Мудрый Юрист

Договор инвестиционного товарищества

В статье юрисконсульта Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподавателя Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал) А.А. Кирилловых проведен анализ положений вновь принятого Закона об инвестиционном товариществе, касающихся гражданско-правовой конструкции договора, оформляющего совместную деятельность его участников в рамках реализации инвестиционных бизнес-проектов.

Привлечение инвестиций в экономику Российской Федерации является одним из магистральных направлений долгосрочного социально-экономического развития страны. От наличия необходимых финансовых ресурсов в реальном секторе экономики зависит предпринимательская активность граждан и организаций, рост производства и в итоге - общая удовлетворенность материальными и духовными благами всех членов общества.

В связи с этим возрастает потребность создания необходимых условий, способствующих формированию в стране благоприятного инвестиционного климата, как для иностранных, так для российских инвесторов. Достижение этих задач предполагается в том числе посредством создания институциональной основы для осуществления инвестиционной деятельности через соответствующую нормативную базу.

Кроме того, попыткой ответа на вызовы современной экономической ситуации является признание на государственном уровне значимости развития экономики инновационного типа <1>, определяющего необходимость формирования современной инфраструктуры национальной инновационной системы. И на переднем плане таких изменений безусловно должны стоять нормы законодательства о юридических лицах, определяющих конкретные юридические схемы поведения участников гражданского оборота. Поэтому логичным итогом заседания Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России от 27 июля 2010 г. (Протокол от 1 августа 2010 г. N Пр-2279) стало поручение Президента РФ обеспечить "развитие законодательства, регламентирующего способы организации коллективных инвестиций без образования юридического лица".

<1> См.: Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2012 г., утв. распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1663-р // СЗ РФ. 2008. N 48. Ст. 5639.

Для реализации данных предложений требовалось не просто изменить нормы гражданского законодательства, а разработать с учетом норм Гражданского кодекса РФ принципиально новую форму совместной инвестиционной деятельности через принятие специального нормативного акта. Соответствующий законопроект, внесенный Правительством РФ за N 557184-5, определяющий новые формы совместной коллективной инвестиционной деятельности, нашел свое выражение в принятом 28 ноября 2011 г. Федеральном законе N 335-ФЗ "Об инвестиционном товариществе" <2>, целью которого является создание правовых условий для привлечения инвестиций в экономику Российской Федерации и реализации инвестиционных проектов на основании договора инвестиционного товарищества. Принятие Закона определяется потребностями российских и зарубежных венчурных инвесторов, а также современными требованиями возобновления экономического роста, неразрывно связанными со становлением инновационной экономики.

<2> СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. I). Ст. 7013.

Инвестиционные проекты и договор инвестиционного товарищества: организационно-правовые рамки

Системообразующим понятием в рамках инвестиционной деятельности выступает категория "инвестиционный проект" - определяющая для понимания сути самой инвестиционной деятельности.

Инвестиционным является экономический или социальный проект, основывающийся на инвестициях. Для него необходимо обоснование экономической целесообразности, объема и сроков осуществления прямых инвестиций в определенный объект, включающее проектно-сметную документацию, разработанную в соответствии с действующими стандартами.

В литературе под инвестиционным понимают проект, реализуемый в течение определенного срока и документально оформленный с целью получения прибыли или иного полезного эффекта <3>. Иногда для удобства выделяют понятие бизнес-плана для обозначения обоснования, при этом сам проект называют "инвестиционным". В основе инвестиционного проекта лежат инвестиции, представляющие собой долгосрочные вложения капитала с целью получения прибыли. Сегодня инвестиции выделяют в качестве особых объектов гражданских прав, которые могут включать деньги, вещи, работы и услуги, права на результаты творческой деятельности и т.д. <4>.

<3> Белицкая А.В. Инновации и инновационная деятельность: проблема определения и правового закрепления // Предпринимательское право. 2011. N 3. С. 11 - 14.
<4> Долинская В.В. Инвестиции и инвестиционная деятельность // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 1. С. 7 - 13.

При этом предлагается ряд самостоятельных подходов к пониманию инвестиционных проектов, основанных в том числе на процессуальном и содержательном аспекте регулирования отношений участников инвестиционной деятельности. В частности, как полагают отдельные авторы, правовое содержание понятия "инвестиционный проект" следует рассматривать как определенную систему договоров, заключаемых на разных этапах реализации проекта <5>. Окончательным этапом является создание самостоятельного юридического лица, непосредственно осуществляющего освоение инвестированных ресурсов <6>.

<5> Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: Науч.-практ. исслед. М.: Контракт, Волтерс Клувер, 2011.
<6> Там же.

Модель отношений, которую содержит конструкция инвестиционного товарищества, в некоторой степени сходна с описанной выше. Однако договор инвестиционного товарищества предполагает совместную деятельность его участников под единой "фирмой" без образования юридического лица. Инвестиционные функции "обособленной" для этого организации выполняет специальная категория уполномоченных товарищей, осуществляющих непосредственное ведение общих дел по договору.

Соответственно, Закон об инвестиционном товариществе не устанавливает никакие новые организационно-правовые формы юридических лиц; его положения касаются исключительно регулирования договорных отношений между соинвесторами (товарищами). Причем законом устанавливаются особенности договора простого товарищества (гл. 55 ГК РФ), заключаемого для осуществления совместной инвестиционной деятельности. Следовательно, по отношению к гражданскому законодательству в этой части нормы Закона об инвестиционном товариществе выполняют роль специального правового регулирования.

Соотношение общих специальных норм закреплено непосредственно в нормах ГК РФ. Гражданское законодательство состоит из Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов, регулирующих гражданские отношения (п. 1 ст. 3 ГК РФ). Как следует из пункта 2 ст. 3 ГК РФ, нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Кодексу. Собственно, специальные нормы Закона N 335-ФЗ отражают и особенности правоприменения при регулировании совместной деятельности в рамках договора инвестиционного товарищества. Первоначально при решении отдельных правовых вопросов, связанных с осуществлением совместной деятельности по договору инвестиционного товарищества, применяются нормы Закона об инвестиционном товариществе, имеющие безусловный приоритет над нормами общего регулирования простых товариществ (гл. 55 ГК РФ). Если какой-либо аспект деятельности оказывается на охвачен нормами этого Закона, следует обращаться к нормам общего регулирования главы 55 ГК РФ, определяющим правовой режим совместной деятельности в рамках простого товарищества.

