Мудрый Юрист

Защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений: новые законодательные инициативы

Арабули Д.Т., кандидат юридических наук, заведующая кафедрой уголовно-процессуального права Уральского филиала Российской академии правосудия.

Статья посвящена вопросам защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений.

Ключевые слова: уголовный процесс, потерпевший, защита прав.

The article is devoted to the issues of protection of rights and legitimate interests of victims of crimes.

Следственным комитетом Российской Федерации вынесен на публичное обсуждение проект Федерального закона "О потерпевших от преступлений" <1>. Безусловно, заслуживает внимания стремление сделать защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений более эффективной, перевести соответствующие уголовно-процессуальные нормы, которые порой имеют декларативный характер, в ранг реально действующих, направленных на реализацию потерпевшим своих процессуальных полномочий, на возмещение вреда, причиненного противоправным преступным деянием. В данной работе предпринимается попытка проанализировать отдельные новшества, связанные с правовой защищенностью потерпевшего - участника уголовного судопроизводства.

<1> Сайт Следственного комитета Российской Федерации. URL: http://www.sledcom.ru/discussions/?SID=2979 (дата обращения:

03.03.2012); Сайт газеты "Российская газета". URL: http://www.rg.ru/2012/02/24/poterpevshie-site-dok.html (дата обращении: 03.03.2012).

Так, законодателю предлагается закрепить дифференцированный подход к потерпевшим в зависимости от того, физическому или юридическому лицу причинен вред преступлением. В орбиту проекта нового законодательного акта попадают только физические лица. Именно на усиление гарантий защиты прав и законных интересов физических лиц направлены все новые нормы, сообразуясь с определенным кругом преступлений.

В частности, согласно ч. 1 ст. 7 Проекта государство гарантирует предоставление денежных компенсаций:

  1. потерпевшему, который в результате совершения в отношении его преступления: а) получил тяжкий вред здоровью или заразился ВИЧ-инфекцией; б) получил вред здоровью любой степени тяжести, если преступление было совершено близким родственником потерпевшего, от которого он находится в материальной зависимости; в) стал жертвой сексуального насилия; г) находится в затруднительном материальном положении, в связи с совершением в отношении его кражи, мошенничества, вымогательства, причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, умышленного уничтожения или повреждения имущества, при условии что его ежемесячный доход ниже двукратного размера прожиточного минимума; 2) иждивенцам потерпевшего, который умер в результате совершения преступления или в связи с полученным от преступления вредом здоровью.

При этом по данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в 2010 г. общая сумма ущерба от преступлений, определенная по судебным актам, составила в результате совершения хищений 15546694224 руб., других преступлений - 12962642139 руб. Из них по принадлежности к видам собственности от хищений (других преступлений): государственной - 2881562969 руб. (9860916347 руб.); муниципальной - 238430396 руб. (183587486 руб.); общественных организаций (объединений) - 448680008 руб. (257804988 руб.); частной юридических лиц - 5138007889 руб. 1273412345 руб.); частной физических лиц - субъектов предпринимательства - 500087747 руб. (198139769 руб.); личному имуществу граждан - 6339925214 руб. (1188781204 руб.) <2>.

<2> Отчет о суммах ущерба от преступлений, суммах материальных взысканий в доход государства, суммах судебных издержек из средств федерального бюджета, определенных судебными актами, за 12 месяцев 2010 г.: сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=5&item=494 (дата обращения: 20.04.2011).

Получается, что приведенные показатели для физических и юридических лиц не слишком разнятся. Кроме того, причинение юридическому лицу материального вреда или вреда деловой репутации негативным образом сказывается не только на его имущественном положении, но и отрицательно влияет на финансовые (экономические) показатели лиц, состоящих с обозначенным юридическим лицом в трудовых, гражданско-правовых и иных отношениях. Другими словами, нельзя отрицать существование у юридического лица, потерпевшего от преступления, тех или иных обязательств перед различными физическими лицами, включая работников, юридическими лицами, государством, а также сообразовывать прекращение взаимоотношений между ними в связи с совершением преступления.

