Мудрый Юрист

Судебный порядок выдела доли по требованию участника долевой собственности

Гончикнимаева Б.Г., аспирант МГЮА.

Известно, что выдел доли из общего имущества является одним из неотъемлемых правомочий участника общей долевой собственности, регулированию которого посвящена ст. 252 ГК РФ. Следует отметить, что содержание названой статьи с принятием ГК 1995 г. было дополнено, в частности, п. 4, в адрес которого высказываются критические замечания на страницах юридической литературы. Так, Ю.К. Толстой пишет, что "абзац 2 п. 4 ст. 252 формулирует правило, которое в известном смысле является отступлением от идеи, заложенной в п. 1 ст. 246 ГК". Ученого смущает та часть нормы, которая дает суду право и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить компенсацию и, таким образом, исключить его из числа собственников. Ю.К. Толстой полагает, что "ныне суд может определить лишь порядок владения и пользования, но не распоряжения общей собственностью" <*>. Такая позиция полностью поддерживается Г.Д. Отнюковой, по мнению которой "норма, дающая возможность суду исключать сособственника из числа участников права общей собственности против его воли, наделяет суд не свойственной ему функцией: вместо защиты прав истца суд исключает его из состава субъектов общей собственности" <**>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", Издательский Дом "ИНФРА-М", 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<*> Комментарий к ГК РФ. Ч. 1 / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Инфра-М, 2002. С. 571 - 572.
<**> Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юрист, 2001. С. 374.

Действительно, на первый взгляд норма п. 4 ст. 252 ГК может показаться несовместимой с основным принципом осуществления правомочий участниками общей долевой собственности - соглашением. А может быть, присутствие предписания в ст. 252, которая предоставляет право суду при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников выплатить ему компенсацию, является оправданным? Чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо указать на следующие моменты.

Из смысла п. 3 ст. 252 ГК следует, что если участники долевой собственности не желают продолжать общность, то они решают вопрос о разделе общего имущества или выделе доли по соглашению, а в случае недостижения согласия один из них вправе требовать выдела своей доли в судебном порядке. Возможность обращения управомоченного в суд обычно рассматривается в качестве третьего элемента субъективного гражданского права, т.е. как возможность привести в действие аппарат государственного принуждения. Другое явление мы наблюдаем в случае обращения участника долевой собственности в суд с требованием выдела его доли. Такое требование не вытекает из нарушения субъективного права <1>. Право требования выдела доли в судебном порядке следует рассматривать как дополнительное правомочие участника общей долевой собственности в случае недостижения соглашения о способе и условиях раздела общего имущества и выдела доли (п. 3 ст. 252), а не как возможность обратиться в суд за защитой нарушенного права. Участникам долевой собственности дается выбор: достигнуть самим соглашения по поводу раздела общего имущества или выдела доли одного из участников или одному из сособственников придется обратиться в суд с требованием выдела своей доли. Принадлежащее сособственнику правомочие на судебный выдел доли входит в состав его права общей долевой собственности как субъективного права <2>. Судебное решение по выделу доли будет являться таким же юридическим фактом, как и соглашение участников, влекущим изменение в существующем правоотношении. Это будет как раз тот случай, когда "закон в определенных случаях предоставляет суду право совершать действия, имеющие значение одного из юридических фактов, с которыми связано преобразование правоотношения" <3>. Поэтому судебный выдел доли по требованию одного из участников обладает материально-правовым, а не процессуально-правовым значением <4>.

<1> По справедливому замечанию А.Г. Певзнера, "при рассмотрении конкретного спора задача соответствующего государственного органа состоит в том, чтобы выяснить, какое именно правомочие было нарушено, каково место и значение в общей совокупности правомочий данного субъективного права, и соответственно с этим определить характер и способ защиты". См.: Певзнер А.Г. Понятие субъективного гражданского права // Вопросы гражданского права. Ученые записки ВЮЗИ. Вып. X. М., 1960. С. 23.
<2> По определению С.Н. Братуся, получившему широкое признание, "субъективное право - обеспеченная законом определенная мера поведения или, точнее, принадлежащая данному лицу определенная возможность и обеспеченность возможного поведения". См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 11.
<3> Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1976. С. 31.
<4> Необходимо отметить, что обращение в суд с требованием выдела доли имеет процессуально-правовое значение, а судебный выдел имеет материально-правовое значение.

