Мудрый Юрист

Из истории русской адвокатуры

/"Адвокатская практика", 2005, N 4/
Ю.А. ФИЛИППОВА

Филиппова Ю.А., аспирантка НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

Понятие "адвокатура" происходит от латинского корня "advokare, advocatus" - призвать, призванный. Первоначально римляне обозначали именем "адвокатов" родственников и друзей тяжущегося, которых он просил сопровождать его на суд. Только во времена империи этот термин стал применяться к судебным защитникам.

В современном русском языке понятие "адвокат" имеет следующее значение: адвокат - юрист, которому поручается оказание юридической помощи гражданам и организациям, в том числе защита чьих-либо интересов в суде, защитник <*>.

<*> Ожегов С.Н., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2000. С. 19.

Прежде чем начать разговор о сегодняшней адвокатуре, об особенностях ее организации и деятельности, роли адвокатов в сегодняшнем уголовном процессе, хотелось бы обратиться к истории русской адвокатуры.

Как справедливо отмечает в своей работе "Адвокатура в России" доктор юридических наук, профессор кафедры адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии Ю.Ф. Лубшев: "Делать серьезные выводы по вопросам и проблемам адвокатуры на основе анализа только сегодняшних реалий неверно. Более четко понять состояние современной адвокатуры можно путем изучения ее зарождения, развития и преобразований. Прошлое адвокатуры раскрывает многие важные свойства ее современного положения. Использовав метод конкретно-исторического подхода к социальному явлению, можно объективно разобраться в сути адвокатуры, во всей ее полноте и сложности. Наиболее важные положения и выводы исторического аспекта проблем адвокатуры иллюстрируют те или иные нормы прошлой адвокатской жизни, часто помогают понять основные институты современной адвокатуры, ее проблемы и противоречия, искать пути разумного выхода из сложнейшей ситуации, сложившейся сегодня в адвокатуре" <*>.

<*> Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России. М., 2002. С. 66.

Понятие "адвокат" появилось в юридической терминологии России в 1864 г., но вместе с тем до 1939 г. оно не употреблялось в нормативных актах. Кроме того, термин "коллегия адвокатов" в контексте российской или советской действительности никогда не означал и до сих пор, к сожалению, не означает того корпоративного единства, какое вкладывается в него во Франции, США или Германии.

Есть как минимум две причины, почему представляется интересной история становления адвокатуры в России.

Первая - многие институты дореволюционной адвокатуры России сохранились на последующих этапах правового реформирования в советский и постсоветский периоды.

Вторая - сегодня значительно возросла роль адвоката вообще и в уголовном процессе в частности. Во многом благодаря УПК РФ расширился круг прав и обязанностей защитника, вместе с тем обозначились и новые спорные моменты.

Впервые адвокатура в России возникает и четко оформляется в рамках правовых реформ 1864 г., осуществленных при правлении Александра II. Адвокатура изначально планировалась и создавалась как самоуправляющаяся организация. Фактически это означало ее независимость от государства, что вносило элемент состязательности в мощную систему полицейского устройства державы. При этом самодержавие никоим образом не хотело видеть становление адвокатуры в качестве либеральной, антиправительственной или оппозиционной группы. Именно поэтому были сразу же предприняты шаги для того, чтобы не сложилась ситуация, когда адвокатура могла бы реально в силу своего исключительного положения стать опорой демократического движения.

Вместе с тем зачатки адвокатской деятельности (связанной в основном с судебным представительством) появились в России значительно раньше.

Вплоть до ХV в. в России существовал так называемый принцип личной явки. Например, по Псковской судной грамоте приглашать поверенных могли только женщины, дети, монахи, дряхлые старики и глухие.

Затем в обществе в качестве защиты появляется "родственное представительство". Непосредственно за ними зародились и "наемные поверенные". Функции их могли осуществлять все дееспособные лица. Поверенных называли "ходатаями по делам, стряпчими". Только в ХIХ в. из обычного правового института судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах <*>.

<*> Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России. М., 2002. С. 75.

Стряпчие, выполнявшие роль адвокатов в России до судебных реформ, оставили о себе весьма неблагоприятные воспоминания. Они находились в полной зависимости от судей и практически не имели никаких прав. Более того, по Уложению 1649 г. ходатаи могли быть подвергнуты телесному наказанию и даже тюремному заключению, а после троекратного осуждения лишались права ходатайствовать по чужим делам.

Адвокатской практикой занимались в основном государственные служащие невысокого ранга в свое свободное время или находясь в отставке. Будучи сведущими в тонкостях бюрократических процедур и языка и занимая относительно скромное место в государственной машине, эти малые функционеры-адвокаты были вполне естественным, хотя и жалким заменителем настоящих адвокатов-профессионалов <*>.

<*> Юджин Хаски. Российские адвокаты и советское государство. М.: Российская академия наук. Институт государства и права. 1993. С. 12.

Вместе с тем С.А. Андреевский в предисловии к книге "Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах ХIХ в." отмечает, что "...защитники по уголовным делам - это люди свободной профессии. Поэтому от уголовных защитников не требуется ровно никакого ценза. Подсудимый может пригласить в защитники кого угодно. И этот первый встречный может затмить своим талантом всех профессионалов. Значит, уголовная защита - прежде всего не научная специальность, а искусство, такое же независимое и творческое, как все прочие искусства... Поэтому-то и уголовные защитники имеют популярность своего рода "избранников" толпы - не то поэтов, не то драматических любовников, не то чарующих баритонов... Они фигурируют на эстраде; у них развиваются актерские инстинкты..." <*>.

<*> Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах ХIХ в. Тула: Изд. "Автограф", 1997. С. 5.

По системе, установленной Указом от 5 ноября 1723 г., как и ранее, "тяжущиеся" (т.е. гражданские) дела готовились не стряпчими, а государственными чиновниками. "Тяжущиеся" стороны должны были представлять свои прошения, документы и доказательства, после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения.

В 1775 г. Екатерина II подписала Указ "Учреждения о губерниях". По нему стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации.

