Мудрый Юрист

Ключевое "доказательство" стороны обвинения, или сечет ли меч повинную голову

Воронов А.А., кандидат физико-математических наук, кандидат юридических наук, доцент.

Комаров А.И., адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов.

"О справедливости можно долго спорить - сила же, напротив, очевидна и бесспорна. Поэтому нельзя придать силу справедливости, ибо сила восстала против справедливости и заявила, что справедлива не справедливость, а она - сила". Данное утверждение великого французского ученого и философа Блеза Паскаля в принципе достаточно парадоксальное, но в то же время очень точное и легко переносится на настоящую действительность. Пусть оно послужит эпиграфом к нашему повествованию.

Как многим известно, уголовное судопроизводство в соответствии со ст. 6 УПК РФ имеет своим назначением две цели:

  1. защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
  2. защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Руководствуясь этой формулировкой, некоторые работники правоохранительных органов порой толкуют изложенные принципы прямо-таки в буквальном смысле, т.е. в первую очередь необходимо защищать потерпевших от преступлений (так как в УПК это положение обозначено цифрой 1), а лишь во вторую очередь уделять внимание защите личности от незаконного и необоснованного обвинения. Без сомнения, Конституция России имеет приоритет над любыми законами, в том числе и над Уголовно-процессуальным кодексом РФ, в связи с чем мы будем настаивать на приоритетности защиты прав и свобод человека, в особенности от мощного давления "милицейско-прокурорской машины".

Сегодня на каждом шагу трубят об изменениях в уголовном процессе, о смене форм уголовного судопроизводства с розыскной на состязательную, о том, что "защитительная функция" получила приоритет над "карательной", однако вечный вопрос: что лучше сделать - найти и осудить какое-то подозрительное лицо, пусть даже невиновное, и сделать из него "козла отпущения" или в установленном законом порядке устанавливать личность настоящего преступника, - судя по сложившейся судебной практике, все же косвенно решен в пользу первого варианта.

Темой нашей публикации является вопрос соблюдения правоохранительными органами принципа законности в ходе доказывания вины лица в совершении преступления.

Не будем спорить о том, что основной задачей любого следователя (дознавателя) является раскрытие преступлений и изобличение преступника путем отыскания законных и относимых к делу доказательств, в качестве которых закон (ст. 74 УПК РФ) допускает:

  1. показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.

Ни для кого не секрет, что в правоприменительной практике любого следователя или адвоката встречаются различные ситуации, различные дела. В одних случаях доказательств у следствия более чем достаточно, много свидетелей, положительные для следствия заключения экспертиз, протоколы допросов, осмотров, выемок и т.п., и в этом случае следователи проводят расследование в относительно корректном режиме. В других случаях доказательств либо не хватает, либо их нет совсем. Или вполне возможно и имеются какие-то косвенные данные, однако их недостаточно для признания человека виновным в совершении преступления, к тому же все сомнения должны трактоваться в пользу подозреваемого, обвиняемого. В этом случае следствию приходится поломать голову над вопросом: как же "доказать вину" подследственного? Не будем лукавить, да что там говорить, и ломать ничего долго не приходится - здесь на помощь всегда приходит знаменитая палочка-выручалочка (так и хочется сказать 37-го года), излюбленный и весьма удобный вид "доказательств", отнесенный законодателем к разряду иных документов (см. текст выше).

Как вы догадались, мы сейчас говорим о явке с повинной, которая, а точнее которое, так как речь идет о заявлении согласно ст. 142 УПК РФ, является добровольным сообщением лица о совершенном им преступлении. Указанное заявление о явке с повинной в соответствии с законом может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол.

Если не вдаваться в детали, то нетрудно сделать вывод, что заявление о явке с повинной тождественно имеет силу признательных показаний подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), полученных следователем в ходе проводимого допроса. Но. Имеется одно но. Признательные показания подозреваемых или обвиняемых по новому Уголовно-процессуальному кодексу имеют свою настоящую силу, т.е. являются допустимыми доказательствами, только когда они даны в присутствии адвоката. Показания же, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми (ст. 75 УПК РФ). К счастью для сотрудников правоохранительных органов и к несчастью для их возможных "клиентов", все вышеуказанные утверждения не относятся к заявлению о явке с повинной. Да, конечно, можно в суде утверждать, что данное заявление человека заставили написать принудительно, но кто в это поверит, если соблюдены все формальности УПК РФ - есть текст заявления и есть подпись. А больше ничего и не надо. Следователи часто страхуются, назначают проведение почерковедческих экспертиз с целью подтверждения подлинности подписи, но это уже не более чем пустая формальность.

