Мудрый Юрист

Научно-гуманистическая мысль и становление западноевропейской пенитенциарной системы в XVIII - первой половине XIX в.

А.А. Иванов, кандидат юридических наук, доцент.

Появление термина "пенитенциарная система" связано с именем монаха бенедиктианского ордена Жана Мабильона, который предложил особую систему мер исправления преступников. По его мнению, спасения человека, впавшего в грех преступления (его исправления), можно достичь через духовное очищение - молитвы и покаяние, а также содержания (наказания) греховной плоти в условиях сурового заключения. Со временем отдельные положения предложенной Мабильоном концепции нашли свое воплощение в создаваемых в Европе различного рода заведениях тюремного типа, таких, как, например, исправительно-трудовые дома для детей в Генуе и Риме (1653 и 1735 гг.), для взрослых преступников в Милане (1766 г.) и др.

В Англии закон о создании пенитенциариев был издан в 1778 г. В них помещали нищих и бродяг, нерадивых слуг, рабочих, солдат за совершение каких-либо не особенно тяжких правонарушений, или, как впоследствии и детей по ходатайству их родителей, за ослушание и дерзкое поведение. Здесь предпочтение отдавалось принудительному труду, но уже в условиях одиночного содержания заключенных. Парламентский Билль 1779 г. закреплял роль тюремного заключения в виде устрашения, нравственно-религиозного перевоспитания и обучения ремеслу. Однако проект далее постройки одной из двух запланированных для эксперимента тюрем не пошел. К тому же и в имеющейся единственной тюрьме такого типа организовать надлежащее одиночное заключение так и не удалось.

Тем не менее относительно завершенное практическое оформление идея пенитенциариев получила в США, где в 1776 г. в Филадельфии (штат Пенсильвания) представителями религиозной секты квакеров был создан первый пенитенциарий (от лат. penitentiamus - покаянный, исправительный). Это было тюремное учреждение с очень строгими режимом и условиями отбывания наказания.

По идее квакеров, преступность порождается богоотступничеством, и поэтому преступника следует устрашить, заставить раскаяться и примирить с Всевышним. Поэтому пенитенциарий представлял собой тюрьму со строгим одиночным заключением. Все осужденные были обуты в войлочную обувь. Ни имени, ни происхождения, ни совершенного преступления, ни срока наказания. Администрации они были известны лишь по номерам. Осужденным не полагались свидания или письма и посылки. Абсолютные тишина и изоляция от внешнего мира. Все заменяла Библия. За произнесенное слово - плети, выход из камеры - в маске. Больница, баня, прогулки - ряд одиночных камер, двориков. В церкви - также одиночные будочки. И конечно же ни о какой воспитательно-исправительной работе речи не велось.

Безмолвное строжайшее одиночное заключение было рассчитано на "способность человека к бесконечному совершенствованию, на убеждение верующей души, что одиночество неизбежно побуждает к раскаянию и непременно возвратит человека к добру", но на деле приводило лишь к умопомешательству и неспособности освобожденных ориентироваться на свободе.

Американская система была создана во многом благодаря уже имеющемуся опыту тюрем Гента и Глочестера. Содержание заключенных в образцовой тюрьме, открытой в Филадельфии в 1790 г., предусматривало постоянную трудовую занятость осужденных и накопление ими определенных денежных сумм на момент выхода. Финансирование тюрьмы происходило также за их счет. Строгая трудовая дисциплина сочеталась с суровыми требованиями режима. Однако условия молчания и одиночное заключение предназначались лишь для лиц, которым смертный приговор был заменен лишением свободы. Иные категории заключенных за надлежащее поведение могли рассчитывать на сокращение срока наказания. Каждый осужденный находился под постоянным контролем администрации, которая фиксировала все малейшие изменения в его поведении <*>.

<*> См.: Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX в.). Екатеринбург, 2003. С. 334 - 336.

Филадельфийская тюремная система нашла широкое применение в Германии, Дании, Бельгии, Франции и некоторых других европейских странах. В Англии тюрьмами с элементами филадельфийской и оборнской системы были Пентонвалль (1842), Паркхарст (для малолетних преступников, 1838), Перт в Шотландии (1842). В них первые полтора года практиковалось строгое одиночное заключение, в камере были верстак, кровать и Библия - думать, работать и молчать. Общению заключенных во время прогулок препятствовали особые надеваемые на шею козырьки, которые позволяли видеть только свои ноги. В церкви - узкий бокс, из которого был виден лишь священник. В некоторых тюрьмах заключенных заставляли работать - педалями крутить огромный барабан, иногда по десять часов в день. Это бессмысленное изнурительное и унизительное занятие являлось одним из элементов наказания. Неудивительно, что в таких условиях заключенные сходили с ума (32 на 10 тысяч человек), и это было особо явно на фоне других тюрем (5,8 на 10 тысяч человек) <*>.

