Мудрый Юрист

Системность уголовного законодательства и проблемы его действия во времени *

<*> Reshnyak M.G. Systematicity of criminal legislation and its action in time.

Решняк Мария Генриховна, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Международного юридического института, кандидат юридических наук, доцент.

В статье выделяются особенности и проблемы действия уголовного законодательства как определенной системы взаимосвязанных норм на примере действия уголовного закона во времени.

Ключевые слова: закон, законодательство, принцип, норма, системность, действие закона во времени.

The author highlights characteristics and problems of criminal legislation as a definite system of interrelated norms on the example of operation of criminal law in time.

Key words: law, legislation, principle, norm, system, operation of law in time.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации <1> уголовное законодательство России состоит именно из данного Кодекса. При этом новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ. Следовательно, УК РФ представляет собой определенную совокупность (систему) уголовных законов, каждый из которых не может рассматриваться и применяться самостоятельно в отрыве от этого кодифицированного нормативного правового акта.

<1> Далее - УК РФ.

Кодификация представляет собой основной способ систематизации законодательства в странах романо-германской семьи права, к числу которых относится и Россия. Любой кодекс - не просто сборник законов, а система последних, т.е. такая их совокупность, которая должна подчиняться следующим системным законам <2>.

<2> См.: Демин А.В. Система российского права: тенденции и перспективы // Системность в праве: Сборник статей / Под ред. Н.Л. Клык. Красноярск: Изд-во "Универс", 2002. С. 6 - 20.

Во-первых, свойства элементов системы зависят от свойств системы в целом. То есть каждый уголовный закон, включенный в УК РФ, становится его неотъемлемым элементом, зависит от системы его норм.

Во-вторых, свойства системы как целого зависят от свойств ее элементов. Уголовные законы, составляющие содержание УК РФ, формируют предмет и предопределяют методы его регулирования, создают целостное представление об отрасли уголовного права.

В-третьих, свойства системы как целого не сводятся к сумме свойств ее элементов. Эти свойства субординируют все части и процессы данного целого, поэтому функции целого больше суммы функций его частей. Уголовное законодательство, состоящее из УК РФ, не просто суммирует свойства включаемых в него уголовных законов, а система взаимосвязанных норм, составляющих отрасль уголовного права. Образно говоря, любой отдельно взятый уголовный закон, при его включении в УК РФ, "растворяется" в нем, обеспечивает его функционирование, взаимодействует с другими его элементами, становится неотделимым от них и от их общей совокупности, функционирующей как целостный организм.

Исходя из перечисленных системных законов, характеризующих свойства системы, можно утверждать, что применение УК должно учитывать взаимосвязь и взаимообусловленность содержащихся в нем норм. При этом важным представляется четкое разграничение понятий "уголовный закон" и "уголовное законодательство" как на уровне права, так и в практической деятельности правоохранительных органов, а также в научных исследованиях. Полагаем, что в самом УК РФ отсутствует четкое разграничение выделенных понятий, что усложняет правильное понимание и применение данного нормативного правового акта, в том числе с учетом его действия во времени.

Если в ч. 1 ст. 1 УК РФ говорится об уголовном законодательстве, состоящем из данного Кодекса, в который должны включаться все новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, то в ряде других уголовно-правовых норм используется словосочетание "уголовный закон", а не "уголовное законодательство" или "настоящий Кодекс".

Например, в ч. 2 ст. 3 УК РФ говорится о запрете применения по аналогии именно уголовного закона; в названии главы 2 УК РФ и предусмотренных в ней статей, а также в содержании последних - о действии уголовного закона во времени и в пространстве.

Считаем, что отмеченная ситуация создает предпосылки для неправильного понимания, а именно уравнивания понятий "уголовное законодательство" и "уголовный закон". По нашему мнению, более правильным является такое соотношение: уголовное законодательство (Уголовный кодекс) как целое и уголовно-правовая норма (нормы) как часть (части) или элемент (элементы) целого. Если же говорить об уголовном законе, то, как следует из ч. 1 ст. 1 УК РФ, он утрачивает свое самостоятельное значение, поскольку включается в этот УК и отдельно от него не применяется. Кроме того, в структуре УК РФ нет места для совокупности именно отдельно взятых уголовных законов - как было отмечено ранее, они "растворяются" в УК РФ, рассредоточиваются по его нормам. Поэтому, предусматривая, например, запрет применения аналогии, следовало указать на то, что она касается именно уголовно-правовых норм. Применительно же к вопросам действия последних во времени и в пространстве целесообразно, на наш взгляд, уже говорить об их системе, т.е. об уголовном законодательстве, УК РФ в целом.

В настоящей статье остановимся на некоторых проблемах применения уголовного законодательства, касающихся его действия во времени.

