Мудрый Юрист

Виды встречных исков - надуманность или целесообразность?

Попов В.В., адвокат, г. Воронеж.

В журнале "Арбитражный и гражданский процесс" N 2 за 2005 г. на стр. 25 - 29 опубликована статья Новицкого В.В. "Виды встречных исков в арбитражном процессе".

Поскольку статья вызвала сомнения и возражения, хочется услышать и иное мнение.

В частности, автор утверждает: "...вопрос о классификации встречных исков, имеющий как теоретический, так и практический интерес. Правильная теоретическая разработка этого вопроса содействует совершенствованию способов защиты ответчика от первоначального иска, улучшению судебной практики и, как следствие, всей деятельности судебных органов по рассмотрению хозяйственных споров. В практическом плане правильная классификация встречных исков позволяет обоснованно разграничить случаи, когда принятие встречного иска должно быть обязанностью арбитражного суда, а когда полностью зависеть от его усмотрения.

Целью настоящей статьи является анализ основных классификаций встречных исков по признакам, присущим исключительно таким искам, и определение на этой основе обоснованного критерия классификации встречных исков и их основных видов в арбитражном процессе".

Представляется, что ни в ст. 132 АПК РФ, ни в ГПК РФ нет прямого указания на обязанность суда по принятию встречного иска или на решение этого вопроса по его усмотрению. Все ставится в зависимость от наличия условий, позволяющих его принять. Они или есть, или их нет. Формально это можно толковать как обязанность суда, но лишь формально и именно как одно из возможных толкований.

Далее по статье: "Поддерживая позицию И.М. Пятилетова, считаем, что защита от первоначального иска всегда является составной частью основной цели предъявления любого встречного иска. Однако цель сама по себе не может выступать в качестве классификационного признака, поскольку такой признак должен не только отражать общность классифицируемой совокупности объектов, но и ее отличие от другой совокупности".

Не понимаю, что в данном случае означает "является составной частью основной цели"? В чем в таком случае заключается основная цель - разъяснений нет. Далее автор, противореча своему мнению, что цель не может являться критерием классификации, тем не менее классифицирует в т.ч. и по цели, доказывая существование т.н. тактических встречных исков с "позитивными" и "негативными" целями?! Этот фрагмент далее будет приведен.

В целом главная и основная позиция автора заключается в следующем:

"По нашему мнению, классификация встречных исков должна осуществляться с позиции ответчика в зависимости от вида и степени влияния встречного иска на первоначальный иск (а не по специфической процессуальной цели его предъявления). В соответствии с данным критерием предлагается выделять:

  1. Встречные иски, опровергающие первоначальный иск ("опровергающие" встречные иски), которые, в свою очередь, подразделяются на: встречные иски, приводящие к невозможности удовлетворения первоначального иска; и встречные иски, компенсирующие негативные последствия удовлетворения первоначального иска.

Встречные иски, приводящие к невозможности удовлетворения первоначального иска - это иски, подрывающие основание первоначального иска, и иски, удовлетворение которых полностью или частично исключает право истца. К встречным искам, компенсирующим негативные последствия удовлетворения первоначального иска, следует относить встречные иски, направленные к зачету, которые, как справедливо отмечал О. Иосилевич, "в состоянии компенсировать иск истца, что равносильно устранению искового требования".

По нашему мнению, указанные иски все же направлены на опровержение первоначального иска, что, в частности, подтверждается временем их подачи - после возбуждения дела по первоначальному иску. Если ответчик, имея возможность в любое время до передачи спора в арбитражный суд провести зачет в одностороннем порядке, не делает этого, а заявляет встречный иск, нацеленный на зачет, только в ходе начавшегося судебного разбирательства, то можно утверждать, что побудительным мотивом его предъявления является именно желание ответчика компенсировать негативные последствия удовлетворения первоначального иска, а не столько реализация во многом декларативной возможности "более быстрого и правильного разрешения дела".

  1. Встречные иски, удовлетворение которых не влечет опровержения первоначального иска, но дает ответчику определенные процессуальные преимущества при совместном рассмотрении обоих ("тактические" встречные иски). К ним следует относить встречные иски, способствующие комплексному разрешению всего круга спорных вопросов, существующих между сторонами процесса, однако не приводящие к опровержению первоначального иска (это иски, преследующие "позитивные" цели), а также встречные иски, единственной целью которых является затягивание арбитражного процесса, в том числе на основании "мертвых" норм законодательства (это иски, преследующие "негативные" цели).