Предмет и существенные условия договора

Как известно, договор - разновидность сделки (ст. ст. 153 и 154 ГК РФ) и представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ). Именно соглашение как волеобразующий элемент характеризует договорные отношения. Одновременно это отличает договор от односторонних сделок, где динамика гражданских прав и обязанностей протекает по воле только одного лица (субъекта). Достижение соглашения между сторонами в данном случае отражает также принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Если количество участников соглашения более двух, обычно речь идет о многосторонних сделках, к которым по общему правилу применяются положения о двусторонних договорных конструкциях. Договор инвестиционного товарищества, как следует из предложенного законодателем определения, может быть как двусторонним, так и многосторонним.

Договор простого товарищества считают возможным рассматривать как одну из разновидностей договоров о совместной деятельности <7>. Договор инвестиционного товарищества представляет собой аналогию договора о совместной деятельности (простого товарищества), точнее сказать - его разновидность. Такой вывод позволяет сделать систематическое толкование норм статьи 1041 ГК РФ, выделяющих "общие" и "специальные" положения в правовом регулировании товарищества. Как следует из содержания пункта 3 этой статьи (введен Федеральным законом от 28 ноября 2011 г. N 336-ФЗ) <8>, особенности договора простого товарищества, заключаемого для осуществления совместной инвестиционной деятельности (инвестиционного товарищества), устанавливаются Законом об инвестиционном товариществе. Следовательно, инвестиционное товарищество подчинено общим нормам гражданского законодательства о простом товариществе, а не обособлено в качестве отдельной формы договорного объединения, о чем уже было сказано выше.

<7> Афанасьева Е.Г., Бакшинскас В.Ю., Губин Е.П. и др. Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: Волтерс Клувер, 2007.
<8> Федеральный закон от 28 ноября 2011 г. N 336-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об инвестиционном товариществе" // СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. I). Ст. 7014.

Однако одним из принципиальных отличий указанных обязательств является цель договора. Для договора инвестиционного товарищества - это совместная инвестиционная деятельность. Причем сам договор не может предусматривать осуществление его участниками иной совместной деятельности, за исключением совместной инвестиционной (п. 2 ст. 11 Закона N 335-ФЗ), что говорит о единстве цели, реализуемой в конкретном, заранее определенном направлении.

Поэтому под договором инвестиционного товарищества следует понимать договор простого товарищества, заключенный для осуществления определенной деятельности - инвестиционной. Под таковой понимается деятельность по приобретению и (или) отчуждению не обращающихся на организованном рынке акций (долей), облигаций хозяйственных обществ, товариществ, финансовых инструментов срочных сделок, а также долей в складочном капитале хозяйственных партнерств (подп. 1 ст. 2 Закона N 335-ФЗ). Указание на возможность инвестирования в виде приобретения долей в складочном капитале хозяйственных партнерств связано с принятием Федерального закона от 3 декабря 2011 г. N 380-ФЗ "О хозяйственных партнерствах" <9>, который вступит в силу 1 июля 2012 г.

<9> СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. V). Ст. 7058.

Совместная деятельность в рамках товарищества преследует удовлетворение интересов любого товарища, которое происходит не за счет, а одновременно и наряду с удовлетворением интересов остальных участников <10>. Единство интересов товарищей в рамках договора обусловливается общностью целей, достижение которой одинаково важно для всех товарищей. В связи с этим развивается точка зрения о том, что предмет договора простого товарищества - общая цель его участников <11>, а более правильная - совместная деятельность по достижению общей цели <12>, ведь участники товарищества объединяют свои имущественные вклады в общее дело.

<10> Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Арсланов К.М. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010.
<11> Щукина Е.М. Содержание и юридическая природа договора простого товарищества по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 95.
<12> Савельев А.Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 96.

Собственно инвестиционная цель договора о совместной деятельности позволяет отграничить эти обязательства (как и содержание предмета) от организационного договора. В частности, на примере организации совместной строительной деятельности специалисты также отмечают: договор простого товарищества будет инвестиционным... только при условии возникновения на его основании обязательства о производстве работ по строительству объекта <13>.

<13> Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности (анализ теоретических и практических проблем). М.: Волтерс Клувер, 2007.

Простое товарищество как организационно-правовая форма целевую нагрузку своей деятельности видит более широко - извлечение прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели. В обобщенном виде такую целевую нагрузку простого товарищества можно определять как достижение общеполезных целей коммерческого и некоммерческого характера. По этой причине все простые товарищества можно разделить на коммерческие и некоммерческие.

Однако приоритеты целей деятельности инвестиционного товарищества по сравнению с простым товариществом изначально конкретизированы. Договор инвестиционного характера приобретает сугубо предпринимательский (коммерческий) характер, поскольку совместная деятельность товарищей направлена на извлечение прибыли. Собственно, инвестиции как гражданско-правовое отношение представляют собой передачу имущества одним лицом (инвестором) другому лицу (реципиенту) для целей извлечения прибыли <14>. Такой вывод следует из имеющегося в гражданском законодательстве определения понятия "предпринимательская деятельность", одним из ключевых признаков которой является систематическое извлечение прибыли (ст. 1 ГК РФ). При этом договор, характеризуемый как инвестиционный, обеспечивает достижение основной цели - финансирование предпринимательской деятельности путем установления долгосрочных отношений и устойчивых, сбалансированных хозяйственных связей <15>.

<14> Доронина Н.Г. Инвестиционный климат: вопросы правового регулирования // Журнал российского права. 2012. N 1. С. 42.
<15> Там же.

Как отмечено выше, инвестиционное товарищество - договорное объединение нескольких лиц, которые, как известно, именуются "товарищи". Среди товарищей выделяются управляющие товарищи - участники, осуществляющие от имени остальных товарищей ведение общих дел товарищества, на них одновременно возлагается ряд обязанностей (ст. 9 Закона N 335-ФЗ). Пределы участия товарищей в договоре инвестиционного товарищества помимо Закона N 335-ФЗ определяются гражданским законодательством.

Гражданское законодательство в какой-то степени содержало противоречия в правовом режиме некоммерческих организаций, по крайней мере в части субъектного состава договора простого товарищества, образуемого для осуществления предпринимательской деятельности.

Как известно, пункт 2 ст. 1041 ГК РФ допускает участие в договоре простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, только индивидуальных предпринимателей и (или) коммерческих организаций. Такая императивная норма исключает некоммерческие организации из числа возможных участников предпринимательского договора простого товарищества.

