Мудрый Юрист

Споры о признании незаконными требований об уплате таможенных платежей и пеней, предъявленных таможенными органами в связи с недоставкой в таможню места назначения товаров, ввезенных на территорию Российской Федерации

Т.В. Стрельникова, начальник отдела анализа судебной практики таможенных органов Правового управления Федеральной таможенной службы Российской Федерации.

Разбой, совершенный неустановленными лицами - фикция или событие непреодолимой силы?

На основании имеющейся информации был проведен анализ судебной практики арбитражного рассмотрения указанной категории дел. Результаты показали, что в настоящее время имеет место различное толкование и применение арбитражными судами законодательства Российской Федерации, касающегося вопросов ответственности юридических лиц, осуществляющих перевозку грузов автомобильным и железнодорожным транспортом по территории Российской Федерации, в случаях недоставки товаров в место назначения или их утраты при перевозке.

В частности, речь идет о ситуациях, когда недоставка происходит в результате разбоя (грабежа, кражи), совершенного в отношении перевозчика. Некоторые суды, рассматривая такие дела, признают указанные обстоятельства обстоятельствами непреодолимой силы и в связи с этим освобождают указанных лиц от обязанности уплатить таможенные платежи за утраченный товар. Имеются случаи освобождения перевозчиков от уплаты таможенных платежей и по другим основаниям.

Обстоятельства подобных дел сходные и состоят в следующем.

Юридические лица, осуществляющие международную перевозку грузов, иные лица, перемещающие товары, при пересечении государственной границы Российской Федерации в установленном порядке уведомляют таможню места отправления или въезда о факте ввоза товаров и транспортных средств на территорию России.

После прохождения необходимых таможенных процедур, в том числе принятия груза к перевозке, в соответствии с направляющим штампом таможни места отправления груз (товар) в установленные сроки подлежит доставке в неизменном состоянии, за исключением изменений вследствие естественного износа или убыли при нормальных условиях транспортировки и хранения, в таможню места назначения (внутреннюю таможню).

Однако в рассматриваемых случаях товар в таможню места назначения перевозчиками не доставляется в связи с тем, что в пути следования неустановленными лицами на транспортные средства совершается разбой (грабеж, кража).

По фактам недоставления (утраты) товара таможенными органами возбуждаются административные дела, проводится административное расследование, по результатам которого выносятся постановления о признании перевозчиков виновными в нарушении таможенного законодательства Российской Федерации, ответственность за совершение которого предусмотрена частью первой статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Вне зависимости от привлечения к административной ответственности, на основании положений статей 90, 320, 348, 350 Таможенного кодекса Российской Федерации 2003 года (далее - ТК России) в связи с недоставкой (утратой) товара таможенные органы направляли в адрес перевозчиков требования об уплате причитающихся таможенных платежей и пеней.

Не соглашаясь с решениями таможенных органов о возложении на них обязанности по уплате таможенных платежей и пеней, перевозчики обращаются в арбитражные суды с заявлениями о признании незаконными и об отмене данных актов таможенных органов.

Принимая решения об удовлетворении заявленных требований, арбитражные суды делают следующие выводы:

прекращение производства по делу об административном правонарушении (далее - АП), о нарушении таможенных правил (далее - НТП) таможенным органом, а равно признание судом незаконным постановления по делу об административном правонарушении (по делу об АП, о НТП) свидетельствует об отсутствии факта таможенного правонарушения, а следовательно, об отсутствии оснований для возложения на перевозчика ответственности, установленной статьей 320 ТК России;

разбой, совершенный на водителя транспортного средства, осуществляющего перевозку по процедуре Конвенции МДП, 1975 г., является обстоятельством, имеющим чрезвычайный характер (непреодолимой силой), при котором лицо (водитель, работник организации) не могло заранее предвидеть наступление обстоятельств, в связи с которыми был не доставлен (утрачен) груз;

