Мудрый Юрист

О судебной практике по делам о нарушении авторских прав на произведения архитектуры

Слесарюк Наталья Владимировна, преподаватель кафедры гражданского права Омского юридического института. Руководитель цикла семинаров "Защита интеллектуальных прав" в рамках целевой программы "Интеллектуальная собственность". Специалист по праву интеллектуальной собственности. Соискатель степени кандидата юридических наук.

Родилась 27 декабря 1978 г. В 2008 г. окончила НОУ ВПО "Омский юридический институт" по специальности "Юриспруденция", в 2010 г. - Летнюю школу права интеллектуальной собственности ВОИС (г. Санкт-Петербург).

В статье на основе анализа материалов судебной практики выделены проблемы применения норм о воспроизведении произведений архитектуры. Сделан вывод о необходимости определения понятия и выделения основных признаков произведения архитектуры как объекта авторского права, установлены критерии определения основного и дополнительного объекта воспроизведения.

Ключевые слова: авторское право, объект авторского права, произведения архитектуры.

Case law on violations of copyright on architecture and art works

N.V. Slesaryuk

After having analysed the relevant case law, the author concludes that there is a need to define the concept and formulate the main features of works of architecture as objects of copyright. The author establishes criteria of defining basic and subsidiary objects of reproduction.

Key words: copyright, object of copyright, work of architecture.

Дела, связанные с нарушением авторских прав на произведения архитектуры, относятся к сложной категории дел, поскольку судам приходится применять нормы, содержание которых не позволяет обеспечить единообразное толкование. В связи с этим представляется важным сделать обобщение материалов судебной практики, так как это дает эмпирическую основу, необходимую для уяснения основных позиций судебных органов по данному направлению правоприменения, а также материал для развития теории гражданского права. При этом предметом исследования будут материалы судов общей юрисдикции, которые могут представлять интерес для арбитражных судов в выработке единых подходов в решении подобного рода вопросов.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на проблему правильной квалификации действий, указывающих на нарушение авторских прав на произведения архитектуры, находящиеся в местах, открытых для свободного посещения, путем изготовления и размещения фотографий с изображениями этих объектов, с позиции формируемой судебной практики.

В соответствии со ст. 1276 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) не является правонарушением свободное воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю произведений архитектуры, которые постоянно находятся в месте, открытом для свободного посещения, за исключением случаев, если изображение произведения таким способом является основным объектом этого воспроизведения, сообщения в эфир или по кабелю, либо если изображение произведения используется в коммерческих целях.

Вместе с тем анализ судебных постановлений показывает, что единообразного подхода в применении указанной нормы пока не сложилось, и в практически одинаковых ситуациях толковать эту норму суды могут по-разному.

Например, при рассмотрении материалов одного дела <1> основной вывод суда сводился к тому, что отсутствует противоправность, если речь идет о нарушении авторских прав, когда размещаются агитационные материалы фотографий памятника и здания, которые изображены в местах, открытых для свободного посещения, а их фотоснимки приведены лишь для иллюстрации текстов статей, опубликованных в бесплатной газете. В связи с этим оснований для вывода о нарушении авторских прав не имеется.

<1> Определение Верховного Суда РФ от 6 марта 2008 г. по делу N 51-Г08-12 // www.vsrf.ru.

Примерно к такому же выводу пришел суд при рассмотрении другого дела, указывая, что церковь как произведение архитектуры являлась основным и единственным объектом на фотографии, однако фотоснимки были приведены для иллюстрации политического текста <2>.

<2> Определение Верховного Суда РФ от 28 ноября 2011 г. по делу N 51-Г11-48 // www.vsrf.ru.

Отметим, что во втором случае вывод суда основан на том, что по фотографии невозможно с достоверностью определить место расположения церкви, и поэтому, скорее всего, она стоит в месте, открытом для свободного посещения. Совершенно очевидно, что при таком подходе само строение (здание, сооружение) рассматривается также в виде самостоятельного произведения архитектуры. Однако в теории гражданского права вопрос, являются ли построенные здания самостоятельными произведениями архитектуры, носит дискуссионный характер.

Существуют две диаметрально противоположные концепции.

В рамках первой концепции произведения архитектуры как объекты авторского права рассматриваются в виде созданного автором внешнего и внутреннего облика здания (сооружения), который выражается в пространственной, планировочной и функциональной организации отдельных конструктивных элементов, зафиксированный в архитектурной части документации для строительства. При этом формой выражения произведения архитектуры является только архитектурный проект, а не построенные на его основе здание, сооружение [1].