Русская адвокатура постреформенного периода решительно отрекается от всякого смешения с дореформенными ходатаями и стряпчими. "Мы, - утверждает П.А. Потехин, - народились не из них (то есть дореформенных адвокатов), мы даже произошли не из пепла их, мы совсем новые люди, ни исторического родства, ни последовательской связи с ними не имеем, чем и можем гордиться" <*>.

<*> Отрывки из воспоминаний адвоката. Изд. "Право", 1990. С. 213.

Судебная реформа 1864 г., воплотившая либеральные начала в праве, попыталась решительно порвать с прошлым в отношении адвокатской профессии. Эта реформа, целью которой было введение элементов западного образца в правопорядок России, заложила основы компетентной и самоуправляемой организации адвокатов, которой предоставлялись широкие полномочия в судопроизводстве. Но создание объединения адвокатов и определение их нового места в системе права шло не так гладко, не в соответствии с планами реформы. Либерализм еще не настолько прочно утвердился в России к этому времени, чтобы обеспечить полное воплощение тех амбициозных программ, которые были заложены правовой реформой. В государственных учреждениях, ответственных за проведение этой реформы, было значительное число сторонников автократического подхода, что выявилось еще во время подготовки судебной реформы <*>.

<*> Юджин Хаски. Российские адвокаты и советское государство. М.: Российская академия наук. Институт государства и права. 1993. С. 13.

Для подготовки судебной реформы в 1861 г. была образована комиссия. Результатом ее работы стали "Основные положения преобразования судебной части в России", утвержденные Александром II 29 сентября 1862 г. Эти "Положения" состояли из трех частей, посвященных соответственно судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались следующие институты: отделение суда от администрации; выборный мировой суд; присяжные заседатели в окружном суде; адвокатура; принцип состязательности.

Такое начало "Основных положений", как образование судебной части в России, легло в основу учреждения "Судебных установлений", принятых затем 20 ноября 1864 г. в виде закона. Им впервые в России учреждается адвокатура - присяжные поверенные, "без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом" <*>.

<*> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией. СПб., 1867. Т. 5.

Воздействие либеральных и автократических тенденций на статус адвокатской профессии в дореволюционный период проявляется в разделении адвокатов на две четкие группы: присяжных поверенных - корпорацию дававших профессиональную присягу адвокатов и частных поверенных, занимавшихся адвокатской практикой индивидуально. Начиная с реформы 1864 г. и вплоть до революции 1917 г. присяжные поверенные играли среди адвокатов ведущую роль. Формальные требования, необходимые для вступления в адвокатуру, были очень высокими. Обязательным условием вступления являлся оконченный университетский курс юридических наук.

Наряду с высшим юридическим образованием для присяжного поверенного требовался пятилетний стаж работы по юридической специальности. Кроме того, введены и ограничения. Присяжными поверенными, в частности, не могли быть:

а) лица, не достигшие 20-летнего возраста;

б) иностранцы;

в) граждане, объявленные несостоятельными должниками (банкротами);

г) люди, состоявшие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без получения жалованья;

д) граждане, подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;

е) лица, состоявшие под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, а также те, которые были под судом за такие действия и не оправданы судебными приговорами;

ж) исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки или же из среды обществ или дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;

з) те, кому по суду были воспрещены хождения по чужим делам; а также исключенные из числа присяжных заседателей <*>.

<*> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией. СПб., 1867. Т. 5.

Профессиональные объединения присяжных поверенных организовывались по территориальному признаку, не строго соответствуя размещению региональных судов, называвшихся в то время судебными палатами. К концу периода царского правления при каждой из 14 Судебных палат Российской империи действовали органы самоуправления - совет и общее собрание присяжных поверенных. На совет возлагалась обязанность принятия новых членов, разбор дисциплинарных нарушений и решение других вопросов, представлявших общий для присяжных поверенных интерес.

Постановления совета присяжных поверенных принимались простым большинством членов совета (более 50% голосов), за исключением наложения взысканий, которые принимались 2/3 голосов.

На все постановления совета, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Для протестов прокуроров предусматривался тот же срок.

Был установлен порядок образования совета. Он мог создаваться при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной палаты. Число членов совета - не менее 5 и не более 15, по решению общего собрания.

Предусматривалась ежегодная отчетность совета о его деятельности перед общим собранием, а также устанавливались полномочия общего собрания. Таким образом, адвокатура, по существу, была самоуправляющейся организацией.

В "Судебных установлениях" также описаны права и обязанности присяжных поверенных. Присяжный поверенный, назначенный для производства дела советом, не может отказаться от исполнения данного ему поручения, не предоставив достаточных для этого причин. Присяжный поверенный также не может действовать в суде в качестве поверенного против своих близких родственников. Он не может также быть поверенным в одно и то же время у обеих спорящих сторон, переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой. Обязанностью присяжного поверенного, в частности, было не оглашать тайн своего доверителя не только во время производства, но и даже после окончания дела.

В уголовных делах, подлежащих ведению общих судебных учреждений, часто практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоящих при суде присяжных поверенных, а за недостатком этих лиц - из кандидатов на судебные должности людей, известных председателю "по своей благонадежности".

Также председатель суда обязан был назначить защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, а также их родителей или попечителей.

Положения "Судебных установлений" свидетельствуют о том, что присяжные поверенные не были государственными служащими. Поэтому на них не распространялось чинопроизводство. В своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел они были независимы от суда и подчинялись только установленным внутренним правилам.

В Положениях предусматривалась и ответственность присяжных поверенных. Она могла быть уголовной, дисциплинарной и гражданской.

Уголовная ответственность наступала при совершении умышленных действий во вред своим доверителям. Например:

а) злонамеренное превышение пределов полномочий, злонамеренное вступление в заключение сделки с противниками своего доверителя во вред ему;

б) злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов.

Присяжные поверенные подлежали также уголовному наказанию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц (в судебных речах или бумагах).

Дисциплинарная ответственность наступала при нарушениях профессиональных обязанностей, не дающих основания для уголовного преследования, а также при несоблюдении адвокатской этики.