административное правонарушение (недоставка товара в таможню места назначения) было вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми для данных субъектов таможенных отношений препятствиями, находящимися вне их контроля (обстоятельства непреодолимой силы), притом что водитель транспортного средства (работник организации) действовал с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, и что с его стороны к этому были приняты все меры, а именно: сообщил в милицию, о чем свидетельствуют справка, постановление о признании потерпевшим в уголовном деле, постановление о возбуждении уголовного дела, оформленные соответствующим структурным подразделением органов внутренних дел;

требование таможенного органа о взыскании пеней за просрочку уплаты таможенных платежей не подлежит удовлетворению, поскольку перевозчик не является налогоплательщиком ввиду отсутствия у него объекта налогообложения. Кроме того, для перевозчика срок уплаты суммы в размере таможенных платежей не установлен.

Представляется, что при рассмотрении отдельных споров указанной категории дел не всегда корректно трактуются и применяются нормы международного законодательства, а также нормы материального и процессуального законодательства Российской Федерации. Определенную озабоченность вызывает отсутствие единообразия в применении арбитражными судами положений законодательства Российской Федерации при установлении одних и тех же юридически значимых обстоятельств. Таможенное законодательство является федеральным, а его единообразное применение - необходимое условие единого экономического пространства, равноправия в осуществлении коммерческой деятельности всеми ее участниками.

Думаю, что подобная судебная практика позволяет недобросовестным лицам, участвующим в правоотношениях в области таможенного дела, создавать условия для незаконного ввода в торговый оборот на территории России иностранных товаров, как правило, дорогостоящих, пользующихся наибольшим спросом у населения, что ставит под угрозу реализацию таможенно-тарифной политики Российской Федерации, а также влечет за собой ущемление интересов отечественных товаропроизводителей.

  1. Арбитражные суды, принимая судебные акты, делают выводы о наличии прямой связи между привлечением перевозчиков к административной ответственности и возникновением у них обязанности по уплате таможенных платежей.

Основным направлением деятельности таможенных органов Российской Федерации является обеспечение экономической безопасности России путем реализации полномочий федеральной власти в сфере таможенного регулирования общественных отношений, возникающих в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации лицами, осуществляющими внешнеэкономическую и торговую деятельность.

Одной из важнейших функций таможенного регулирования является, с одной стороны, защита экономики Российской Федерации от неблагоприятного воздействия иностранной конкуренции, с другой - создание наиболее благоприятных условий для развития отечественного производства и внутреннего рынка.

Суть установления и взимания таможенных пошлин, иных таможенных платежей состоит в том, что пошлины и налоги включаются в цену товара и влияют на его конкурентоспособность на внутреннем рынке. Неуплата этих платежей является не только (и не столько) потерей для федерального бюджета, сколько необоснованным преимуществом для лица, участвующего в рынке (продавца). Базовое требование таможенного законодательства Российской Федерации - никто не вправе пользоваться и распоряжаться ввезенными товарами до их выпуска, то есть до уплаты таможенных платежей. До этого момента товары находятся под таможенным контролем, то есть несут на себе бремя ограничения в свободном обращении на территории Российской Федерации. Такой подход является универсальным, он нашел свое отражение не только в законодательных актах Российской Федерации, но и в соответствующих нормативных актах целого ряда государств, а также международных актах, устанавливающих общие правила мировой торговли товарами.

Спецификой таможенных правоотношений и таможенного законодательства в целом является то, что все требования и ограничения, установленные в сфере внешнеэкономической деятельности, находятся в неразрывной связи с перемещаемыми товарами. Лица несут обязанность по уплате таможенных платежей в той степени, в какой имеют отношение к товару, перемещаемому через таможенную границу.