В качестве подтверждения сказанных слов приведем примеры из собственной практики. Они подтверждены документально и дополняются словами клиентов. Не сомневаемся, что подобные случаи встречались в жизни и в практике у многих из вас.

Пример первый. В одном из районов города было совершено загадочное убийство. Ни свидетелей, ни потенциальных подозреваемых. Имелся лишь на заметке круг лиц, имевших в прошлом неприятности с законом и знакомых с потерпевшим при жизни. С целью быстрого "раскрытия" преступления сотрудники правоохранительных органов вызвали одного из указанных выше лиц к себе для беседы, беседа "нужных следствию результатов" не дала. Затем потенциального подозреваемого А. в совершении преступления вывезли за город, жестоко избили его (на этот счет имеется соответствующая документация), заставляя "сознаться" в совершении преступления. Процедура "бесед" в жанре методов "ежовщины" с А. продолжалась значительное время. Не помогло. Тогда разгоряченные "специалисты" по раскрытию преступлений применили очередные методы ведения бесед и допроса, которые не указаны в Уголовно-процессуальном кодексе, но о которых многие и без этого знают (купание в ледяной воде, подвешивание на перекладине с гирей в руках за спиной, закапывание в снег, воздействие электротоком, проверка возможностей дыхательной системы человека путем надевания на голову полиэтиленового пакета или противогаза и многие другие). После указанных процедур "подозреваемый" во всем "сознался", написав заявление о явке с повинной. "Интересно", а что было бы, если бы он не сознался? Что еще придумали бы сотрудники правоохранительного органа, чтобы во всем своем блеске продемонстрировать свое умение "работать"?

После прочтения заявления о явке с повинной сияющий от удовольствия следователь прокуратуры, дабы отбросить все сомнения в законности указанной явки, назначил проведение почерковедческой экспертизы, поставив перед экспертами два излюбленных формальных вопроса: кто написал данное заявление и в каких условиях? Эксперт ответил, что заявление написал гражданин А. в обычных условиях. Неясным до сих пор осталось, что же это за обычные условия и для кого они являются обычными - для нормального человека или для сотрудников правоохранительных органов и следователя прокуратуры. На то обстоятельство, что после получения от А. явки с повинной у защиты оказался целый ряд медицинских документов, в которых зафиксированы многочисленные ушибы, гематомы, переломы, следы от токовых воздействий, на которые ни следователь, ни прокурор, ни эксперт внимания не обратили, тем самым дав понять, что все это результат написания явки в обычных условиях.

Особенно отметим, что в правоприменительной практике у всех явок с повинной есть две стороны и соответственно два варианта ее использования - когда явка выгодна стороне обвинения и, наоборот, когда она невыгодна. Следующие случаи наглядно подтверждает сказанное.

Рассматривается уголовное дело в суде. Доказательств у стороны обвинения не хватает, чтобы суд мог признать подсудимого виновным и назначить наказание. Но в деле есть явка с повинной. Прокурор обращается к суду, мол, смотрите, Ваша честь, подсудимый сам во всем сознался, осознал всю пагубность совершенного, раскаялся, и тем самым все это можно учесть при назначении наказания. На что подсудимый отвечает, что заявление о явке с повинной он написал принудительно под психологическим и физическим давлением, а защитник в дополнение к этому просит приобщить к материалам дела и обратить внимание суда на ряд медицинских документов, в которых отражены последствия "написания" подзащитным заявления о явке с повинной, выраженные в многочисленных телесных повреждениях. Опять же проследим за результатом. В этом случае в большинстве своем суд на подобные заявления защиты выносит постановление о назначении служебной проверки в отношении сотрудников правоохранительных органов. Результат проверки всегда один и тот же - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов. И явке с повинной в обвинительном приговоре отводится решающее значение.

Другой случай. В судебном рассмотрении дела выясняется, что доказательств у стороны обвинения много, они добыты в установленном законом порядке, относимы и допустимы. Но в деле есть явка с повинной подсудимого. Выступая в судебных прениях, защитник просит учесть при назначении наказания как смягчающее обстоятельство написание подзащитным заявления о явке с повинной и его раскаяние в содеянном. Прокурор возражает в реплике, обращая внимание суда на то, что заявление о явке было написано подсудимым тогда, когда он уже был задержан сотрудниками правоохранительных органов по подозрению в совершении преступления и понял, что доказательств и без того много. Суд на явку с повинной не обращает никакого внимания, не делая в приговоре о ней даже упоминания. Подобные случаи наблюдаются достаточно часто. Вывод отсюда такой, что если выгодно, то явка с повинной используется полностью, как главный козырь, а если невыгодно, то ее словно и нет.