Гражданская ответственность предусматривалась при совершении действий, сопряженных с нанесением материального ущерба доверителю, а также небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.).

В состав адвокатуры входила большая группа помощников присяжных поверенных. Ими были только что окончившие институт новички, которые проходили стажировку у присяжных поверенных в течение пяти лет и только после этого получали право вступления в адвокатский корпус.

Советы присяжных поверенных вырабатывали Правила о помощниках. В 1872 г. впервые были изданы Правила об организации помощников в Петербурге, а в 1878 г. - в Москве.

В 1874 г. был издан закон, учредивший наряду с присяжной адвокатурой институт частных поверенных. Для того чтобы стать частным поверенным и получить право на участие в производстве гражданских дел, необходимо было иметь особое свидетельство. Оно выдавалось судами в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Подробно правовое положение частных поверенных было регламентировано значительно позже. Следует отметить, что запрещалось получать звание частного поверенного женщинам.

В отличие от присяжных поверенных, имевших право выступать в любом суде Российской империи, частные поверенные могли выступать только в судах, выдавших им такое разрешение. В каждом суде существовала своя сертификационная процедура, включавшая в некоторых случаях даже письменный экзамен. Исключением являлись только два случая:

  1. частные поверенные, имеющие свидетельство от мирового или уездного съезда, могли ходатайствовать и по делам, производящимся у мировых судей, земских начальников, городских судей и в губернских присутствиях, находящихся в округе данного съезда;
  2. поверенные, принявшие ведение дела на основании полученного ими свидетельства, имели право ходатайствовать по этому делу и в кассационных департаментах Сената <*>.
<*> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией. СПб., 1867. Т. 5.

Полное отсутствие профессиональных ассоциаций частных поверенных и скованность их перемещений из-за введенной судами сертификационной системы сводили до минимума их профессиональные контакты. Все вопросы, касавшиеся деятельности частных адвокатов, включая членство и дисциплинарные вопросы, решались в первую очередь судами. Более общий контроль осуществлялся Министерством юстиции.

Эффективность профессиональной адвокатской деятельности значительно повысилась после 1864 г. благодаря изменениям процессуального права, составлявшим основу Судебной реформы. Во вновь созданных на окружном и более высоком уровнях общих судах были введены заимствованные у Запада процессуальные принципы, придающие особое значение в судебной защите устности и гласности. По уголовным делам, входившим в юрисдикцию этих судов, адвокаты хотя и не имели доступа к предварительному следствию, однако пользовались всеми процессуальными правами в судебном разбирательстве и при обжаловании судебных решений. Впервые в русской истории адвокаты могли выступать перед судом присяжных в открытом заседании. Им также разрешалось иметь свидания с обвиняемым, находящимся под арестом, а в одном из судебных округов совет присяжных поверенных даже рекомендовал своим членам максимально использовать это право при ведении любых дел <*>.

<*> Сборник материалов, относящихся до сословия присяжных поверенных округа московской судебной палаты / Под редакцией А. Нос. М., 1891. С. 180.

В рамках осуществления защиты по уголовным делам существовала статья, когда присяжные поверенные назначались судом для защиты неимущих обвиняемых. Вообще надо отметить, что уголовная практика не была ни престижной, ни прибыльной. Исключение, возможно, составляли суды присяжных высокого ранга, где присяжные поверенные приобретали репутацию антагонистов государства. Фактически их репутация носителей демократических начал стала складываться в 70-е годы прошлого века в результате ряда громких политических процессов. Защитники (присяжные поверенные) часто добивались оправдания на политических процессах с помощью жюри присяжных, более склонных к оправданию, нежели к обвинению. Суды присяжных (особенно по уголовным делам), явившиеся результатом реформ 1864 г., овладели вниманием населения. В печатных органах адвокатуры часто публиковались речи защитников, представлявшие захватывающее чтение.

Судебная система России восприняла состязательные механизмы через суды присяжных, при этом сохранялись остатки континентальной системы (например, предварительное расследование без участия защитника). Не стоит и говорить о том, что судебные чины и судьи были не в восторге от той ситуации, когда присяжные заседатели получили право решать, что является справедливым, а что - нет. Их также не устраивала возросшая роль адвоката в суде присяжных. Например, в 1904 г. председатель окружного суда отвел защитника во время процесса за то, что в своей речи перед членами жюри присяжных тот подчеркнул, что они имеют право на оправдание обвиняемого.

Несмотря на то, что число адвокатов в России выросло в период с 1864 по 1917 гг. очень значительно, их все равно не хватало для удовлетворения нужд населения. В 1897 г. на одного адвоката приходилось 29800 человек. К 1910 г. соотношение существенно изменилось: один адвокат на каждые 17900 человек. Однако Россия по-прежнему отставала от более развитых стран Европы, таких, как Англия, в которой один адвокат приходился на 1684 человека <*>.

<*> Юджин Хаски. Российские адвокаты и советское государство. М.: Российская академия наук. Институт государства и права. 1993. С. 17.

Политика реакции и ухудшение отношения государства к присяжным поверенным также отразились на развитии советов присяжных поверенных. Хотя Судебная реформа предусматривала создание профессиональной организации присяжных поверенных в округе каждой судебной палаты, правительство не торопилось с исполнением этого закона. Первые советы присяжных поверенных были образованы в Санкт-Петербурге и Москве в 1866 г., а за ними - Харьковский совет в 1874 г. Но в этом же году во исполнение программы правовых контрреформ Министерство юстиции приостановило учреждения советов и передало их функции окружным судам в связи с тем, что, по утверждению Министерства юстиции, учрежденные советы присяжных поверенных не оправдали возложенной на них задачи надзора за "охранением достоинства и нравственной чистоты в действиях лиц, принадлежащих к этому сословию". И эта "временная" мера оставалась в силе до 1904 г.

Контрреформы 1874 г. существенно ослабили адвокатуру. Первая волна социальной активности присяжных была погашена этими контрреформами и последующей общей реакцией в России. Присяжные поверенные продолжали появляться на политических процессах, но масштаб и активность их участия уменьшились. Для адвокатской деятельности начался период господства консерватизма, когда, казалось, стремление правосудия к социальной справедливости ослабло.

