Мудрый Юрист

Система пересмотра судебных решений в ГПК РФ

Терехова Л.А., доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского процесса Омского государственного университета.

В статье автор анализирует организацию пересмотра судебных постановлений в судах общей юрисдикции, проводит сравнительно-правовой анализ с аналогичными институтами арбитражного процесса.

Ключевые слова: гражданский процесс; апелляционное производство; кассационное производство; надзорное производство.

The system of review of judgments in Civil Procedure Code of the Russian Federation

L.A. Terekhova

Terekhova L.A., doctor of legal sciences, professor, head of the department of civil procedure of juridical faculty of Omsk state university.

In the article the author examines the organization of the revision of judgments in courts of general jurisdiction, conducts comparative legal analysis with similar institutions of the arbitrazh procedure.

Key words: civil litigation; appell proceedings; cassation proceedings; supervisory ("nadzor") proceedings.

Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. принята новая редакция глав ГПК РФ о пересмотре судебных актов. Немного позднее - 7 февраля 2011 г. - был принят Федеральный конституционный закон N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в РФ". Взаимосвязь этих законов важна тем, что их одновременное принятие позволило изменить сложную, устаревшую систему судебных инстанций, осуществляющих пересмотр судебных актов. Появилась возможность заново установить компетенцию судов первой инстанции (устранив либо сократив до минимума категорию родовой подсудности), определив суды апелляционной инстанции (одного уровня для всех дел), а также суды третьей инстанции (одного уровня для всех дел). Если бы названный Федеральный конституционный закон установил новую, прозрачную систему инстанций, это позволило бы действительно реформировать систему пересмотра судебных актов. Но очевидно (даже по датам принятия и последовательности принятия законов), что такая цель не ставилась.

Принятие Федерального конституционного закона "О судах общей юрисдикции в РФ" стало просто формальностью: он заполнил очевидное белое пятно в законодательстве, которое давно бросалось в глаза ввиду существования Федеральных конституционных законов от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" (последние, к слову, - суды общей юрисдикции).

Сохранение прежней структуры судебных инстанций и родовой подсудности означает только одно: любые изменения в системе пересмотра будут иметь "косметический" характер. Новая редакция глав ГПК РФ демонстрирует это со всей очевидностью. Складывается впечатление, что с нормами ГПК РФ просто провели техническую работу: заменили нумерацию некоторых статей, слова "кассационный" заменили на "апелляционный", "надзорный" (для двух первых надзорных инстанций) - на "кассационный"; из АПК РФ позаимствовали перечень оснований для отмены решения в надзорной инстанции и перечень оснований для пересмотра по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Остались нереализованными постановления КС РФ, не говоря уже о позиции Пленума ВС РФ по ряду вопросов и доктринальных предложениях, в которых не было недостатка.

Вступившие в силу с 1 января 2012 г. положения ГПК РФ предусматривают трехинстанционную систему пересмотра для большинства судебных актов (о некоторых исключениях будет сказано ниже), в то время как общепризнанной конструкцией является наличие двух инстанций по пересмотру решений, одна из которых - апелляционная.

В соответствии с п. "а" ст. 1, ст. 2, п. "с" и "в" ст. 7 Рекомендации N R(95)5 относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам, принятой Комитетом Министров государств - участников Совета Европы 7 февраля 1995 г., вопросы судебного спора должны определяться на уровне суда первой инстанции, которому и предоставляются все возможные претензии, факты и доказательства. В то же время должна существовать возможность контроля за любым решением нижестоящего суда (суда первой инстанции) со стороны вышестоящего суда (суд второй инстанции). Суд третьей инстанции - это суд, развивающий право, способствующий единообразному толкованию закона. Обращение к суду третьей инстанции возможно лишь как исключительное, допускаемое не по всем делам, а только по таким, которые "заслуживают третьего судебного рассмотрения", и при условии, что эти дела уже прошли слушания в судах двух инстанций.

Рекомендация от 7 февраля 1995 г. содержит необходимые ориентиры для национального законодателя и те существенные признаки, которыми должны обладать вторая и третья судебные инстанции. Представляется, что этот давно известный в РФ документ мог бы выступить в качестве основы проведения реформ в системе пересмотра судебных актов.

