Мудрый Юрист

Экологическая функция российского государства в контексте устойчивого развития

Вершило Н.Д., доцент ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", кандидат юридических наук.

С учетом высокой социальной значимости отношений в сфере взаимодействия общества и природы необходимость их всестороннего регулирования возникла уже давно. Так, в 70-е годы не только юристами-экологами, но и теоретиками права было обосновано выделение как основной и самостоятельной природоохранительной функции государства <*>. В эти же годы в литературе встречаются утверждения о том, что охрана природы при социализме должна стать основной функцией государства <**>. В тот же период по проблемам охраны природы в СССР был написан ряд очень важных и актуальных даже в современных условиях правовых работ <***>.

<*> См.: Бринчук М.М. Экологическая функция российского государства: проблемы реализации // Экологическое право России: Сборник материалов научно-практических конференций. Вып. 3 / Составители А.К. Голиченков, И.А. Игнатьева, А.О. Миняев / Под ред. профессора А.К. Голиченкова М.: Тиссо, 2002. С. 8.
<**> См.: Ляпунов Ю.И. Основные теоретические проблемы уголовно-правовой охраны природы с СССР / Автореф. дис... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 8.
<***> См.: Проблемы охраны природы в СССР / Под общ. ред. О.С. Колбасова. Минск, 1975.; Черноголовкин Н.В. Функциональные характеристики социалистического государства // Советское государство и право. 1973. N 7. С. 16 - 17.; Мышко Ф.Г. Обеспечение экологической безопасности России: теоретические, правовые и организационные проблемы. М.: Изд-во Московского университета, 2001. С. 43.

В некоторых исследованиях, например в работе И.А. Кушнаренко, высказывалось мнение о том, что экологическая функция государства присутствовала в государственной системе во все исторические эпохи, начиная с древних времен; автор обосновывает свое высказывание тем, что природоохранные положения были включены в правовые системы государств Древнего мира. Так, Геродот оставил свидетельства о том, что в Персии загрязнение, или даже "неуважительное" отношение к воде, сурово каралось, так было строжайшее запрещение загрязнять реки, в них запрещалось даже мыть руки. В Афинах эпохи Соломона согласно Плутарху особенное внимание обращалось на рациональное использование водных ресурсов и правильное ведение сельского хозяйства <*>. Возникает вопрос: а можно ли данные запреты отнести к экологической функции государства? На наш взгляд, вряд ли данное суждение является верным. Ведь только тогда, когда у населения, объединенного в то или иное государство, появляются потребности его естественного развития, государство должно способствовать их удовлетворению, формируя то или иное направление деятельности.

<*> См.: Кушнаренко И.А. Перспективы усиления экологической функции государства и права / Рукопись депонирована в ИНИОН РАН. М., 2000. С. 2 - 3.

Функции государства - основные направления его деятельности, обусловленные объективной потребностью объединенных обменными отношениями людей решать общие дела, содержание которых задано характером исторически определенного общества <*>. Они проявляются в его взаимодействии с обществом, носят исторический характер и особенно круто могут измениться при реализации новой цивилизационной модели развития.

<*> См.: Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М., 1996. С. 40.

В современных трудах, в том числе и по теории государства, все чаще данная функция называется экологической. Название функции, как справедливо отмечает М.М. Бринчук, имеет принципиальное значение, так как предопределяет ее содержание. Содержание экологической функции государства не сводится лишь к охране природ - оно гораздо шире. Общество в равной мере заинтересовано в оптимальном комплексном и одновременном решении ряда наиболее существенных задач, касающихся природы и ее ресурсов, включая в ее содержание деятельность по распоряжению в интересах общества природными ресурсами, находящимися в собственности государства, а также деятельность, направленную на обеспечение рационального использования природных ресурсов с целью предупреждения их истощения, на охрану окружающей среды от деградации, охрану и защиту экологических прав и законных интересов физических и юридических лиц.

Экологическая функция любого государства должна носить всеобщий, глобальный характер и в отличие от других не может быть разделена на внешние и внутренние аспекты, хотя включает их в себя <*>. Суть ее заключается в том, чтобы обеспечить эколого-безопасное развитие как данного государства, так и всех окружающих, зависящих от функционирования данного конкретного государства. Это реалии и перспективы выживания как конкретной страны, так и мирового сообщества.

<*> См. об этом: Урсул А.Д. Государство в стратегии устойчивого развития. М. Издательство РАГС, 2000. С. 107.

Вот почему следует согласиться с В. Хесле, который полагает, что "мы вправе прибавить к признакам разумного государства еще один, а именно социальное и демократическое правовое государство должно стать также и государством экологическим" <*>. К числу важнейших государственных задач следует отнести и борьбу за сохранение природных основ жизни. Государство же, не справляющееся с такой задачей, тем самым теряет право на существование, даже если оно по примеру западных демократий и сумеет лучшим образом сохранить status negativus, status positivus, status aktivus, status passivus своих граждан, другими словами, обеспечить им право на защиту, право на подачу апелляций и другие политические права.