В 1890 г., а затем в 1896 г. назначенная правительством комиссия разрабатывала проекты нового законодательства об адвокатуре. По этим проектам предполагалось усилить надзор за адвокатурой со стороны государства, и в частности со стороны прокуратуры. Прокуратуре предоставлялись полномочия опротестовывать любое решение органов самоуправления присяжных поверенных, включая вопросы о членстве, и передавать их на рассмотрение суда. Более того, этим органам запрещалось принимать в адвокатуру лиц, подозревавшихся в политической деятельности и находившихся под надзором полиции. Хотя оба проекта были представлены в Государственный Совет для окончательного утверждения, ни один из них не был принят <*>.

<*> История русской адвокатуры. Т. 1. С. 336.

В середине 90-х гг., в пик реакции, следующее поколение присяжных поверенных вдохнуло новую жизнь в корпорацию. Молодые адвокаты подняли вторую волну активности, откровенно политическую по целям и методам, продолжавшуюся то с большей, то с меньшей интенсивностью до 1917 г. В отличие от прежних присяжных поверенных поколение 90-х не ограничивалось выступлениями в зале суда с целью способствовать развитию народного сознания и призывами к социальным изменениям. Многие молодые адвокаты объединялись в группы, такие, как Странствующий клуб в Москве, который оказывал юридическую помощь населению. Были организованы центры правовой помощи для рабочих и крестьян, некоторые присяжные поверенные посвятили себя исключительно защите низших классов. Кроме того, в самом Странствующем клубе был создан кружок для защиты обвиняемых в политических преступлениях.

Рост политической активности в адвокатуре усилился в связи с начавшимися в стране волнениями, кульминацией которых было восстание 1905 г. Кризис углубил существующее разделение адвокатов на реформистов и традиционалистов, вынуждая центристски настроенных адвокатов присоединиться либо к тем, либо к другим. 21 ноября 1904 г. присяжные поверенные Санкт-Петербурга совершили беспрецедентный шаг, приняв резолюцию, призывавшую к изменению политического строя страны <*>.

<*> Там же.

События 1904 и 1905 гг. значительно усилили политизацию адвокатуры. Мнение традиционалистов о том, что адвокаты должны быть вне политики, не могло быть поддержано в революционный период. Все большее число присяжных поверенных вступало в различные партии, что приводило к созданию внутри адвокатской корпорации различных фракций, позиции которых часто сталкивались на общих собраниях. Возросшая политическая сознательность среди присяжных поверенных привела к дальнейшему распространению юридических консультаций для обслуживания низших классов и к более активному участию адвокатов в органах самоуправления.

Интересно отметить, что революция 1905 г. впервые объединила адвокатов на общенациональном уровне. Две тысячи делегатов, представлявших советы присяжных поверенных всей России, за исключением Сибири, собрались в Санкт-Петербурге в марте 1905 г. на первый Всероссийский съезд присяжных поверенных. Съезд постановил образовать общенациональный совет присяжных поверенных и способствовать установлению в России демократической, конституционной политической системы. Второй съезд, состоявшийся в Москве в октябре 1905 г., несколько раз прерывался из-за вмешательства полиции, но тем не менее успел принять несколько резолюций. Однако после второго съезда общенациональное движение из-за политических противоречий раскололось и прекратило свое существование.

И без того напряженные отношения государства с адвокатурой ухудшились еще больше в период с 1905 по 1917 гг. Как и в 70-х гг., это произошло из-за участия присяжных поверенных в качестве защитников в политических процессах. Главным оружием в руках самодержавия против революционной активности и массовых беспорядков было уголовное преследование, а адвокаты противодействовали ему.

Государство также препятствовало нормальному функционированию объединений присяжных поверенных. Полиция иногда не допускала созыва общих собраний, использовались также и другие способы, чтобы помешать присяжным поверенным контактировать друг с другом. В Санкт-Петербурге в 1913 г. местный прокурор издал распоряжение о том, что на общих собраниях присяжных поверенных можно только обсуждать годовой отчет совета и выбирать его новый состав. В качестве примера вмешательства государства в дела адвокатуры можно привести действия властей в Иркутске, где все члены совета были арестованы, а его функции были возложены на окружной суд <*>.

<*> История русской адвокатуры. Т. 1. С. 488.

В Декларации Временного правительства от 3 марта 1917 г. провозглашалась полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений. Подкомитет по законопроектам Временного правительства готовил новый закон об адвокатуре России. Прогрессивным явлением деятельности временного правительства было разрешение женщинам заниматься адвокатской практикой.

Трудно сказать, как фактически преобразовало бы Временное правительство адвокатуру в России, но период его деятельности был весьма коротким, и Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 г., и последовавшая за ней диктатура пролетариата привели к уничтожению русской, так называемой буржуазной адвокатуры и ее лучших традиций.

Многие адвокаты были уничтожены физически как представители враждебного пролетариату класса, другие оказались в концлагерях, а оставшиеся на свободе были лишены права выступать в судах.

Декретом о суде N 1 от 24 ноября 1917 г. социалистическая революция упразднила все судебные учреждения российского буржуазного государства, а наряду с ними и присяжную и частную адвокатуру. Этим же Декретом были созданы советские суды. В качестве защитников и обвинителей допускались все "непорочные лица обоего пола, пользующиеся гражданскими правами". Вопрос о судебной защите решался именно таким образом, хотя специальной организации защиты создано не было <*>.

<*> Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России. М., 2002. С. 105.

19 декабря 1917 г. была издана инструкция "О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний". В соответствии с этой Инструкцией народным комиссариатом юстиции при революционных трибуналах образовывались коллегии правозащитников, которые действовали наряду с общегражданскими обвинителями и защитниками.