Апелляционное производство

Обжалование и пересмотр судебных актов, не вступивших в законную силу, обоснованно считается самым действенным способом устранения судебных ошибок. Российское законодательство наконец приходит к единому стандарту и определяет в качестве второй инстанции именно апелляционное производство, ликвидировав, таким образом, странную двойственность, проистекавшую из совмещения советских (о кассации как второй инстанции) и постсоветских норм об апелляции. Можно говорить о реализации позиции КС РФ, высказанной в п. 3.2 и 4 Постановления от 5 февраля 2007 г. N 2-П: ошибки, допущенные судом первой инстанции, должны исправляться судом второй инстанции в процедурах, наиболее приближенных к производству в суде первой инстанции. Право на справедливое разбирательство дела предполагает в том числе перенос основного бремени пересмотра решений суда первой инстанции на обычные (ординарные) судебные инстанции. Дополнительные способы пересмотра могут быть использованы, если исчерпаны все обычные (ординарные) способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу.

Апелляционное производство в качестве суда второй инстанции является тем необходимым институтом, который рассматривается в качестве ординарного способа обжалования. Именно апелляционное производство как наилучший способ устранения судебных ошибок рекомендуется как национальными (КС РФ), так и наднациональными (Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ), Комитет Министров стран - участниц Совета Европы) органами в качестве основного и желательно единственного способа пересмотра решений.

Объектом апелляционного обжалования по действующему законодательству является решение любого суда первой инстанции, не вступившее в законную силу (ч. 1 ст. 320 ГПК РФ). Решение может быть обжаловано как полностью, так и в части (ч. 2 ст. 327.1 ГПК РФ). Самостоятельным объектом обжалования является дополнительное решение (ч. 2 ст. 201 ГПК РФ).

Право апелляционного обжалования, в соответствии с ч. 2 ст. 320 ГПК РФ, принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле. Лица, не привлеченные к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом, также имеют право подачи апелляционной жалобы (ч. 3 ст. 320 ГПК РФ).

Прокурор, участвующий в деле, имеет право принесения представления (ч. 2 ст. 320 ГПК РФ). Отметим, что ВС РФ последовательно выступает за сохранение у прокурора права на внесение представления вне зависимости от того, принимал ли он реально участие в судебном заседании суда первой инстанции. Главное, по мнению ВС РФ, чтобы прокурор считался в силу закона лицом, участвующим в деле (абз. 3 п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ"; п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 июня 2008 г. N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции").

Разъяснения ВС РФ представляются спорными. Прокуратура поощряется к подаче представлений, вместо того чтобы поощряться к участию в рассмотрении дела судом первой инстанции, где помощь прокуратуры была бы направлена на вынесение законного и обоснованного решения. К тому же на этапе апелляционного обжалования возможны разногласия между прокурором, подающим представление, и лицом, в интересах которого прокурор возбудил дело в суде первой инстанции, если последний не желает подавать жалобу. Прокурор не ограничен в праве принесения представления и в том случае, когда лицо, в интересах которого прокурор возбудил дело, подало самостоятельную жалобу.

Срок апелляционного обжалования наконец становится реальным - один месяц. На протяжении длительного времени сроки обжалования в судах общей юрисдикции составляли 10 дней, в то время как в арбитражных судах - один месяц. Подобные различия вызывали справедливую критику и замечания по поводу нарушения принципа равноправия.

Срок обжалования исчисляется со дня принятия решения в окончательной форме (ст. 321 ГПК РФ). Если судья воспользовался предоставленным ему правом на отложение составления мотивированного решения, он должен объявить лицам, участвующим в деле, дату, когда они смогут ознакомиться с решением в окончательной форме. Эта дата подлежит занесению в протокол судебного заседания (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 26 июня 2008 г. N 13 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции").

Для некоторых судебных актов установлены сокращенные сроки апелляционного обжалования. Так, определения обжалуются в 15-дневный срок со дня вынесения (ст. 332 ГПК РФ); решения по делам о защите избирательных прав - в пятидневный (ч. 3 ст. 261 ГПК РФ).

