Мудрый Юрист

Международно-правовые проблемы преодоления коррупции в составе международных сил оон при проведении операций по поддержанию мира *

<*> Pyady'shev V.G. International-law problems of negotiation of corruption in international forces of the UNO at the time of carrying out of operations on peacekeeping.

Пядышев Владимир Георгиевич, Одесский государственный университет внутренних дел, кандидат технических наук, профессор, доцент.

Статья посвящается обоснованию необходимости расширения юрисдикции Международного уголовного суда на коррупционные преступления, совершаемые в зонах международных операций ООН по поддержанию мира непосредственно служащими указанных операций.

Ключевые слова: локальный вооруженный конфликт, международная операция ООН по поддержанию мира, национальный миротворческий контингент, принимающая страна, коррупция, международный уголовный суд (МУС), Римский статут.

The article is devoted to the grounding of the need to expand the jurisdiction of the International Criminal Court for crimes of corruption committed by international staff officials of UN peacekeeping operations, within the areas of the said operations.

Key words: local armed conflict, international peacekeeping operation, national contingent peacekeeping force, the host country, the corruption, the International Criminal Court (ICC), the Rome Statute.

Постановка проблемы. В связи с событиями последних лет международная общественность осознала, что локальные вооруженные конфликты не только нарушают стабильное развитие сопредельных государств, но потоками беженцев из мест конфликта несут экономическую и политическую нестабильность в географически удаленные от него государства, угрожая безопасности мира в целом на планете. Реакцией на это послужило развертывание сети международных операций по поддержанию мира.

Следует указать, что в течение последних 20 лет большинство локальных вооруженных конфликтов приобрело внутригосударственный характер. Поэтому разрешение таких конфликтов оказалось более сложным, требующим участия большого количества профессиональных полицейских. В настоящее время ООН пришла к выводу, что использование ее ресурсов на развертывание операций по ликвидации возникающих конфликтов объективно достигло своего предела и осуществление миротворческой деятельности требует экономии ресурсов. При этом имеются конкретные критерии, позволяющие определить, когда ту или иную миссию по поддержанию мира можно считать успешно выполненной и высвободившиеся ресурсы направить на ликвидацию следующего очага конфликта. Ускорить достижение этих критериев можно лишь за счет повышения эффективности всех компонентов операции. Это в полном объеме касается повышения эффективности международной гражданской полиции.

Степень научной разработки темы. Проблемам международной гражданской полиции посвящено много работ ученых и практиков. Публикации украинских ученых в основном посвящались общей подготовке сотрудников национальных правоохранительных органов к работе в международной миссии [1; 2]. Одним из многоликих факторов, значительно снижающих эффективность операций по поддержанию мира и, в частности, деятельности международной гражданской полиции, является коррупция. И это не удивительно, т.к. это лишь частное проявление коррупции, тотальная опасность которой признана мировым сообществом, что подтверждается принятием в 2003 г. Генеральной Ассамблеей ООН Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции [3]. Проблемам коррупции посвящено много современных публикаций. Среди украинских работ наиболее полной нам представляется докторское исследование М.И. Мельника [4]. Разумеется, значительную проблему для миссий ООН представляет собой коррупция в органах управления и силовых органах принимающей страны, и ей посвящено немало публикаций.

Однако целью настоящей статьи является исследование особенностей не менее вредоносного и зловещего компонента коррупции - коррупции непосредственно в международном кадровом составе операций ООН по поддержанию мира, выявлению связанных с нею международно-правовых проблем и разработке направлений борьбы с ней.

Изложение основного материала. Представляется, что для осуществления системного анализа коррупции непосредственно в международном кадровом составе операций ООН по поддержанию мира коррупционные деяния следует классифицировать по положению субъектов внутри структурных уровней операций (интернациональные команды, национальные контингенты, смешанные комиссии) с учетом особенностей конкретных операций. Такой комплексный подход даст возможность выявить основные формы проявления коррупции и причины, их вызывающие.

Итак, исходным показателем здесь является:

1. Коррупция среди сотрудников ООН в составе международных операций по поддержанию мира.

1.1. Проявления коррупции в составе международных операций по поддержанию мира.