Согласно этой Инструкции при революционных трибуналах создавались коллегии правозаступников, а правозаступничество осуществлялось в формах общественного обвинения и общественной защиты. В коллегию правозаступников могли вступить любые лица, у которых было желание "помочь революционному правосудию" и представившие рекомендации от Совета депутатов. Инструкция предусматривала, что судебное следствие в революционных трибуналах должно было происходить с участием обвинения и защиты. В качестве защитника обвиняемый мог пригласить любое лицо (не обязательно из коллегии правозаступников), пользующееся политическими правами. И только в том случае, если обвиняемый не мог сам пригласить себе защитника и просил об этом трибунал, тот должен был предоставить ему такового из коллегии правозаступников.

Кроме того, согласно Инструкции в судебном заседании революционного трибунала могли выступить из числа присутствующих в зале один обвинитель и один защитник.

На практике обвиняемые редко обращались к помощи защитников из коллегий правозаступников, прибегая к помощи бывших адвокатов, ибо коллегии правозаступников, по существу, являлись коллегиями обвинителей.

7 марта 1918 г. был принят Декрет о суде, согласно которому была образована новая форма организации защиты: "При Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов учреждается коллегия лиц, посвятивших себя правозаступничеству, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты. В эти коллегии поступают лица, направленные Советами рабочих, крестьянских депутатов. Только эти лица имеют право выступать в суде за плату" <*>.

<*> Там же.

На основании Декрета о суде N 2 Советы депутатов издали "Положение о коллегии правозаступников".

Декретом предусматривалось, что члены коллегий правозаступников избирались и отзывались советами, при которых состояли коллегии. Каждый обвиняемый имел право сам приглашать себе защитника или просить суд о назначении правозаступника. Сохранялся порядок, согласно которому в судебных прениях могли выступить по одному обвинителю и защитнику из числа присутствовавших в зале судебного заседания.

Как уже говорилось, другим лицам, не являвшимся членами коллегии правозаступников, запрещалось оказание юридической помощи населению под угрозой штрафа или лишения свободы до одного года. В результате этого уровень правовой культуры в судах резко упал, а защитники и представители попали в зависимость от местных властей. Эта зависимость стала еще более заметной после принятия Декрета ВЦИК от 30 ноября 1918 г., утвердившего Положение "О народном суде РСФСР". Этим Положением безоговорочно признавалось сохранение коллегий правозаступников, которые стали именоваться "коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе".

Члены коллегии защитников фактически признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада, устанавливаемого для народных судей по смете Народного Комиссариата Юстиции.



Положение четко устанавливало, кто, кроме коллегии защитников, может быть защитником и представителем сторон в суде. Согласно ст. 47 Положения ими могли быть близкие родные тяжущихся, как то: родители, дети, братья и сестры, супруги, - а также юрисконсульты советских учреждений по уполномочию их руководящих органов.

Характерно, что обязательным участие защитника в уголовном процессе было тогда, когда дело по обвинению его рассматривал народный суд с участием шести народных заседателей, то есть по делам об убийстве, разбое, изнасиловании, спекуляции и в том случае, если по делу выступал обвинитель.

В свою очередь, контроль за деятельностью коллегий защитников возлагался на губернские отделы юстиции. Они должны были периодически проводить совещания членов коллегий, следственных комиссий и народных судей для единого направления их деятельности. Фактически же это означало полную зависимость адвокатуры от государственных органов в лице губернских отделов юстиции.

В июле 1920 г. на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции было высказано мнение о том, что коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон себя не оправдывали (они злоупотребляли доверием, получали высокие гонорары и т.п.). В результате была дана команда на уничтожение коллегий еще до внесения изменений в законодательство.

Коллегии правозаступников окончательно были упразднены Положением о народном суде РСФСР 1920 г. Согласно этому Положению были выделены из деятельности коллегий правозаступников функции обвинения. Обвинители должны были состоять при отделах юстиции, а право назначения и отзыва обвинителей было предоставлено губисполкомам.

В силу ряда причин после революции формирование новой адвокатуры было противоречивым, а в государстве в тот период времени имели место серьезные отступления от законности. Так, в 1917 - 1922 гг. уголовную ответственность и судопроизводство устанавливали в России высшие органы государственной власти, органы государственного управления, суды, непосредственно население.

Была существенно принижена роль права. В отдельные периоды адвокатура не находила себе должного применения. Таким образом, назрел вопрос о возрождении института адвокатуры.



IX Всероссийский съезд Советов принял специальное постановление, в котором указывалось, что "очередной задачей является водворение во всех областях жизни строгих начал революционной законности".

В этот же период стала вестись активная законодательная деятельность. Была создана единая судебная система: народные суды, губернские суды и Верховный суд РСФСР, они образовывались вместо существовавших ранее революционных трибуналов и народных судов.

Частью судебной реформы 1922 г. была организация прокуратуры. Создание нового отраслевого законодательства, развитие договорных отношений в государстве требовали и создания профессиональной адвокатуры, которая могла бы оказывать квалифицированную юридическую помощь, юридически грамотно защищать права и законные интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций.

Днем рождения советской адвокатуры считается 22 мая 1922 г., когда III сессия Всероссийского Исполнительного комитета IX созыва утвердила своим Постановлением Положение об адвокатуре.

5 июля 1922 г. НКЮ издал Положение о коллегиях защитников, согласно которому создавались коллегии по гражданским и уголовным делам при губернских отделах юстиции. Общее собрание защитников избирало президиум, который осуществлял руководство деятельностью коллегии. На президиум возлагалась обязанность приема в коллегию и отчисления из нее, наложение дисциплинарных взысканий, решение финансовых и административных вопросов, связанных с функционированием деятельности коллегии.

Деятельность коллегий защитников должна была обеспечивать организацию всесторонней юридической помощи населению путем дачи советов и консультаций, ведением дел в судах и других организациях, широкую пропаганду советского права. Гарантией выполнения задач, поставленных перед советской адвокатурой того времени, могло служить лишь "партийное руководство коллегиями защитников".

Подводя итоги дискуссии в печати об участии коммунистов в работе коллегий и об их роли в адвокатуре, ЦК РКП(б) 2 ноября 1922 г. издал Циркуляр "О вступлении коммунистов в коллегии защитников", в котором давались принципиальные указания, определяющие деятельность коммунистов - членов коллегий защитников.