С учетом этого таможенное законодательство Российской Федерации, основываясь на общих принципах установления ответственности лиц перед таможенными органами за надлежащее соблюдение нормативных предписаний в сфере внешнеэкономической деятельности, принятых в мировой практике (стандартное правило 4 главы 1 специального приложения Е к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур, 1973 г. (в ред. Протокола 1999 г.), статья 8 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП, 1975 г. (далее - Конвенция МДП, 1975 г.)), определило участников внешнеэкономической деятельности, ответственных за соблюдение таможенных формальностей в отношении перемещаемых товаров и транспортных средств. Согласно положениям ТК России в зависимости от этапов продвижения товара от продавца к покупателю ответственными за товар (и за уплату таможенных платежей в случае его утраты) могут быть перевозчики (статьи 90, 320 ТК России), владельцы складов временного хранения, иные лица, поименованные в положениях статьи 320 ТК России.

Анализ положений указанных статей ТК России позволяет сделать вывод о том, что перечисленных лиц можно отнести к категории условных налогоплательщиков. Несмотря на то что на них не лежит непосредственно обязанность по уплате таможенных платежей, в различные периоды времени они могут выступать ответственными перед таможенными органами за их уплату.

Смысл, который был заложен законодателем в положениях статей 90, 320 ТК России, состоит в том, что обязанность по уплате таможенных платежей несет то лицо, в результате действий (бездействия) которого товар, не прошедший таможенной очистки, оказался на внутреннем рынке Российской Федерации. Следовательно, перевозчик, принявший на себя обязательство по доставке товара и не доставивший его в таможню места назначения, отвечает за уплату таможенных платежей.

Анализ судебных актов, удовлетворяющих заявления перевозчиков о признании незаконными требований таможенных органов об уплате причитающихся таможенных платежей за недоставленный товар, свидетельствует о том, что судебные решения и постановления содержат выводы о неправомерности возложения таможенными органами такой обязанности на перевозчиков, поскольку товар оказался на рынке по вине другого лица, например, если товар был украден при перевозке.

Особенно ярко такая позиция судов проявляется, если подобным арбитражным процессам предшествуют судебные разбирательства по делам по заявлениям лиц о признании незаконными постановлений таможенных органов о привлечении перевозчиков к административной ответственности за недоставку товара в таможню места назначения в соответствии с положениями КоАП РФ. В таких случаях суды полагают, что, поскольку отсутствует состав таможенного правонарушения, а именно вина перевозчика в недоставке товара, следовательно, отсутствует обязанность указанных лиц по уплате таможенных платежей за утраченный при перевозке товар.

Представляется, что в таких случаях вина перевозчиков рассматривается законодателем в ином аспекте, чем при привлечении лиц к административной или уголовной ответственности за совершенные правонарушения (преступления).

Таможенные платежи являются обязательными платежами (налогами), обязанность по уплате которых при перемещении товаров через таможенную границу установлена государством на законодательном уровне. Выполнение обязанности по уплате таможенных платежей (налогов) не может ставиться в зависимость от вины лица в утрате товара. В противном случае это противоречило бы основным принципам экономической (таможенной и налоговой) политики государства (статья 108 Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ), статья 4.1 КоАП РФ, статья 318 ТК России).

В рассматриваемых случаях перевозчики не выполнили обязанность, возложенную на них таможенным законодательством Российской Федерации, международными актами (например, статьи 20, 21 Конвенции МДП, 1975 г.), - не доставили товары в установленное место назначения. В результате товары оказались на внутреннем рынке Российской Федерации без уплаты таможенных платежей.

В определенных случаях это может являться основанием для освобождения перевозчика от административной или уголовной ответственности за нарушение таможенных правил. Однако доказанность вины в административных правонарушениях и уголовных преступлениях является необходимым условием для привлечения лиц к указанным видам ответственности. Таможенные же платежи перевозчик должен уплатить вне зависимости от того, по какой причине он не обеспечил сохранность товара. Ни налоговым, ни таможенным законодательством Российской Федерации не предусмотрено, что наличие или отсутствие вины связано с возникновением или прекращением обязанности по уплате обязательных платежей (налогов). Напротив, НК РФ в пункте пятом статьи 108 и ТК России в пункте втором статьи 320 и пункте седьмом статьи 350 устанавливают, что привлечение плательщика к ответственности за совершение налогового (административного) правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить причитающиеся суммы налога (таможенных платежей) и пени.