<*> См.: Стерн В. Западная традиция тюремного заключения // Индекс. Досье на цензуру. 1999. N 7 - 8.

Вскоре одиночное заключение было сокращено до девяти месяцев, несколько были расширены прогулочные дворики, сделаны дворы для совместных прогулок, козырьки и церковные боксы отменены.

В России печальный опыт пенитенциариев был использован в организации заключения в Шлиссельбургской крепости и Алексеевском равелине Петропавловской крепости.

Вместе с тем уже с середины XVIII столетия начинаются процессы заметного смягчения уголовной и пенитенциарной политики европейских государств, косвенно оказавших значительное влияние на законодательную практику России в сфере борьбы с преступностью <*>. В результате глубокого переосмысления основных подходов к наказанию оно постепенно начинает терять свойства собственно государственной мести и приобретает характер общественной защиты.

<*> Значительное влияние на эти процессы оказали труды мыслителей-гуманистов, затрагивающих проблемы общественного устройства, взаимоотношений государства и человека и другие вопросы, опубликованные в рассматриваемый период. Среди них особо выделялись следующие: "О преступлениях и наказаниях" (Ч. Беккариа, 1764 г.); "О духе законов" (Ш. Монтескье, 1748 г.); "Принципы законодательства", "Деонтология, или наука о морали" (И. Бентам), "Состояние тюрем в Англии и Уэльсе" (Д. Говард, 1777 г.), "Принципы нравственной и политической философии" (У. Палей, 1785 г.) и др.

В результате просветительской и научной деятельности многих мыслителей (Ч. Беккариа, Дж. Говард, Ф.М. Вермей, П.Л. де Лакретель, Л.М. Ле Петелье и мн. др.) была создана концепция, в основе которой лежала идея о соразмерности преступления и наказания. Причем направленность сформулированных принципов учитывала не только доминирующие общепревентивные цели, но и в конечном счете должна была обеспечивать цели специального предупреждения правонарушений.

  1. Мысль Ч. Беккариа о том, что в самом преступлении уже должны быть видны черты установленного за него наказания, была творчески развита Ф.М. Вермеем. Он разработал соответствующую градацию преступлений и наказаний. Например, за посягательство на свободу преступник должен лишаться личной свободы; за злоупотребление служебным положением - лишение гражданских прав; за взяточничество и ростовщичество - штраф; за кражу - конфискация имущества; за "тщеславие" - позор; за убийство - смерть; за поджог - сожжение; за отравление - отравление же самого преступника и т.д. <*>.
<*> Ле Петелье в 1791 г. об этом говорил так: "Преступник, прибегший к насилию, должен подвергнуться физическим страданиям, лодырь - к изнурительному труду, подлый - бесчестью..." Цит. по: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М., 2003. С. 199.
  1. Наказание должно уменьшать "привлекательность" преступления, делать его "невыгодным". Необходимо уничтожить побудительные мотивы преступления. Следует повернуть силу, побуждающую к преступлению, против нее самой, с тем чтобы наказание стало внушать страх, сдерживая сильнее, чем прельщает преступление <*>.
<*> См.: Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. Указ. раб. С. 331.
  1. Наказание по длительности должно быть продолжительным, но не бесконечным. "Оно постоянно напоминает людям, - писал один из создателей Уголовного кодекса Франции 1791 г. Ле Петелье, - на чьих глазах длится, о законах мщения и оживляет в каждом мгновения целительного страха". Он предложил систему убывающей строгости наказания. Так, его поэтапное исполнение должно было предусматривать первоначальное содержание преступника в условиях строгого одиночного заключения с заковыванием в цепи в темноте на хлебе и воде. При этом привлечение к труду должно быть минимальным. Затем следует перевод на режим "стесненности": минимум оковывания, допущение к работам с ограничением контактов с другими осужденными, начисление незначительных денежных сумм. Ближе к окончанию срока заключения субъект может быть присоединен к другим арестантам, а прилежная работа позволит ему улучшать свой рацион.
  2. За свое деяние преступник должен расплатиться перед обществом. Поэтому лишение его жизни нерационально. Гораздо больше пользы он принесет, отрабатывая свою вину в пользу государства и являясь наглядным предупреждением о неотвратимости кары для потенциальных преступников.
  3. Наказание должно влиять на снижение романтизированности преступной жизни и отдельных "великих" преступников, многие из которых в народных глазах представляются героями. В этой связи предлагалась организация семейных экскурсий на рудники и в места каторжных работ (Ж.-П. Бриссо де Вервиль). В Австрии, Швейцарии и некоторых североамериканских штатах были сделаны попытки внедрения предложения Ж.М. Сервана о создании "города наказаний", призванного навсегда отвратить граждан от криминальных соблазнов. В этом "городе" были представлены всевозможные преступники в тюремной одежде, испытывающие все тяготы определенного судом за их преступления наказания. Однако в результате этот прожект показал свою несостоятельность, так как "прямо на улицах или больших дорогах каторжники в железных ошейниках, пестрой одежде и кандалах обменивались с толпой выкриками, ругательствами, пинками, злобными жестами или знаками солидарности" <*>.
<*> См.: Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. Указ. раб. С. 330 - 334; Соломатин А.Ю. Американские тюрьмы и их обитатели (конец XVIII - XIX вв.) // Право и политика. 2001. N 3.