  1. В ч. 1 ст. 9 УК РФ указывается, что "преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом (выделено нами. - М.Р.), действовавшим во время совершения этого деяния". Здесь мы сталкиваемся с выделенной ранее проблемой, поскольку в данном нормативном положении говорится не об УК РФ в целом, а об отдельном уголовном законе, хотя он не может применяться самостоятельно, не будучи включенным в этот Кодекс, где он рассредоточивается по отдельным нормам последнего. Кроме того, в рассматриваемом положении УК РФ, как и в ч. 1 ст. 1 УК РФ, не учитывается, что уголовное право регламентирует не только уголовную ответственность, определяя преступность и наказуемость деяния, но еще и отношения, связанные с правомерным причинением вреда, исключающим преступность деяния, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания, применение иных мер уголовно-правового характера. То есть неясным остается вопрос о действии во времени тех норм уголовного законодательства, которые не определяют преступность и наказуемость деяния, но тем не менее регулируют уголовно-правовые отношения. Выделенные проблемы проецируются и на положения об обратной силе уголовного закона (ст. 10 УК РФ).
  2. В нормах Общей части УК РФ, в том числе и в ст. ст. 9 и 10, ничего не говорится о применении тех положений уголовного законодательства, которые содержат или подразумевают ссылки на иные, не уголовные, законы и другие нормативные правовые акты. Речь идет о так называемых бланкетных уголовно-правовых нормах. Представляется, что данная проблема берет свое начало в формулировке ч. 1 ст. 3 УК РФ, определяющей сущность принципа законности: "Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом". Вместе с тем бланкетность многих уголовно-правовых норм позволяет выделять в структуре соответствующей правовой отрасли так называемое смешанное уголовное право, применение которого невозможно без обращения к иным, не уголовным, законам и (или) подзаконным нормативным правовым актам. Отметим, что понятие "смешанное уголовное право" впервые использовал Л.Д. Гаухман, подразделяющий уголовное право на две разновидности: "1) чистое, то есть не содержащее бланкетных норм, и 2) смешанное, или комплексное, то есть содержащее бланкетные нормы, вследствие чего реализуемое лишь с применением других, помимо уголовного, законов и (или) иных нормативных правовых актов" <3>.
<3> Гаухман Л.Д. Бланкетные нормы УК РФ: проблемы правотворчества и правоприменения // Современное уголовное законодательство России и вопросы борьбы с преступностью: Сборник научных статей по итогам научно-практического семинара в Московском университете МВД России, посвященного 10-летию принятия УК РФ. М.: Московский университет МВД России, 2007. С. 10.

Считаем, что отмеченная проблема всевозрастающей бланкетности уголовного права должна была найти свое отражение и в ч. 1 ст. 3 УК РФ, а также в иных уголовно-правовых нормах, определяющих исходные предпосылки для применения уголовного законодательства, в том числе и его действие во времени. В противном случае на практике возникает множество ситуаций, когда при неизменности текста уголовно-правовой нормы меняются фактические содержание и объем имеющихся в ней понятий. Например, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ определяются в Постановлении Правительства Российской Федерации, медицинские критерии для определения степени тяжести вреда здоровью человека - в Приказе Минздравсоцразвития России. Следовательно, практически любое изменение или дополнение данных нормативных правовых актов может привести к сужению либо расширению сферы уголовной ответственности, а значит, и к изменению фактического содержания соответствующих бланкетных уголовно-правовых норм.

Полагаем, что одним из наиболее значимых вопросов применения бланкетных уголовно-правовых норм является определение особенностей их действия во времени. Например, как быть правоприменителю в ситуации, когда в период расследования или рассмотрения уголовного дела изменяется содержание закона или подзаконного нормативного правового акта, связанного с применяемой нормой УК РФ, причем таким образом, что это может исключить, повысить строгость или смягчить уголовную ответственность относительно совершенного деяния? Представляется, что данный вопрос должен быть урегулирован в самом уголовном законодательстве. По нашему мнению, влияние таких нормативных правовых актов на действие уголовного законодательства должно рассматриваться с позиций общих положений о его обратной силе. При этом действие во времени в данном случае должно быть регламентировано именно относительно уголовно-правовой нормы бланкетного характера, а не уголовного законодательства в целом.

  1. В ст. ст. 9 и 10 УК РФ не разрешена и проблема применения так называемых отсылочных уголовно-правовых норм, содержащих или подразумевающих ссылку на иные, связанные с ними, нормы этого УК, определяющие те или признаки, не раскрываемые в первых нормах. Особенно сложным представляется применение тех норм УК РФ, в которых такая ссылка именно подразумевается, а не прямо указывается.

Например, в п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ говорится об убийстве, совершенном с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. Тем не менее в ходе расследования или рассмотрения уголовного дела деяние, в связи с которым было совершено убийство, может быть декриминализовано, т.е. возникает вопрос об учете указанного квалифицирующего признака. Сходная ситуация может произойти и применительно к получению взятки либо ее даче за заведомо незаконные действия в случае, если последние перестанут быть незаконными.

В некоторых же уголовно-правовых нормах, предусматривающих ответственность за так называемую прикосновенность к преступлению (ст. ст. 174, 175, 316 УК РФ), декриминализация деяния, с которым взаимосвязана та или иная из указанных норм, порождает вопрос о наличии в совершенном действии состава преступления в целом. Так, если лицо обвинялось в легализации имущества, добытого другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ), может возникнуть вопрос о его дальнейшем уголовном преследовании, если способ добычи такого имущества перестал быть преступным. Та же проблема может возникнуть и в случае, когда укрываемое преступление (ст. 316 УК РФ) по своей категории начинает относиться не к особо тяжким, а к тяжким преступлениям.

Полагаем, что в ст. ст. 9 и 10 УК РФ необходимо предусмотреть особенности действия отсылочных уголовно-правовых норм, в том числе указать на то, в каких случаях законодательные изменения могут либо не могут повлечь применение обратной силы таких норм.

В настоящей статье нами были указаны лишь некоторые проблемы действия уголовного законодательства во времени с учетом системности УК РФ и его взаимосвязей с системой права в целом. Разрешение данных проблем только на уровне толкования уголовного законодательства представляется нам неэффективным, поскольку не может обеспечить единообразия в его применении. Следовательно, научные исследования в данной области должны быть направлены на формирование обоснованных предложений по изменению и дополнению уголовного законодательства, исчерпывающе, а не фрагментарно регламентирующих его действие во времени.