Мудрый Юрист

Подсудность гражданских дел военным судам *

<*> Coj V.I. The jurisdiction of civil cases to military courts.

Цой Владимир Игоревич, аспирант Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Статья посвящена анализу актуальных проблем подсудности гражданских дел военным судам. Особое внимание автор уделяет критериям подсудности гражданских дел военным судам.

Ключевые слова: военный суд, гражданские дела, подсудность, критерии подсудности гражданских дел военным судам, процессуальные нормы.

The article is devoted to analysis of the actual problem of jurisdiction of civil cases to military courts. Special attention the author pays to the criteria for jurisdiction of civil cases to military courts.

Key words: military courts, civil cases, jurisdiction, the criteria for jurisdiction of civil cases to military courts, procedural rules.

Проблемы определения подсудности гражданских дел военным судам, как представляется, недостаточно раскрыты в учебной и научной литературе. В условиях отсутствия теоретически обоснованного подхода к определению подсудности гражданских дел военным судам доминирующим является подход, сложившийся в судебной практике. В связи с этим в рамках настоящей статьи полагаем необходимым обратиться к исследованию вопроса о критериях отнесения гражданских дел к подсудности военных судов.

Согласно п. 1 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" (далее - ФКЗ от 23 июня 1999 г.) военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений <1>.

<1> Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" (в ред. от 7 февраля 2011 года N 2-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 26. Ст. 3170.

Анализируя указанную норму, Синюков В.А. приходит к выводу о том, что в качестве критериев наделения подсудностью военных судов выступает специфика субъектов, имеющих право на обращение в военный суд за защитой своих прав и интересов, а также специфические случаи нарушения прав и интересов этих субъектов <2>.

<2> Синюков В.А. Гражданское судопроизводство в военных судах России (на примере рассмотрения жалоб военнослужащих на неправомерные действия военного командования): Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 64.

Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации военным судам подсудны гражданские дела об оспаривании решений и (или) действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц, которые нарушили права, свободы и законные интересы военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы либо уволенных с военной службы, и лишь в том случае, если это нарушение имело место в период прохождения последними военной службы <3>.

<3> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (в ред. от 6 февраля 2007 г. N 6) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.

Приведем несколько примеров из судебной практики, наглядно иллюстрирующих данный подход.

  1. С. обжаловал в военном суде Уссурийского гарнизона действия командующего войсками округа, отказавшего ему в восстановлении в воинском звании "майор", которого заявитель был лишен по приговору военного суда.

Отменяя решение по жалобе С. ввиду существенного нарушения норм процессуального права, судебная коллегия Дальневосточного окружного военного суда в кассационном определении указала, что жалоба С. была принята судьей к своему производству с нарушением правил подсудности.

В соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" и ст. 114.1 ГПК РСФСР военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Граждане, уволенные с военной службы, вправе обжаловать в военный суд действия органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие права, свободы и охраняемые законом интересы в период прохождения ими военной службы (выделено мной. - Ц.В.).

Из содержания жалобы С. усматривалось, что им обжалованы действия воинского должностного лица, имевшие место по истечении почти 4 лет после увольнения заявителя с военной службы.

В связи с изложенным судебная коллегия посчитала, что заявитель не относится к числу лиц, жалобы которых могут рассматриваться военными судами, а судом первой инстанции при рассмотрении дела не выполнены требования п. 4 ч. 2 ст. 122 ГПК РСФСР" <4>.

<4> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации "Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц за 2001 год" // СПС "КонсультантПлюс".
  1. Определением судьи 94 гарнизонного военного суда заявление офицера запаса Крылова О.В. об оспаривании действий командира войсковой части 78469 возвращено последнему в связи с неподсудностью гарнизонному военному суду.

Поскольку заявитель оспаривал правоотношения, возникшие между ним и воинским должностным лицом после увольнения с военной службы, судья пришел к выводу о неподсудности заявления военному суду.