Сходные с отмеченными принципами соображения были сделаны И. Бентамом, который, составив таблицу удовольствий и страданий человека, разработал модель идеального преступника и выявил факторы, влияющие на "чувствительность личности". В частности, он отмечал:

<*> См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 26 - 27.

Как и Ч. Беккариа, И. Бентам выступал также против чрезмерного ужесточения наказания. "Политика законодателя, все наказывающего смертной казнью, похожа на трусливое отвращение ребенка - он раздавливает насекомое, на которое боится взглянуть" <*>.

<*> Бентам И. Основные начала Уголовного кодекса // Бентам И. Соч. СПб., 1857. Т. 1. С. 677.

Таким образом, функционирование отмеченных пенитенциарных моделей, сформировавшихся к концу XVIII в., позволило выработать ряд оптимальных подходов в тюремной теории и практике:

<*> См.: Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. Указ. раб. С. 338 - 339.

Некоторые из этих взглядов нашли реальное воплощение на практике. В том числе и идеи о необходимости строго раздельного содержания мужчин и женщин, взрослых и детей, рецидивистов и случайных преступников, сформулированные Дж. Говардом в его книге "Состояние тюрем в Англии и Уэльсе" (1777 г.) и оформленные парламентским актом "О пенитенциарных учреждениях" <*>.

<*> См.: Иншаков С.М. Указ. раб. С. 24.

Однако практика деятельности тюремных учреждений выявила ряд крайне отрицательных сторон тюремного содержания. Во-первых, как оказалось, существование тюрем особого влияния на снижение преступности не оказывало. Напротив, порождало стойкий рецидив. Во-вторых, организация условий тюремного содержания не могла дать больше того, что она давала. Но и эти позитивные факторы (труд, режим, дисциплина) не приводили к положительным результатам. Образ жизни арестантов, который должен был приводить к выработке выдержки и дисциплины, им навязывался насильно и поэтому отклика в их душах не находил; труд, к которому они также принуждались, ни к чему, кроме отупения и озлобления, также не приводил; то же самое характеризовало и "обучение ремеслам", знание которых после освобождения, как и их носители, были никому не нужны; об эффективном нравственном и религиозном воспитании также говорить не приходилось в силу черствости и криминальной закоренелости натуры субъектов. В-третьих, лишение свободы с содержанием в тюрьме самым отрицательным образом отражалось на членах семьи осужденного, которые, оставаясь без средств к существованию, вынуждены были пополнять ряды маргиналов, и т.д. К тому же санитарно-гигиенические условия совершенно не соответствовали самым минимальным требованиям, что порождало массовые эпидемии и чрезвычайно высокую смертность среди арестантов <*>. Во Франции к тому же организация тюремной деятельности вступила в противоречие с законом, запрещающим объединения людей свыше двадцати человек, в то время как в тюрьмах порой находилось до 1200 человек.

<*> Так, например, после потери Северных американских колоний английских заключенных отправлять стало некуда. Тогда под тюрьмы стали спешно приспосабливать брошенные полузатопленные и развалившиеся суда, которых было много по берегам Темзы и других рек (так называемые халки). Однако вследствие массовых заболеваний, а также то и дело вспыхивающих беспорядков в них от этой затеи вскоре отказались.