1.1.1. Коррупция в интернациональном составе международных операций.

Примерами такой коррупции пестрят периодические издания, заявления международных и национальных неправительственных организаций и даже отчеты департаментов и подразделений ООН. Рассмотрим некоторые из них в разных миссиях на разных континентах.

Ирак. Управление служб внутреннего надзора установило, что миссия ООН по оказанию помощи Ираку предоставила контракт на установку потолочной защиты в жилых помещениях персонала ООН стоимостью 3 млн. долл. США на основе одной-единственной заявки. Миссия отказалась разъяснить, почему не были проведены тендерные процедуры [5].

Косово. Расследование, проведенное Департаментом внутреннего контроля ООН, обвинило шефа миссии ООН в Косово в том, что он закрывал глаза на бесхозяйственность и все другие злоупотребления в аэропорту Приштины, начиная с 2004 г. Бюро Евросоюза по борьбе с коррупцией инициировало расследование в отношении похищения из электрической компании Косова миллионов евро. Траст-агентство Косово обвиняется в устранении компаний "Самсунг" и "Никомед" от участия в тендере и в проведении последнего при участии только двух участников - в нарушение тендерных процедур [6].

Конго и Гаити. Расследование в Конго выявило широко распространенную коррупцию во всем отделе закупок миссии. В Гаити группа специального назначения (ООН) установила, что контракт на поставку топлива в 10 млн. долл. в год был предоставлен гаитянской компании Distributeurs Nationaux SA на незаконных основаниях [7].

Это лишь отдельные примеры из многих.

1.1.2. Коррупция в национальных контингентах международных операций.

В 2006 г. миротворческий контингент из Пакистана был обвинен в незаконных связях с конголезскими боевиками, которые включали контрабанду золота и торговлю оружием. В 2008 г. миротворческий контингент Индии получил широкий спектр обвинений: от контрабанды золотом до поддержки местных повстанческих групп в том же Конго [8].

В 2006 г. в Ливане в украинском батальоне большинство автотранспорта фактически не использовалось, при этом топливо на него получалось и сбывалось местным торговцам. Аналогичное было выявлено относительно "деятельности" контингента в Либерии, Сьерра-Леоне и в Ираке [9].

Цепь примеров в других контингентах может быть продолжена.

1.1.3. Коррупция в составе смешанных комиссий.

Смешанные комиссии создаются для организации привлечения и целевого использования дарованных средств от международного сообщества на решение насущных проблем в зоне миссии. В составе этих миссий имеют место особые проявления коррупции.

Телефонная компания Приштины в лице ее руководства совместно со Второй колонной миссии ООН в Косово подписала договор стоимостью 40 млн. долл. без проведения необходимых процедур закупок [6].

Электростанция в г. Обилич (Косово) срочно нуждалась в установлении современных фильтрующих систем, чтобы защитить территорию от ядовитого дыма. Однако средства, которые трижды предоставлялись международным сообществом смешанным комиссиям, трижды исчезали бесследно.

Аналогичные примеры имеются и в других миссиях.

1.2. Потеря эффективности международных операций по поддержанию мира из-за коррупции в их составе.

Коррупция в составе международных операций по поддержанию мира снижает эффективность этих операций, негативно действуя по трем основным направлениям:

  1. непосредственное осложнение ситуации в зоне конкретной операции проявляется в манипулировании сверху в интересах местных криминальных кругов деятельностью честных офицеров-международников и даже целых подразделений, в саботировании принципа неотвратимости наказания местным военным и другим преступникам, в саботировании процесса борьбы с организованной преступной деятельностью, в подрыве своевременного выполнения текущих задач операций по поддержанию мира, в подрыве веры местного населения в справедливость международных сил и в их способность оказать реальную помощь в становлении справедливой и конструктивной власти, что способствует стихийным и даже организованным вспышкам насилия, в частности терроризма, среди местного населения и против представителей международных сил операций по поддержанию мира;
  2. дальнейшее усугубление ситуации в зоне миссии вызывается распространением коррупционных правонарушений, которое провоцируется фактами безнаказанности при совершении подобных правонарушений сотрудниками международных миссий;
  3. самоустранение честных полицейских, ценных сотрудников от участия в международных миротворческих операциях, поскольку наличие фактов коррупции в составе этих операций на глобальном уровне создает мнение о миротворцах как о наемниках, безразличных к проблемам мира, и бесчестит саму идею такого участия.