В то же время пункт 3 ст. 50 ГК РФ закрепляет возможность некоммерческих организаций вести предпринимательскую деятельность в объеме, необходимом для достижения целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Представляется, что показанные нормативные нестыковки хоть и не носят очевидный характер, но все же позволяют сделать вывод об отсутствии взвешенного подхода законодателя к объему предпринимательской дееспособности некоммерческих организаций, в том числе органов публичной власти. Норма пункта 2 ст. 1041 ГК РФ на практике создала многочисленные затруднения, поскольку, в частности, не позволяла государственным или муниципальным органам участвовать в договоре простого товарищества предпринимательского характера, что подтверждала и судебная практика (см., например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 21 июня 2007 г. по делу N 43-25248/2004-32-1116, Поволжского округа от 10 августа 2009 г. по делу N А55-5051/2009). Иные судебные решения встречаются крайне редко (например, в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 4 мая 2010 г. N Ф03-2359/2010 по делу N А16-1145/2009 суд не принял во внимание субъектный состав участников договора простого товарищества).

Примечательно, что все-таки субъектный состав договора инвестиционного товарищества значительно раздвигает рамки представления о возможных участниках соответствующих обязательств. Его сторонами помимо предпринимателей (как коллективных, так и индивидуальных) могут быть некоммерческие организации, в том числе иностранные. Одновременно это открывает альтернативы развития для инновационных проектов некоторых социальных институтов, например организаций высшей школы, имевших до настоящего возможность продвигать научно-образовательные практики только в рамках деятельности малых форм хозяйствования, в создаваемых при вузах предприятиях <16>.

<16> См.: Федеральный закон от 2 августа 2009 г. N 217-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности" // СЗ РФ. 2009. N 31. Ст. 3923.

Тем не менее вопрос о возможности участия некоммерческих организаций в товариществе решается с учетом ограниченного характера предпринимательства и соблюдения в этой части требований специального законодательства. Так, согласно пункту 2 ст. 24 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ (в ред. от 16 ноября 2011 г.) "О некоммерческих организациях" <17> некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика.

<17> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Отметим также: по ранее действующему законодательству (Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.) стороной договора о совместной деятельности могли быть и граждане, но заключающие договор исключительно для удовлетворения своих личных бытовых нужд, что в условиях административного регулирования определялось преобладанием государственного сектора экономики <18>.

<18> Лаптев В.А. Предпринимательские объединения: холдинги, финансово-промышленные группы, простые товарищества. М.: Волтерс Клувер, 2008.

Что касается легитимности участия в инвестиционном товариществе физических лиц, то они должны иметь статус индивидуального предпринимателя, который приобретается путем регистрации их в таком качестве в установленном порядке (ст. 22 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (в ред. от 3 декабря 2011 г.)) <19>.

<19> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.

При этом представляется не применимым к отношениям, вытекающим из участия физического лица, не имеющего статус предпринимателя в договоре инвестиционного товарищества, положений статьи 23 ГК РФ, определяющих возможность признания судом сделок, совершенных таким лицом, как связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В свою очередь, закрепленная возможность участия в договоре инвестиционного товарищества иностранного элемента соответствует общим целям инвестиционной политики государства, открывающего границы для перехода иностранного капитала. Их правовой статус в таких сделках определяется с учетом установленных международными договорами и законодательством России особенностей правового положения этих лиц. Предполагается, что деятельность иностранных предпринимателей, касающаяся участия в совместных инвестиционных проектах, сопровождается национальным правовым режимом, аналогичным установленному для резидентов - российских предпринимателей.

Участники инвестиционного товарищества могут участвовать сразу в нескольких инвестиционных товариществах. Безусловно, норма, определяющая возможность параллельного участия одного лица в более чем в одном товариществе, приобретает оценочный характер. Естественно, их количество (товариществ) не может быть каким угодно, учитывая реальные финансовые возможности осуществления инвестиционной деятельности. Однако на практике данная нормативная установка может вызвать двоякое толкование, при котором, как представляется, следует все же исходить из его расширительного варианта. Коль скоро законодатель не определил конкретное число, ограничивающее инвестиционную активность предпринимателя в рамках товариществ, оно может быть любым.

Ограничение прав товарищей на участие в нескольких договорах инвестиционного товарищества не допускается, даже если между ними имеется соответствующее соглашение. Императивный характер данной нормы говорит об изначальной ничтожности такого условия в соответствующем договоре. Поэтому его наличие никоим образом не препятствует товарищу, взявшему такое обязательство, участвовать в других аналогичных проектах. Более того, добровольное установление условия о запрете участия в рассматриваемой ситуации является частным случаем ограничения дееспособности (как минимум, в отношении участников - индивидуальных предпринимателей) и выступает как отказ от права, что априори недопустимо.

Однако следует предположить, что отказ от права можно рассматривать как форму распоряжения таким правом. Следовательно, ограничение реализации своих прав участники правоотношений безусловно полномочны осуществить по собственной инициативе. Единственным условием, которое надлежит соблюсти для юридической чистоты действий сторон, является принятие этих ограничений не до, а после совершения сделки.

В отличие от весьма неопределенного регулирования количества товариществ, в которых имеет право участвовать одно и то же лицо, число лиц, имеющих право участвовать в одном товариществе, имеет конкретное численное определение. Причем закреплен верхний предел участия: в одном товариществе не могут участвовать более 50 товарищей. Как представляется, нижний порог участия логично следует из договорной формы объединения, участником которого не может быть менее двух лиц. Ограничение по числу участников инвестиционного партнерства 50 членами указывает также на сходство этой правовой конструкции с хозяйственным партнерством (ч. 3 ст. 4 Закона N 380-ФЗ). Такое ограничение является исключительной особенностью инвестиционного товарищества, поскольку общие положения гражданского законодательства о простых товариществах не ограничивают численность членов, входящих в объединение.

При осуществлении договора инвестиционного товарищества его стороны, а также иные лица не вправе размещать рекламу совместной инвестиционной деятельности, осуществляемой по этому договору. Кроме того, запрещается попутно привлекать новых лиц к совместной инвестиционной деятельности посредством публичной оферты.