Поскольку, с одной стороны, сохранена родовая подсудность, а с другой стороны, апелляция становится всеобщей, т.е. ею заменили то, что раньше было кассационным производством, то образуются сложные правила апелляционной подсудности:

В качестве судов апелляционной инстанции действуют различные органы, созданные в судах разного уровня: это районный суд, суд субъекта Федерации и сразу несколько органов ВС РФ (Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по административным делам, Военная коллегия и Апелляционная коллегия). Апелляционное производство, таким образом, производится судами, имеющими и другие функции, - судов первой, кассационной и надзорной инстанций. Такое совмещение функций с точки зрения международных стандартов правосудия недопустимо. Комитет Министров Совета Европы в Промежуточной Резолюции от 8 февраля 2006 г. N 1 выразил особую озабоченность тем фактом, что на региональном уровне часто один и тот же суд действует последовательно как кассационная (в то время вторая) и надзорная инстанции в одном и том же деле.

В действующем ГПК РФ утрачено с трудом завоеванное положение о том, что до истечения срока, установленного для обжалования, дело никем не может быть истребовано из суда (ч. 2 ст. 343 ГПК РФ в ред. 2002 г.). Это представляется далеко не безобидным. Отсутствие подобного положения в действующем ГПК РФ в совокупности с расширением полномочий прокуратуры по возможности участия в гражданских делах может актуализировать проблему истребования дел должностными лицами для подготовки представлений.

В соответствии с ч. 3 ст. 7 ГПК РФ дела в районном суде рассматриваются единолично судьей районного суда. Все иные апелляционные суды действуют в коллегиальном составе (ч. 4 ст. 7 ГПК РФ). Единоличное рассмотрение дела судьей апелляционной инстанции недопустимо, исходя из сущности и целей апелляционного производства. К тому же лица, участвующие в деле, в принципе лишаются возможности рассмотрения их дела коллегиальным судом хотя бы в одной из инстанций: в первой инстанции дело рассмотрел мировой судья, во второй - районный судья, на этапе кассационного производства жалоба может не пройти фильтрации, произведенной судьей кассационного суда единолично.

Сроки рассмотрения дела являются дифференцированными (ст. 327.2), поскольку имеется несколько видов апелляционных судов разного уровня. Так, в районном суде, суде субъекта Федерации срок составляет два месяца со дня поступления дела в суд апелляционной инстанции, а в органах ВС РФ - три месяца.

Процедура рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции соответствует правилам суда первой инстанции, за некоторыми исключениями. Так, в суде апелляционной инстанции не применяются правила о соединении и разъединении нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска, об изменении размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, о замене ненадлежащего ответчика, о привлечении к участию в деле третьих лиц (ч. 6 ст. 327 ГПК РФ). Ограничения объяснимы, поскольку суд второй инстанции не может заменять собой суд первой инстанции.

К числу ограничений, налагаемых на апелляционный суд, следует отнести и запрет предъявления новых требований в суд апелляционной инстанции (ч. 2 ст. 322, ч. 4 ст. 327.1 ГПК РФ).

Существенным изменением в новой редакции ГПК РФ является подход к представлению дополнительных доказательств: если ранее они могли быть представлены без ограничений (ст. 327 ГПК РФ в ред. 2002 г.), то с 1 января 2012 г. ссылка на новые доказательства допустима только в случае обоснования невозможности представить эти доказательства суду первой инстанции (ч. 2 ст. 322 ГПК РФ). Подобное новшество вызывает сомнения практического плана: вряд ли суды первой инстанции готовы реализовывать принцип концентрации процесса, при том что ГПК РФ не содержит правил о раскрытии доказательств.

Дело рассматривается судом апелляционной инстанции в пределах доводов жалобы (представления), а также доводов, изложенных в возражениях на нее (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ).