Участники долевой собственности, осуществляя раздел общего имущества или выделяя долю одного из них путем соглашения, действуют своей волей и в своем интересе, и они свободны в установлении своих прав и обязанностей (п. 2 ст. 1 ГК). Право на судебный выдел доли по требованию одного из сособственников также является формой осуществления правомочия на выдел доли, но лишь в случае недостижения соглашения между участниками. Цель судебного органа - решить спорную ситуацию, которая не была разрешена самими сособственниками путем соглашения. Поэтому нельзя согласиться с таким толкованием нормы п. 4 ст. 252 ГК, будто суд "распоряжается общей собственностью" <*>. Закон, если можно так выразиться, "уполномочивает" суд осуществить выдел доли одного из участников, при этом ГК РФ не содержит предписания о том, каким образом суд должен это сделать. При анализе судебной практики мы убедимся, что суд обладает достаточно широкими полномочиями при осуществлении выдела доли по требованию сособственника <**>. Суд вправе установить новые права вместо прежних, к примеру, если участник долевой собственности обладал долей в праве, то после судебного решения он может стать собственником части имущества или по усмотрению суда ему может быть присуждена компенсация. Отсюда следует, что участники долевой собственности должны будут полностью признать и подчиниться решению суда, так как сами не смогли достичь соглашения по поводу раздела общего имущества или выдела доли одного из них, хотя такая возможность у них имелась.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", Издательский Дом "ИНФРА-М", 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<*> Комментарий к ГК РФ. Ч. 1 / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Инфра-М, 2002. С. 572.
<**> Сказанное вовсе не означает, что судебный орган может действовать совершенно произвольно. Существует определенная практика, на что будет обращено внимание при изложении материала.

Анализ правил ст. 252 ГК и судебной практики по выделу доли участника общей собственности позволяет выделить следующие важные положения.

Прежде всего ГК РФ исходит из презумпции выдела доли в натуре из общего имущества. При этом необходимо иметь в виду именно такой выдел доли, который возможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности (абз. 2 п. 3 ст. 252). Например, из п. 11 Постановления Пленума ВС СССР от 31 июля 1981 г. следует, что выдел по требованию участника общей долевой собственности на дом принадлежащей ему доли (раздел дома) может быть произведен судом в том случае, если выделяемая доля составляет изолированную часть дома с отдельным входом (квартиру), либо имеется возможность превратить эту часть дома в изолированную путем соответствующего переоборудования <*>. Таким образом, если возможен физический выдел доли из общего имущества, то выделяющийся участник становится единоличным собственником. При этом необходимо отметить, что, осуществляя выдел доли, суд, как правило, учитывает пожелания всех участников <**>.

<*> Постановление Пленума ВС СССР от 31 июля 1981 г. N 4 "О судебной практике по разрешению споров, связанных с правом собственности на жилой дом" (с изменениями от 30 ноября 1990 г.).
<**> Как следует из Постановления ФАС Западно-Сибирского округа, арбитражный суд обоснованно оценил предложенный вариант выделения из долевой собственности площадей торговых залов и подсобных помещений с учетом фактического использования в настоящее время. Выдел доли каждого собственника в натуре из имущества, находящегося в долевой собственности, возможен без сохранения равенства долей. При выяснении вопроса о возможности реального осуществления выдела, требующего специальных знаний в планировке помещений, арбитражный суд назначил строительно-техническую экспертизу. См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 октября 2004 г. Дело N Ф04-7097/2004(5203-А27-21).

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками. По предписанию ГК выплата компенсации вместо выдела его доли в натуре участнику долевой собственности остальными допускается с его согласия (абз. 2 п. 4 ст. 252), на что обращает внимание судебная практика. Так, ФАС Северо-Западного округа при вынесении Постановления по делу указал, что выплата компенсации вместо выдела в натуре доли одного из собственников допускается только при наличии волеизъявления этого собственника на выдел своей доли из общего имущества. В данном случае волеизъявление отсутствует. В Постановлении также указывается и такое немаловажное положение, что принудительное выделение доли одного из участников долевой собственности ГК РФ не предусмотрено, в связи с чем иск правомерно отклонен <*>.

<*> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 ноября 2003 г. Дело N А56-25833/02.