Можно говорить о том, что эти предписания исключают какую-либо экономическую выгоду от любых умышленных, неосторожных или случайных нарушений, в результате которых товары попадают в оборот на территории Российской Федерации без уплаты таможенных платежей.

Подобное мнение согласуется с выводами Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в Постановлении от 14.05.99 N 8-П <1>. В нем подчеркивается, что свободный оборот товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации, возможен только после завершения таможенного оформления в режиме выпуска для свободного обращения, который предусматривает уплату таможенных пошлин и налогов, соблюдение мер экономической политики и других ограничений нетарифного характера (лицензирование, квотирование, сертификация и т.д.). Осуществление каких-либо прав в отношении перемещаемого имущества без выполнения всех необходимых таможенных обязанностей, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации и выбором таможенного режима, фактически означало бы их выпуск для свободного обращения без таможенного оформления и контроля, что в конечном счете разрушило бы таможенный режим, сделало бы невозможным само таможенное регулирование и достижение тех конституционно защищаемых ценностей и целей, для которых оно предназначено, со всеми вытекающими последствиями, в том числе криминогенного характера.

<1> Российская газета. 1999. N 103. 1 июня.

В качестве примера, наиболее детально характеризующего обязанность перевозчиков по уплате таможенных платежей перед таможенными органами Российской Федерации в случае недоставки (утраты) товара, можно привести положения Конвенции МДП, 1975 г., которые устанавливают упрощенный порядок взимания таможенных платежей в случае неисполнения перевозчиками таможенных формальностей по доставке товара в таможню места назначения.

Положениями статьи 1 Конвенции МДП, 1975 г. (участницей которой является Российская Федерация) установлено, что термин "операция МДП" означает перевозку груза от таможни места отправления до таможни места назначения с соблюдением процедуры (так называемой процедуры МДП), установленной в настоящей Конвенции. Процедура МДП в первую очередь направлена на упрощение осуществления международных грузовых перевозок, в том числе предусматривает неприменение всего имеющегося комплекса мероприятий по таможенному контролю за перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации.

В соответствии со статьями 20, 21 Конвенции МДП, 1975 г., таможенные органы могут устанавливать для перевозок, производимых по территории их страны, определенный срок перевозки и требовать, чтобы дорожное транспортное средство следовало по определенному маршруту. В каждой промежуточной таможне и в таможнях места назначения дорожное транспортное средство предъявляется для контроля таможенным органам с содержащимся в нем грузом и с относящейся к перевозимому грузу книжкой МДП.

Завершение операции МДП должно быть осуществлено в порядке, установленном Конвенцией МДП, 1975 г. Под "завершением операции МДП" понимается признание таможенными органами факта надлежащего прекращения операции МДП в данной Договаривающейся Стороне. Это устанавливается таможенными органами на основе сопоставления данных или информации, которыми располагает таможня места назначения, с данными или информацией, которыми располагает таможня места отправления или въезда.

В целях защиты экономических интересов государств - участников Конвенции МДП, 1975 г. надлежащее прекращение операции МДП гарантируется представлением обязательств, в том числе по уплате причитающихся таможенных платежей, объединением, признанным таможенными органами Договаривающейся Стороны в качестве гаранта для лиц, использующих процедуру МДП. Гарантийное объединение обязуется уплачивать упомянутые выше суммы в порядке солидарной ответственности совместно с лицами, с которых причитаются эти суммы (пункт 1 статьи 8 Конвенции МДП, 1975 г.). Таким образом, Конвенция МДП, 1975 г., с одной стороны, предусматривает особый порядок перемещения товаров, с другой - определяет упрощенный порядок взимания таможенных платежей в случае неисполнения перевозчиком своих обязательств.