При обжаловании части решения проверка производится только в этой части. Но в интересах законности проверка может быть произведена в полном объеме (ч. 2 ст. 327.1 ГПК РФ). Понимание "интересов законности" остается на усмотрение суда. Использование данной "усмотренческой" категории может потребоваться судье в том случае (а это бывает достаточно часто), когда обжалуемая часть решения связана с не обжалованной, обусловлена ею. Кроме того, выход за пределы доводов жалобы возможен и по основаниям, предусмотренным законом, поскольку вне зависимости от доводов жалобы (представления) суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, что является безусловным основанием для отмены решения суда (ч. 4 ст. 330, ч. 3 ст. 327.1 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 328 ГПК РФ ключевым полномочием суда апелляционной инстанции является принятие по делу нового решения. Это основной способ устранения судебных ошибок в суде второй инстанции, поскольку апелляционный суд не имеет такого полномочия, как направление дела на новое рассмотрение после отмены решения.

Отсутствие такого полномочия, как направление дела на новое рассмотрение после отмены решения, с одной стороны, соответствует сущности апелляции как нового рассмотрения дела по существу, в рамках которого все ошибки и пробелы, допущенные судом первой инстанции, должны устраняться путем вынесения собственного решения. Но, с другой стороны, в деятельности суда апелляционной инстанции вероятны ситуации, когда устранить ошибку и восстановить нарушенные права лиц, участвующих в деле, она не в состоянии. Этим проблемам было посвящено специальное Постановление КС РФ от 21 апреля 2010 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 320, ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК РФ в связи с жалобами Е.В. Алейниковой и ООО "Три К" и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда г. Читы".

КС РФ признал, что положения ГПК РФ, устанавливающие полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб, - в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования не позволяют суду апелляционной инстанции при отмене решения судьи по безусловным основаниям (а именно в случаях рассмотрения дела судом в отсутствие лица, участвующего в деле, не извещенного о времени и месте судебного заседания, или разрешения судом вопроса о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле), направить дело на новое рассмотрение, - нарушают принцип равенства в реализации права на доступ к правосудию и права на судебную защиту и тем самым противоречат ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3) Конституции РФ (п. 4.5 мотивировочной части и п. 1 резолютивной части Постановления от 21 апреля 2010 г.).

КС РФ подобный вывод увязал с нарушением в отношении лиц, не участвовавших в деле, права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых по первой инстанции данное дело отнесено законом, а также с тем, что эти лица имеют возможность отстаивать свои права лишь в суде второй инстанции, что ставит их в неравное положение с иными лицами, привлеченными к участию в деле и извещенными надлежащим образом о заседании суда первой инстанции (п. 4.1 мотивировочной части рассматриваемого Постановления КС РФ). Добавим, что неравенство создается еще одним обстоятельством: лица, участвующие в деле только в суде апелляционной инстанции, лишаются "суда первой инстанции", т.е. возможности полноценной доказательственной деятельности перед судом, которому доказательства можно представлять без ограничений и решение которого можно обжаловать до того, как оно вступило в законную силу. Участие в деле только в суде апелляционной инстанции означает, что такие лица могут воспользоваться лишь правом обжалования вступившего в законную силу решения.

В Постановлении КС РФ от 21 апреля 2010 г. содержалось прямое предписание законодателю изменить соответствующим образом нормы ГПК РФ. Принятие новой редакции главы об апелляционном производстве показывает, что законодатель это предписание не выполнил. Очевидно, КС РФ предвидел подобное развитие событий, для чего в своем Постановлении от 21 апреля 2010 г. предусмотрел механизм его непосредственного применения: в соответствии со ст. 75 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" КС РФ, учитывая особенности рассматриваемого вопроса, вправе определить порядок исполнения вынесенного им итогового решения и считает необходимым установить, что впредь до внесения в ГПК РФ изменений, обусловленных признанием неконституционными ч. 1 ст. 320, ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции правомочен отменить решение судьи, который рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, или разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, и направить дело на новое рассмотрение (п. 5 мотивировочной части и п. 3 резолютивной части Постановления).

Хотелось бы выразить согласие с указанной позицией КС РФ, а также добавить, что подобный порядок следует распространить и на все иные случаи выявления оснований для безусловной отмены решения, поскольку во всех этих случаях (нарушение правил о языке судопроизводства, незаконный состав суда и другие, указанные в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ) из-за допущенной грубой ошибки деятельность суда первой инстанции становится ничтожной. А разбирательство в суде второй инстанции неспособно компенсировать утраченные возможности, реализуемые именно в суде первой инстанции.