Между тем этот вывод является ошибочным. Как видно из заявления, Крылов О.В. просил суд признать незаконным отказ командира войсковой части 78469 в согласовании списка распределенной ему квартиры в связи с тем, что нуждающимся в получении жилья он был признан в период прохождения военной службы. Дав согласие на увольнение с военной службы без его предоставления, он претендовал на получение квартиры в будущем, однако до настоящего времени своих жилищных прав не реализовал.

Из этого следует, что оспариваемые Крыловым О.В. действия воинского должностного лица, хотя и имели место после его увольнения с военной службы, но неразрывно связаны с реализацией его жилищных прав, возникших в период прохождения военной службы (выделено мной. - Ц.В.), поскольку, признав его нуждающимся в получении жилого помещения от войсковой части 34029, жилищные органы этой части возложили на себя обязанность по обеспечению его жильем в будущем.

Учитывая, что обстоятельства дела установлены судьей на основании имеющихся доказательств, однако допущена ошибка в применении норм процессуального права, окружной военный суд оспариваемое определение отменил, передал дело на новое рассмотрение в гарнизонный военный суд <5>.

<5> Обзор судебной практики 3 окружного военного суда по гражданским делам за 1 полугодие 2011 года. URL: http://ovs3.msk.sudrf.ru.

Согласно приведенным примерам из судебной практики еще до принятия нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) <6> сложился подход к определению подсудности гражданских дел, согласно которому основным критерием отнесения гражданских дел к подсудности военных судов является военно-служебный характер спорного правоотношения.

<6> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 6 февраля 2012 г. N 4-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.

На первый взгляд, применение военно-служебного характера спорного правоотношения в качестве критерия отнесения гражданских дел к подсудности военных судов очевидно, поскольку целью наделения военных судов полномочиями по рассмотрению гражданских дел была и остается прежде всего защита прав, свобод и законных интересов военнослужащих.

Однако в результате такого подхода происходит необоснованное ограничение подсудности гражданских дел военным судам. Некоторые категории граждан лишены возможности обращаться в военный суд, поскольку участниками военно-служебных отношений они не являются.

Подобное положение, бесспорно, нуждается в изменении: российское право должно избавиться от устаревших воззрений, препятствующих расширению подсудности гражданских дел военным судам. Это подразумевает пересмотр основного критерия определения подсудности гражданских дел военным судам.

Тем более что действующее законодательство Российской Федерации не использует понятия "военная служба" или "военно-служебные отношения" в качестве критериев отнесения гражданских дел к подсудности военных судов.

Для выработки теоретически обоснованного подхода к определению подсудности гражданских дел военным судам и соответствующих критериев важно учитывать особенности военно-служебных отношений.

Названные отношения являются одним из видов воинских отношений и связаны с организацией и несением военной службы. Военно-служебным отношениям присуща высокая степень властности и распорядительности, беспрекословность служебного подчинения, безусловность повиновения требованиям командиров в условиях единоначалия, повышенная ответственность за правонарушения. Поэтому военно-служебные отношения являются публично-правовыми.

"Субъектами военно-служебных отношений являются военнослужащие, а также органы военного управления, организующие в рамках своей компетенции прохождение военной службы, боевую учебу, комплектование Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, обеспечивающих поддержание воинской дисциплины и правопорядка" <7>.

<7> Попов Л.Л., Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право: Учебник / Под ред. Ю.И. Мигачева. М.: Юристъ, 2008. С. 240.

Вместе с тем, по мнению Крючкова А.Е., правоотношения, складывающиеся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту, являются трехсторонними. При этом обязательными участниками этих правоотношений выступают: государство, воинское должностное лицо и военнослужащий <8>.

<8> Крючков А.Е. Судебная защита прав участников отношений, складывающихся при прохождении военнослужащим военной службы по контракту: Дис. ... канд. юрид. наук: 20.02.03. М., 2004. С. 82.

