Мудрый Юрист

Акционер, общество и крупная сделка

Вячеслав Берендюхин, адвокат.

Учитывая, что значительная, если не большая, часть арбитражных дел по оспариванию сделок акционерного общества, совершенных с нарушением статей 78 и 79 ФЗ "Об акционерных обществах", инициируется акционерами общества, вопросы о целесообразности наделения акционеров правом на иск и правом на подачу иска по таким спорам заслуживают внимания как потенциальных истцов - акционеров, так и их возможных оппонентов.

Если проанализировать арбитражно-судебную практику с момента принятия Закона об акционерных обществах, мы увидим разницу между подходами сегодняшнего дня и дня вчерашнего. Например, сегодня суды достаточно часто отказывают в удовлетворении исков с формулировкой о недоказанности истцом права на иск, тогда как в 1996 - 1999 годах такие формулировки практически не применялись.

Между тем многим акционерам и поныне кажется парадоксальным тот факт, что они лишены непосредственного контроля за деятельностью общества и могут лишь использовать механизмы опосредованного влияния на его деятельность.

Акционеру, как правило, представляется само собой разумеющимся, что любая сделка общества может быть им оспорена, так как его право на иск предопределено статусом акционера.

Юридический интерес и право на иск

Исходя из смысла ст. 31 ФЗ "Об акционерных обществах" имущественный интерес акционера общества заключается в его праве на получение дивидендов, а также в росте стоимости принадлежащих ему акций.

Чтобы акционер мог влиять на экономические условия роста стоимости акций, Законом предусмотрено его право на управление обществом путем участия в общем собрании акционеров. Однако миноритарный акционер, возражающий против совершения сделки, не сможет повлиять на решение общего собрания.

Будет ли в таком случае нарушено право миноритарного акционера? Очевидно, что нет, так как принцип подчинения меньшинства большинству установлен Законом.

В соответствии со ст. 79 ФЗ "Об акционерных обществах" совершенная с нарушением требований Закона крупная сделка является оспоримой.

В арбитражно-судебной практике нередки случаи оспаривания таких сделок по иску миноритарных акционеров.

С одной стороны, налицо формальное нарушение права акционера на управление обществом. С другой стороны, миноритарный акционер даже при соблюдении его прав как акционера общества не смог бы воспрепятствовать сделке.

Представляется, что данный вопрос должен стать предметом исследования в ходе рассмотрения дела в суде. Нельзя исключать, что иск такого акционера направлен против интересов большинства других акционеров общества, что недопустимо.

По нашему мнению, каждое дело такого рода должно начинаться с определения судом возможности акционера, заявившего иск, воспрепятствовать принятию решения о совершении оспариваемой им сделки соответствующим органом управления обществом.

По сути дела, речь идет о юридическом интересе истца в удовлетворении иска, который не является абстрактным и ограничен нормами ФЗ "Об акционерных обществах". Если акционер не в состоянии заблокировать вопрос о совершении сделки на общем собрании акционеров, то в иске об оспаривании такой сделки ему должно быть отказано ввиду отсутствия у него права на иск, так как у него отсутствует юридический интерес к такому иску.

Допустим, что миноритарного акционера не пригласили на общее собрание акционеров и решение по сделке приняли без его участия. Налицо формальное нарушение прав акционера. Зададимся вопросом: какое решение в такой ситуации должен вынести суд: признать недействительным решение общего собрания акционеров; признать недействительной крупную сделку?

Право на предъявление иска

При оценке этой проблемы целесообразно также рассмотреть вопрос о том, что речь в данном случае идет о полномочиях лица, совершившего сделку от имени общества.

Статьей 174 ГК РФ установлено, что в том случае, когда полномочия органа юридического лица ограничены его учредительными документами и при совершении сделки такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Так как полномочия директора есть ограничения в интересах общества, иск о признании сделки недействительной может предъявить само общество по указанию компетентного органа управления.

Допуская возможность иска акционера, мы будем вынуждены признать, что нарушение порядка совершения крупных сделок не связано с превышением полномочий органа юридического лица, так как ограничения полномочий установлены не в пользу акционера. Такой подход будет противоречить и позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, нашедшей свое отражение в п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19.

Как мы уже говорили, оспоримая сделка действительна до тех пор, пока суд не признает ее недействительной. Отсутствие соответствующего иска со стороны заинтересованных лиц есть одобрение. Следовательно, иск миноритарного акционера наталкивается на одобрение сделки "мажоритарным акционером", что предопределяет решение суда в пользу второго, то есть отказ в удовлетворении иска.

В связи с этим представляется не очень удачной формулировка, содержащаяся в ст. 79 ФЗ "Об акционерных обществах" в той ее части, которая предоставляет непосредственно акционеру право оспорить сделку, совершенную с нарушением правил, установленных Законом. Очевидно, что право оспорить сделку должно базироваться на праве ее разрешить или запретить, однако такого права у акционера нет. Свою волю акционер выражает опосредованно, путем участия в органах управления, следовательно, и оспаривать сделки он должен путем приведения в действие опосредованного механизма.

Например, если миноритарный акционер намерен оспорить сделку общества, совершенную с нарушением правил ее одобрения, он должен обратиться в компетентный для такого случая орган управления обществом с требованием оспорить сделку от имени общества.

Соблюдение данной процедуры позволит в случае удовлетворения требований акционера привести в действие и механизм реституции, что сделать не так просто при иске акционера, когда общество выступает в процессе в качестве одного из ответчиков по делу, а акционер не является стороной оспариваемого договора.

Отказ компетентного органа поддержать акционера может быть обжалован им в суд, что также является проявлением корпоративной культуры, закрепленной нормами Закона.