Законодатель вместо реализации Постановления КС РФ предложил иное решение: в соответствии с ч. 5 ст. 330 ГПК РФ при наличии безусловных оснований для отмены решения, предусмотренных в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных для апелляционного суда.

О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение. В нем указываются действия, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроки их совершения. Это определение фактически является аналогом определения суда первой инстанции о подготовке дела к судебному разбирательству. Таким образом, апелляционное производство разделяется на две части: до вынесения этого определения и после.

Разделение судебного заседания апелляционного суда на две части, одна из которых заканчивается выявлением оснований отмены решения суда первой инстанции, после чего во второй части происходит рассмотрение дела по правилам суда первой инстанции с вынесением решения по существу, не может считаться восстановлением прав заинтересованных лиц и устранением судебной ошибки. По каким бы правилам ни рассматривала дело апелляционная инстанция, это уже вторая инстанция, и она вынесет постановление именно второй инстанции, которое сразу же вступит в законную силу. У заинтересованных лиц остается лишь возможность обжаловать вступившее в законную силу решение, что для лиц, не принимавших участия в рассмотрении дела судом первой инстанции, является серьезным изъятием из их процессуальных прав.

Приняв на себя полномочия суда первой инстанции, постановив по делу новое решение, апелляционный суд тем самым подменяет собой суд первой инстанции. Такая ситуация может быть рассмотрена как нарушение правил о подсудности гражданских дел, а значит, требований ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.

Само по себе право обжалования, не подкрепленное правом суда апелляционной инстанции возвратить дело на новое рассмотрение, не обеспечивает защиты прав лица, не привлеченного к участию в деле (а также лица, привлеченного к участию в деле, но не извещенного о времени и месте рассмотрения дела в суде первой инстанции). Оно лишается суда первой инстанции и права обжаловать решение до его вступления в законную силу. Нарушается принцип процессуального равноправия (ст. 123 Конституции РФ), поскольку у этого лица объем прав и возможностей существенно меньше, чем у лиц, участвовавших в деле в судах первой и последующих инстанций.

Можно было бы предложить установить общее правило, в соответствии с которым полномочия направить дело на новое рассмотрение у апелляционной инстанции быть не должно, а в качестве исключения из этого правила предусмотреть право направить дело на новое рассмотрение в случаях, когда решение отменяется в связи с нарушением норм процессуального права, перечисленных в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ (безусловные основания для отмены решения). Только такой подход обеспечит лицам, как участвовавшим, так и не участвовавшим в деле, весь объем их процессуальных прав и возможностей. Будет разрешен и конфликт между Постановлением КС РФ от 21 апреля 2010 г. и ГПК РФ.

Кассационное производство

Кассационное и надзорное производство в обновленном ГПК РФ образовались простым делением: то, что ранее было тремя иерархическими надзорными инстанциями, теперь разделено на кассационную (ранее - две надзорные нижнего уровня) и надзорную. Кассационная инстанция теперь становится "третьей", т.е. инстанцией для пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу. К третьей инстанции между тем предъявляются определенные требования.

В соответствии с п. "с" и "в" ст. 7 Рекомендации N R(95)5 обращение в суд третьей инстанции с жалобой на судебный акт, вступивший в законную силу, является исключительным способом проверки, допускаемым не по всем делам, а лишь по таким, которые заслуживают третьего судебного рассмотрения, и при условии, что дела прошли слушания в судах двух других инстанций.

ЕСПЧ в качестве одного из основополагающих аспектов верховенства права называет принцип правовой определенности, который требует среди прочего, чтобы принятое судами окончательное решение не могло бы быть оспорено (Постановление от 28 октября 1999 г. по делу "Брумареску против Румынии"). Правовая определенность предполагает уважение принципа res judicata, т.е. принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела. Принцип закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, но не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы только тогда, когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера. Недопустимо, чтобы окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное постановление являлось бы недействующим в ущерб одной из сторон (Постановление ЕСПЧ от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых против Российской Федерации").