На практике иногда имеют место случаи неправильного толкования и применения предписания п. 4 ст. 252 ГК. Истица, считая, что доля ответчика в общем имуществе незначительна и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, т.к. из АЗС не может быть выделена 1/4 доли, она неделима, ответчик достиг пенсионного возраста и признан нетрудоспособным как имеющий инвалидность второй группы, обратилась на основании ст. 252 ГК с требованием передать в собственность истицы 1/4 доли АЗС. Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, мотивируя тем, что соглашения о способе и условиях раздела общего имущества АЗС между сторонами не достигнуто, выдел в натуре 1/4 указанного имущества невозможен, поскольку АЗС является сложной неделимой вещью, доля ответчика в общем имуществе незначительна. В связи с этим требование истицы о признании за ней права собственности на долю ответчика в размере 1/4 и выплате денежной компенсации ответчику является обоснованным и подлежит удовлетворению. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда. ФАС Восточно-Сибирского округа указал, что выплата участнику компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия; суд может при отсутствии согласия обязать остальных участников выплатить ему компенсацию при наличии трех обстоятельств (незначительность доли, невозможность реального выдела, отсутствие существенного интереса в использовании имущества). Кроме того, суд подчеркнул, что нормы п. 3 и п. 4 ст. 252 ГК и п. 36 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 6/8 применяются при предъявлении в суд одним из участников долевой собственности требования о выделе своей доли из общего имущества <*>.

<*> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 9 сентября 2004 г. Дело N А69-1270/03-10-8-Ф02-3639/04-С2.

Из вышеприведенных примеров можно сделать вывод, что при судебном выделе доли участника общей собственности учитывается согласие на компенсацию, и если против денежной компенсации выделяющийся собственник возражает, то судебный процесс должен заканчиваться отказом в выделе имущества в натуре с сохранением за ним права на долю в общей собственности.

Условия, при которых суд может и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, прямо перечислены законодателем: а) доля собственника незначительна, б) не может быть реально выделена, в) он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (абз. 2 п. 4 ст. 252). Данное положение ГК получает дальнейшее развитие в п. 36 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 6/8 <*> и, более того, усиливается выражением: "В исключительных случаях суд может и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников выплатить ему компенсацию". В этом же пункте Постановления дается толкование понятию "существенный интерес". Он решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. Указанные правила применяются судами и при разрешении спора о выделе доли в праве собственности на неделимую вещь. В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников с компенсацией последним стоимости их доли.

<*> Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ".

Понятие "незначительной доли" ни законом, ни судебной практикой не раскрывается. Но можно привести пример, который дает нам В.Н. Литовкин, говоря о доле в жилом помещении: "бесконечные идеальные доли в общей собственности множества субъектов - части квартиры, где доля собственника катастрофически не совпадает с реальными размерами занимаемой им фактически общей с остальными сособственниками площади; ...в однокомнатной квартире, где доля реально не может быть выделена собственнику, или в многокомнатной квартире, где доля настолько незначительна, что не соответствует размеру какого-либо жилого помещения в ней" <*>.

<*> Литовкин В.Н. Право собственности и другие вещные права на жилище // Жилищное право. 2001. N 2. С. 53, 58.

Для того чтобы показать, что суд прежде всего учитывает обстоятельства, указанные в п. 4 ст. 252, приведем пример из практики Верховного Суда РФ, из которого следует, что при разрешении конкретного дела положения п. 4 ст. 252 не приняты во внимание судом, признавшим право собственности на 2/3 доли дома за И. и возложившим на нее обязанность выплатить компенсацию ответчикам. Как установлено судом, ответчики не были согласны на выплату денежной компенсации за их долю и долю несовершеннолетней М. в упомянутом доме, т.к. имеют существенный интерес к данному наследственному имуществу. Вопрос о возможности реального раздела дома суд оставил без обсуждения. По заключению экспертов, проводивших судебно-строительную экспертизу, разделить спорную часть дома с выделением ответчикам доли и отдельную квартиру возможно <*>. Из данного постановления следуют важные выводы: а) выплата компенсации вместо выдела доли в натуре допускается только с согласия самого участника, б) разрешая дело, суд принимает во внимание все три перечисленные в п. 4 ст. 252 обстоятельства в совокупности.