Таким образом, военно-служебные отношения - это конкретный круг публичных правоотношений, в которых участвуют строго определенные субъекты.

Военно-служебный характер спорных правоотношений как критерий отнесения гражданских дел к подсудности военных судов значительно сужает категории дел и круг лиц, имеющих право обращаться в военный суд, что с теоретической и практической точек зрения необоснованно.

По нашему мнению, основной критерий отнесения гражданских дел к подсудности военных судов необходимо связывать со специальным (особым) статусом военнослужащего, поскольку им охватывается не только весь спектр военно-служебных отношений, по поводу которых могут возникать гражданско-правовые в широком смысле споры, но и отношения, касающиеся реализации прав и свобод граждан, уволенных с военной службы, а также прошедших военные сборы.

Все военнослужащие обладают общим правовым статусом гражданина, включающим в себя общие права и обязанности, принадлежащие всем гражданам. При этом военнослужащие наделены специальным (особым) статусом, предусматривающим для них специальные военно-служебные права и обязанности, а также особую ответственность.

В Постановлении от 10 апреля 2001 г. N 5-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой военная служба, посредством прохождения которой военнослужащие реализуют право на труд, представляет собой особый вид федеральной государственной службы, непосредственно связанной с защитой Отечества, обеспечением обороны и безопасности государства. Этим обусловливается правовой статус военнослужащих, специфический характер воинской дисциплины, необходимость некоторых ограничений прав и свобод, устанавливаемых федеральным законодательством в отношении военнослужащих <9>.

<9> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2001 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности части первой пункта 1 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" в связи с запросом Находкинского гарнизонного военного суда" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 5.

На основании п. 1 ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (далее - Федеральный закон "О статусе военнослужащих") статус военнослужащего есть совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации <10>.

<10> Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (в ред. от 25 июня 2012 г. N 90-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 22. Ст. 2331.

Схожее понятие дается в учебной литературе: "...правовой статус военнослужащего как специфического субъекта права включает в себя совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности, юридически закрепленных Конституцией и законодательством Российской Федерации в целях исполнения данной категорией лиц военной службы в составе военной организации государства" <11>.

<11> Военно-административное право (военная администрация): Учебник. Серия "Право в Вооруженных Силах - консультант". Автор главы А.В. Кудашкин. М.: За права военнослужащих, 2008. Вып. 90. С. 274.

Права и обязанности военнослужащих имеют определенную систему, и их можно объединить в две большие группы: общегражданские и военно-служебные права и обязанности.

Под военно-служебными правами военнослужащих понимаются права, которые возникают у них в связи с поступлением на военную службу. Военно-служебные права подразделяются на общие, должностные и специальные.

Общие военно-служебные права - это права, которыми пользуются все военнослужащие. К ним относятся: право на материальное обеспечение (денежное довольствие, продовольственное, вещевое и торгово-бытовое обеспечение); медицинское обслуживание; право на льготы; право на государственное пенсионное обеспечение при увольнении с военной службы; право на хранение, ношение, применение и использование оружия.

Отличительная черта этих прав состоит в том, что ими пользуются все военнослужащие. Однако их объем и порядок реализации зависят от вида военной службы, которую проходят военнослужащие (по призыву или контракту), ее срока, а также ряда других факторов, установленных законодательством Российской Федерации.

Должностные права военнослужащих определяются должностью, которую занимает военнослужащий. Они находят свое закрепление в общевоинских уставах, а также приказах, положениях, инструкциях и руководствах. Должностные права носят обеспечительный характер, их объем призван создать военнослужащему надлежащие условия для выполнения должностных обязанностей.

Специальные военно-служебные права связаны с осуществлением военнослужащими внутренней, караульной, гарнизонной и патрульной служб и устанавливаются соответствующими уставами. Кроме того, специальные права военнослужащих связаны с взаимоотношениями между ними по воинскому званию, а также выполнением специальных заданий.