ЦК РКП(б) указал, что коммунисты в коллегиях должны образовывать фракции, подотчетные губернским комитетам партии.

Примечательно, что коммунистам в коллегиях запрещалось принимать дела по защите "буржуазных элементов" в их спорах против рабочих, государственных предприятий и учреждений. Нельзя было также защищать в судах "явных контрреволюционеров, расхитителей имущества и взяточников" <*>.

<*> Шаламов М.П. История советской адвокатуры. М., 1939. С. 40.

Адвокаты-коммунисты также обязаны были расширять бесплатную юридическую помощь населению, в первую очередь - рабочим и крестьянам. Активное участие коммунистов в работе коллегий адвокатов позволило в короткие сроки покончить с традициями старой адвокатуры.

Затем Положение о судоустройстве РСФСР, принятое IV сессией ВЦИК IX созыва 11 ноября 1922 г., также подчеркнуло, что коллегии защитников действуют именно в целях обеспечения трудящихся юридической помощью. Этим же Положением устанавливалось, что коллегии защитников состоят при губернских судах и действуют под их наблюдением.

А 23 апреля 1924 г. Народный Комиссариат Юстиции принял Циркуляр N 61, в котором предлагал губсудам усилить кадры адвокатуры привлечением в коллегии защитников работников партийных и профессиональных организаций, рабочих, имеющих достаточную подготовку, а также предлагалось усилить контроль губсудов за деятельностью коллегий защитников. В этом Циркуляре ставился и вопрос о равномерном распределении адвокатов по территории губерний в целях лучшего обеспечивания трудящихся юридической помощью.

Несмотря на то что в годы нэпа многие российские присяжные поверенные и их помощники вернулись к своей профессии, советская адвокатура была значительно малочисленнее дореволюционной. Всего же в Москве и Петрограде в 1923 г. число адвокатов составляло всего 15% - 20% от численности дореволюционных защитников этих городов. По РСФСР же общее количество адвокатов составляло 2800 человек, приблизительно 25% от дореволюционного уровня. В последующие годы нэпа состав коллегий защитников резко увеличивался. Только с 1923 по 1927 гг. в РСФСР в адвокатуру было принято 2000 членов.



Циркуляром N 177 Наркомюста от 1 октября 1926 г. указывалось на необходимость максимального расширения сети юридических консультаций, особенно в сельских местностях.

Необходимо отметить, что все законодательные акты Советского государства, определявшие структуру, роль, задачи адвокатуры того времени, свидетельствуют о достаточно большом внимании, которое уделялось новой адвокатуре.

С 1928 г. по инициативе коллегии Народного Комиссариата Юстиции была начата борьба с частнопрактикующими адвокатами, которые якобы "способствовали засорению адвокатуры". Акцент делался исключительно на коллективную консультационную форму деятельности. А 12 сентября 1928 г. коллегия Наркомюста приняла специальное Постановление "О реорганизации коллегии защитников", в котором семи окружным судам предлагалось организовать адвокатские коллективы.

27 февраля 1932 г. Наркомюстом было утверждено новое "Положение о коллективах членов коллегии защитников". Оно учитывало как положительный, так и отрицательный опыт организации и деятельности адвокатских коллективов в первые годы их существования.

Данное Положение предусматривало организацию коллективов защитников "в районных и межрайонных масштабах" и охватывало адвокатов, работающих в районных центрах и в сельских местностях. Действовали коллективы защитников под непосредственным руководством соответствующих президиумов областных (краевых) коллегий защитников. А общий политический надзор за деятельностью коллегии возлагался на областные (краевые) суды.

Четко был определен круг деятельности коллективов защитников, которые должны были оказывать юридическую помощь населению, обслуживать государственные учреждения и предприятия, кооперативные и общественные организации, вести пропаганду советского права и подготовку практикантов, выдвинутых общественными организациями для дальнейшей работы в коллективах.

/"Адвокатская практика", 2005, N 5/



Согласно Положению прием в коллектив защитников производился добровольно, в каждом отдельном случае по заявлению вступающего в коллектив. Отказ в приеме мог быть обжалован в президиум коллегии защитников, постановление которого являлось обязательным.

Членам коллегии защитников запрещалась всякого рода юридическая работа, за исключением педагогической, литературной и научной деятельности, а также работы юрисконсульта предприятий и учреждений обобществленного сектора - по совместительству.

Высшими органами управления коллектива являлись: общее собрание членов коллектива, бюро коллектива, ревизионная комиссия.

Для оказания юридической помощи населению создавались юридические консультации.

Конституция СССР 1936 г. устанавливала "право трудящихся на объединение в общественные организации". В соответствии с ним и происходило объединение адвокатов в коллегии. При этом ст. 126 Конституции подчеркивала, что руководящая роль в них, как и во всей общественно-политической жизни страны, принадлежит Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).

Формально самоуправляющиеся коллегии защитников со времени их образования были под надзором областных судов, а с начала 30-х гг. перешли под контроль Наркомата юстиции.

После убийства Кирова С.М. 1 декабря 1934 г. на всех уровнях, в том числе и в адвокатуре, началась мощная кампания чистки. Например, только с июня 1935 г. по октябрь 1936 г. из Свердловской коллегии были исключены 50 адвокатов. Примерно такое же положение наблюдалось и в других коллегиях <*>.

<*> Смирнов В.Н., Усманов Р.Р. История адвокатуры Среднего Урала. Екатеринбург. С. 165.

Социальные изменения, происходящие в годы советской власти, требовали и организационного изменения адвокатуры.

Так, 16 августа 1939 г. Постановлением СНК СССР было утверждено новое Положение об адвокатуре СССР, предусмотревшее создание юридических консультаций. Оно разрешало практически все вопросы организации и деятельности адвокатуры на том этапе. Этим Положением устанавливалось, что коллегии адвокатов образовывались в краях, областях, автономных республиках, не имеющих областного деления.