Как известно, офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам достаточно определенное предложение, выражающее намерение сделавшего его лица считать себя заключившим договор с адресатом, кем оно будет принято (п. 1 ст. 435 ГК РФ). В свою очередь, публичная оферта представляет собой содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля делающего его лица заключить договор на указанных в предложении условиях с любым лицом (п. 2 ст. 437 ГК РФ). Данный императивный запрет объясняется достаточно индивидуализированным и стабильным составом участников товарищества, а применение инструмента публичной оферты ориентировано в большей степени на открытый характер деятельности и широкий круг лиц, что не характерно для предпринимательских объединений, чьи участники имеют профессиональный статус субъекта предпринимательства.

Как указано выше, договор - это сделка, и согласно пункту 1 ст. 158 ГК РФ она совершается устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими ее, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ).

Инвестиционное товарищество как форма совместной деятельности требует известной формализации, и хотя законодатель не указывает форму соответствующего договора, она должна быть письменной. Причем в системном толковании договор простого товарищества - это сделка, совершенная в письменной форме путем составления документа, который, кроме того, подлежит нотариальному удостоверению (ст. 163 ГК РФ).

Поэтому как к сугубо формальному письменному документу, к договору инвестиционного товарищества предъявляются требования в части его обязательных реквизитов, в том числе его названия. Название должно отражать смысловую нагрузку его содержательных положений и в обязательном порядке включать слова "инвестиционное товарищество". Такое требование связано также с необходимостью отграничения характера деятельности объединения от иных совместных направлений в рамках простых товариществ. Кроме того, по аналогии с требованиями к легализации деятельности юридических лиц (в части фирменного наименования) договор инвестиционного товарищества должен иметь наименование (индивидуальное обозначение). Как правило, оно должно воспроизводить название сторон соответствующего договора.

Как известно, условия любого договора определяются по соглашению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В этом, в частности, заключается реализация принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Собственно, сам договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (ст. 422 ГК РФ). В этом случае речь идет, в частности, о существенных условиях договора, имеющих принципиальное значение при его заключении и влияющих на последующую легитимность совершенной сделки. Гражданское законодательство содержит соответствующие положения, характеризующие существенные условия. Напомним: к таковым закон относит предмет договора и условия, названные в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида. Кроме того, к существенным относятся также все условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК РФ).

К существенным условиям договора инвестиционного товарищества закон относит размер, состав вкладов, сроки и порядок внесения товарищами вкладов в общее дело, размер долей каждого из товарищей в общем имуществе товарищей и порядок изменения таких долей, ответственность товарищей за нарушение обязанностей по внесению вкладов, совокупный размер вкладов, вносимых товарищами в общее дело. При этом, как следует из анализа статьи 11 Закона N 335-ФЗ, в ней приведены лишь основные существенные условия, поскольку их перечень оставлен открытым. Некоторые условия рассматриваются в качестве существенных, если это вытекает из положений Закона N 335-ФЗ. И в этом случае в обязательном порядке они должны найти закрепление в договоре инвестиционного товарищества.

К таковым, в частности, можно отнести условия о порядке формирования, созыва, инвестиционного комитета и проведения его собраний, условия и порядок возмещения расходов товарища, заключившего в интересах всех товарищей сделки от своего имени, исчерпывающий перечень оснований для прекращения полномочий управляющего товарища на ведение общих дел, в случае возможности внесудебного порядка прекращения его полномочий в этой части (ст. 9), условия о порядке и последствиях отказа товарищей, не являющихся управляющими, от участия в договоре инвестиционного товарищества в течение срока его действия или до достижения указанной в договоре цели (ст. 13) и т.п.

Вознаграждение управляющего товарища

Общие нормы гражданского законодательства о простом товариществе не регулируют вопросы вознаграждения товарищей, занимающихся ведением общих дел товарищества. Поэтому появление специальной нормы о вознаграждении управляющего товарища - это одновременно и новация, и необходимость, вызванная объективными условиями существования товариществ, имеющих инвестиционную составляющую своей деятельности. Это объясняется прежде всего сутью самих взаимоотношений между специально выделенными категориями товарищей: управляющих и не управляющих. На управляющих в рамках товарищества ложится весь объем обязанностей по реализации бизнес-проекта, что определяет их профессиональный статус, требующий повседневного решения вопросов управленческого характера. Роль неуправляющих товарищей сводится, как правило, только к инвестированию деятельности по достижению общих целей в рамках объединения, что отождествляет их с инвесторами в отношениях участия в организациях корпоративного типа (например акционерных компаний).

Конструкция формулировки самой нормы о вознаграждении, как представляется, не носит императивный подтекст, что предусматривало бы безусловную обязанность обеспечить управляющему товарищу вознаграждения. Из содержания статьи следует, что управляющий товарищ имеет право на получение вознаграждения. А это, в свою очередь, означает, что вопрос о вознаграждении должен ставить сам управляющий товарищ. И если данное требование от него исходит, установленное Законом право товарища на вознаграждение трансформируется в обязанность товарищества обеспечить выплату ему вознаграждения.

Определение размера и порядка выплаты вознаграждения законом всецело отдаются на усмотрение участников товарищества, а значит, в обязательном порядке должны найти отражение в договоре. Условия о вознаграждении управляющего товарища в этом случае следует признать существенными условиями договора инвестиционного товарищества (ст. 11 Закона N 335-ФЗ). При этом в практических целях размер вознаграждения может быть фиксированным, зависеть от размера прибыли товарищей, что, впрочем, не исключает для товарищей использовать и иной механизм установления размера.

Размер вознаграждения может быть пересмотрен товарищами в сторону как увеличения, так и уменьшения. Однако чтобы реализовать данное правило на практике, такую возможность следует закрепить непосредственно в договоре.

Поэтому хотя условие об изменении размера вознаграждения и порядке его изменения не носят императивный характер, исходя из практических соображений, представляется целесообразным отражать их в тексте договора. В противном случае вознаграждение на весь период действия договора может оставаться зафиксированным в размере, определенном сторонами изначально. Стороны могут предусмотреть в договоре конкретные юридические факты, являющиеся основанием для снижения (увеличения) размера вознаграждения.

Порядок выплаты вознаграждения оказался наименее регламентированным нормативно, что закрепляет свободу действий участников соглашения в его определении.