В целях исполнения военной службы на военнослужащих возлагаются повышенные по сравнению с другими государственными служащими служебные обязанности. Военно-служебные обязанности военнослужащих устанавливаются Федеральным законом "О статусе военнослужащих", Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе", общевоинскими уставами, а также другими нормативными правовыми актами, действующими в сфере военного законодательства. Эти обязанности подразделяются на общие, должностные и специальные.

Статья 26 Федерального закона "О статусе военнослужащих" устанавливает общие обязанности всех военнослужащих. Защита государственного суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, обеспечение безопасности государства, отражение вооруженного нападения, а также выполнение задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации составляют существо воинского долга, который обязывает военнослужащих:

Также на военнослужащих возлагаются должностные обязанности, которые определяют объем и пределы практического выполнения порученных ему согласно занимаемой должности функций и задач. Эти обязанности определяются федеральными законами, общевоинскими уставами и иными нормативно-правовыми актами.

Должностные обязанности военнослужащих и порядок их исполнения определяются федеральными законами, общевоинскими уставами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Военнослужащие, находящиеся на боевом дежурстве, в суточном и гарнизонном нарядах, привлеченные для ликвидации последствий стихийных бедствий, а также при других чрезвычайных обстоятельствах выполняют специальные обязанности. Эти обязанности и порядок их выполнения устанавливаются федеральными законами, общевоинскими уставами и другими нормативными правовыми актами и носят, как правило, временный характер.

Таким образом, военнослужащие наделяются особыми военно-служебными обязанностями, которые не имеют аналога как в гражданско-правовых отношениях, так и в иных государственных служебных отношениях.

Согласно п. 1 ст. 28 ФКЗ от 27 мая 1998 г. военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой и уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Особые основания, виды и порядок привлечения к ответственности военнослужащих также являются неотъемлемой частью специального (особого) статуса военнослужащего.

Развивая сказанное ранее, можно утверждать, что предложенный критерий позволяет охватить весь спектр военно-служебных отношений, а также те отношения, которые, хотя и не входят в их состав, тесно с ними связаны. В частности, предложенный критерий позволяет расширить подсудность гражданских дел военным судам и обеспечить надлежащую защиту бывших военнослужащих, которые лишены возможности обращаться в военные суды за защитой своих прав, свобод и законных интересов от произвола со стороны органов военного управления и воинских должностных лиц, если последние нарушили их права после окончания военной службы.

Как известно, после увольнения военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняется ряд социальных гарантий и компенсаций, предусмотренных Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и иными законами, реализация которых зависит от органов военного управления либо воинских должностных лиц. В случае нарушения этих прав органами военного управления либо воинскими должностными лицами военнослужащие вынуждены обращаться за их защитой в ординарные (общие) суды.

Приведем пример из судебной практики, наглядно иллюстрирующий сложившуюся ситуацию: "...военнослужащий Д., будучи уволенным с военной службы в запас и исключенным из списков личного состава с 21 мая 2010 года, обратился в суд с заявлением, в котором оспорил действия военного комиссара Тамбовской области, связанные с размером назначенной ему пенсии.

Определением судьи гарнизонного военного суда данное заявление возвращено подавшему его лицу в связи с неподсудностью военному суду, поскольку заявленные требования не связаны с прохождением Д. военной службы.

В соответствии со ст. ст. 7 и 22 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" и п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений <12>.

<12> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (в ред. от 6 февраля 2007 г. N 6) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.

Между тем, как видно из поданного Денисовым заявления, им оспариваются правоотношения, связанные с пенсионным обеспечением и возникшие между ним и военным комиссариатом области уже после его увольнения с военной службы (выделено мной. - Ц.В.), т.е. после утраты заявителем статуса военнослужащего <13>.

<13> Обзор судебной практики гарнизонных военных судов Московского окружного военного суда по гражданским делам за 1-е полугодие 2011 г. URL: http://movs.msk.sudrf.ru.

