Мудрый Юрист

К вопросу о квалификации убийства, связанного (сопряженного) с разбоем, вымогательством или бандитизмом *

<*> Gukasyan A.A. To the question of the qualifications of murder conjugated (coupled) with robbery, extortion or banditry.

Гукасян Армен Арамович, помощник председателя Звенигородского городского суда Московской области, аспирант Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В статье на основе позиций, высказываемых в литературе и с учетом изучения судебной практики, рассматриваются вопросы квалификации убийств, связанных (сопряженных) с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Ключевые слова: бандитизм, вымогательство, квалификация, разбой, связанность с другими преступлениями, сопряженность, убийство.

In article, based on the positions expressed in the literature and taking into account the study of jurisprudence, addresses questions of the qualification of murders conjugated (coupled) with robbery, extortion or banditry.

Key words: banditry, connectivity with other crimes, coupling, extortion, murder, qualification, robbery.

Составы преступлений, предусмотренных в п. п. "в", "з" и "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, являются по своей законодательной конструкции составными. Для их описания законодателем применяются такие термины, как "сопровождающееся", "сопряженное", "связанное". При этом законодатель использует для их конструирования три приема юридической техники: вводит понятие "сопряженное", обозначая его этим словом; перечисляет преступления, входящие как часть наряду с убийством в составное преступление (убийство, предусмотренное п. п. "в", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ); обозначает обобщенным термином ряд преступлений, которые входят в объективную сторону составного преступления (ст. ст. 105, 126, 131, 132, 162, 163, 209 УК РФ).

Составы убийства сконструированы в качестве основного в названных нормах ввиду высокой ценности объекта этого преступления и с учетом того, что объекты других преступлений, входящих в составное преступление, оказываются незащищенными составом убийства, так как выходят за границы составов, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, поэтому имеет место совокупность преступлений, а значит необходима самостоятельная квалификация каждого преступления, входящего в составное преступление. Исключение из этого правила квалификации составляют лишь международные преступления, в частности, геноцид.

Некоторые объекты составов преступлений, входящих в состав в качестве их части, сохраняют самостоятельное значение, поэтому квалифицировать содеянное следует по правилам реальной совокупности преступлений.

Многие объекты составов преступлений (например, здоровье людей, собственность, общественный и международный порядок), когда они входят в составные преступления, утрачивают свойства самостоятельного объекта.

Состав преступления, предусмотренный, в частности, в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом), включает в себя самостоятельные составы преступлений, которые предусмотрены в УК РФ в этом качестве, но в то же время признаны квалифицирующими признаками убийства, поэтому они с составом убийства образуют реальную совокупность. Это соответствует основному положению ст. 17 УК РФ, которая признает совокупностью преступлений совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статей.

При конструировании составов преступлений с альтернативными квалифицирующими признаками, например, как в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, где они предусмотрены в одном пункте, обозначенном одной буквой, возникает вопрос о том, сколько составов преступлений в этом пункте описано, что крайне важно для квалификации конкретных общественно опасных деяний. Очевидно, что если в нем описан один состав преступления, то вопрос о совокупности преступлений, предусмотренных в этом пункте, отпадает. Если же вместо законодательного технического приема буквенного обозначения имела бы место градация по частям статей, квалификация была бы очевидной - по совокупности.

Приемы законодательной техники не должны предрешать вопросы квалификации преступлений на практике. Напротив, должно быть единство в конструировании всех составов преступлений, предусмотренных в УК РФ, в том числе и альтернативно предусмотренных в качестве квалифицирующих признаков. Мотив законодателя, использующего буквенное обозначение альтернативных квалифицирующих признаков составов преступлений, понятен: слишком много таких признаков. Значит, буквенное обозначение избирается в целях экономии законодательного текста, обеспечения его компактности. Однако одной буквой части статьи могут быть охвачены альтернативно разнохарактерные признаки составов. Например, в п. "з" рассматриваемой статьи, где убийство из корыстных побуждений или по найму может быть ("а равно") сопряжено с разбоем, вымогательством или бандитизмом, обозначающим альтернативность квалифицирующих признаков составов, в действительности тождества или однородности нет. В названных пунктах ч. 2 ст. 105 УК РФ помещаются два состава: один - с альтернативными квалифицирующими признаками до слова "а равно", а после него - с другими альтернативными квалифицирующими признаками, каждый из которых является самостоятельным преступлением. При этом оба состава здесь вовсе не альтернативны, друг друга не заменяют и могут быть квалифицированы по совокупности. Так из-за неудачной конструкции составов преступлений в законе на практике возникают трудности при квалификации реальных общественно опасных деяний.