В рамках второй концепции обосновывается, что построенные по проекту объекты недвижимости должны рассматриваться в качестве основной объективной формы, в которой выражаются произведения архитектуры и градостроительства [2]. Отсюда следует признать построенные по проекту здания и сооружения самостоятельными объектами авторского права в виде произведений архитектуры.

Совершенно очевидно, что, с одной стороны, при отсутствии единого подхода в понимании того, является ли построенное здание (сооружение) самостоятельным объектом авторского права в виде произведения архитектуры, разрешить вопрос о нарушении авторских прав при воспроизведении произведения не представляется возможным. С другой стороны, при принятии решения суды указывают лишь на признак открытости для свободного посещения, но не дают оценку того, в каком случае следует считать изображение произведения архитектуры основным объектом воспроизведения. Очевидно, проблема здесь кроется в том, что критерии, по которым необходимо считать изображение произведения архитектуры основным либо производным (дополнительным) объектом воспроизведения, на уровне закона не установлены. Отметим, что практически не установлены они и на уровне цивилистической теории.

Полагаем, в этом случае критерием разделения изображения на основное и производное может стать цель воспроизведения, что хорошо видно при анализе других судебных решений. Так, при рассмотрении одного дела суд пришел к выводу о том, что в агитационных материалах кандидата в депутаты на фотографии были воспроизведены архитектурные объекты, которые являются основным фоном воспроизведения, так как воспроизведены отдельно от других изображений. Кроме того, в решении указывается, что для определения того, являются ли воспроизведения произведений архитектуры основным объектом, не имеет значения размер этого воспроизведения <3>.

<3> Определение Верховного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. по делу N 53-Г03-39 // www.vsrf.ru.

При рассмотрении другого дела было установлено, что в газете и на обложке предвыборного буклета кандидат в депутаты незаконно разместил изображение скульптуры. Назвав скульптуру произведением архитектуры, судом был сделан следующий вывод: несмотря на то что скульптура находилась в месте, открытом для свободного посещения, для ее воспроизведения требовалось согласие правообладателя, так как произведение искусства являлось основным объектом воспроизведения <4>.

<4> Определение Верховного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. по делу N 75-Г11-14 // www.vsrf.ru.

В последнем случае изложенная позиция является спорной, и, соответственно, вынесенное судебное решение вызывает сомнения. Полагаем, что скульптура не является произведением архитектуры. Общее между скульптурой и произведением архитектуры то, что данные объекты относятся к произведениям искусства. Вместе с тем отличие заключается в том, что произведения архитектуры непосредственно связаны с процессом строительства, проектированием и возведением строений.

Термин "архитектура" происходит от латинского слова "architectura", пришедшего в русский язык через польский в значении "искусство проектировать и строить" [3]. Основным способом выражения мысли автора (архитектора) здесь является комбинаторика архитектурных стилей через подбор элементов конструкций. Произведения скульптуры со строительством не связаны, способ выражения мысли автора скульптуры иной. Следовательно, вопрос о воспроизведении произведения архитектуры и нарушении авторского права при неверном соотношении этого объекта авторского права с другим объектом в виде скульптуры судом разрешен неверно.

Примечательно, что судебная практика в вопросе о допустимости воспроизведения произведений архитектуры может идти совсем по-другому, диаметрально противоположному пути, когда дается оценка не цели, а самому произведению. Например, когда не усматривается в использовании фотографий с изображениями произведений архитектуры и скульптуры в агитационном настенном перекидном календаре никакого правонарушения со стороны кандидата в депутаты, аргументирует свою позицию суд следующим: "...приведенные в качестве иллюстраций в календаре фотографии не содержат явно выраженного воспроизведения объектов архитектуры, а являются самостоятельными объектами фотографического искусства" <5>.

<5> Определение Верховного Суда РФ от 30 ноября 2007 г. по делу N 32-Г07-25 // www.vsrf.ru.

Представляется, что при вынесении судебных решений по делам, связанным с агитационными материалами, предпочтение следует отдавать не установлению того, что используется именно произведение архитектуры, а цели воспроизведения произведения архитектуры на таком материале. Это обусловлено тем, что понятие и признаки произведения архитектуры как объекта авторского права в гражданском законодательстве четко не закреплены. Не предложила пока в этой части единого решения и наука гражданского права. Поэтому устанавливать каждый раз при рассмотрении дела, является ли строение произведением архитектуры, весьма сложно. Приняв устоявшееся мнение о том, что здания (сооружения) являются самостоятельными объектами авторского права, установленная цель воспроизведения таких объектов позволяет подойти к оценке того, является ли произведение архитектуры основным объектом изображения при воспроизведении.