Как усматривается из приведенного примера, бывшие военнослужащие лишены возможности обращаться в военные суды за судебной защитой от противоправных решений и (или) действий (бездействия) органов военного управления либо воинских должностных лиц после увольнения с военной службы, даже несмотря на то, что нарушенные права, свободы и законные интересы вытекают из их специального (особого) статуса.

Однако подобный подход следует признать неверным, особенно в свете усилий по созданию нового социального статуса военнослужащего. По нашему мнению, защита прав и свобод, вытекающих непосредственно из специального (особого) статуса военнослужащего, должна осуществляться непосредственно военными судами, вне зависимости от того, возникло ли нарушение их прав в период прохождения военной службы или после окончания военной службы.

Судебная защита военными судами прав, свобод и законных интересов должна являться особой привилегией военнослужащих, пусть даже уволенных с военной службы, поскольку подобная мера могла бы повысить их социальный статус и позитивно повлиять на общественное мнение о Вооруженных Силах Российской Федерации.

Однако до тех пор, пока основным критерием отнесения гражданских дел к подсудности военных судов будет оставаться военно-служебный характер спорного правоотношения, защита прав бывших военнослужащих будет осуществляться и без того перегруженными ординарными (общими) судами.

При таких обстоятельствах основным критерием отнесения гражданских дел к подсудности военных судов должен выступать характер нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и законных интересов, связанных со специальным (особым) статусом военнослужащего.

Основной критерий отнесения гражданских дел к подсудности военных судов на основе характера нарушенных и (или) оспариваемых прав и свобод, вытекающих из специального (особого) статуса военнослужащего, имеет первостепенное значение, однако не дает однозначного ответа на вопрос, какому конкретному военному суду подсудно то или иное гражданское дело. В связи с этим необходим еще один критерий, который будет связан с особым субъектным составом лиц, участвующих в гражданских делах, подсудных военным судам.

По мнению В.А. Синюкова, обязательными участниками гражданских дел, отнесенных к подсудности военных судов, с одной стороны являются органы военного управления либо воинские должностные лица, а с другой - специальный субъект, имеющий право на обращение в военный суд за защитой нарушенных прав, свобод и законных интересов <14>.

<14> Синюков В.А. Указ. соч. С. 66.

Под специальными субъектами, имеющими право на обращение в военный суд за защитой нарушенных прав, свобод и законных интересов, В.А. Синюков подразумевает:

  1. военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, проходящих военную службу по призыву или по контракту;
  2. военнослужащих, прикомандированных в установленном порядке к федеральным органам государственной власти, другим государственным органам и учреждениям, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, международным организациям в соответствии с международными договорами РФ, государственным унитарным предприятиям, имущество которых находится в федеральной собственности и которые выполняют работу в интересах обороны и безопасности государства, иным предприятиям, учреждениям и организациям, если это предусмотрено федеральным законом. Лица, проходящие службу в иных государственных военизированных органах и формированиях на основании других законов и нормативных правовых актов, имеющие специальные звания, сходные или аналогичные с воинскими званиями, не являются военнослужащими и их статусом не обладают;
  3. граждан, проходящих военные сборы;
  4. граждан, уволенных с военной службы или прошедших военные сборы, в случае если спорные правоотношения между ними и органами военного управления, воинскими должностными лицами возникли в период прохождения военной службы <15>.
<15> Синюков В.А. Указ. соч. С. 65 - 66.

Однако особый субъектный состав лиц, имеющих право обращаться в военный суд за защитой нарушенных прав, свобод и законных интересов, как критерий отнесения гражданских дел к подсудности военных судов, лишает большую категорию лиц надлежащей судебной защиты. Имеются в виду члены семей военнослужащих, обладающие в соответствии с военным законодательством особыми социальными гарантиями, реализация которых зависит от органов военного управления и воинских должностных лиц.