Несколько смягчает, но не до конца, возникающую при квалификации проблему разъяснение, данное в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве", п. 11 которого гласит: "Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений".

Словосочетание "в процессе совершения" разбоя, вымогательства или бандитизма означает, что первоначально объективно и субъективно лицо начало осуществлять объективную и субъективную сторону разбоя, вымогательства или бандитизма, а затем в процессе совершения одного из этих преступлений сформировался умысел на убийство. При этом мотивы, предшествующие ему, могут быть различны. Это, например, упорное сопротивление жертвы, месть, злоба, для достижения цели разбоя и т.д. Содеянное при таких обстоятельствах следует квалифицировать по совокупности убийства и одного из названных преступлений. Убийство в процессе разбоя или вымогательства является реальной совокупностью преступлений, так как разбой и вымогательство являются преступлениями с формальными составами, считаются оконченными с момента физического или психического насилия в отношении потерпевшего или его близких, но не с момента убийства.

Убийство, совершенное бандой, если оно связано с совершением иных преступлений, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно быть квалифицировано по всем пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ. Такой позиции придерживается А.Н. Попов, который справедливо отмечает, что убийство, совершенное бандой, если оно осуществлено в процессе совершения преступлений, сопряженность с которыми признана квалифицирующим признаком убийства, необходимо квалифицировать с учетом всех имеющихся обстоятельств, отягчающих убийство <1>.

<1> Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 859.

Убедительный вывод о квалификации делает и Т.В. Кондрашова, которая полагает, что если банда совершит разбойное нападение либо вымогательство, сопровождающиеся убийством, то содеянное надлежит квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105 (убийство, сопряженное с бандитизмом и разбоем или вымогательством), ст. ст. 209 и 162 или 163 УК РФ, то есть по совокупности всех названных преступлений <2>.

<2> Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2003. С. 112.

Следует также рассмотреть разъяснение, содержащееся в п. 10 вышеназванного Постановления, о том, что "организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы". Данное Постановление не содержит положения, разъясняющего, что необходима квалификация совершенного бандой убийства по признаку "совершенное организованной группой" (п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ) <3>.

<3> Бюл. Верхов. Суда Рос. Федерации. 1999. N 3.

А.Н. Попов оценивает это положение как неправильное. При этом он исходит из того, что банда обладает всеми признаками организованной группы, поэтому убийство, совершенное в процессе бандитизма, требует квалификации по п. п. "ж" и "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей части ст. 209 УК РФ (кроме случаев совершения убийства членом банды при эксцессе исполнителя, квалифицируемых только по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ) <4>.

<4> Попов А.Н. Указ. соч. С. 702; Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006. С. 88.

Т.В. Кондрашова и Л.В. Иногамова-Хегай отмечают, что в данном случае недопустим двойной учет одного и того же обстоятельства при квалификации деяния. Банда представляет собой усовершенствованный вид организованной группы. В случае совершения убийства членами банды, по мнению этих ученых, не требуется дополнительной квалификации по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как убийство, сопряженное с бандитизмом, есть специальный состав убийства, совершенного организованной группой <5>.

<5> Кондрашова Т.В. Указ. соч. С. 112; Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: Науч.-практ. пособ. / Под ред. А.В. Галаховой. М., 2006. С. 28.

Аналогичной позиции придерживается и Н.Н. Салева, которая полагает, что в данном случае квалификация по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ является излишней, так как признаки организованной группы, которыми обладает понятие банды, уже учтены этим понятием. Автор также отмечает, что не может считаться сопряженным с бандитизмом убийство, совершенное членом банды при эксцессе исполнителя, поскольку оно не обусловлено деятельностью банды, может идти вразрез с ее интересами и потому должно признаваться лишь сопряженным с тем преступлением, в процессе которого было совершено <6>.