КС РФ указал, что право на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом предполагает окончательность и стабильность судебных актов, вступивших в законную силу, и их исполнение. Поскольку проверка вступивших в законную силу судебных актов означает по существу возможность преодоления окончательности этих судебных актов, законодатель должен устанавливать такие условия их пересмотра, которые отвечали бы требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, исключали бы возможность затягивания или необоснованного возобновления судебного разбирательства и тем самым обеспечивали бы справедливость судебного решения, правовую определенность, включая признание законной силы судебных решений, их неопровержимости (res judicata). Пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, выступает в качестве дополнительной гарантии реализации конституционного права на судебную защиту, когда иные средства защиты уже исчерпаны (п. 3.2 и 4 Постановления КС РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П).

Соответствует ли кассационное производство сущности суда третьей инстанции? Как уже было отмечено, в новом варианте ГПК РФ кассационное и надзорное производство - это две части бывшего единого целого - надзорного производства. Надзорное производство до 1 января 2012 г. осуществлялось в трех надзорных инстанциях: в президиуме суда субъекта Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ и Президиуме ВС РФ. Множественность надзорных инстанций, ликвидировать которую можно было, лишь устранив правила родовой подсудности гражданских дел, преобразована в иной вид "множественности" при сохранении правил родовой подсудности.

В качестве объектов кассационного обжалования выступают вступившие в законную силу судебные постановления: 1) решения судов первой инстанции; 2) судебные приказы; 3) апелляционные определения; 4) постановления президиумов судов субъектов Федерации и окружных (флотских) военных судов. Для каждого из указанных объектов обжалования предусмотрен свой судебный орган, полномочный рассматривать жалобу: кассационные инстанции представляют собой двухуровневую систему, поскольку для каждого судебного акта образуется собственная "надстройка" из контролирующих инстанций.

Первой кассационной инстанцией выступает президиум суда субъекта Федерации. Данный орган рассматривает жалобы на апелляционные определения судов субъектов Федерации; на апелляционные определения районных судов; на судебные приказы, решения, определения районных судов и мировых судей.

Вторая кассационная инстанция - Судебная коллегия ВС РФ (Судебная коллегия по гражданским и Судебная коллегия по административным делам) - рассматривает жалобы на: кассационные постановления президиумов судов субъектов Федерации (т.е. постановления первой кассационной инстанции, в свою очередь, являются объектом второго кассационного обжалования - теперь уже в Судебную коллегию ВС РФ); апелляционные определения судов субъектов Федерации (при условии, что эти определения были обжалованы в президиум суда субъекта Федерации, т.е. были объектом первого кассационного обжалования); решения и определения районных судов, принятые ими по первой инстанции (при условии, что они были обжалованы в президиум суда субъекта Федерации).

Аналогичный подход к обжалованию предусмотрен и для военных судов. Так, президиум окружного (флотского) военного суда (п. 2 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ) рассматривает жалобы на: апелляционные определения окружных (флотских) военных судов; решения и определения гарнизонных военных судов.

Военная коллегия ВС РФ рассматривает жалобы на: постановления президиумов окружных (флотских) военных судов; апелляционные определения окружных (флотских) военных судов (при условии, что эти постановления были обжалованы в президиум окружного (флотского) военного суда); решения и определения гарнизонных военных судов (если эти постановления были обжалованы в президиум окружного (флотского) военного суда).

Возможность использования такого средства защиты, как пересмотр судебного акта, вступившего в законную силу, рассматривается в качестве эффективного средства, при условии что его использование зависит от воли заинтересованных лиц. Так, ЕСПЧ оценил надзорное (в тот период единственная в судах общей юрисдикции форма пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу) производство в России как чрезвычайное средство судебной защиты, использование которого зависит от дискреционных ("усмотренческих") полномочий должностных лиц и, следовательно, не является эффективным средством судебной защиты согласно п. 1 ст. 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (решение по вопросу приемлемости жалобы Л.Ф. Тумилович от 22 июня 1999 г.). Неприемлемым, по мнению ЕСПЧ, является такое положение, когда окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное постановление может быть отменено вышестоящим судом по заявлению должностного лица, не являющегося стороной в судебном разбирательстве (Постановление по делу "Рябых против Российской Федерации" от 24 июля 2003 г.).

