Мудрый Юрист

Общественные отношения, складывающиеся на стадии расходования бюджетов, как видовой объект нецелевого расходования бюджетных средств

Вначале следует вкратце остановиться на некоторых вопросах учения об объекте состава преступления, ответы на которые потребуются для четкого определения родового, видового и непосредственного объектов состава преступления, предусмотренного ст. 285.1 УК РФ "Нецелевое расходование бюджетных средств".

Итак, при изучении проблемы определения объекта преступления многие русские ученые-правоведы изначально склонялись к тому, что объектом преступления следует рассматривать норму права в ее реальном существовании. Эта точка зрения, ярким представителем которой был Н.С. Таганцев, позволила значительно продвинуть вперед учение об объекте от чистого нормативизма к сущности самого явления, поскольку норма права рассматривалась не сама по себе, а как норма в реальном правоотношении. Существенное развитие учение об объекте получило в трудах профессора А.А. Пионтковского (1898 - 1973 гг.), который предложил рассматривать в качестве объекта преступления общественные отношения. Его учение актуально и поныне и достаточно широко используется наукой уголовного права России. Впоследствии глубокое самостоятельное научное исследование было проведено профессором Б.С. Никифоровым: "Об объекте преступления по советскому уголовному праву". Он дал подробный анализ сущности общественных отношений, содержанием которых являются взаимоотношения людей в обществе. Регулируются эти взаимоотношения различными нормами права, а также нормами морали и обычаями, принятыми в конкретном обществе. Из общей массы только часть общественных отношений, но не все, а наиболее важные из них, охраняются нормами уголовного права. Деяния, причиняющие этим общественным отношениям преступный вред, предусмотрены в уголовном законе как преступления.

Итак, в науке уголовного права, как указывалось, существует мнение, что объектом преступления могут быть лишь общественные отношения. Однако такая точка зрения господствовала в уголовном праве около четверти века назад. В рамках такой точки зрения Н.И. Коржанский даже определил преступление как "предусмотренное уголовным законом общественно опасное изменение общественных отношений".

В связи с этим следует отметить, что в последнее время мнение о том, что объектом преступления всегда являются общественные отношения, совершенно справедливо стало подвергаться критике. Так, А.В. Наумов, критикуя оценку человека как совокупности общественных отношений, предложил возвратиться к теории объекта как правового блага, созданной в конце прошлого века в рамках классической школы уголовного права.

Дело в том, что оба подхода к трактовке объекта преступления не являются взаимоисключающими. Уголовное законодательство берет под охрану те объекты, которые признаны ценностью (благом) обществом или государством, а также регулирует отношение к ним субъектов права. Иными словами, уголовное законодательство оберегает сложившиеся общественные отношения, охраняет блага и интересы.

В связи с изложенным объект состава преступления можно определить как общественные отношения, блага и интересы, охраняемые уголовным законом, на которые посягает преступное деяние.

Говоря о классификации объектов составов преступлений, следует согласиться с точкой зрения, согласно которой объекты преступных посягательств целесообразно классифицировать по вертикали на четыре вида (общий, родовой, видовой, непосредственный) и по горизонтали на три вида (основной, дополнительный, факультативный).

Теперь перейдем непосредственно к объекту нецелевого расходования бюджетных средств. Исходя из сущности бюджетных преступлений, в качестве родового объекта рассматриваемого состава преступления следует указать сферу экономики. Перечень преступлений, которые могут быть совершены в данной сфере, не ограничивается структурой Раздела VIII Уголовного кодекса РФ. Объектом экономических преступлений является сложившийся порядок функционирования и реализации экономических отношений в различных предметных сферах.

При этом в особую группу следует выделять преступления, посягающие на сферу государственных финансовых правоотношений, т.е. на установленный порядок формирования, распределения и использования централизованных фондов денежных средств, предназначенных для осуществления государством и местным самоуправлением своих задач и функций.

В процессе этой деятельности возникают две основные группы правоотношений: 1) правоотношения по формированию государственных фондов денежных средств; 2) правоотношения по распределению и расходованию средств из этих фондов. Соответственно преступные деяния, совершаемые в сфере государственных финансов, также могут быть классифицированы в зависимости от их места в финансовом процессе.

Следует согласиться с авторами, считающими, что настоящее уголовное законодательство в более полном объеме защищает государственные имущественные интересы в процессе формирования доходов бюджетов по сравнению со сферой, в которой распределяются и расходуются бюджетные средства.

Так, статьи 198 и 199 Уголовного кодекса устанавливают уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Статья 194 - за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица. Статья 199.1 - за неисполнение обязанностей налогового агента. Статья 199.2 УК РФ - за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов.