<6> Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 133.

На наш взгляд, нельзя согласиться с тем, что убийство, сопряженное с бандитизмом, является специальным составом убийства, совершенного организованной группой. Банда действительно является разновидностью организованной группы, но "убийство, сопряженное с бандитизмом" и "убийство, совершенное бандой" - это разные понятия, отражающие различные характеристики (признаки) убийства.

Так, убийство, сопряженное с бандитизмом - это связь убийства с созданием банды, ее руководством, участием в банде и в совершаемых ею преступлениях, то есть обусловленность убийства данными посягательствами. В этом состоит смысл понятия "сопряженность" и повышение степени общественной опасности такого убийства за взаимосвязь. Убийство, совершенное бандой, свидетельствует о высокой степени организованности исполнителей убийства, что, со своей стороны и без связи с вышеуказанными посягательствами, является отягчающим убийство обстоятельством. В случае совершения убийства, например, членами банды при бандитском нападении будет налицо связанность убийства как минимум с такой формой бандитизма, как участие в банде, поскольку, совершая убийство в качестве члена банды, лицо одновременно совершает преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 209 УК РФ.

Вышеизложенное подтверждается разъяснением Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" о том, что "при совершении участником преступного сообщества (преступной организации) либо участником объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп тяжкого или особо тяжкого преступления их действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации с учетом квалифицирующего признака "организованная группа" (например, по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный организованной группой)", а также сложившейся судебной практикой.

Так, по приговору Читинского областного суда от 3 августа 2000 г. Таскин осужден по ч. 3 ст. 30 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. п. "а", "б", "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 209 УК РФ. Таскин признан виновным в участии в банде и совершенных ею нападениях на территории Читинской области.

Осужденный Таскин в надзорной жалобе просил об изменении состоявшихся в отношении его судебных постановлений, считая неправильной юридическую оценку его действий по признаку совершения преступлений "организованной группой", поскольку этот признак уже учтен при квалификации его действий по ст. 209 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 19 октября 2005 г. в этой части жалобу осужденного не удовлетворил по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона (ст. 35 УК РФ) совершение преступлений в составе организованной преступной группы (банды) влечет уголовную ответственность за участие не только в банде и бандитских нападениях, но и в конкретных преступлениях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Совершение преступления организованной группой влечет более строгое наказание. Следовательно, квалификация действий Таскина по ч. 2 ст. 209 УК РФ не исключает квалификацию совершенных им в составе банды преступлений по квалифицирующему признаку "организованной группой" <7>.

<7> Бюл. Верхов. Суда Рос. Федерации. 2006. N 3.

Таким образом, в соответствии с действующей практикой квалификации убийства, сопряженного с бандитизмом, членам банды, виновным в совершении тех или иных деяний, необходимо наряду с вменением убийства, связанного с бандитизмом, инкриминировать и совершение конкретных преступлений в составе организованной группы лиц.

При отграничении убийства, связанного с бандитизмом, от убийства, связанного с квалифицированным составом разбоя, наибольшую трудность при квалификации вызывают случаи совершения вооруженного группового разбоя. Сложность состоит в том, что и бандитизм, и указанный вид разбоя имеют много однородных признаков, но существуют и различия. Важным различием является то, что законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма основывается лишь на наличии оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды и они были готовы его применить.

Состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Бандитизм и разбой совершаются только с прямым умыслом, однако мотив совершения преступления для этих составов может быть разным. Мотив разбоя всегда корыстный. При бандитизме возможны как корыстный, так и другие низменные мотивы. Отличительным признаком данных составов преступлений является и цель посягательства. В вооруженном разбое, совершенном организованной группой, всегда присутствует цель хищения чужого имущества, то есть корыстная направленность. В составе бандитизма целью создания банды является нападение на граждан или организации, а цель нападения не конкретизируется.

Уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет. Лица, не достигшие этого возраста, не являются участниками банды, подлежат уголовной ответственности за участие в совершаемых бандой нападениях, если за фактически совершенное преступление установлена уголовная ответственность с 14-летнего возраста. Субъект разбоя - лицо, достигшее 14 лет.