Мудрый Юрист

Собирание криминалистически значимой информации по делам коррупционной направленности в сфере образования

Бодров Николай Филиппович, эксперт АНО "Содружество экспертов МГЮА имени О.Е. Кутафина", аспирант кафедры судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В статье анализируются проблемы получения и проверки криминалистически значимой информации по делам о преступлениях коррупционной направленности в сфере образования. Отдельное внимание уделено систематизации источников информации о преступлениях этой категории.

Ключевые слова: коррупция, образование, преступление, расследование, получение информации.

Collection of information important in terms of criminalistics in corruption-related cases in the sphere of education

N.F. Bodrov

Article is devoted to the issues of obtaining and verifying forensic information for investigation of corruption offenses in education. Particular consideration was given to classification of forensic information sources.

Key words: corruption, education, crime, investigation, gathering information.

Расследование преступлений коррупционной направленности в сфере образования часто сопряжено с дефицитом информации о событии преступления, хотя она служит основой для разработки версий, производства первоначальных и последующих следственных действий.

Содержание получаемой информации, как правило, составляют сведения о:

готовящемся или совершенном преступлении коррупционной направленности;

наличии коррупционных связей в образовательном учреждении;

правонарушениях, совершенных в образовательном учреждении, информация о которых скрывается;

диспропорции размеров законного заработка и материального положения подозреваемых лиц.

Основанием для классификации лиц, осведомленных о совершенном или готовящемся преступлении коррупционной направленности, мы предлагаем выбрать характер деятельности - педагогической, контрольно-надзорной, преступной и др. Характер деятельности субъекта обусловливает то, как и в каком объеме он получает информацию и при каких обстоятельствах, и в каком объеме готов ее сообщить.

По предложенному основанию следует выделить три группы лиц.

К первой группе относятся лица, участвовавшие в совершении преступления коррупционной направленности. Это исполнители преступления, в случае совершения взяточничества, например, - это взяткодатель и взяткополучатель. Также к этой группе относятся посредники и другие соучастники. Необходимость привлечения соучастников может объясняться:

механизмом принятия решений, например, об отчислении, переводе, восстановлении и др.;

необходимостью преступного взаимодействия людей с разным социальным статусом (разного возраста, образования, профессионального уровня, полномочий, уровня обеспеченности);

необходимостью маскировки преступной деятельности под законную.

Если информация о преступлении коррупционной направленности получена в ходе расследования другого преступления, то возможно несколько вариантов соотношения этих преступлений.

  1. Преступление коррупционной направленности было совершено для сокрытия другого.

Например, за взятку в крупном размере Оренбургским областным судом был осужден оперуполномоченный отдела по борьбе с коррупцией областного УВД Корниенко, который получил взятку в один миллион рублей через посредника от начальника колонии-поселения N 13 г. Оренбурга Свиридова. Корниенко узнал, что начальник колонии при поступлении на обучение в Уральскую академию государственной службы для получения второго высшего образования предъявил поддельный диплом о первом высшем образовании в ОГУ, и стал вымогать у Свиридова деньги, предлагая в обмен на это скрыть имеющуюся негативную информацию <1>.

<1> Официальный сайт Оренбургского областного суда http://oblsud.orb.sudrf.ru.
  1. Преступление было совершено для сокрытия преступления коррупционной направленности либо по мотиву мести свидетелям или сотрудникам правоохранительных органов.

Так, кандидат на выборах главы местной администрации г. Калязина Раткин представил поддельный диплом о высшем профессиональном образовании. По факту использования заведомо подложного документа прокурор района в отношении Раткина возбудил уголовное дело. Регистрация Раткина в качестве кандидата была признана незаконной.

Раткин заплатил Фарсонову за то, чтобы последний поджег дачу прокурора. После того, как преступление было совершено и впоследствии раскрыто, Фарсонов начал давать признательные показания. Опасаясь разоблачения, Раткин организовал убийство Фарсонова. Исполнителями преступления были Иванов и Алимпиев. Они убили Фарсонова, нанеся ему более 20 ножевых ранений <2>.

<2> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 35-О04-66сп.
  1. Преступление коррупционной направленности является частью коррупционной схемы, функционирующей в образовательном учреждении.

Например, преступная группа, действовавшая на территории Белоруссии, функционировала в период с 2005 по 2008 гг. Одна из обвиняемых, методист Международного института трудовых и социальных отношений, и студент этого вуза подбирали людей, которым были нужны фальшивые дипломы. Другие - методист Белорусского государственного экономического университета и преподаватель финансово-экономического колледжа - занимались организацией изготовления поддельных документов.