1.3. Признание мировым сообществом необходимости борьбы с коррупцией в составе международных операций по поддержанию мира.

Принимая во внимание ущерб от преступлений, совершаемых в миссиях ООН, а также почти полную их безнаказанность, на своей шестьдесят первой сессии (2007 г.) Генеральная Ассамблея ООН постановила, что пункт повестки дня, озаглавленный "Всестороннее рассмотрение всего вопроса о миротворческой операции во всех ее аспектах", который был предусмотрен для рассмотрения Комитетом по специальным вопросам и вопросам деколонизации (Четвертым комитетом), также должен быть передан в Шестой (Правовой) комитет для обсуждения доклада Группы экспертов по правовым вопросам об обеспечении ответственности сотрудников Организации Объединенных Наций и экспертов по делам миссий за преступные деяния, совершенные ими в миротворческих операциях [10]. Несколько делегаций подчеркнули серьезность проблемы и то, что преступное поведение представителей Организации Объединенных Наций и экспертов по делам миссий нарушает доверие, что влияет на имидж, авторитет и эффективность организации.

Одним из примеров осознания мировой общественностью того, что с тех пор создавшаяся ситуация не находит своего должного разрешения, можно считать высказанное в 2010 г. мнение представителя Министерства обороны Украины при Постоянном представительстве Украины при ООН генерал-майора Л.С. Голопатюка: "Неэффективное управление, коррупция и сексуальные злоупотребления являются достаточными факторами необходимости проведения коренной реформы всей структуры миротворчества ООН с целью повышения подотчетности и прозрачности" [11, 5].

2. Средства преодоления коррупции и релевантные проблемы.

2.1. Современные идеи по преодолению коррупции в составе международных операций по поддержанию мира и их критика.

Борьба с преступной деятельностью в миссиях ООН начинается с ознакомления новых сотрудников с документом "Поведение и дисциплина" [12]. При этом о коррупции в последней версии документа, к сожалению, не упоминается вообще.

Для осуществления непосредственных мер по пресечению преступности в ООН в 1994 г. Организация Объединенных Наций создала Управление служб внутреннего надзора (УСВН) [13].

Но многие ученые пришли к выводу, что Управление не заработало надежной репутации в вопросе привлечения коррупционеров к ответу [7].

Для улучшения ситуации в январе 2006 г. сроком на 2 года при УСВН была создана группа специального назначения для контроля за закупками ООН - чтобы проводить расследования и преследования по обвинению в мошенничестве и злоупотреблениях. В течение этих двух лет в системе закупок ООН обнаружены примеры мошенничества, расточительства, бесхозяйственности на сумму более $ 630 млн., выдвинуты обвинения против 17 должностных лиц ООН. В декабре 2012 г. накануне ее ликвидации группа в своих отчетах задокументировала 20 коррупционных схем и начала внешние расследования против некоторых поставщиков для ООН. Несмотря на успешные результаты, несколько государств - членов ООН (представители которых попали в список обвиняемых) отказались продлить мандат указанной группы как независимого следственного органа. Они же настояли на том, чтобы ведущие члены группы были отстранены от работы в ООН (!) на срок от 6 месяцев до 3 лет. Наработанные результаты легли на полки [14].

К сожалению, в настоящее время эффективная разработка направлений борьбы не то что с коррупцией, но и вообще с уголовными преступлениями в составе операций ООН по поддержанию мира вызывает трудноразрешимые противоречия. Так, в 2007 г. при попытке разработки международной конвенции "Об уголовной ответственности должностных лиц и экспертов ООН по делам миссий" Шестым (правовым) комитетом Генеральной Ассамблеи ООН делегации даже не приблизились к принятию общего решения по этому вопросу из-за разнополюсности позиций. С одной стороны, главный юрисконсульт ООН Николя Мишель заявил, что "ООН не намерена закрывать глаза на преступления, совершаемые ее персоналом". С другой стороны, ряд делегаций призвали "отказаться от поспешности в этом вопросе", сославшись на то, что новая конвенция "может привести к пробелу в юрисдикции, позволяющему правонарушителю избежать уголовного преследования". По мнению некоторых делегаций, приоритет юрисдикции при рассмотрении таких преступлений должен предоставляться стране, принимающей у себя миссию ООН. Согласно другим взглядам, приоритет должен быть дан стране, откуда прибыл в миссию обвиняемый в преступлении. Некоторые делегации предложили вообще отказаться даже от идеи разработки конвенции [10].