<*> Хесле В. Философия и экология / Пер. с нем. Судакова А.К. М.: АО "Ками", 1994. С. 138.

Логика правового развития вполне совместима с тем, что права грядущих поколений природы начинают создаваться лишь в конце исторического развития; ведь здесь вовсе не имеются в виду суверенные объекты, которые могут сформулировать идею права. В любом случае игнорирование этой ступени представляет собой достойный сожаления недостаток, лишающий правовое государство возможности сделать последний шаг, поскольку, таким образом, правовое государство, отвергнув условия реального выживания, совершенно уничтожится" <*>.

<*> См.: Хесле В. Философия и экология. Там же.

По мнению А.Д. Урсула "экологическую (биосферную) функцию государства нельзя сводить только к природоохранной, поскольку сейчас главная забота государства связана с рациональным использованием природных ресурсов. Охрана природы в первую очередь биосферы, и рациональное, устойчивое использование ресурсов составляют основное содержание экологических стратегий и действий государства, реализующего свою экологическую функцию согласно целям устойчивого развития" <*>.

<*> См.: Урсул А.Д. Указ. соч. С. 71.

Дальше в своей работе он приходит к заключению, что экологическая функция государства реализуется только через систему механизмов своей реализации, через устойчивое развитие трансформации и через экологизацию других функций. С появлением экологической функции в системе государства, науки в целом и права в особенности встает вопрос о беспрецедентном процессе совмещения законов развития общества и законов развития природы <*>.

<*> См.: Урсул А.Д. Государство и экология. М., 1996. С. 101.

По нашему мнению, экологическая функция должна быть не только одной из приоритетных функций, но и основополагающей, так как она призвана оказывать влияние на другие функции государства и в конечном итоге сохранить окружающую природную среду для настоящих и будущих поколений.

Экологическая функция государства отражается и в правовых отношениях, что обусловливает появление соответствующей экологический функции права. Под экологической функцией права следует понимать юридическое воздействие на общественные отношения в сфере взаимодействия общества и природы в интересах сохранения и рационального использования окружающей природной среды для настоящих и будущих поколений людей. Цель экологической функции права состоит в обеспечении качества окружающей природной среды в условиях хозяйственного развития общества средствами правового регулирования. Такая цель достигается путем разработки, принятия и применения норм права, отражающих требования экологических закономерностей во взаимодействии общества и природы, закрепляющих научно обоснованные нормативы хозяйственного воздействия на естественную среду обитания, ведь только право как система общеобязательных норм является в государственном организованном обществе единой системой, стремящейся скоординировать и упорядочить совокупную деятельность людей.

Право и государство в их современной модификации выработаны долгим и трудным поиском человечеством путей самосохранения и выживания. И с этих позиций проблема устойчивого развития не нова, она существует столько, сколько существует человечество. Однако каждый этап его развития выдвигал свои проблемы, необходимые для самосохранения и выживания человеческого рода, свои способы решения этой задачи <*>.

<*> См.: Оболонский А.В. Права человека как фактор стратегии устойчивого развития. М.: Издательство "Норма", 2000. С. 11.

Однако за последние 10 - 15 лет начинает складываться мнение о том, что сама по себе государственно-правовая система не гарантирует успех в решении экологических проблем. Расширяя примитивное понимание "полицейских методов", выход из экологического кризиса - за счет социальных программ, в которых доминируют права граждан на благоприятную природную среду, за счет социологических методов получения и анализа экологической информации, за счет расширения информационного обеспечения общественных организаций и населения и контроль над органами власти. На наш взгляд, данное суждение является не совсем верным, ведь еще К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что "на известной весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилам повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена <*>.

<*> Маркс К., Энгельс Ф. К жилищному вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е. Т. 18. С. 272.

Верным является высказывание о том, что при всей значимости различных норм и институтов, действующих в человеческом сообществе, важнейшее место занимают правовая нормативность и институт государственности. Это объясняется рядом причин, однако нам достаточно выделить главную, любая нормативная система - это неоценимый способ организации целенаправленной деятельности, поведения людей. Политическая, нравственная и иные системы лишены опоры на единые нормативы, так как они различны у разных людей, социальных групп и т.д. Различна направленность институтов этих структур. И данная противоречивость и разнонаправленность норм и институтов сама по себе может быть источником конфликтов, причиной нарушения устойчивого развития <*>.

<*> См.: Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. М.: МГФ "Знание", 1999. С. 10.