При этом в части второй приложения 9 к Конвенции МДП, 1975 г., во взаимосвязи со статьей 51 той же Конвенции определены минимальные условия и требования, обязательные для соблюдения лицами, желающими получить доступ к процедуре МДП (перевозчиками). Они включают в себя:

а) будет соблюдать все таможенные формальности, требуемые в соответствии с Конвенцией, в таможнях места отправления, промежуточных таможнях и таможнях места назначения;

б) будет уплачивать причитающиеся ввозные или вывозные таможенные пошлины и сборы, а также любые проценты за просрочку, которые могут причитаться в соответствии с таможенными законами и правилами страны, в которой обнаружено нарушение в связи с операцией МДП, если этого потребуют компетентные органы в соответствии с пунктом 7 статьи 8 Конвенции.

Следовательно, положениями Конвенции МДП, 1975 г., международного акта прямо установлена обязанность перевозчика и гарантийного объединения в виде уплаты причитающихся ввозных таможенных пошлин и сборов за доставку перемещаемого груза (товаров) в место назначения как гарантия компенсации потерь государственной казны Договаривающейся Стороны, на территории которой допущено нарушение Конвенции МДП, 1975 г., и национального таможенного законодательства. При этом возникновение или прекращение такой обязанности не ставится в зависимость от наличия факта привлечения виновного лица к административной ответственности (статья 36 Конвенции МДП, 1975 г.) за недоставку (утрату) ввезенного на территорию Договаривающейся Стороны товара в соответствии с национальным законодательством, когда устанавливается не только событие, но и состав административного правонарушения. По смыслу положений Конвенции МДП для возникновения обязанности у перевозчика по уплате причитающихся таможенных платежей достаточно установить факт недоставления (событие) им находящегося под таможенным контролем товара.

На основании пункта 7 статьи 8 Конвенции МДП, 1975 г., таможенные органы в первую очередь предъявляют претензии к перевозчику, что подтверждается направлением ему соответствующих требований об уплате причитающихся таможенных платежей и пеней.

Учитывая изложенное, на основании пункта 7 статьи 8 Конвенции МДП, 1975 г., статей 90, 320, 348, 350 ТК России таможенные органы направляют требования об уплате таможенных платежей, которые подлежат безусловному исполнению лицами, осуществляющими международные перевозки грузов (товаров) и не завершившими в установленном порядке процедуру МДП.

  1. Вынося решения об освобождении перевозчиков от уплаты причитающихся таможенных платежей и пеней, суд мотивирует их в том числе отсутствием вины перевозчика в недоставлении (утрате) товара в связи с совершением на водителя - работника фирмы-перевозчика разбоя (грабежа, кражи груза), который суд считает действием непреодолимой силы, то есть непредвиденных, чрезвычайных обстоятельств, находящихся вне контроля перевозчика, и судом установлено, что водитель транспортного средства надлежащим образом исполнял таможенные обязанности, своевременно сообщил в милицию о разбойном нападении и представил соответствующие документы, выданные структурным подразделением ОВД.

Данный вывод представляется спорным по следующим основаниям. Согласно положениям законодательства Российской Федерации, а именно статьи 88 ТК России, перевозчик обязан доставить товар, транспортные средства и удостоверяющие груз документы без какого-либо изменения его упаковки или состояния, кроме изменений вследствие естественного износа или убыли при нормальных условиях транспортировки и хранения, без использования в каких-либо иных целях, кроме доставки, и по установленным маршрутам в определенное таможенным органом Российской Федерации место, где груз находится после прибытия. В месте доставки товары и транспортные средства представляются, а документы на них вручаются таможенному органу. Оставление транспортных средств и товаров без присмотра, изменение места стоянки, выгрузка и перегрузка товаров допускаются только с разрешения таможенного органа.