Что касается уголовно-правовой охраны государственных имущественных интересов в сфере распределения и расходования бюджетных средств, то здесь существует всего три специальные нормы, причем все три новые: одна из них была введена с 1 января 1997 года, две другие - с 16 декабря 2003 года. Речь идет о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 176 УК РФ "Незаконное получение государственного целевого кредита или его использование не по прямому назначению", ст. 285.1 "Нецелевое расходование бюджетных средств" и 285.2 "Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов".

В то же время преступления, объектом которых являются отношения в сфере расходования бюджетных и государственных внебюджетных средств, обладают не меньшим уровнем общественной опасности, так как размер ущерба, причиненного этими посягательствами, зачастую значительно выше ущерба от налоговых преступлений.

И здесь нельзя вкратце не остановиться на том, что собой представляет категория общественной опасности преступления, ведь именно наличие признака общественной опасности отличает преступление от правонарушения. В связи с этим следует заметить, что общественная опасность является категорией общесоциологической. По своей сути она представляет собой определенное негативное состояние, в основе которого лежат реально существующие явления материального мира, которые, находясь во взаимодействии друг с другом, порождают опасность наступления для интересов общества, граждан нежелательных, а иногда и исключительно тяжких последствий, граничащих подчас с непоправимым уроном. Понимание общественной опасности как определенного "взрывоопасного" состояния, характеризующегося совокупностью свойств и отношений, присущих природным или социальным явлениям, кладет конец гипертрофированной "юридизации" рассматриваемой категории.

Отсюда можно заключить, что сущность общественной опасности преступлений, посягающих на бюджетные отношения, состоит в их объективной способности производить негативные изменения в социальной действительности, нарушать упорядоченность системы общественных отношений, деформировать и вносить элементы дезорганизации в сложившийся правопорядок в бюджетной сфере.

Содержание как определяющая сторона общественной опасности деяния есть совокупность и единство отрицательных свойств тех реально существующих объективных и субъективных факторов, которые образуют посягательства на бюджетную сферу как определенную антисоциальную систему. Формой существования и выражения содержания общественной опасности является сама структура правонарушений, посягающих на естественный ход развития бюджетных правоотношений.

Исходя из этого можно сформулировать определение общественной опасности преступлений, посягающих на сферу бюджетных правоотношений, под которой следует понимать определенное антисоциальное состояние указанных общественно опасных деяний, обусловленное всей совокупностью их отрицательных свойств и признаков и заключающее в себе реальную возможность причинения вреда поставленным под охрану закона бюджетным отношениям, возникающим между участниками бюджетного процесса и направленным на формирование доходов и осуществление расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов, государственных и муниципальных заимствований, регулирования государственного и муниципального долга.

Высокая степень общественной опасности бюджетных преступлений подтверждается конкретными фактами и существующими в этой сфере тенденциями. Так, к основной характерной для бюджетных преступлений черте следует отнести стабильность и "живучесть" преступлений, совершаемых в процессе исполнения бюджетов всех уровней.

Бюджетные средства - лакомый кусок для преступных посягательств. В настоящее время практически повсеместно допускается нецелевое использование бюджетных средств. Например, в Амурской области в 2003 году было выявлено нецелевое использование бюджетных поступлений на 18 млн. рублей. В Иркутской области из бюджетных ассигнований для реализации федеральных целевых программ "Жилище" и "Государственные жилищные сертификаты" на другие цели использовано 13 млн. рублей. На 32 млн. рублей выше сметной стоимости был выплачен аванс подрядчикам на строительство горной канатной дороги по федеральной целевой программе "Юг России" в Кабардино-Балкарской Республике.

Факты говорят о том, что по уголовным делам о нецелевом расходовании бюджетных средств в качестве обвиняемых проходят должностные лица практически всех категорий и уровней, что еще раз подчеркивает высокую для преступлений в сфере экономики степень общественной опасности преступлений, предусмотренных ст. 285.1 УК РФ.

Итак, уяснив характер и степень общественной опасности некоторых из нарушений бюджетного законодательства, законодатель решил восполнить существующий пробел и закрепил в Уголовном кодексе 8 декабря 2003 года в Федеральном законе N 162-ФЗ две новые нормы, предусматривающие ответственность за нецелевое расходование бюджетов (ст. 285.1 и 285.2 УК РФ).

Однако этого на данный момент времени явно недостаточно. Нельзя сводить ответственность за нарушения бюджетного законодательства практически только к бюджетной ответственности. А надо четко выделять и отграничивать друг от друга, в зависимости от возрастания степени общественной опасности, бюджетную ответственность, административную ответственность и уголовную ответственность. Причем необходимость криминализации ряда бюджетных правонарушений в силу их общественной опасности очевидна.