Достаточно сложно положительно охарактеризовать ст. 5 Проекта "Пределы ответственности за вред, причиненный преступлением", согласно которой лицо, признанное вступившим в законную силу приговором суда виновным в совершении преступления, или в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях лицо, на которое законом возложена материальная ответственность за действия виновного лица, обязано возместить потерпевшему вред, причиненный преступлением, в размере, установленном вступившим в законную силу приговором суда или решением суда, вынесенным в порядке гражданского судопроизводства. Приведенные положения - декларация, не обеспеченная механизмом возмещения вреда, причиненного преступлением. Ценность представляли бы конкретные средства и способы, посредством применения и использования которых стала бы реальной, неотвратимой и безусловно исполняемой в максимально короткие сроки обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением. Данный тезис может быть подкреплен некоторыми статистическими показателями, характеризующими социальный состав осужденных. Например, в 2009 г. по социальной принадлежности наибольшее число среди осужденных составила группа трудоспособных, не работающих и не учившихся - 553 тыс., в долевом отношении данный показатель возрос по сравнению с 2008 г. (536,5 тыс. - 58,7%) и составил 62,7% от общего числа осужденных в 2009 г. Доля осужденных рабочих снизилась до 19,5% от общего числа осужденных в 2009 г., и число осужденных составило 172,2 тыс. по сравнению с 2008 г., когда данный показатель составлял 198,9 тыс. (21,8%). В 2009 г. зафиксирован значительный рост осужденных по вступившим в законную силу приговорам ранее судимых (имеющих неснятые или непогашенные судимости) и составил 270,2 тыс. и соответственно 30,6% от общего числа осужденных. Для сравнения, в 2008 г. ранее судимых учтено 260 тыс. и удельный вес в общем числе осужденных составил 28,4%. По социальному составу осужденных, совершивших преступления в возрасте 14 - 17 лет, преобладает категория учащихся - 36,3 тыс. (64,4% от общего числа осужденных несовершеннолетних). Затем следует категория трудоспособных, не работающих и не учившихся - 16,9 тыс. - 30% от общего числа осужденных несовершеннолетних <3>.

<3> Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2009 году (по данным сводной статистической отчетности за 2009 год по состоянию на 10 апреля 2010 г.): сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=5&item=302 (дата обращения 11.07.2010).

Интерес представляет еще один момент. Он выводит дискуссию о соотношении процессуальных статусов потерпевшего и гражданского истца на новый уровень, позволяет в несколько ином ракурсе охарактеризовать регламентацию вопросов, сопряженных с гражданским иском.

В ч. 1 ст. 9 Проекта закрепляется, что размер компенсации определяется судом в порядке гражданского судопроизводства или в рамках гражданского иска в уголовном процессе. Следовательно, содержание искового заявления, являющегося формой выражения гражданского иска в уголовном судопроизводстве, должно включать в себя требование об определении размера и выплате государственной компенсации. А в целях обеспечения реализации потерпевшим права на получение такой компенсации надлежит внести соответствующие изменения в уголовно-процессуальный закон. Более того, возникает ряд вопросов. Вправе ли потерпевший предъявить гражданский иск? Либо предъявление гражданского иска - это исключительная прерогатива гражданского истца? Если потерпевший не вправе предъявить гражданский иск, то он сначала должен получить статус гражданского истца для подачи искового заявления в ходе производства по уголовному делу.

В качестве альтернативы можно предложить другой вариант, связанный с внесением изменений в ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ <4> (далее - УПК РФ), в которой зафиксировать право потерпевшего подать заявление для получения государственной компенсации. Это особенно актуально в ситуации, когда одно лицо не может сочетать в себе два процессуальных статуса - потерпевшего и гражданского истца, а также потерпевшим не ставится вопрос о возмещении вреда, причиненного преступлением. В качестве еще одного аргумента в пользу высказанного положения надлежит привести то, что гражданский иск не может быть адресован государству. Природа гражданского иска предполагает предъявление требований о возмещении вреда к виновному или лицу, обязанному возместить вред, а компенсация от государства - это несколько иное. Она не заменяет и не подменяет материальную ответственность виновного (лица, несущего в силу закона ответственность за действия виновного), а является мерой государственной поддержки потерпевших от преступлений.

<4> Рос. газ. 2001. 22 декабря.

Думается, что рассматриваемый Проект не столько детализирует уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие статус потерпевшего как участника уголовного судопроизводства, сколько создает почву для конкуренции двух законодательных актов, имеющих одинаковую юридическую силу (УПК РФ и Федерального закона "О потерпевших от преступлений"). Примером тому служит категориальный аппарат, такая регламентация порядка возмещения вреда, причиненного преступлением, которая указывает на приоритетность защиты прав и законных интересов физических лиц, признанных потерпевшими, и игнорирование защиты юридических лиц, потерпевших от преступлений, незавершенность законодательных конструкций. При этом осталась без внимания одна из ключевых и основополагающих проблем - момент признания лица потерпевшим, точнее сказать, момент процессуального оформления его статуса путем вынесения постановления о признании лица потерпевшим. Решение обозначенного вопроса отдано на усмотрение правоприменителя (дознавателя, следователя, суда), не исключает злоупотреблений должностными полномочиями, поскольку не ограничивается никакими сроками или иными параметрами для признания лица потерпевшим.