Мудрый Юрист

Срок истек?

Зайцев Роман, преподаватель кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

Такое качество судебных актов, как исполнимость, имеет четко ограниченные законом пределы действия. Исполнительные листы, выданные на основании решений российских судов, по общему правилу могут быть предъявлены к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления судебных актов в законную силу. Что касается актов иностранных судов, то порядок исчисления срока приведения их в исполнение имеет ряд особенностей.

Двоякое толкование

На основании ч. 3 ст. 409 ГПК РФ, ч. 2 ст. 246 АПК РФ решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления в законную силу. Пропущенный по уважительной причине срок может быть восстановлен судом в Российской Федерации. Использование формулировки "предъявление решения к принудительному исполнению" позволяет дать двоякое толкование приведенных норм.

С одной стороны, из содержания названных статей может быть сделан вывод о том, что, поскольку речь ведется именно о предъявлении к принудительному исполнению в трехлетний срок, исчисляемый с момента вступления иностранного акта в законную силу, ограничена сама возможность принудительного исполнения решения иностранного суда.

Однако возможно и иное толкование, согласно которому закрепленный в ст. 409 ГПК и 246 АПК трехлетний срок установлен именно для получения экзекватуры на принудительное исполнение иностранного судебного акта, после получения которой начинает течь уже новый трехлетний срок предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного российским судом на основании иностранного решения.

Истина рядом

Анализ процессуальных источников в совокупности со ст. 14 ФЗ "Об исполнительном производстве", которая не содержит прямого указания на необходимость исчисления срока предъявления исполнительного листа с момента вступления иностранного акта в силу, позволяет склониться ко второму варианту толкования. При такой трактовке получается, что со дня вступления иностранного решения в законную силу начинает течь срок для получения разрешения на его исполнение. С момента же выдачи экзекватуры начинается течение нового трехлетнего срока предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного российским судом во исполнение иностранного акта.

На первый взгляд, подобное толкование не вполне согласуется с выработанным юридической наукой правилом, в соответствии с которым распространение действия иностранного судебного решения возможно только до пределов, в которых действует аналогичное решение, вынесенное внутри признающего государства. Однако, учитывая сложности рассмотрения дел с иностранным элементом и проблемы надлежащего извещения иностранных участников процесса о времени и месте судебного заседания, приведенную трактовку ч. 3 ст. 409 ГПК и ч. 2 ст. 246 АПК можно признать оправданной.

Перерыв

Не могут быть оставлены без внимания и иные проблемы, связанные с применением указанных положений процессуального закона. В частности, процессуальные кодексы обходят стороной вопрос о перерыве течения срока для получения разрешения на принудительное исполнение иностранного решения. Скорее всего данный срок должен прерываться обращением в суд с соответствующим заявлением в установленном порядке. Соответственно, если установленный законом трехлетний срок истек уже после принятия российским судом к производству заявления о выдаче экзекватуры, отказ в принудительном исполнении иностранного решения по мотивам пропуска срока будет неправильным.

Учитывая зарубежное законодательство...

Трехлетний срок для выдачи экзекватуры на принудительное исполнение иностранного решения подлежит применению с учетом п. 1 ч. 1 ст. 412 ГПК, согласно которому отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается, если решение по праву страны, на территории которой оно принято, не подлежит исполнению.

Само понятие признания и приведения в исполнение иностранного решения наиболее общим образом может быть охарактеризовано как распространение действия иностранного судебного акта на пределы юрисдикции признающего государства. Если же иностранное решение утратило правовое действие в стране его вынесения, распространение его действия на территорию иного государства попросту невозможно. По этой причине если срок принудительной реализации иностранного решения в стране вынесения составляет менее трех лет, то и выдача экзекватуры на исполнение такого решения в России возможна уже не в пределах трехлетнего срока с момента вступления решения в законную силу, а в течение срока действия решения по законодательству страны его вынесения.

С другой стороны, нужно учитывать, что иностранные решения о взыскании алиментов и иных периодических платежей сохраняют силу в течение всего срока, на который такие платежи были присуждены. По этой причине возможность принудительного исполнения судебного акта, например о взыскании алиментов, трехлетним сроком не ограничена и может быть реализована в течение всего периода, на который были присуждены выплаты. Устоявшаяся судебная практика демонстрирует, что возможность исполнения подобных решений, реализуемая посредством обращения с ходатайством о разрешении их принудительного исполнения, не зависит от истечения трехлетнего срока.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что хотя нормы ч. 3 ст. 409 ГПК и ч. 2 ст. 246 АПК не лишены недостатков и в идеале должны быть подвергнуты корректировке, их несовершенство сегодня вполне может быть преодолено посредством систематического толкования, осуществляемого в процессе правоприменительной деятельности.