В XIX в. на смену изоляционной системе пришла "карцерная", которая оставляла несколько больше свободы арестантам. Так, во Франции в 1850 г. были открыты исправительные колонии для несовершеннолетних преступников, которые должны были "воспитываться сообща в строгой дисциплине и использоваться на работах в сельском хозяйстве и близких к нему отраслях промышленности". Главной целью было воспитание слепо послушного власти и дисциплине индивида. Образцовым таким заведением являлась колония в Меттрэ (1840 г.). Основным средством дисциплинарного воздействия было помещение в карцер. Кроме того, тяжелый физический труд в порядке обучения и воспитания малолетних правонарушителей дополнялся физически изматывающими играми и упражнениями, так как действовало убеждение в том, что "все, что вызывает усталость, способствует изгнанию дурных помыслов".

В основе деятельности создаваемых в середине XIX в. английских реформаториев - исправительных заведений для несовершеннолетних правонарушителей, также лежала мысль о том, что основой для всех пороков является леность и что труд - лучшее лекарство против них.

Немногим отличался режим и в специальных учреждениях для сирот и малолетних правонарушителей, которые в частном порядке стали появляться во множестве. Например, "Спасительный дом Дюссельталь" (Германия, 1819 г.), воспитательные заведения Берлинского общества для нравственно испорченных детей (1825 г.), "Суровый дом" (Гамбург, 1833 г.), "Спасительный дом для мальчиков" (Швейцария, 1840 г.), "Евангелический институт Св. Иоанна" (Берлин, 1858 г.), "Спасительный дом Бауэра" (Альтен, 1870 г.), Меттерийская земледельческая колония (Франция, 1879 г.), "Убежище для малолетних" (Филадельфия, 1847 г.) и др.

В первой половине XIX в. впервые в практике мест заключения появилось условно-досрочное освобождение. В 1842 г. оно было введено в практику австралийской каторги Англии <*>. Последним этапом реализации прогрессивной системы отбывания наказания являлось освобождение осужденных с выдачей им "увольнительных билетов". Причем условно-досрочное освобождение было необходимо заслужить ежедневным зарабатыванием баллов (звезд) за прилежное поведение и работу. Реализация наложенных дисциплинарных взысканий также происходила погашением определенного количества баллов.

<*> В австралийские тюрьмы было отправлено более 160 тысяч человек. Австралийские поселения зачастую так и назывались - "каторжные поселения". Но уже в 1837 г. ссылка в эту колонию была первый раз приостановлена как "неадекватное наказание, не устрашающее представителей криминального сословия, разлагающее осужденных и притом крайне дорогостоящее". В 1868 г. австралийская ссылка была отменена окончательно.

Не отбытый заключенным в результате условно-досрочного освобождения срок включался в испытательный период, в течение которого он находился под надзором со стороны специальных органов патроната. Поэтому в выдаваемых на руки освобождающимся лицам "увольнительных билетах" перечислялись те условия, которым они должны были следовать определенное время после освобождения. В частности, предусматривались некоторые ограничения передвижения, строго указывалось на необходимость воздержания от пьянства, запрещалось общаться с "порочными" людьми.

После очередного приостановления австралийской ссылки в 1853 г. эта практика была распространена и в других тюремных учреждениях Англии. Применялась она в основном в процессе исполнения наказаний, связанных с каторжными работами и длительными сроками лишения свободы. В 1908 г. по Закону "О предупреждении преступлений" прогрессивная система исполнения наказаний, в том числе и условно-досрочное освобождение, была распространена и на несовершеннолетних <*>.

<*> См.: Спицын В.И. Теория и практика реализации условно-досрочного освобождения в Российской Федерации // Современное право. 2003. N 1. С. 43 - 44.

Постепенно, с развитием общественных отношений, социального и государственного порядка, изменением экономического уклада общества, изменился взгляд на самих преступников, которые стали рассматриваться как сумасшедшие, богоотступники, противники режима, изгои общества и т.п. Изменились и средства воздействия на них, призванные их либо уничтожить, либо исправить, но в процессе реализации последней цели извлечь максимальную экономическую выгоду из их эксплуатации. Однако становление капиталистических отношений, основанных на наличии рынка свободных производителей и эффективном использовании материальных ресурсов общества, показало несостоятельность организации принудительного труда осужденных.

Со временем наказание все же эволюционировало в сторону смягчения, а оформившиеся к середине XIX в. утилитарные теории наказания внесли в его цели элементы исправления правонарушителей и предупреждения правонарушений.