Наконец 12 ноября 2009 г. Правовой комитет одобрил соответствующую резолюцию, согласно которой "Ассамблея настоятельно призывает государства обеспечить, чтобы преступления, совершенные их гражданами во время участия в миссии Организации Объединенных Наций, не остались безнаказанными, и установить юрисдикцию в отношении таких преступлений, в соответствии со своим уголовным правом" [15]. Однако действующим участникам миссий известно, что любое государство старается не открывать дело против своего гражданина, совершившего преступление в зоне операции. Напротив, руководство национального контингента поскорее вернет его на родину (до момента снятия с него дипломатического иммунитета), а "нет уголовного дела - нет и позора для национального контингента". Итак, круг безнаказанности преступлений замкнулся.

Причем здесь говорилось о преступлениях против личности. Наказание же за коррупцию вообще не обсуждалось. По сути, это и есть объяснение того, почему до сих пор представители ООН в принципе не привлекались к уголовной ответственности за коррупционные действия.

2.2. Минимально необходимые условия для начала реальной и действенной борьбы с коррупцией в составе международных операций по поддержанию мира.

2.2.1. Международный суд, независимый от ООН.

Самое главное правило любого суда гласит: nemo judex in re sua (никто не может быть судьей в своем собственном деле). Не может быть исключением ни ООН, ни государства, чьи представители совершили преступление, находясь в командировке по участию в миротворческой миссии. До сих пор в отношении преступлений, о которых идет речь, мы часто наблюдаем попытки нарушить это правило.

Учредители Центра по ответственности международных организаций, члены Ордена адвокатов кантона Женева Е.П. Флахерти (США) и Сара Хант (Австралия) делают важный вывод: "Крайне нужен нейтральный форум для расследований и уголовного преследования за коррупцию, в идеале - в виде суда с полномочиями допроса и правом вызывать свидетелей, а также выносить судебные предписания... ООН в настоящее время не в состоянии создать внутреннюю среду с адекватным процессом, чтобы гарантировать соблюдение наилучших стандартов справедливого судебного разбирательства" [16].

Сегодня, несмотря на большие расходы, для расследований преступлений в зонах операций по поддержанию мира резолюциями Совета Безопасности ООН образовано много судов [17]. В 1993 г. создан Международный уголовный трибунал для бывшей Югославии. С 1994 г. работает Международный уголовный трибунал для Руанды. Действуют Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи, Специальный Суд для Сьерра-Леоне. Существует Специальный трибунал для Ливана. Создан Суд специального назначения для Восточного Тимора. В июне 2005 г. прокурор Международного уголовного суда начал свою работу в Дарфуре (Судан). В 2005 г. Специальный уголовный трибунал Ирака заменен Высшим уголовным судом Ирака.

Однако до настоящего момента нет такого форума, который был бы уполномочен создать независимый от ООН суд именно для служащих (сотрудников, работников и т.д. - В.П.) ООН. Но при этом уже существует суд, под юрисдикцию которого, по нашему мнению, наиболее целесообразно передать рассмотрение преступлений, совершаемых такими субъектами ООН. Это Международный уголовный суд (далее - МУС), юрисдикция которого тщательно сформулирована в Римском статуте от 17 июля 1988 года [18]. Фактически МУС является первым постоянно действующим международным судом, созданным на договорной основе, для содействия прекращению безнаказанности за многочисленные тяжкие преступления, совершенные в XXI в. Что важно, МУС в субординационном отношении является самостоятельным по отношению к Организации Объединенных Наций международным органом [19].