Заслуживает поддержки высказывание Б. Бутрос-Гали: "Государство, которое препятствует удовлетворительной социальной интеграции и порождает большое количество отверженных, должно опасаться самых непредсказуемых социальных взрывов... ясность политических целей и социальная удовлетворенность неразрывны" <*>.

<*> Бутрос-Гали Б. Всемирная встреча на высшем уровне в интересах социального развития // Мировая экономика и международные отношения. 1993. N 11. С. 6.

Судьба России зависит от того, сможет ли она благополучно довести до конца начатый процесс реформирования. Опыт всех стран, вставших на путь реформ, в том числе и посткоммунистических стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), свидетельствует о том, что минимизировать социальные издержки, связанные с процессом изменения системных качеств общества, можно лишь в том случае, если политика реформирования основывается не только на тщательном учете исторических и культурных особенностей нации, ее ментальности, но и на способности широких слоев населения воспринимать идеи реформы как свои собственные. Важнейшим условием успешной модернизации является способность властей находить конструктивные способы решения возникших противоречий не путем подчинения интересов одних социальных групп другими, а через согласие, расширение сферы сотрудничества и диалога разных групп <*>.

<*> См.: Актуальные проблемы Европы. Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок? Проблемно-тематический сборник. М.: ИНИОН РАН, 1998. N 4. С. 220 (242 с.).

Актуально и по сей день высказывание Т.С. Кондратьева: "...в России, к сожалению, социальный фактор реформ как бы выпал из поля зрения реформаторов, а суть реформы свелась в основном к преобразованиям форм собственности и созданию рыночных институтов. Реформа понималась (и до сих пор понимается) ее инициаторами просто как смена экономических типов хозяйствования. Отсутствие долгосрочной стратегии экономического и социального развития страны, недооценка негативных социальных последствий реформ, поспешные действия привели по демонтажу существующих социальных институтов, к тому, что по многим показателям социального развития страна оказалась отброшенной на десятки лет назад, а ее отставание от развитых стран резко возросло. В соответствии с классификацией ООН по уровню социального развития Россия в настоящее время занимает в списке 137 государств лишь 37-е место, что ставит ее в ряд с развивающимися странами <*>.

<*> Кондратьева Т.С. Актуальные проблемы Европы. Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок? Проблемно-тематический сборник. М.: ИНИОН РАН, 1998. N 4. С. 221.

Поэтому в настоящее время назрела острая необходимость сформулировать и обнародовать четкое видение того, как и куда должно двигаться общество, какие задачи оно перед собой ставит и какие действия органов государственной власти и рядовых граждан необходимы для их достижения, то есть нужна единая государственная стратегия по достижению устойчивого развития России, возможно, ее следует принять в виде рамочного закона на федеральном уровне, затем в каждом субъекте Российской Федерации также необходимо разработать и принять нормативные правовые акты по переходу к устойчивому развитию, но принятие данных актов еще не панацея от всех кризисных явлений, на наш взгляд, в данных документах должна быть прописана персональная ответственность за ненадлежащее исполнение тех или иных положений по переходу к устойчивому развитию.

Суть концепции устойчивого развития заключается в том, что это экономически обоснованное, стабильное экономическое и социальное развитие, то есть это альтернатива по отношению к концепции потребительского отношения к природе, существующей на сегодняшний день. Из данного понимания концепции устойчивого развития вытекает, что сама концепция является инструментарием обеспечения устойчивого развития и обеспечения развития экологического права, а экологическое право в свою очередь является инструментом решения экологических проблем.

Главной целью Российского государства должно быть обеспечение благополучия граждан России на основе экономического развития, экологической устойчивости и социальной стабильности общества. Поэтому на государственном уровне способны наиболее полно работать все механизмы, которые можно классифицировать следующим образом: политические, административные, экономические, экологические и т.д. А на государственном уровне различные направления деятельности по обеспечению устойчивого развития могут быть сформулированы в виде экономической, социальной и экологической политики <*>. Поэтому сама концепция устойчивого развития и будет являться инструментом достижения цели, так как она разработана с учетом интересов будущих поколений.

<*> См.: Переход к устойчивому развитию: глобальный, региональный и локальный уровни. Зарубежный опыт и проблемы России. М: Изд-во КМК, 2002. С. 11.

Проведенный нами научный анализ проблемы позволил прийти к следующим выводам: экологическая функция государства призвана соблюдать баланс между экологическими и экономическими интересами общества, также данная функция неразрывно связана и с социальной, которая включает в себя и право каждого на благоприятную окружающую среду и именно развитие общегражданских, социальных отношений позволит России перейти на эффективные формы правового регулирования экологических отношений и даст возможность формирования новой законодательной базы и новых принципов в области охраны окружающей среды и рационального природопользования.