Сущность общественной опасности правонарушений, совершаемых в бюджетной сфере на стадии расходования бюджетов, заключается в поистине государственной важности задач, стоящих перед распорядителями и получателями бюджетных средств.

Итак, вполне реально предположить существование еще целого ряда правонарушений в бюджетной сфере, обладающих общественной опасностью. К таким можно отнести следующие: осуществление расходов бюджета на неконкурсной основе (непосредственной преградой перехода на широкомасштабное проведение конкурсов является кризис неплатежей, в результате которого бюджету нечем платить, естественно, что приоритет получают его долговременные контрагенты, связанные с ним широкой сетью связей и имеющие возможность получать оплату в неденежной форме); неравномерность исполнения различных расходных статей бюджета, обладающих формально одинаковой степенью защищенности; предоставление непредусмотренных бюджетных ссуд, особенно при отсутствии должного обеспечения; размещение средств бюджета в коммерческих банках; исполнение бюджета в форме взаимозачетов, погашения ценных бумаг, в натуральной форме, при котором чиновник по своему усмотрению определяет форму исполнения взаимных обязательств по бюджету, а также курс, по которому принимаются разнообразные денежные "суррогаты"; неперечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств, перечисление бюджетных средств в меньшем объеме, чем предусмотрено уведомлением о бюджетных ассигнованиях, либо несвоевременное перечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств; финансирование расходов, не включенных в бюджетную роспись; финансирование расходов сверх утвержденных лимитов; предоставление бюджетных кредитов, бюджетных ссуд с нарушением порядка, установленного Бюджетным кодексом РФ; предоставление бюджетных инвестиций с нарушением порядка, установленного Бюджетным кодексом РФ; предоставление государственных или муниципальных гарантий с нарушением порядка, установленного Бюджетным кодексом РФ; осуществление государственных или муниципальных закупок с нарушением порядка, установленного Бюджетным кодексом РФ; размещение бюджетных средств на банковских депозитах либо передача их в доверительное управление с нарушением порядка, установленного Бюджетным кодексом РФ; незачисление либо несвоевременное зачисление средств, подлежащих обязательному зачислению в доходы соответствующих бюджетов и некоторые др.

Итак, подытоживая сказанное, необходимо определить видовой объект нецелевого расходования бюджетных средств. Видовым объектом нецелевого расходования бюджетных средств является установленный бюджетным законодательством порядок расходования бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов.

Более полно раскрывая сущность бюджетных правоотношений в сфере расходования бюджетов, видовой объект нецелевого расходования бюджетных средств можно определить как общественные отношения, возникающие в связи с расходованием бюджетных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций государства и местного самоуправления.

Представляется, что в связи с тем, что возможно выделение группы преступлений, посягающих на сферу бюджетных отношений, что определяется наличием однородного (для составов преступлений данной группы) объекта, целесообразно было бы рассмотреть вопрос о выделении всех норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере бюджетных правоотношений, в отдельной главе.

В настоящее время нормы, устанавливающие ответственность за совершение бюджетных преступлений, рассредоточены практически по всем разделам Особенной части УК РФ. Следует согласиться с мнением Ю.Л. Анисимова о том, что бюджетные отношения являются элементами общественных отношений, составляющих объекты составов значительной части уголовно наказуемых деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ. В частности, бюджетные правоотношения являются структурными элементами имущественных отношений, отношений в сфере экономической деятельности, интересов службы в коммерческих и иных организациях, общественной безопасности, безопасности государства, отношений в сфере осуществления государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

В связи с указанным особую сложность представляет выделение норм, устанавливающих уголовную ответственность за совершение бюджетных преступлений, в отдельной главе Особенной части УК РФ.

Тем не менее выделение такой главы в УК РФ, несомненно, является необходимостью, так как эта мера обладает достаточно высокой степенью общепревентивного воздействия на потенциальных преступников, в настоящее время лишь изредка привлекаемых к уголовной ответственности по причине сложности доказывания прямого умысла при совершении ими преступлений, предусмотренных ст. 285.1 УК РФ.

Но основная причина выделения отдельной главы "Преступления в бюджетной сфере" - именно в высокой степени общественной опасности рассматриваемых преступлений. В случае существования в УК РФ такой главы также можно будет иметь более четкое представление, в отличие от сегодняшней ситуации в этой области, об уровне преступности в бюджетной сфере на стадии расходования бюджетов всех уровней.