Собственно, не урегулирован законом и вопрос о форме вознаграждения. В любом случае оно представляет собой определенную плату, которая может быть представлена как в денежной, так и в натуральной форме. При этом если стороны сочтут уместным вознаграждение в натуральной форме, соглашение также должно предусматривать порядок перерасчета натуральной формы в денежный эквивалент. Относительно формы вознаграждения между участниками должно быть достигнуто соглашение, и отражено в тексте договора.

Как следует из общего правила части 1 ст. 1046 ГК РФ, порядок покрытия расходов, связанных с совместной деятельностью товарищей, определяется их соглашением, что, однако, не мешает товарищам определить свою долю "участия" в расходах, даже если это особым образом не оговорено в договоре. В этом случае каждый товарищ несет расходы пропорционально стоимости его вклада в общее дело (ч. 2 ст. 1046 ГК РФ).

Вознаграждение управляющего товарища входит в состав общих расходов, связанных с совместной инвестиционной деятельностью. Данное требование носит императивный характер, поэтому источник, из которого может выплачиваться вознаграждение, не может быть изменен по соглашению между товарищами.

Механизм нотариального удостоверения сделки

Закон исходит из требования обязательного нотариального удостоверения договора инвестиционного товарищества, что попутно предполагает необходимость регулирования ряда вопросов, связанных с процедурой удостоверения договора, а также вытекающих непосредственно из нотариально удостоверенной сделки.

Общие условия порядка нотариального удостоверения договора содержит статья 163 ГК РФ: нотариальное удостоверение сделки осуществляется путем совершения на документе удостоверительной надписи нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие. Что касается договора инвестиционного товарищества, то исключительным полномочием по удостоверению данной сделки обладает только нотариус.

Удостоверительная надпись проставляется на документе, который должен отвечать требованиям статьи 160 ГК РФ, т.е. к письменным формам сделок. Общее требование говорит о следующем: сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В литературе значение нотариального удостоверения рассматривают в придании документу большей достоверности по сравнению с документом, составленным в простой письменной форме <20>. С этим, как представляется, следует согласиться, поскольку роль нотариуса, как известно, сводится не к оказанию сторонам договора услуг правового характера, а в обеспечении законности сделки как таковой.

<20> Карев Я.А. Электронные документы и сообщения в коммерческом обороте: правовое регулирование. М.: Статут, 2006. С. 113.

Более подробно процесс совершения нотариальных действий, в том числе нотариальное удостоверение договора, регламентируется в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. Верховным Советом РФ 11 февраля 1993 г. N 4462-1) <21>, определяющих общий механизм работы нотариуса.

<21> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

Правило об обязательном нотариальном удостоверении договора является специальным по отношению к общим нормам гражданского законодательства о простом товариществе, которые вообще не предусматривают обязанность товарищей удостоверять договор у нотариуса. Тем не менее это не препятствует товарищам по обоюдному согласию удостоверить договор в нотариальном порядке, как, собственно, и любой другой договор, получив дополнительные гарантии легитимации сделки со стороны третьих лиц. В этом случае заинтересованные товарищи вправе воспользоваться пунктом 2 ст. 163 ГК РФ, предусматривающим обязательность нотариального удостоверения сделки, если это предусмотрено соглашением сторон.

Помимо собственно договора инвестиционного товарищества обязательному нотариальному удостоверению подлежат иные сопутствующие документы, как непосредственно касающиеся договора, так и связанные с осуществлением совместной деятельности в его рамках. К таковым отнесены, естественно, все изменения и дополнения к договору, в том числе политика ведения общих дел (инвестиционная декларация), соглашения о полной или частичной передаче товарищами своих прав и обязанностей по договору инвестиционного товарищества, предварительные договоры об этом, доверенность на ведение общих дел.

Счет инвестиционного товарищества

Как известно, ведение общих дел в рамках договора инвестиционного товарищества возлагается на отдельную категорию участников - уполномоченных товарищей. Для обеспечения выполнения своих обязанностей в рамках достижения общей цели им необходимо обеспечить финансовую сторону бизнес-проекта, что требует наличия ведения соответствующих счетов, через которые осуществляется оплата отдельных сделок, проводимых в рамках совместной инвестиционной деятельности.

Для реализации данной задачи в соответствии со статьей 10 Закона N 335-ФЗ товарищи (участники) открывают счет инвестиционного товарищества в банке. В частности, на данный банковский счет подлежат перечислению денежные средства в счет оплаты долей в общем имуществе.

Открытие банковского счета осуществляется на основании заключенного договора банковского счета. Как известно, правовой режим договора банковского счета урегулирован в главе 45 ГК РФ (ст. ст. 845 - 860), где отражена также дефинитивная сторона данного обязательства. Так, согласно статье 845 по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Одновременно банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться ими, что роднит в этой части договор банковского вклада с договором банковского счета.

Суть обязательства банка сводится к следующему: по поручению клиента он принимает на себя обязательства перед указанным лицом по договору банковского счета. Требование на деньги от плательщика переходит к получателю средств <22>.

<22> Садыков Реналь Р., Садыков Ришат Р. Банковский счет: обязательство и операции // Банковское право. 2007. N 2.

Поскольку предмет договора банковского счета включает в себя кассовое обслуживание кредитной организацией владельца счета, эти договоры часто называют договорами на расчетно-кассовое обслуживание <23>. При этом договор должен содержать указание, что уполномоченный товарищ действует в качестве управляющего. Кроме того, в договоре необходимо указать наименования (индивидуального обозначения), даты заключения и номера договора инвестиционного товарищества. Имена (наименования) участников договора инвестиционного товарищества не указываются.

<23> Курбатов А.Я. Правосубъектность кредитных организаций: теоретические основы формирования, содержание и проблемы реализации. М.: Юриспруденция, 2010.

Представляется, речь идет, о существенных условиях договора банковского счета, которые в качестве таковых называет норма закона. Поэтому если данные условия не отражены в тексте договора банковского счета, следует полагать, что они являются не согласованными, а договор, соответственно, не заключенным.

Кроме того, в ходе совместной деятельности не исключается приобретение ценных бумаг, а это, в свою очередь, требует наличия отдельного счета депо, необходимого для обеспечения совершения расчетов по сделкам, проводимых товариществом с ценными бумагами. Указанный счет также непосредственно открывает уполномоченный товарищ. Приобретение ценных бумаг товариществом, как и их отчуждение, возможно путем использования производных финансовых инструментов, представляющих собой договорные конструкции по передаче ценных бумаг в собственность другой стороны (ст. 2 Закона N 335-ФЗ).