Фантастическая на первый взгляд идея автора - использовать МУС для рассмотрения преступлений, которые совершаются служащими международных операций, - совпадает с мыслями ученого-международника из Нотингемского университета (Великобритания) Мелани О'Брайен [20]. Однако ее работа посвящена в основном преступлениям, связанным с сексуальной эксплуатацией, и не затрагивает направления коррупции. И хотя сегодня все больше ученых считают коррупцию значительным препятствием и опасностью для успехов операции по поддержанию мира, к сожалению, до сих пор ни один из них не высказал то, что предлагается нами: использовать МУС для преследования коррупционных преступлений, которые совершаются в зонах операций по поддержанию мира именно служащими ООН и других международных операций.

2.2.2. Правовая база.

Необходимы наднациональные (т.е. международные) нормативно-правовые акты конвенционного характера, которые исключали бы все варианты безнаказанности при совершении коррупционных деяний и других преступлений представителями международных сил в составе операций по поддержанию мира.

Особое внимание следует уделить развитию комплекса международно-правовых решений и организационных, организационно-правовых мероприятий по улучшению профилактики, раскрытию и наказанию представителей международных сил операций по поддержанию мира в случае совершения ими преступлений в принимающей стране.

Кроме того, в контексте определения юрисдикции следует на уровне Совета Безопасности ООН рассмотреть вопрос о включении указанных преступлений в юрисдикцию Международного уголовного суда.

Важным элементом построения международной ответственности указанных субъектов является совершенствование нормативно-правовой базы отношений между ООН и ее государствами-членами, предоставляющими персонал и контингенты для участия в международных операциях по поддержанию мира, - в плане обеспечения гарантированного возвращения лиц указанной категории (бежавших на родину после совершения преступления) - для предания суду за совершенные преступления.

В настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 5 части 2 Римского статута Международного уголовного суда "юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии с настоящим Уставом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: a) преступления геноцида; b) преступления против человечности; c) военные преступления; d) преступления агрессии" [18]. Однако упомянутая выше Мелани О'Брайен считает: "Если миротворец совершает преступление в прямом смысле, то это преступление можно и должно рассматривать как военное преступление. И в этих обстоятельствах, когда государства, направившие персонал, демонстрируют неспособность или нежелание осуществлять судебное разбирательство в отношении своего персонала за совершение этих преступлений, то в качестве опции юрисдикции должен рассматриваться Международный уголовный суд" [20].

При рассмотрении вопросов об ответственности служащих ООН за их преступления в зонах операций по поддержанию мира на шестьдесят первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2007 г.) некоторые делегации высказали мнение, что в круг рассматриваемых преступлений должны входить не только преступления против личности, но и серьезные экономические преступления [10]. И это справедливо, поскольку коррупционные преступления, которые в зонах операций по поддержанию мира совершаются непосредственно работниками международных организаций, способствуют всем вышеперечисленным преступлениям, поэтому должны рассматриваться как военные преступления, и для их рассмотрения юрисдикция Международного уголовного суда должна быть расширена.

2.2.3. Система получения сигнальных сообщений.

Следует отметить, что первые сообщения о преступлениях сотрудников ООН начали поступать не от подразделений самой ООН (что логично), а от представителей многочисленных неправительственных организаций. Сегодня среди них выделяется Центр за ответственность международных организаций (Centre for Accountability of International Organizations), содействующий соблюдению законности в международных организациях. Центр определил для себя следующие задачи:

  1. содействие прозрачным и эффективным средствам обеспечения должного уважения прав лиц (в т.ч. работников), имеющих деловые отношения с международными организациями;
  2. содействие осуществлению мер по обеспечению соблюдения международными организациями своих обязательств в соответствии с международным и национальным законодательством [21].

Внимания в исследуемом нами аспекте заслуживает также организация "Надзор за международными организациями" (IO Watch), которая обеспечивает накопительный архив состояния проблем касательно верховенства закона, линии поведения и подотчетности руководства ООН как наиболее известной международной организации. Она также способствует исследованиям в области права и инициативы. Она стремится сделать ООН и другие международные организации более ответственными, подчиненными международному праву, а не исключениями из этого подчинения. Организация создана бывшим сотрудником ООН, который более 20 лет работал старшим аналитиком менеджмента ООН [22].