Кроме того, члены преступной группы предлагали услуги по благоприятному решению вопросов о сдаче экзаменов и зачетов, по переводу из одного вуза в другой, брали у потерпевших деньги якобы для передачи их должностным лицам университетов, не намереваясь в действительности этого делать, и присваивали их себе <3>.

<3> См.: Советская Белоруссия. 2010. 26 февр. http://pda.sb.by/post/97411 (дата обращения - 03.04.2012).
  1. Преступления не объединены общим замыслом, но их следы нашли отражение в одних источниках: документах финансовой отчетности, памяти свидетелей, видеограммах камер наблюдения и др.

Так, в связи с расследованием дела о вымогательстве в квартире ректора Московского государственного университета пищевых производств Еделева был произведен обыск. В ходе обыска, помимо интересующих следствие документов, были обнаружены незаполненные бланки дипломов, содержащие оттиски печатей вуза <4>.

<4> Официальный сайт информационного агентства Интерфакс http://www.interfax.ru/society/txt.asp?id=236542 (дата обращения - 03.04.2012).

К первой группе источников информации также стоит отнести лиц, причастных к преступлениям, не связанным с коррупционными, например, совершающих хищения в образовательных учреждениях или сбывающих учащимся наркотические и психотропные вещества. В силу того что такие лица осуществляли незаконную деятельность, они могут располагать значительно большим объемом информации, чем лица, осуществляющие законную деятельность. Благодаря наличию у этих лиц процессуального статуса (подозреваемые, обвиняемые, подсудимые) возможности правомерного воздействия на них с целью получения информации по расследуемому делу значительно расширяются. Стимулом для сообщения информации может быть то, что это учитывается при назначении наказания. Вместе с тем для лиц, причастных к преступлениям, не связанным с коррупционными, присуще скрывать информацию о тех фактах, которые могут скомпрометировать их самих.

Ко второй группе можно отнести сотрудников контрольно-ревизионных органов, проверочные действия которых носят общий для всех учреждений характер (проверка Федеральной налоговой службы) или связаны с образовательной деятельностью (проверка Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки). Эти лица хорошо осведомлены об особенностях образовательной деятельности. Они постоянно общаются с сотрудниками образовательных учреждений, что, при определенных условиях, может способствовать включению сотрудников контрольно-ревизионных органов в коррупционные взаимоотношения.

Так, следственными органами главного следственного управления по г. Москве возбуждено уголовное дело в отношении зам. начальника дирекции по эксплуатации, движению и учету основных фондов департамента образования г. Москвы, подозреваемого в получении взятки в крупном размере за согласование документации о выполненных работах по государственному контракту <5>.

<5> Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ (дата обращения - 08.04.2012).

В случаях, когда информация о готовящемся преступлении собирается при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, возникает возможность заранее спланировать действия по задержанию преступников и собиранию криминалистически значимой информации до передачи или получения преступниками денег. Такие условия требуют от лица, производящего расследование, умения принимать решения в условиях тактического риска. Однако если действия следователя не были тщательно спланированы, могут быть допущены следственные ошибки.

Некоторые авторы криминалистических рекомендаций по расследованию взяточничества обоснованно указывают на упущения, связанные с недостаточным использованием специальных знаний <6>. Например, Б. Таранин отмечает, что экспертные заключения использовались в доказывании только по 41,8% уголовных дел, возбужденных по факту взяточничества, и 30,6% - коммерческого подкупа, хотя потребность назначения и проведения судебных экспертиз в некоторых случаях была объективной необходимостью <7>.

<6> См.: Карагодин В.Н., Морозова Е.В. Криминалистические проблемы обнаружения и устранения следственных ошибок: Учебно-практическое пособие. Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2003. С. 22.
<7> См.: Таранин Б.А. Проблемы выявления и раскрытия взяточничества и коммерческого подкупа: оперативно-розыскные, криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2007. С. 23.

Кроме того, зачастую допускаются ошибки при обнаружении и изъятии материальных объектов, что затрудняет проведение экспертного исследования. Причиной таких ошибок является то, что к проведению следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий не привлекается специалист.

Изучение материалов уголовных дел показывает, что лица, обладающие специальными знаниями в области судебно-экономических экспертиз, редко принимают участие в следственных действиях на первоначальном этапе расследования преступлений коррупционной направленности. В результате при выемке документов финансово-хозяйственной деятельности, в том числе договоров, первичных документов бухгалтерского учета, регистров бухгалтерского и налогового учета и бухгалтерской и налоговой отчетности, изымаются документы, не имеющие отношения к расследуемому преступлению, недостаточные для производства судебной экономической экспертизы. А в документы, которые необходимо было изъять, злоумышленники вносят ложные сведения.