Счет депо открывается у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, - депозитария, являющегося участником профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Согласно статье 7 Федерального закона от 22 апреля 1999 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" депозитарной деятельностью признается оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги.

Депозитарием может быть только юридическое лицо. Лицо, пользующееся услугами депозитария по хранению ценных бумаг и (или) учету прав на ценные бумаги, именуется депонентом.

Договор о счете депо, который имеется в виду в статье 10 Закона N 335-ФЗ, иначе именуется как депозитарный, заключаемый в обязательном порядке в письменной форме. При этом депозитарий обязан утвердить условия осуществления им депозитарной деятельности, являющиеся неотъемлемой составной частью заключенного депозитарного договора.

Депозитарий имеет право на основании соглашений с другими депозитариями привлекать их к исполнению своих обязанностей по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету прав на ценные бумаги депонентов (т.е. становиться депонентом другого депозитария или принимать в качестве депонента другой депозитарий), если это прямо не запрещено депозитарным договором.

Депозитарный договор должен содержать следующие существенные условия:

В обязанности депозитария входят:

Депозитарий несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по учету прав на ценные бумаги, в том числе за полноту и правильность записей по счетам депо.

Уполномоченный управляющий товарищ обязан вести учет находящихся на счете инвестиционного товарищества денежных средств каждого участника договора инвестиционного товарищества, передавшего их в оплату доли в общем имуществе товарищей.

Через специальный счет инвестиционного товарищества должны осуществляться все операции, связанные с ведением общих дел товарищей (соинвесторов). Уполномоченный управляющий товарищ не вправе смешивать свои денежные средства с денежными средствами товарищей (соинвесторов), а также третьих лиц, размещенными на счете инвестиционного товарищества.

Разграничение денежных средств управляющего товарища и других товарищей, а также их сохранность собственно средств самого товарищества обеспечивается также установлением запрета обращения взыскания на денежные средства товарищества по личным долгам управляющего товарища. Таким образом, на средства на счете инвестиционного товарищества не может быть обращено взыскание по долгам уполномоченного управляющего товарища.

Если полномочия уполномоченного товарища прекращаются, соответствующий счет инвестиционного товарищества открывается на имя нового уполномоченного управляющего товарища. Значит, в этом случае в установленном порядке заключаются новые договоры банковского счета и счета депо с лицом, заступившим на место выбывшего управляющего товарища.

Конфиденциальность отношений сторон

Охрана конфиденциальности условий договора инвестиционного товарищества подпадает под правовой режим Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" <24>. Соответственно, условия такого договора составляют коммерческую тайну деятельности товарищества.

<24> СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.

Условия о том, что условия договора не подлежат раскрытию товарищами в отношениях с третьими лицами, могут быть специально отражены непосредственно в тексте договора инвестиционного товарищества. Норма об обеспечении "конфиденциальности" условий договора сконструирована в диспозитивном виде, поскольку допускает возможность товарищей по обоюдному согласию раскрыть существенные условия договора для неопределенного круга лиц. Поэтому во избежание возможных споров между товарищами относительно правомочности доступа к существенным условиям договора инвестиционного товарищества третьим лицам достигнутое соглашение о раскрытии целесообразно оформлять в письменной форме.

Вопросы о раскрытии существенных условий договора органично связаны с возможностью реализации негласного товарищества в рамках совместной инвестиционной деятельности, которое, как известно, предусмотрено статьей 1054 ГК РФ. По договору о таком товариществе каждый из его участников негласно отвечает своим имуществом по сделкам, заключенным от своего имени в общих интересах товарищей <25>.

<25> Лаптев В.А. Предпринимательские объединения: холдинги, финансово-промышленные группы, простые товарищества. М.: Волтерс Клувер, 2008.

В германском праве этот вид торгового товарищества представляет собой так называемое внутреннее товарищество, так как в отношения с третьими лицами вступает, как правило, коммерсант, имеющий статус "гласного товарища" <26>.

<26> Присяжнюк А.Н. Негласное товарищество в праве России и Германии: сравнительно-правовой анализ // Бюллетень нотариальной практики. 2006. N 4.

Как полагают в литературе, такая конструкция может облегчать привлечение к хозяйственной деятельности третьих лиц, производящих крупные имущественные вклады, и одновременно позволяет устанавливать с ними в рамках товарищества особые отношения <27>. Однако к отношениям, вытекающим из договора инвестиционного товарищества, она недопустима. В отличие от простого товарищества, которое может существовать негласно, договор инвестиционного товарищества не может предусматривать под собой негласную основу. Любое соглашение товарищей, изменяющее данное правило, предусмотренное как в тексте договора, так и заключенное впоследствии, ничтожно. Как известно, признание за действиями товарищей последствий ничтожности означает, что за такими действиями изначально не признается юридическая сила.

<27> Борисов В.Ю., Гетман Е.С., Гутников О.В. и др. Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Контракт, Инфра-М, 2007. Т. 2.

Срок обязательств из совместной деятельности

Вопросы, связанные с определением срока действия договора инвестиционного товарищества, а также отказа товарищей от участия в товариществе, имеют принципиальный характер и должны найти отражение в тексте договора.

При формулировании условий договора в этой части участники (товарищи) могут использовать два варианта. Во-первых, указать конкретный срок (период действия договора) в пределах 15-летнего срока. Во-вторых, указать конкретную цель сторон договора. Вариативное отражение срока действия договора основано на нормах гражданского законодательства о простом товариществе и в этой части ему не противоречит, а логично вытекает из самой сути правоотношений сторон (ст. 1052 ГК РФ).

Невозможность достижения цели договора простого товарищества влечет такие же последствия, как и ее (цели) достижение <28>. Данная логика представлена и в отношении правил о сроке действия договора инвестиционного товарищества, который даже с указанием цели в качестве отменительного условия не может превышать 15 лет. Иначе говоря, даже если цель договора не достигнута, он прекращает свое действие независимо от наступления соответствующего юридического факта.

<28> Останина Е.А. Зависимость правовых последствий сделки от отлагательного и отменительного условий: Научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2010.

Условие о сроке действия договора не является существенным (подлежащим обязательному согласованию и отражению в тексте договора), поскольку по общему правилу в любом случае срок действия договора инвестиционного товарищества не может превышать 15 лет.