Интерес в плане обобщения и последующего изучения также может представлять позиция судов о фотографировании и использовании фотографий стел (каменных, мраморных, гранитных или деревянных плит (или столбов) с высеченными на них текстами или изображениями, устанавливающихся в качестве погребальных или памятных знаков). Это заставляет задуматься еще об одной проблеме, в частности, являются ли стелы объектами авторского права? По этому вопросу единства судебной практики не наблюдается.

Например, кассационная инстанция указала, что "...в части использования изображения стелы суд правильно исходил из того, что памятник объектом авторских прав не является, а, следовательно, его использование на фотографии не может расцениваться как ведение агитации с нарушением законодательства об интеллектуальной собственности" <6>.

<6> Определение Верховного Суда РФ от 29 февраля 2008 г. по делу N 74-Г08-20 // www.vsrf.ru.

Вместе с тем при рассмотрении другого дела суд посчитал, что изображенные на фотографии входная арка и монументальная стела являются важнейшими составляющими частями всего мемориального комплекса. Использование фрагмента стелы не может являться и не является основным объектом агитационного плаката, так как издание последнего преследовало цель побуждения избирателей проголосовать за кандидата в депутаты, изображенного на нем. Кроме того, изображения площади, в том числе и размещенной на ней стелы, свободно использовались в различных печатных изданиях, открытках, интернет-сайтах. Это позволило суду также сделать вывод о том, что фотография была только фоном для изображения лица кандидата и текста, поэтому права на интеллектуальную собственность нарушены не были <7>.

<7> Определение Верховного Суда РФ от 26 февраля 2008 г. по делу N 74-Г08-10 // www.vsrf.ru.

На взгляд автора статьи, кажется любопытным дело, ответчиком в котором выступало Брянское региональное отделение политической партии "Единая Россия" <8>. В суде было доказано, что ответчик заказал у полиграфического центра продукцию - агитационные материалы, проиллюстрированные изображениями пейзажей и видами городов Брянской области, которые, как посчитал истец - политическая партия "Справедливая Россия: Родина. Пенсионеры. Жизнь", были размещены с нарушениями авторских прав. Невзирая на свидетельские показания о распространении данных материалов, суд посчитал доказанным (отдано предпочтение письменным доказательствам), что партия агитационных печатных материалов была уничтожена через несколько дней после выпуска, и не счел потому действия ответчика нарушающими право. Тем не менее по смыслу ст. 1270 ГК РФ воспроизведением является изготовление и одного экземпляра произведения в любой материальной форме.

<8> Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. по делу N 83-Г09-8 // www.vsrf.ru.

Таким образом, некоторый анализ материалов судебной практики по делам о нарушении авторских прав на произведения архитектуры и искусства позволяет сделать следующие выводы. Совершенно очевидно, что фотографирование и использование произведений архитектуры и скульптуры связано с выяснением того, являются ли они основными или производными объектами воспроизведения. Действующее гражданское законодательство в этой части пока не предусматривает каких-либо положений. Отсутствие единой судебной практики можно объяснить отсутствием понятной судам терминологии в отношении этих объектов, а также сложностью этих объектов интеллектуальной собственности по сути. В теории гражданского права понятие и признаки произведения архитектуры не разработаны, что вызывает сложность при толковании норм.

Следует отметить, что практически в делах, связанных с нарушениями прав на произведения архитектуры, речь шла об отмене регистрации кандидатов в депутаты, что возможно в случае доказанности агитации, нарушающей законодательство об интеллектуальной собственности. Вместе с тем возникает интересная мысль о своеобразном злоупотреблении правом, поскольку ищущие "справедливости" граждане и политические партии являются заинтересованными лицами именно в отмене регистрации кандидатуры депутата, а вовсе не в защите прав авторов произведений, которые подчас и понятия не имеют о рассматриваемом споре. Однако суд при рассмотрении подобной категории дел вопрос злоупотребления правом не рассматривает.

Список литературы

  1. Ершов О.Г. Произведения архитектуры и градостроительства как объекты авторских прав // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2009. N. 4. С. 11 - 15.
  2. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М.: ТК "Велби", 2004. С. 150.
  3. Власов В.Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. СПб.: Азбука-классика, 2004. Т. 1: А.