Социальными гарантиями и компенсациями, предусмотренными Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и являющимися неотъемлемой частью специального (особого) статуса военнослужащего, обладает более широкий круг лиц, а не только военнослужащие:

В соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" социальные гарантии предоставляются военнослужащим в связи с особым характером возложенных на них обязанностей, теми ограничениями и трудностями, которые испытывают военнослужащие. Поэтому социальные гарантии в виде различных льгот и компенсаций являются неотъемлемой частью специального (особого) статуса военнослужащего.

Однако ограничения и трудности испытывают не только сами военнослужащие, но и члены их семей, поэтому они также обладают широким спектром социальных гарантий, предусмотренных Федеральным законом "О статусе военнослужащих".

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20 октября 2010 г. N 18-П, правовой статус семьи военнослужащего производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности <16>.

<16> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2010. N 6.

При таких обстоятельствах, относя к подсудности военных судов гражданские дела, необходимо учитывать не только права, свободы и законные интересы военнослужащих, но и права членов их семей.

В случае нарушения органами военного управления либо воинскими должностными лицами прав членов семей военнослужащих на социальные льготы и компенсации должен срабатывать особый правовой механизм защиты, каковым и должны являться военные суды.

Беспрепятственная реализация социальных гарантий (льгот и компенсаций) и особая судебная защита будут тем весомым аргументом, который повысит социальный статус военнослужащих и членов их семьей, привлечет молодых специалистов в ряды Вооруженных Сил Российской Федерации.

Кроме того, ст. 4 ФКЗ от 23 июня 1999 г., определяя круг лиц, чьи нарушенные и (или) оспоренные права, свободы и законные интересы подлежат защите в военном суде, устанавливает обеспечение и защиту:

Из приведенной нормы следует, что каких-либо субъектных ограничений относительно лиц, имеющих право на обращение в военный суд за защитой нарушенных и (или) оспоренных прав и свобод, не установлено.

Вместе с тем анализ пункта 1 ст. 7 ФКЗ от 23 июня 1999 г. позволяет сделать вывод, что законодателем все же предусмотрен субъектный критерий отнесения гражданских дел к подсудности военных судов.

Имеется в виду положение об обязательном участии в гражданских делах, отнесенных к подсудности военных судов, органов военного управления либо воинских должностных лиц.

Концепция осуществления правосудия военными судами является своего рода правовым экспериментом, цель которого - создание эффективного механизма защиты прав, свобод и законных интересов широкого круга лиц, как это определено в ст. 4 ФКЗ от 23 июня 1999 г., от противоправных решений и (или) действий (бездействия) органов военного управления либо воинских должностных лиц.

Следовательно, военные суды рассматривают гражданские дела лишь по спорам, одной из сторон которых являются соответственно органы военного управления либо воинские должностные лица.

Непосредственно в Вооруженных Силах Российской Федерации органы военного управления как специально созданные государством обособленные органы, осуществляющие функции исполнительной власти, представляют определенную систему, созданную применительно к основным звеньям организационной структуры Вооруженных Сил Российской Федерации: центральные органы, органы управления военных округов, флотов, объединений, соединений, воинских частей; военные комиссариаты (территориальные органы военного управления); начальники гарнизонов, военные коменданты. Все органы военного управления имеют определенную организационную структуру, соответствующую функциональным задачам, решаемым соответствующим командованием <17>.

<17> Военно-административное право (военная администрация): Учебник. Серия "Право в Вооруженных Силах - консультант". Автор главы К.В. Фатеев. М.: За права военнослужащих, 2008. Вып. 90. С. 93.

Военные комиссариаты являются территориальными органами Министерства обороны Российской Федерации в субъектах Российской Федерации, муниципальных образованиях и входят в состав военных округов <18>.

<18> Там же. С. 100.

Таким образом, в качестве второго критерия отнесения гражданских дел к подсудности военных судов выступает обязательное участие органов военного управления либо воинских должностных лиц.