К числу важных в этом отношении организаций следует отнести Human Rights Watch, Amnesty International, Save the Children и многие др.

Для международных миссий по поддержанию мира и ООН в целом задача обеспечения защиты и полноценного функционирования указанных организаций в зонах проводимых ими операций должна стать не только делом чести, но одним из осознанных средств защиты от саморазрушения.

Выводы. Резюмируя вышеизложенное, полагаем, что начало реальной борьбы с коррупцией в составе международных сил операций по поддержанию мира послужило бы мощным организационным и нормативным фактором для повышения эффективности международной полиции в составе указанных операций.

Приведенный выше механизм представляется вполне перспективным и для своего "запуска" в рабочее состояние требует осуществления ряда организационных международно-правовых мер, среди которых в первоочередном порядке следует осуществить такие:

В апреле 2012 г. заместитель Генерального секретаря г-жа Кармен Ляпуант делилась с Департаментом по вопросам управления своим видением перспектив подотчетности и прозрачности финансовых операций ООН. Квинтэссенцией всей предоставленной информации стали слова: "За последние двадцать лет мы, в системе внутреннего надзора, узнали, что идеально разработанная формальная система управления не работает, если ею управляют люди некомпетентные, немотивированные или безразличные ко всему, кроме личных интересов. Но верно и обратное: формальная система управления, несмотря на ее многочисленные недостатки, может быть успешной, если в ней работают люди, преданные делу, понимающие важность своей работы... Мы все должны ответить на вопрос: мы просто проставляем галочки или реально понимаем важность нашей работы? Наш успех как организации находится под угрозой" [23].

С последним трудно не согласиться, когда в течение десятков лет основным средством защиты организации от коррупции служат призывы к преданной работе, обращенные, в частности, к закоренелым коррупционерам, кочующим из одной миссии в другую, неформальные доходы которых многократно превосходят их зарплаты, именами которых давно пестрят открытые издания [7]. В этих условиях предлагаемая нами схема защиты организации от коррупции (п. 2.2) представляется весьма актуальной.