Из вопроса о сроке действия договора инвестиционного товарищества попутно вытекает ряд взаимосвязанных вопросов, в том числе касающихся возможности изменения субъектного состава договора в течение срока его действия. Законодатель отдельно регулирует данную ситуацию в отношении как управляющих, так и неуправляющих товарищей. Управляющий товарищ не вправе отказаться от участия в товариществе по собственной инициативе. Чтобы реализовать данную возможность, ему необходимо получить письменное согласие на выход из объединения от всех участников договора. Условие об обязательном получении согласия отдельно в договоре можно и не закреплять, поскольку в данном случае действует прямая норма закона.

Другие письменные договоренности сторон, устанавливающие иной порядок отказа управляющего товарища от участия в договоре инвестиционного товарищества в течение срока его действия или до достижения указанной в договоре цели, являются ничтожными.

По сути, заключая соответствующее соглашение, стороны совершают сделку, и последствия признания ее ничтожной влекут аналогичные последствия ничтожности в рамках договора инвестиционного товарищества как для любых других юридически значимых действий субъектов права (ст. ст. 167, 168 ГК РФ).

Передача прав и обязанностей по договору



Осуществить передачу прав по договору инвестиционного товарищества может лишь неуправляющий товарищ. По общему правилу права и обязанности могут быть переданы другому товарищу либо третьему лицу. Тем не менее норма о передаче прав и обязанностей по договору сформулирована в диспозитивном порядке, поскольку допускает установление непосредственно в договоре по данному вопросу иных правил, в том числе ограничение такой передачи, а также ее полный запрет.

Исключение управляющих товарищей из числа лиц, уполномоченных совершать подобные сделки в рамках инвестиционного товарищества, объясняется особой ролью управляющего товарища в осуществлении совместной деятельности, где его личность приобретает определенное, а иногда вполне существенное значение. Собственно, чтобы избежать возможности искусственно преодолеть ограничение передачи прав и обязанности по договору управляющими товарищами, на это предусмотрен прямой императивный запрет. Прямое указание закона влечет ничтожность любого соглашения, оформляющего такого рода сделки. По общему правилу полная передача прав и обязанностей товарища возможна лишь с согласия всех товарищей, если иной порядок согласования не установлен договором инвестиционного товарищества.

В свою очередь, в договоре инвестиционного товарищества может быть предусмотрено получение согласия лишь управляющих товарищей и (или) всех товарищей на частичную уступку прав и обязанностей. Следует исходить из того, что общее правило все же закрепляет равенство участников и третьих лиц на приобретение прав и обязанностей товарища. Однако договор инвестиционного товарищества может предусматривать преимущественное право товарищей перед третьими лицами на приобретение уступаемых прав и обязанностей.

Фактически речь идет о реализации права преимущественной покупки, которое в целом соответствует нормам гражданского законодательства и одновременно интересам других товарищей, желающих прирастить свои доли участия в товариществе. Преимущественное право может быть реализовано при согласии товарища, приобретающего права и обязанности, на цену и иные условия договора, предложенные третьим лицом, желающим приобрести права и обязанности товарища.

Закон ведет речь об уступке прав и обязанностей, а не уступке доли участия, что допускает возможность предположить о неприменении к реализации прав и обязанностей товарища правил о публичном порядке продажи. Хотя правила о рыночной оценке передаваемых прав и обязанностей подлежат соблюдению.

Изменение, расторжение и прекращение договора

Закон допускает расторжение, а также изменение условий договора инвестиционного товарищества, заключенного с указанием срока или цели в качестве отменительного условия, по требованию товарища, в отношениях между ними и остальными товарищами. Тем самым закрепляется возможность досрочного расторжения договора.

Норма о порядке и основаниях предъявлений требований об изменении (расторжении) договора сконструирована в отсылочном порядке и предлагает для их определения обращаться к пункту 2 ст. 450 ГК РФ. Названная статья определяет общие основания изменения и расторжения договора. Особенность установленных гражданским законодательством правил заключается в том, что изменение (расторжение) договора инвестиционного товарищества производится в судебном порядке. Следовательно, для изменения (расторжения) договора требуется решение суда, обязывающее изменить (расторгнуть) соответствующий договор.



Односторонний отказ от исполнения договора в связи с существенным его нарушением другой стороной договора является неюрисдикционным, т.е. не требующим судебного решения о прекращении или изменении договорных правоотношений <29>.

<29> Егорова М.А. Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2010.

Пункт 2 ст. 450 ГК РФ в качестве оснований для изменения (расторжения) договора в судебном порядке предусматривает два случая. Однако применительно к рассматриваемой ситуации применяется в качестве оснований случай существенного нарушения договора другой стороной. Собственно, как справедливо полагают в литературе, упомянутая статья 450 вводит принцип существенности нарушения для определения допустимости расторжения <30>. При этом категория "существенное нарушение" в большей степени носит оценочный характер, поскольку гражданское законодательство существенным признает нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (абз. 2 п. 2 ст. 450).

<30> Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007.

Однако для решения вопроса о существенности нарушения не всегда берется в расчет вина контрагента, поскольку как справедливо заметил В.В. Витрянский, любое неисполнение или ненадлежащее исполнение договора является a priori нарушением норм права <31>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<31> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 1998.

Что касается непосредственно случаев существенного нарушения условий договора инвестиционного товарищества, то таковым следует признать прежде всего невнесение участником его доли вклада в общее дело. Наиболее очевидный характер такое нарушение приобретает, когда договор предусматривает поэтапное внесение вкладов в общее имущество товарищества (ст. 6 Закона N 335-ФЗ). Представляется, неисполнение обязанности по обеспечению имущественного участия одним из товарищей значительно подрывает имущественную основу совместной деятельности, что, собственно, и определяет существенность нарушения как основание для расторжения договора.

Договор в случае его расторжения в установленном порядке считается расторгнутым только в отношениях между товарищами. В то же время презюмируется, что он остается действующим в отношениях товарищей с третьими лицами, в том числе в порядке несения ответственности по обязательствам товарищества (ст. ст. 14 и 18 Закона N 335-ФЗ).

Расторгать (изменять) договор инвестиционного товарищества по иным основаниям не допускается. Поэтому закрепление в договоре такой возможности следует признать изначально не соответствующей требованиям закона а, следовательно, в этом случае, к ним должны применяться последствия ничтожности сделки.