Влияние встречных исков второго вида на судьбу первоначального иска видится в том, что за счет использования процессуальных моментов их предъявления и рассмотрения (замедления арбитражного процесса, рассмотрения обоих исков по местонахождению ответчика и т.д.) может изменяться либо правовая позиция истца относительно заявленных им в первоначальном иске требований, либо появятся новые обстоятельства, делающие невозможным дальнейшее рассмотрение первоначального иска.

Так как влияние встречных исков второго вида на первоначальный иск проявляется не столько за счет принятия по ним положительного для ответчика решения (хотя это, естественно, немаловажно), а больше за счет самого факта предъявления и рассмотрения встречного иска совместно с первоначальным, то вопрос о целесообразности (необходимости) его принятия может рассматриваться арбитражным судом исключительно по своему усмотрению. Что же касается встречных исков первого вида, то видится, что их принятие арбитражным судом должно быть его обязанностью, а не правом".

Зачетные встречные иски никак нельзя отнести к опровергающим, т.к. они ничего не исключают или опровергают, а лишь приводят к зачету иска иском. Что касается мнения Иосилевича, то устранение отнюдь не есть ликвидация или опровержение - это лишь компенсация, никак не больше. Устранение путем зачета - это очень спорно и надуманно. Время подачи зачетного встречного иска в данном случае ничего не доказывает, так как мотивы могут быть самыми разными. И в подавляющем большинстве случаев, если не во всех, если подача такого иска происходит в суде, то это означает, что другие возможности исчерпаны и существует спор, разрешение которого возможно только в суде, чего стороны, собственно, и добиваются.

"Тактические" встречные иски, то есть, видимо, имеющие иную взаимосвязь с первоначальным, могут в конечном счете привести в зависимости от результатов судебного рассмотрения и к опровержению первоначального иска полностью или частично.

Всего, тем более комплексного разрешения всех существующих спорных вопросов, существующих между сторонами, встречные иски принести не могут (это не процесс в США, где принимаются все возможные встречные иски, связь которых с первоначальным определяется лишь субъектами спора и они могут относиться ко всевозможным правоотношениям сторон), так как, во-первых, встречный возможен только один, а во-вторых, и первоначальный, и встречный иски, как правило, основаны на одном правоотношении или происходят из него.

Где и что за критерий, по которому можно разделить "тактические" встречные иски с "позитивными" и "негативными" целями?! Любой встречный иск с негативными целями, если он принят судом, всегда обоснован и мотивирован, подтвержден наличием взаимосвязи с первоначальным, то есть он соответствует условиям его принятия. Как определить и разделить позитивные и негативные цели? Ведь это все очень субъективно, зависит от умысла и мотивов, а это уже, извините, уголовный процесс. И, наконец, последнее - кто и как будет эти цели доказывать? На практике все по-другому. Происходит смешение понятий. Это лишь злоупотребление процессуальным правом, которое может иметь последствия в случае такой оценки судом (например, возложение на ответчика всех или большей части судебных издержек или взыскания с него компенсации в пользу другой стороны за фактическую потерю времени), но не вид или подвид встречного иска.

Таким образом, такая классификация также носит надуманный характер и практически неприменима.

Приведенные в статье Новицкого В.В. классификации встречных исков так или иначе происходят или основываются на существующих условиях их принятия и больше ни на чем ином, что и без них очевидно. Следовательно, эти классификации никакого практического значения иметь не могут и носят лишь чисто прикладной и теоретический характер.

Встречный иск - это, прежде всего, иск, и он подвержен всем имеющимся классификациям исков вообще. Выдвигать его особенности как критерий их группирования никаких оснований нет и является софистикой, так как основано на нарушениях законов логики.

Существуют условия принятия встречного иска, и этим все сказано, и только они имеют практическое значение, а также то, насколько конкретно и практично они сформулированы.

И совсем последняя цитата: "...вопросы классификации встречных исков во избежание излишнего и/или ненужного дробления должны в первую очередь найти должное отражение в теории арбитражного процесса, что в практическом плане даст сторонам процесса и арбитражным судам обоснованные ориентиры, на основании которых они смогут решать вопросы о целесообразности (необходимости) принятия к производству того или иного вида встречного иска.

Непонятно, об опасности какого излишнего дробления идет речь, когда автор именно этим и занимается. Кроме того, говоря все время о решении вопроса принятия встречного иска в зависимости от целесообразности, автор путает украинский (представителем, которого и является) и процесс ФРГ (где это предусмотрено) и российский, где совершенно иные пути и подходы к решению этого вопроса.