Необходимо привлекать специалиста-почерковеда для отбора образцов почерка и подписей лиц, ранее осужденных за преступления, связанные с подделкой документов, так как они зачастую обладают навыками фальсификации почерка и подписей. Как показывает практика, такие лица работают даже в учреждениях образования. На наш взгляд, подобное обстоятельство свидетельствует о необходимости ужесточения кадровой политики в образовательных учреждениях.

В связи с тем, что при документировании преступлений часто используются видео- и звукозаписывающие устройства, выбор аппаратуры или осуществление записи без учета требований методик экспертного исследования значительно усложняют процесс доказывания по этой категории дел, поэтому возникает необходимость привлечения специалиста в области исследования видео- и фонограмм.

Деятельность лиц, отнесенных к первой и второй группам, отличается целенаправленным получением информации о преступлениях или нарушениях в образовательном процессе.

К третьей группе относятся лица, имеющие информацию о совершенном или готовящемся преступлении коррупционной направленности, но не связанные с преступлением.

Деятельность некоторых из них может быть непосредственно связана с обеспечением образовательного процесса и функционированием образовательного учреждения. К ним, в частности, относятся:

Помимо перечисленных лиц, к этой группе можно отнести родителей, родственников, иных законных представителей учащихся или самих учащихся. Информация от этих лиц получается в ходе допроса или непроцессуальной беседы.

В случае если информацию о преступлении получают при допросе несовершеннолетних учащихся, необходимо привлекать специалиста-психолога. Участие психолога способствует установлению психологического контакта с допрашиваемыми и помогает оценить возможность дачи учащимся объективных показаний, так как несовершеннолетним нередко свойственны внушаемость, склонность к преувеличению, фантазированию.

Проверочная информация должна исходить от нескольких источников, иначе она может носить искаженный характер. Обвинение в преступлении коррупционной направленности может быть использовано против невиновного лица по мотивам мести или личной неприязни. В сфере образования мотивом для оговора может стать любой конфликт, возникший между участниками образовательной деятельности.

Так, в 2009 г. студент одного из екатеринбургских вузов Евгений Щ. зашел на официальный сайт администрации г. Каменска-Уральского и разместил информацию о том, что преподаватель математики вымогал у него и его знакомого 1000 рублей за сдачу экзамена. Эта информация была проверена правоохранительными органами, но не нашла своего подтверждения. Вместе с тем было установлено, что Евгений разместил ее на сайте, желая отомстить преподавателю за то, что он, по его мнению, к нему предвзято относится и ставит заниженные оценки. В результате в отношении Евгения Щ. было возбуждено уголовное дело за заведомо ложный донос <8>.

<8> Официальный сайт прокуратуры Свердловской области http://www.prokuratura.ur.ru/news.php?id=4157 (дата обращения - 10.04.2012).

Даже в случае получения информации о преступлении коррупционной направленности представители администрации образовательного учреждения зачастую не заинтересованы сообщать о преступлении правоохранительным органам вследствие нежелания подрывать престиж образовательного учреждения, опасений проведения дополнительных проверок, организуемых в процессе или в связи с расследованием преступления. В ходе таких проверок могут быть выявлены финансовые и другие нарушения.

В подобных ситуациях существенное значение приобретает исследование документов, находящихся в косвенной связи с преступлением, например журналов регистрации посетителей образовательного учреждения, журналов учета посещения лабораторно-практических, семинарских занятий, индивидуальных планов преподавателей, приказов и других документов. Анализ уголовных дел показывает, что такие документы реже других подвергаются фальсификации, в то время как документы, прямо указывающие на совершение преступления, могут быть изъяты или подделаны преступниками.

Очертим круг объектов, для исследования которых наиболее часто возникает необходимость использования специальных знаний:

Особое внимание следует уделить обнаружению и исследованию рукописных списков учащихся, от которых педагог получил денежные средства, схем прохода в учреждения, составленных взяткодателями для посредников, записных книжек и ежедневников, информации на мобильных устройствах. В некоторых случаях в них содержится даже более ценная криминалистически значимая информация.

Пристатейный библиографический список

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. заслуженного деятеля науки РФ, проф. Р.С. Белкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2003.
  2. Голощапов М.Г., Лопатинский А.П. Из опыта расследования взяточничества в высших учебных заведениях. Следственная практика, выпуск 89. М.: Юридическая литература, 1971.
  3. Карагодин В.Н., Морозова Е.В. Криминалистические проблемы обнаружения и устранения следственных ошибок: Учебно-практическое пособие. Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2003.
  4. Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005.
  5. Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник. М.: Норма-ИНФРА-М, 2012.
  6. Таранин Б.А. Проблемы выявления и раскрытия взяточничества и коммерческого подкупа: оперативно-розыскные, криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2007.