий абзац (в проекте указано на второй абзац, но это техническая ошибка) дополнить следующими словами: "Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном статьей 37 настоящего Кодекса". По поводу предлагаемого изменения имеются возражения.

Ограничение дееспособности осуществляется в интересах семьи, поскольку лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, наркотическими средствами (в проекте также пристрастие к азартным играм) ставит свою семью в тяжелое материальное положение. В соответствии же с предложенной редакцией заработную плату и иные доходы попечитель обязан тратить только в его интересах: без предварительного разрешения органов опеки и попечительства может расходовать только средства в пределах величины прожиточного минимума (ст. 37 ГК РФ) <11>. Каким образом попечитель должен содержать иных членов семьи - неизвестно.

<11> В ред. ФЗ от 30 ноября 2011 г. N 363-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. 1). Ст. 7041.

Тем более следует учитывать, что, если данное лицо состоит в браке и отсутствует брачный договор, эти доходы относятся к общему имуществу супругов. Следует ли усложнять жизнь супругу, который зачастую и является попечителем ограниченно дееспособного лица: производить регулярно раздел имущества, взыскивать алименты и т.д.? Представляется, что этот абзац должен быть исключен из законопроекта, поскольку существенно нарушает интересы членов семьи и влечет бессмысленность положений об ограничении дееспособности гражданина.

Таким образом, несмотря на многочисленные публикации, поднимающие вопросы гражданско-правового статуса физического лица, имеющиеся предложения по совершенствованию законодательства в этой части, к сожалению, практически не нашли отклика у авторов законопроекта. Изложенное позволяет сделать вывод о необходимости консолидации ученых, занятых в этой области, с целью проведения ревизии гражданского законодательства о физических лицах.

Пристатейный библиографический список

  1. Беспалов Ю.Ф. Определение места жительства ребенка // Российская юстиция. 2002. N 2.
  2. Гаврилов Э.П. Интеллектуальные права несовершеннолетних // Хозяйство и право. 2011. N 9.
  3. Дарчиева Л.В. Возможно ли расширение оснований ограничения дееспособности граждан? // Юридический мир. 2007. N 12.
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. кол. и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. М., 2002.
  5. Михайлова И.А. Правосубъектность физических лиц: некоторые направления дальнейшего совершенствования российского гражданского законодательства // Гражданское право. 2009. N 1.
  6. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: правовое регулирование: Учеб.-практ. пособие. М., 2002.
  7. Томилов А.Ю. Расточительство как основание для ограничения дееспособности лица // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. N 19 (200). Право. Вып. 24.
  8. Ярошенко К.Б. Гражданский кодекс и права гражданина: совершенствование законодательства // Журнал российского права. 2012. N 5.