Общее государственное руководство адвокатурой возлагалось на НКЮ СССР, союзных и автономных республик, определялись конкретные задачи по оказанию юридической помощи населению, учреждениям, организациям и предприятиям:

а) дача юридических консультаций (советов, справок, разъяснений и т.п.);

б) составление заявлений, жалоб и других документов по просьбе граждан, учреждений, организаций и предприятий;

в) участие адвокатов в судебных процессах в качестве защитников обвиняемых, представителей ответчиков, истцов и других заинтересованных лиц.

Положением был закреплен новый принцип, в соответствии с которым в адвокатуру могли вступать лишь лица, имеющие юридическое образование и не менее чем трехлетний стаж работы в качестве судьи, прокурора, следователя и юрисконсульта. Статья 14 Положения закрепляла важнейший демократический принцип, заключающийся в том, что "все вопросы, связанные с организацией и деятельностью коллегии адвокатов, разрешаются общим собранием членов коллегии адвокатов и президиумом коллегии адвокатов". "Положением" было установлено, что коллегии адвокатов пользуются правами юридического лица.

Лица, не состоящие членами коллегии адвокатов, допускались к занятию адвокатской деятельностью с разрешения народного комиссара юстиции союзной республики.

Общее собрание коллегии адвокатов должно было созываться не реже двух раз в год.

Президиум коллегии адвокатов и ревизионная комиссия избирались тайным голосованием сроком на два года. Президиум коллегии осуществлял руководство всей практической деятельностью коллегии, избирал из своего состава председателя, его заместителя и секретаря президиума.

За недобросовестное исполнение адвокатами своих обязанностей, нарушение таксы оплаты и другие проступки президиум коллегии мог наложить на них одно из следующих дисциплинарных взысканий:

  1. замечание,
  2. выговор,
  3. строгий выговор,
  4. отстранение от работы адвоката на срок до шести месяцев,
  5. исключение из состава коллегии адвокатов.

На основании изучения Положения об адвокатуре СССР 1939 г. и других материалов, касающихся деятельности адвокатов, можно сделать вывод, что основной задачей адвоката была не помощь конкретному человеку, а оказание содействия социалистическому правосудию. Подчеркивалось, что "защита обвиняемого в советском суде должна быть достойной нашего социалистического общества, а советский адвокат должен быть активным проводником социалистической законности" <*>.

<*> Шаламов М.П. История советской адвокатуры. М., 1939. С. 53.

Годы репрессий самым отрицательным образом сказались на деятельности коллегии адвокатов. Некоторые честные добросовестные защитники были арестованы: кто-то из них был расстрелян, другие приговорены к различным срокам лишения свободы. Многие были изгнаны из адвокатуры. Все это самым отрицательным образом сказалось на защите прав человека, хотя большинство советских адвокатов достойно и с честью выполняли свои профессиональные обязанности.

Последующее развитие советского общества, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства страны, годы послевоенных пятилеток - все это оказывало непосредственное влияние на деятельность государства в целом и определяло дальнейшие задачи и развитие адвокатуры.

В декабре 1958 г. Верховный Совет СССР принял ряд новых законов, в их числе: "Основы уголовного законодательства", "Основы уголовного судопроизводства", "Основы судоустройства" и др. Законом о судопроизводстве значительно расширялись права адвокатов. В ст. 22 Закона записано, что "защитник допускается к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу. По делам о преступлениях несовершеннолетних, а также лиц, которые в силу физических и психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения".

С принятием этих Основ адвокатура стала совершенствовать свою организацию и деятельность. В октябре 1960 г. были приняты новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Адвокаты еще не были готовы к работе на стадии предварительного расследования по уголовным делам, и в коллегиях были приняты меры по изучению этих законов и их использованию в адвокатской практике.

В 1962 г. Верховный Совет РСФСР принял Положение об адвокатуре РСФСР.

От предыдущего Положения 1939 г. оно отличалось тем, что в нем по-иному решался вопрос о подконтрольности коллегии адвокатов, значительно расширялись права адвокатов. В то же время повысилась и требовательность к ним, иначе определялся круг задач, стоящих перед коллегией.

Много нового появилось и в объеме работы адвокатов. Так, наряду с оказанием юридической помощи населению на коллегии адвокатов возлагались обязанности "по изучению и обобщению причин преступных проявлений и иных нарушений законности". Адвокаты могли вносить соответствующие предложения в органы власти и управления.

В соответствии со ст. 26 Положения адвокату было предоставлено право запрашивать справки, характеристики и другие документы из государственных и общественных организаций. Это, несомненно, явилось прогрессивной формой работы.

К адвокатам предъявлялись требования "быть образцом точного и неуклонного соблюдения советских законов, моральной чистоты и безукоризненного поведения" (ст. 30). По тем временам это положение воспринималось адвокатами с пониманием.

Статья 33 Положения обязывала адвоката "хранить профессиональную тайну", а в ст. 34 указывалось, что он не мог отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.

Несомненно, что Положение об адвокатуре 1962 г. сыграло положительную роль на том отрезке жизни нашего государства, но адвокатура продолжала находиться в большой зависимости от партийных и государственных структур, которые, по существу, контролировали, опекали ее работу.

До сих пор актуальной положительной оценки заслуживает одна из форм работы адвоката. Это пропаганда законодательства, в настоящее время, к сожалению, совершенно забытая. Только в 1967 г. адвокатами России было прочитано для населения свыше 100 тысяч лекций и докладов, разъясняющих действующее законодательство и практику его применения <*>.

<*> Советская адвокатура. М.: Юридическая литература, 1968.

Позже в соответствии с Конституцией СССР Верховный Совет принял новый Закон Об адвокатуре в СССР 30 ноября 1979 г.

До принятия этого Закона вся организация и деятельность адвокатуры регламентировались положениями об адвокатуре, утверждаемыми Верховными Советами союзных республик. Они по-разному регулировали ряд вопросов деятельности адвокатуры.

Прежние положения об адвокатуре союзных республик нечетко определяли порядок образования коллегий адвокатов, поэтому новый Закон подробно регламентировал вопрос о том, как создаются добровольные объединения лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. В ст. 3 говорилось, что коллегия адвокатов образуется по заявлению группы учредителей, состоящих из лиц, имеющих высшее юридическое образование, или по инициативе исполнительного и распорядительного органа соответствующего Совета народных депутатов.