В соответствии со статьями 90, 320 ТК России до помещения товаров и транспортных средств под определенный таможенный режим всю ответственность за них перед таможенными органами Российской Федерации, включая уплату таможенных платежей, несет перевозчик.

Таможенное законодательство Российской Федерации в положениях статьи 319 ТК России предусматривает единственное исключение из этого правила: перевозчик не несет ответственности за уплату причитающихся таможенных платежей в тех случаях, когда товары были уничтожены или безвозвратно утеряны вследствие форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы). Устанавливая данное положение, законодатель имел в виду освобождение от обязанности уплачивать причитающиеся платежи в связи с физическим уничтожением объекта обложения таможенными пошлинами.

Аналогичное положение, касающееся освобождения лиц от ответственности за неисполнение обязательства в связи с возникновением обстоятельств непреодолимой силы, содержится и в ряде положений международных актов, а именно: в статье 41 Конвенции МДП, 1975 г., пункте 1 статьи 79 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров", 1980 г. (Венская конвенция).

В частности, нормативные предписания Венской конвенции устанавливают, что сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от стороны нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

Иными словами, сторона должна предпринять все возможное для исполнения возложенного на нее обязательства и не может пассивно ждать наступления события, которое послужит оправданием неисполнения обязательства. Если сторона может все-таки исполнить свои обязательства путем совершения каких-либо разумных с коммерческой точки зрения действий, которые при данных обстоятельствах могут рассматриваться как замена исполнения, предусмотренного договором, то она, не предприняв таких мер, не может рассчитывать на освобождение от ответственности.

Подобный подход отражает стремление мировой коммерческой практики создать такое регулирование, которое позволило бы соблюсти баланс интересов сторон коммерческой сделки и было бы максимально благоприятным для ее участников, вынужденных, как правило, искать компромисс между стремлением иметь твердое обязательство со стороны контрагента по внешнеторговой сделке и желанием найти возможность освободиться от собственного обязательства, содержание которого в силу возникших впоследствии обстоятельств изменяется не в его пользу.

Представляется, что гарантии исполнения публично-правовых (таможенных) обязанностей лицами, участвующими в осуществлении внешнеэкономической деятельности, перед государством в лице таможенных органов не должны обеспечиваться в меньшей степени, чем в сфере имущественных отношений со своими контрагентами по договорам (сделкам).

В международной практике и обычаях делового оборота под обстоятельствами непреодолимой силы, перечень которых не является исчерпывающим, как правило, понимаются:

Анализ природы возникновения обстоятельств непреодолимой силы позволяет сделать вывод о том, что их появление объективно не зависит от воли сторон договора (сделки) либо третьих лиц; от сторон, заключивших такую сделку, нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

Разбой согласно положениям статьи 162 Уголовного кодекса РФ (далее - УК России) квалифицируется как нападение лица (группы лиц) в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Преступные действия третьих лиц нельзя считать обстоятельствами непреодолимой силы, которые невозможно было предвидеть.

Перевозчики - юридические лица, занимаясь предпринимательской деятельностью, а именно: профессионально, в течение достаточно длительного времени оказывая услуги по международной перевозке грузов, учитывая повышенную криминогенную обстановку на территории Российской Федерации, могли и должны были при заключении договора перевозки груза разумно предполагать возможность совершения разбоя на транспортное средство, перевозящее дорогостоящие товары.

При рассмотрении отдельных споров данной категории дел также нельзя не принимать во внимание положения статьи 68 АПК России (требования о допустимости доказательств в арбитражном процессе).

В соответствии с частью второй статьи 140 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК России) основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в том числе заявление о преступлении. В силу статей 297, 299 УПК России факт и мотивы совершения преступления, виновность лиц (либо отсутствие вины), иные обстоятельства преступления однозначно могут быть установлены вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, представленные в материалы судебного дела справки о возбуждении уголовного дела, постановления о признании потерпевшими в уголовном деле не могут свидетельствовать об отсутствии вины, в том числе в форме неосторожности, водителя организации-перевозчика.