<*> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 1998 г. (по гражданским делам). Определение N 78Г-98-40 от 19 апреля 1999 г.

Ярким примером судебной практики является следующее Постановление, из которого усматривается создание судом новых прав взамен прекращающихся прав на общее имущество участников долевой собственности. Так, разрешая спор, суд пришел к выводу, что доля ООО является незначительной, поэтому не может быть реально выделена из имущества, общество не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Податель жалобы не согласен с выводом суда, что его доля в имуществе является незначительной. Кассационная инстанция указывает, что суд, произведя всестороннее и полное исследование обстоятельств дела, пришел к правильному выводу о применении к возникшим правоотношениям п. 4 ст. 252 ГК. Вывод суда о незначительности доли ООО основан на совокупности представленных по делу доказательств, кроме того, у ООО отсутствует существенный интерес в использовании общего имущества. Суд правильно указал, что сам факт обращения ООО с иском о выделе его доли свидетельствует о его нежелании использовать имущество с другими участниками. В материалах дела отсутствуют документы, которые бы отражали интерес ООО в использовании имущества совместно с другими участниками долевой собственности <*>.

<*> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 февраля 2005 г. Дело N Ф04-9464/2004(7818-А75-9).

Известно, что наш Кодекс регулирует взаимоотношения (внутренние отношения) сособственников в разделе "Право собственности и другие вещные права", где предпочтение отдается индивидуальному праву отдельного сособственника и сильно проявление вещного эффекта правомочия каждого сособственника. Данное обстоятельство также может служить одной из причин того, что суду в соответствии с ГК РФ предоставляется право обязать выплатить компенсацию одному из сособственников вместо выдела доли, передав его долю другим. Здесь прослеживается стремление российского законодателя решить вопрос таким образом, чтобы общая вещь могла перейти в конечном счете в полную и исключительную собственность одного из участников. Таким образом, положения ст. 252 ГК направлены на установление права индивидуальной собственности, даже путем установления обязанности выплатить выделяющемуся участнику остальными денежной компенсации и при отсутствии согласия этого участника. Но такое право предоставлено суду лишь при наличии определенных обстоятельств, как указывалось выше.

Если обратиться к ГГУ и ГК Грузии <*>, то в них взаимоотношения долевых собственников помещены в разделе "Обязательственное право". В указанных кодексах взаимоотношения сособственников сконструированы таким образом, что предпочтение отдается общему интересу, и сособственники действуют как кредиторы и должники. Поэтому выдел доли в натуре по требованию одного из участников не предусматривается названными кодификациями. Получается, что желающий выйти из общности сособственник может требовать денежную компенсацию от остальных, а в случае обращения в суд последний может только в принудительном порядке обязать выплатить эту компенсацию. Суд в данном случае не занимает позицию наблюдательного органа и не обладает широкими полномочиями создавать новые права, как по ГК РФ, стараясь установить в конечном счете индивидуальное право собственности на общее имущество, а в случае необходимости обязать участников долевой собственности выплатить компенсацию при отсутствии согласия выделяющегося собственника.

<*> Германское право. Ч. 1. Гражданское уложение / Под ред. В.В. Залесского. М., 1996; Гражданский кодекс Грузии. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

Итак, вышеизложенное позволяет прийти к следующим выводам:

  1. право на судебный выдел доли является дополнительной формой осуществления права участником долевой собственности в случае недостижения соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли;
  2. судебный выдел доли по требованию участника долевой собственности имеет значение юридического факта для изменения существующего правоотношения общей собственности и всегда носит материально-правовой характер;
  3. ГК РФ исходит из вещного эффекта правомочий участников долевой собственности, это оказывает влияние на то, что судья, осуществляя выдел доли, обладает полномочием создавать новые права взамен прекращающихся (например, установить право индивидуальной собственности на часть общего имущества, соразмерной доле выделяющегося участника общей собственности, другому участнику может присудить денежную компенсацию);
  4. способ, при котором суд может и при отсутствии согласия выделяющегося собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, является лишь самым крайним и наименее желательным вариантом; такой способ может быть использован судом только при наличии тех обстоятельств, которые перечислены в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК (доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса).

Теперь мы можем ответить на вопрос, который был поставлен в начале настоящей статьи. Да, присутствие нормы абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК о том, что суд может и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, является оправданной.