Относительно задач адвокатуры в Законе указывалось, что она содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития.

В целях укрепления кадров адвокатуры и повышения качества их работы были предусмотрены более серьезные требования к лицам, принимаемым в члены коллегии адвокатов.

Статья 5 Закона предусматривала, что адвокатами могли стать лишь лица, окончившие высшие юридические учебные заведения.

В Законе более четко был прописан и расширен перечень прав и обязанностей адвокатов при оказании ими юридической помощи гражданам и организациям. В частности, адвокат мог представлять права и законные интересы любых лиц, обратившихся за юридической помощью, причем во всех государственных и общественных организациях, в компетенцию которых входит разрешение соответствующих вопросов.

Закон об адвокатуре в СССР расширил виды юридической помощи, оказываемой адвокатами. Предусматривалось также представительство адвокатов в суде, арбитраже и других государственных органах по делам об административных правонарушениях, выдача письменных справок по законодательству.

20 ноября 1980 г. был принят Закон РСФСР "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР". С момента принятия этого Закона утратило силу Положение об адвокатуре РСФСР от 25 июля 1962 г.

Новое Положение об адвокатуре РСФСР практически было построено на базе Закона СССР "Об адвокатуре в СССР" и восприняло от него самые положительные и проверенные жизнью положения.

Так, в ст. 1 Положения говорилось, что "основной задачей адвокатуры в РСФСР является оказание юридической помощи гражданам и организациям". Адвокатура в РСФСР, говорится в Положении, содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития <*>.

<*> Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г.

Из текста статьи видно, что она определяет задачи адвокатуры исходя из существовавших на то время политических и идеологических установок, партийных предписаний и моральных норм. Поэтому среди перечисленных задач есть такая, которая явно не имеет никакого отношения к юридической специфике адвокатской деятельности (воспитание граждан в духе...) и несет в себе чисто идеологический заряд.

Статья 2 Положения предусматривала, что "права и обязанности адвокатов при выполнении поручений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях регламентируются соответствующим законодательством Союза ССР, РСФСР и других союзных республик".

Положение предусматривает, что основной организационной структурой адвокатуры являются республиканские (в автономных республиках), краевые, областные и городские (в городах Москве и Ленинграде) коллегии адвокатов.

Часть 4 ст. 3 Положения позволяла с согласия Министерства юстиции СССР, "когда это необходимо для оказания юридической помощи гражданам и организациям", образовывать межтерриториальные и другие коллегии адвокатов.

Высшим органом коллегии адвокатов являлось общее собрание (конференция) членов коллегии, ее исполнительным органом - президиум, контрольно-ревизионным органом - ревизионная комиссия (ст. 4).

Вместе с тем эта норма носила скорее декларативный характер. В условиях подчинения адвокатуры государству, когда общеобязательные директивы для адвокатуры издавались ЦК КПСС, Правительством, Министерством юстиции СССР, Министерством юстиции РСФСР, исполнительными и распорядительными органами, общие собрания коллегий лишь дублировали эти директивы и решения.

Положение устанавливало (ст. 15) следующие права членов коллегии адвокатов:

избирать и быть избранным в органы коллегии адвокатов;

ставить перед органами коллегии адвокатов вопросы, касающиеся деятельности коллегии, вносить предложения по улучшению ее работы и принимать участие в их обсуждении;

принимать личное участие во всех случаях обсуждения органами коллегии его деятельности или поведения;

выйти из состава коллегии адвокатов.

Адвокат, выступая в качестве представителя или защитника, правомочен:

представлять права и законные интересы лиц, обратившихся за юридической помощью, во всех государственных и общественных организациях, в компетенцию которых входит разрешение соответствующих вопросов;

запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии.

Данная норма на самом деле предоставляет адвокатам достаточно узкий круг прав, за рамки которого они не вправе выходить, не имея на то законных полномочий. Если исходить из данной статьи, то адвокат вправе только представлять права и законные интересы своих доверителей и запрашивать справки, характеристики и иные документы. Никаких других правомочий на него не возложено.

Среди обязанностей членов коллегии адвокатов (ст. 16) также содержатся нормы, носящие чисто идеологический характер: такие, как быть образцом безукоризненного поведения, повышать свой идейно-политический уровень, активно участвовать в пропаганде советского права. Более того, под понятие "небезукоризненное поведение" можно подвести буквально любое отступление адвоката от предложенной ему руководством "линии поведения", или от слишком вольного высказывания в адрес государства на судебном процессе, или любое иное действие, которое по тем или иным мотивам придется не по вкусу властям. И тогда адвоката можно наказать, исключить из коллегии или применить к нему иные меры воздействия.

Вместе с тем нельзя не отметить, что Положение об адвокатуре впервые закрепило право адвоката на сбор доказательств в рамках уголовного процесса, особое внимание уделило проблемам уголовно-процессуальной защиты.

В ст. 15 Положения также закреплен важный принцип, согласно которому адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя <*>.

<*> Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г.

Обращаясь к истории адвокатуры в России, нетрудно заметить, что, несмотря на изменения в общественно-политической жизни страны, она всегда стремилась быть независимой организацией.

Вместе с тем в советский период адвокатура в России переживала тяжелые времена. Только с возрождением демократических начал в нашей стране получило развитие законодательство об адвокатуре. Первые шаги в этом направлении были сделаны с введением Положения об адвокатуре РСФСР 1980 г.

Значительно расширил полномочия защитников УПК РФ, прежде всего закрепив в качестве одной из основных задач уголовного судопроизводства защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ); к одному из основополагающих принципов уголовного процесса отнеся принцип состязательности, предусматривающий разделение функций защиты, обвинения и разрешения уголовного дела (ст. 15 УПК РФ) и предоставив защитнику право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), использовать не запрещенные Кодексом средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

В заключение хотелось бы отметить большое значение Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре", который заслуживает отдельного более подробного рассмотрения.