Литература

  1. Телiчкiн О.О. Правоохоронна дiяльнiсть у сферi забезпечення мiжнародного миру i безпеки: органiзацiйно-правовi засади: Дис. ... докт. юрид. наук: 12.00.07. Харкiв, 2004. 428 с.
  2. Заросило В.О. Адмiнiстративно-правове забезпечення участi працiвникiв органiв внутрiшнiх справ Украiни у мiжнароднiй миротворчiй дiяльностi: Автореф. дис. ... доктора юрид. наук: 12.00.07. К.: ДКС "Центр", 2009. 40 с.
  3. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции: принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи N 58/4 31 октября 2003 г. [Электронный ресурс] // ООН. Управление по наркотикам и преступности. 2003. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml.
  4. Мельник М.I. Кримiнологiчнi та кримiнально-правовi проблеми протидii корупцii: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.08 [Электронный ресурс] // Нацiональна академiя внутрiшнiх справ Украiни. К., 2002. 506 арк. Бiблiогр.: арк. 397 - 422. URL: http://www.dlib.com.ua/kryminolohichnita-kryminalno-pravovi-problemy-protydiyi-koruptsiyi.html.
  5. Worsnip P. UN Missions in Some Countries Broke Rules: Watchdog // Washington Post, 03.23.2010. URL: http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/03/23/ AR2010032303208.html.
  6. Kosovo: Top List of the Corrupted [Электронный ресурс] // Prishtine: Express. 13.04.2006. URL: http://www.eciks.org/english/lajme.php?action=total_news&main_id=364.
  7. Lynch C. U. N. Cracks Down on Corruption in Peacekeeping Staff [Электронный ресурс] // Washington Post, Tuesday, December 18, 2007. URL: http://www.nysun.com/national/un-cracks-down-on-corruption-in-peacekeepingstaff/68213/.
  8. Plaut M. Congo spotlight on India and Pakistan [Электронный ресурс] // BBC News Monday, 28 April 2008. URL: http://news.bbc.co.uk/2/hi/south_asia/7367965.stm.
  9. Нанинец В. Миротворчество на коррупции [Электронный ресурс] // Межрегиональная общественная организация "Союз выпускников Киевского высшего танкового инженерного училища им. Маршала И.И. Якубовского". 14.04.2006. URL: http://www.kvtiu.org/newsdetail.php?id=960.
  10. Criminal accountability of United Nations officials and experts on mission: General Assembly of the United Nations Sixtysecond session (agenda item 80) [Электронный ресурс]. URL: Режим доступа: http://www.un.org/en/ga/sixth/62/CrimAcc.shtml.
  11. Голопатюк Л.С. Про деякi аспекти сучасноi миротворчоi дiяльностi ООН [Электронный ресурс] // Центр военноi полiтики та полiтики безпеки (незалежна неурядова громадська органiзацiя). 26.01.2010. URL: http://defpol.org.ua/site/index.php/ru/arhiv/obonoglyad/781-2010-01-26-15-21-19.
  12. Conduct and discipline. United Nations Peacekeeping. 2008 [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/en/peacekeeping/issues/cdu.shtml.
  13. United Nations Office of Internal Oversight Services [Электронный ресурс] // Office of Internal Oversight Services. United Nations, 2012. URL: http://www.un.org/Depts/oios/.
  14. Schaefer B.D. The Demise of the U.N. Procurement Task Force Threatens Oversight at the U.N. [Электронный ресурс] // The Vernon K. Krieble Foundation. February 5, 2009. URL: http://www.krieble.org/the-demise-of-the-un-procurementtask-force-threatens-oversight-at-the-un.
  15. Criminal Accountability of UN Officials, Terrorism Convention, UN Internal Justice: Sixty-fourth General Assembly Plenary 64th Meeting (AM) [Электронный ресурс] // Department of Public Information, News and Media Division, New York. 16 December 2009. URL: http://www.un.org/News/Press/docs/2009/ga10904.doc.htm.
  16. Flaherty E.P. Rule without Law. Injustice at the United Nations? [Электронный ресурс] / Edward Patrick Flaherty, Sarah Hunt // The Geneva Post Quarterly. The Journal of World Affairs. April 2006. P. 21 - 55. URL: http://www.genevapost.ch/april06.php.
  17. International Criminal Courts [Электронный ресурс] Dallas, Texas: Southern Methodist University Dedman School of Law. URL: http:// library.law.smu.edu/ Research-Tools/ Research-Guides/ International-Law-(1)/604-International-Criminal-Courts.
  18. Римский статут Международного уголовного суда [Электронный ресурс]: Текст Римского статута, распространенного в качестве документа A/CONF.183/9 от 17 июля 1998 г. URL: www.un.org/ru/law/icc/rome_statute(r).pdf.
  19. Международный уголовный суд (МУС) ООН [Электронный ресурс] // Департамент общественной информации ООН, 2011. URL: http://www.un.org/ru/law/icc/.
  20. O'Brien M. Sexual Exploitation and Beyond: Using the Rome Statute of the International Criminal Court to Prosecute UN Peacekeepers for Gender-based Crimes [Электронный ресурс] // International Criminal Law Review 11 (2011) Martinus Nijhoff Publishers. 803-827. URL: http:// griffith.academia.edu/ MelanieOBrien/ Papers/ 850002/ Sexual_Exploitation_and_Beyond_Using_ the_Rome_Statute_of_the_International_Criminal_Court_ to_Prosecute_UN_Peacekeepers_ for_Gender-based_Crimes.
  21. Centre for Accountability of International Organisations. Promoting the Rule of Law in International Organisations [Электронный ресурс]. URL: http://www.caio-ch.org/.
  22. IOWatch.org: a U.N. Reference [Электронный ресурс] // An Open Forum on UN News and Issues. 15 May 2007. URL: http://www.unforum.com/UNheadlines395.htm.
  23. A different angle: A conversation with Ms. Carman Lapointe [Электронный ресурс] // Office of Internal Oversight Services. United Nations, 2010. URL: http://www.un.org/depts/oios/pages/lapointe_interview.htm.