Закрепление подобного ограничения на основании расторжения (изменения) договора связывается прежде всего с необходимостью сохранить устойчивость и стабильность деятельности самого объединения, а также защиты интересов его участников. Спорные вопросы, касающиеся возможности вывода из договора отдельных участников, разумно решать в юрисдикционном порядке, обеспечивающем объективность и компетентность в разрешении конкретной спорной ситуации.

В случае изменения или расторжения договора инвестиционного товарищества в судебном порядке решение суда направляется нотариусу, у которого хранятся документы, связанные с совершением договора инвестиционного товарищества.

В отличие от изменения договора инвестиционного товарищества по соглашению сторон его изменение в судебном порядке по инициативе одного из товарищей не требует нотариального удостоверения. В данном случае судебное решение подменяет собой документ, фиксирующий юридический факт совершения изменения условий сделки. Поэтому попутных действий закон совершать не требует. Однако если принято решение о расторжении договора, нотариус в установленном порядке производит запись о его прекращении.

Решение суда о расторжении договора инвестиционного товарищества является основанием для прекращения договорных отношений не только между товарищами, но и с третьими лицами. Однако на практике возможна ситуация, когда, несмотря на решение суда о прекращении, товарищество фактически продолжает существовать. Во избежание подобных недобросовестных действий и защиты законных интересов вышедшего товарища (участие которого в договоре прекратилось) законодатель исключает ответственность такого товарища по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре. Одновременно должно соблюдаться следующее условие: такой товарищ не имеет статуса управляющего, поскольку в противном случае он несет ответственность по общим обязательствам в установленном порядке.

Круг оснований для прекращения договора инвестиционного товарищества заметно сокращен по сравнению с аналогичным перечнем, установленным в качестве основания для прекращения договора простого товарищества в гражданском законодательстве (ст. 1050 ГК РФ). По сути, установленное в законе ограничение является специальным по отношению к общим нормам ГК РФ и одновременно отражает и закрепляет специфику отношений, вытекающих из совместной деятельности в рамках инвестиционного товарищества.

Итак, договор инвестиционного товарищества прекращается вследствие наступления следующих обстоятельств.

Во-первых, истечение предельного срока договора инвестиционного товарищества. Как известно, данный срок не может превышать 15 лет (ст. 13 Закона N 335-ФЗ). Никаких заявлений при этом со стороны участников не требуется. Закон прямо не запрещает возможность по взаимному согласию сторон пролонгации существования товарищества на новый срок. Можно предположить, что такая пролонгация возможна в пределах максимального срока договора (т.е. в пределах 15 лет).



Во-вторых, достижение цели, если она была указана в договоре инвестиционного товарищества в качестве отменительного условия. Достижение цели в данном случае рассматривается как правопрекращающий юридический факт, и, соответственно, влечет прекращение договора инвестиционного товарищества. Следует еще раз попутно напомнить: цель должна быть достигнута в пределах максимального срока действия договора (т.е. в течение 15 лет).

В-третьих, возникновение ситуации, при которой в договоре инвестиционного товарищества участвует только один товарищ. Собственно, данное основание вытекает из логики построения конструкции договорных связей, имеющих под собой согласительную природу. Как известно, договор как соглашение предполагает участие как минимум двух лиц (сторон). Поэтому инвестиционное товарищество не может быть трансформировано в одностороннее обязательство, которое на себя принимает единственный участник. В свою очередь, многосторонние договоры (участвуют три и более стороны) при выбытии одного или нескольких участников, не лишают смысла юридическую конструкцию товарищества.

Особо следует сказать: по общему правилу договор инвестиционного товарищества не прекращается в случае изменения субъектного состава его участников. Причины изменения состава участников носят по большему счету объективный характер, связанный с наступлением конкретных юридических фактов. К данным фактам закон относит следующие обстоятельства.

Естественно, общее правило, закрепляющее реализацию принципа стабильности объединения, все же допускает возможность товарищам преодолеть общую норму закона, закрепив непосредственно в договоре товарищества его прекращение при наступлении указанных выше юридических фактов.

Представляется также, что в любом случае (независимо от наличия (отсутствия) соответствующей оговорки) договор подлежит прекращению, если в товариществе остается единственный участник. Иное противоречило бы договорной природе самого объединения, подразумевающего под собой наличие хотя бы двух участников.

Прекращение договора инвестиционного товарищества вовсе не означает прекращение всех обязанностей для его бывших участников. Даже за пределами действия договора они являются обязанными перед третьими лицами по принятым на себя обязательствам в рамках совместной деятельности. Поэтому со дня прекращения договора на товарищей возлагается ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц в установленных пределах и в объеме.

Библиография

Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Арсланов К.М. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010.

Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности (анализ теоретических и практических проблем). М.: Волтерс Клувер, 2007.



Афанасьева Е.Г., Бакшинскас В.Ю., Губин Е.П. и др. Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: Волтерс Клувер, 2007.

Белицкая А.В. Инновации и инновационная деятельность: проблема определения и правового закрепления // Предпринимательское право. 2011. N 3.

Борисов В.Ю., Гетман Е.С., Гутников О.В. и др. Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Контракт, Инфра-М, 2007. Т. 2.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 1998.

Долинская В.В. Инвестиции и инвестиционная деятельность // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 1.

Доронина Н.Г. Инвестиционный климат: вопросы правового регулирования // Журнал российского права. 2012. N 1.

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: Науч.-практ. исслед. М.: Контракт; Волтерс Клувер, 2011.

Егорова М.А. Односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2010.

Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007.

Карев Я.А. Электронные документы и сообщения в коммерческом обороте: правовое регулирование. М.: Статут, 2006.

Курбатов А.Я. Правосубъектность кредитных организаций: теоретические основы формирования, содержание и проблемы реализации. М.: Юриспруденция, 2010.

Лаптев В.А. Предпринимательские объединения: холдинги, финансово-промышленные группы, простые товарищества. М.: Волтерс Клувер, 2008.

Останина Е.А. Зависимость правовых последствий сделки от отлагательного и отменительного условий: Науч.-практ. пособие. М.: Юстицинформ, 2010.

Присяжнюк А.Н. Негласное товарищество в праве России и Германии: сравнительно-правовой анализ // Бюллетень нотариальной практики. 2006. N 4.

Савельев А.Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

Садыков Реналь Р., Садыков Ришат Р. Банковский счет: обязательство и операции // Банковское право. 2007. N 2.

Щукина Е.М. Содержание и юридическая природа договора простого товарищества по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.