Согласно положениям статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК России) обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут удостоверяться в арбитражном суде иными доказательствами.

С учетом изложенного представляется, что вышеперечисленные документы не могут являться допустимыми доказательствами в силу положений статей 297, 299 УПК России, статьи 68 АПК России.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на отсутствие при рассмотрении подобных дел единообразия в применении положений законодательства Российской Федерации при установлении одних и тех же юридически значимых обстоятельств, а именно: отнесение разбоя к обстоятельствам непреодолимой силы.

В рамках подготовки данного материала была проанализирована судебная практика <2> по спорам между перевозчиками и страховыми организациями о взыскании в порядке суброгации денежных средств, выплаченных последними грузополучателям в качестве страхового возмещения в связи с утратой перевозчиками грузов в результате совершения на них разбоя, а также споры между получателями грузов и перевозчиками о взыскании ущерба, причиненного утратой груза по тем же самым фактам.

<2> Постановление ФАС СЗО от 16.09.03 по делу N А56-3602/03, Постановление ФАС СЗО от 28.08.01 по делу N 2209, Постановление ФАС СЗО от 29.11.01 по делу N А56-11360/01, Постановление ФАС СЗО от 28.01.99 по делу N А52/2133/98/2.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что при рассмотрении указанных дел судебными инстанциями давалась оценка доводам сторон относительно обстоятельств, при которых перевозимый груз был утрачен перевозчиками. Во всех случаях недоставка (утрата) груза была связана с совершением неустановленными лицами разбоя на водителей транспортных средств, принадлежащих организациям-перевозчикам. Удовлетворяя требования о взыскании с ответчиков денежных средств, арбитражные суды не признали указанные обстоятельства обстоятельствами непреодолимой силы.

Как уже было отмечено выше, представляется, что в целях соблюдения конституционного принципа обеспечения баланса публичных интересов государства и частных интересов субъектов, участвующих в таможенных и сопряженных с ними гражданско-правовых отношениях, одни и те же обстоятельства не могут трактоваться двояко, поскольку возможность исполнения участниками внешнеэкономической деятельности, в данном случае - перевозчиками, своих публично-правовых (таможенных) обязанностей перед государством в лице таможенных органов не должна обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение ими обязательств в имущественных отношениях со своими контрагентами по договорам (сделкам).

Кроме того, в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации само по себе обстоятельство непреодолимой силы не влияет на обязанность по уплате таможенных платежей. Таможенные платежи не подлежат уплате исключительно в случае гибели, полного уничтожения товара вследствие форс-мажора. Логика законодателя состоит в том, что таможенные платежи не уплачиваются, если товар физически не включается в экономический оборот на территории Российской Федерации.

  1. В тексте судебных актов содержатся выводы о том, что требования таможенного органа о взыскании пеней за просрочку уплаты таможенных платежей не подлежат удовлетворению, поскольку перевозчик не является налогоплательщиком ввиду отсутствия у него объекта налогообложения. Кроме того, отмечено, что для перевозчика срок уплаты суммы в размере таможенных платежей не установлен.

Нормами статьи 3, пункта 2 статьи 12, статьи 13 НК РФ определено, что федеральные налоги (в том числе размеры их ставок, объекты налогообложения, плательщики налогов) и порядок зачисления их в бюджет устанавливаются законодательными актами Российской Федерации и взимаются на всей ее территории. Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В соответствии с частью второй статьи 2 НК РФ к отношениям по установлению, введению и взиманию таможенных платежей, а также к отношениям, возникающим в процессе осуществления контроля за уплатой таможенных платежей, законодательство о налогах и сборах не применяется, если иное не предусмотрено данным Кодексом.