Дабы не вводить наших читателей в возможное заблуждение, попробуем немного подробнее разобраться в таком "явлении", как явка с повинной. С этой целью обратимся к Большому словарю живого великорусского языка В.И. Даля (см.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. / В.И. Даль. М.: ООО "Издательство АСТ": ООО "Издательство Астрель", 2002). Начнем с интерпретации слова "явка". По В.И. Далю, слово "явка" произошло от слова "являть" - показывать, делать явным, видным, предъявлять, представлять и слов "явно, явность", т.е. открыто, гласно, не таясь, не скрывая. Другое слово "повинная" произошло от слова "повинный", т.е. виновный, виноватый, провинившийся, и слова "повинность", т.е. обязанность, долг, что должно исполнить, отбыть. Как говаривали в старину, это повинность моя - долг, обязанность. Я принес повинность свою - пришел с повинною.

Вы, конечно, же обратили внимание на то обстоятельство, что ни единого слова про обязательное написание какого-то заявления языковая энциклопедия В.И. Даля не говорит. Речь во всех случаях ведется только об исполнении провинившимся человеком нравственного долга - открыто, без любого давления, гласно, ничего от других не скрывая, раскрыть свою вину в совершенном деянии. Как он будет фиксировать свою вину - это уже решать конкретному лицу в каждом конкретном случае.

Итог: явка с повинной по нашему законодательству - добровольный приход гражданина в правоохранительные органы и написание заявления о совершенном им преступлении, которое ранее либо не было известно сотрудникам правоохранительных органов, либо сотрудникам правоохранительных органов не было известно лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности. Но ведь у нас лица часто задерживаются по подозрению в совершении преступления или под предлогом "мелкого хулиганства" (о чем говорилось в одной из наших статей - см. сентябрьский и октябрьский номера). О каком добровольном "явлении" лица можно говорить, если ранее это лицо неоднократно проходило, пробегало или проезжало мимо здания РОВД или прокуратуры и никакие угрызения совести его не мучили, а потом вдруг, когда его задержали под каким-то предлогом, лицо сразу же раскаялось и написало соответствующее заявление? Это не более чем банальное искажение назначения уголовного судопроизводства и других его основных принципов.

Как происходят подобные "раскаяния" в правоохранительных органах, мы уже отметили, нам о них не только рассказывали, но и наши клиенты показывали последствия "процесса раскаяния" в виде ссадин и гематом, переломов, ожогов, обморожений, подтвержденных медицинскими документами.

На поданные в прокуратуру жалобы на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов мы всегда получаем примерно один ответ. Хочется процитировать для примера дословно (без указания фамилий) один из них: "Следует считать, что заявления и жалобы обвиняемого И. и его адвоката П. о применении к обвиняемому недозволенных методов дознания являются одним из способов И. избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, любыми методами скомпрометировать сотрудников милиции, а со стороны адвоката П. - также скомпрометировать сотрудников прокуратуры и воспрепятствовать установлению истины по делу".

Выход в данной ситуации только один - внесение поправок в уголовно-процессуальное законодательство, чтобы заявления о явке с повинной делались только в присутствии адвоката и заверялись его подписью. В этом случае мгновенно исчезнут варварские методы выбивания сотрудниками правоохранительных органов признательных показаний и написания подобных "явок" - в этом попросту не будет смысла. В противном случае мы для себя видим только один тезис, который почему-то периодически приходит на ум: "Если кого-то надо быстренько и просто засудить, то ему необходимо подбросить наркотики или оружие (как это делается), а если в отношении кого-то надо что-то доказать, то надо сделать так, чтобы он написал заявление о явке с повинной". Подобные фразы в наше время, исходя из сложившейся практики, звучат как постулат. По закону в соответствии со ст. 140 УПК РФ заявление о явке с повинной - повод для возбуждения уголовного дела. Так пусть же это заявление останется в судопроизводстве не явкой с повинной, а заявлением о совершении преступления. Пусть по его факту проводят оперативные и проверочные мероприятия. В случае с явкой с повинной самым важным фактом является именно добровольность ее совершения, которую и поможет подтвердить адвокат. Необходимо, как нам кажется, законодательно разграничить заявление о совершении преступления и заявление о явке с повинной. Единственное их отличие должно состоять в наличии адвокатской подписи. В любом случае, нельзя допускать, чтобы подобные "явки с повинной" являлись основным, прямым и порой единственным доказательством стороны обвинения и ложились в основу обвинительного приговора.