С учетом этого, а также позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 08.06.2000 N 118-О <3>, и положений статьи 19 НК РФ лица, на которых может быть возложена обязанность по уплате таможенных платежей и пеней в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, определяются положениями таможенного законодательства Российской Федерации, а также международного законодательства, которое является частью правовой системы Российской Федерации.

<3> Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 2.

Данный факт подтверждают и предписания статьи 143 НК РФ, согласно которым налогоплательщиками налога на добавленную стоимость признаются лица, признаваемые налогоплательщиками налога на добавленную стоимость в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации и определяемые в соответствии с ТК России.

В зависимости от стадии таможенного оформления лицами, ответственными за уплату таможенных платежей, являются: декларант - после помещения товаров под определенный таможенный режим и перевозчик - до помещения товаров под определенный таможенный режим (статья 320 ТК России).

Пунктом третьим статьи 38 НК РФ, статьей 322 ТК России определено, что объектом налогообложения при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации являются товары и иное имущество, определяемое ТК России.

Согласно пункту первому статьи 44 НК РФ обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется или прекращается при наличии оснований, установленных НК РФ или иным актом законодательства о налогах и сборах.

В данном случае обязанность по уплате таможенных платежей и пеней установлена статьей 320 ТК России и возлагается в том числе и на перевозчика. Основанием для возникновения обязанности по уплате таможенных платежей у перевозчика является факт недоставления товара, находящегося под таможенным контролем.

В соответствии со статьей 45, пунктами 3, 7 статьи 69 НК РФ обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Неисполнение обязанности по уплате налога является основанием для таможенного органа направить налогоплательщику требование об уплате налога.

Распоряжением ГТК России от 22.01.03 N 27-р (зарегистрировано в Минюсте России 14.02.03 N 4220) <4> определено, что таможенные органы, в случае непредставления товаров в таможню места назначения, обязаны производить расчет таможенных платежей, подлежащих уплате в связи с ввозом на таможенную территорию Российской Федерации, в отношении недоставленных товаров, как если бы эти товары были выпущены для свободного обращения.

<4> Российская газета. 2003. N 35. 22 февраля.

В случае нарушения срока уплаты таможенных платежей перевозчик уплачивает пени в порядке и на условиях, предусмотренных пунктом "з" абзаца 2 распоряжения ГТК России от 22.01.03 N 27-р, статьями 57, 75 НК РФ, с особенностями, установленными статьей 349 ТК России, 2003 г.

Меры по защите российской экономики от неблагоприятного воздействия внешних и внутренних факторов, предпринимаемые таможенными органами в пределах своей компетенции, служат достижению глобальной цели - обеспечению экономической безопасности России. Под понятием экономической безопасности понимается состояние экономики, гарантирующее достаточный уровень социального, политического и оборонного существования и прогрессивного развития Российской Федерации, неуязвимость и независимость ее экономических интересов по отношению к возможным внутренним и внешним угрозам.

Проведенный анализ судебной практики по делам с участием перевозчиков, выявленные тенденции к увеличению количества подобных дел позволяют сделать вывод о том, что попытки уклонения перевозчиков от уплаты причитающихся таможенных платежей за ввозимые иностранные товары путем инсценировки разбоя (грабежа, кражи) могут быть использованы недобросовестными лицами для реализации схем беспошлинного ввоза товара в Россию, что может отрицательно повлиять на обеспечение экономической безопасности Российской Федерации.

Рассматривая такие судебные споры и вынося судебные акты, зачастую не учитывая приведенные выше аспекты, арбитражные суды невольно создают "лазейки" для ввоза товаров недобросовестными участниками внешнеэкономической деятельности на территорию Российской Федерации без соблюдения таможенных правил, что подрывает экономические устои государства, приводит к развитию недобросовестной конкуренции в стране и ущемлению прав и законных интересов отечественных товаропроизводителей.