Следует признать, что в настоящее время нормы о кассационном производстве в целом учитывают приведенную оценку ЕСПЧ. Согласно ч. 1 ст. 376 ГПК РФ право обжалования вступившего в законную силу решения предоставлено именно заинтересованным лицам (лицам, участвующим в деле, и лицам, не участвовавшим в деле, если их права и законные интересы нарушены судебным постановлением). Однако сохранившиеся права прокурора на возбуждение производства по пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу (ч. 3 ст. 376 и ч. 3 ст. 377 ГПК РФ), оставляют ряд вопросов.

Право на обращение в суд кассационной инстанции с представлением, если в рассмотрении дела участвовал прокурор, имеют должностные лица органов прокуратуры:

Ограничений на подобные обращения ГПК РФ (ч. 3 ст. 376 и ч. 3 ст. 377) не содержит. Существует вероятность, что с представлением прокурор может обратиться вопреки мнению лиц, участвующих в деле, и даже лица, в интересах которого прокурор подавал иск в суде первой инстанции. Могут не совпадать позиция прокурора, подающего кассационное представление, и позиция должностного лица органов прокуратуры, участвовавшего в суде первой инстанции, что вряд ли соответствует принципам гражданского судопроизводства.

Право на обращение в суд кассационной инстанции реализуется при соблюдении установленного законом шестимесячного срока обжалования и при исчерпании иных, установленных ГПК РФ способов обжалования судебного постановления до дня его вступления в законную силу (ч. 2 ст. 376 ГПК РФ).

Установление правила исчерпания следует рассматривать как реализацию Постановления КС РФ от 5 февраля 2007 г., в котором была высказана позиция об обязательности обжалования судебного акта в суд второй инстанции как условия, без которого невозможно далее обращаться в исключительную инстанцию.

Кассационные жалобы по делам, не рассмотренным в суде апелляционной инстанции, возвращаются без рассмотрения по существу определением судьи на основании п. 5 ч. 1 ст. 379.1 ГПК РФ, как поданные с нарушением правил подсудности (абз. 3 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 12 февраля 2008 г. N 2).

Производство в суде кассационной инстанции разделено на этапы: предварительный (фильтрация) и собственно рассмотрение дела с жалобой.

Первый этап открывается подачей кассационной жалобы (представления). Необходимо отметить, что ГПК РФ не отвечает на вопрос о том, кто и когда возбудил кассационное производство (одно из требований ЕСПЧ: производство в суде вышестоящей инстанции должен возбуждать сам заинтересованный участник - "сторона" в споре). В АПК РФ (ч. 3 ст. 278) данный вопрос решен четко: "О принятии кассационной жалобы к производству арбитражный суд выносит определение, которым возбуждается производство по кассационной жалобе". В ГПК РФ подобной нормы нет - используются термины: "жалоба подается", "жалоба изучается", "жалоба рассматривается". "Уловить" сам момент возбуждения производства по жалобе по нормам ГПК РФ не представляется возможным: нормы о том, что судья должен принять жалобу к производству, ГПК РФ не содержит. Следующая за ст. 379.1 ст. 380.1 определяет действия, совершаемые судом "после поступления" кассационной жалобы, представления.

Прежде всего жалоба (представление) изучается, причем изучение производится единолично председателем суда (его заместителем) или судьей в судах субъекта Федерации, судьей ВС РФ - в Судебной, Административной и Военной коллегиях ВС РФ. Производится изучение самой жалобы и материалов, приложенных к ней. Дело истребовать необязательно (ч. 1 ст. 381, ч. 2 и 3 ст. 382 ГПК РФ). Сроки изучения жалобы дифференцированы (ст. 382 ГПК РФ): в зависимости от органа, где осуществляется изучение, они составляют от одного до трех месяцев.

К сожалению, в ГПК РФ вновь не названы критерии, которыми руководствуется судья, определяя дальнейшую судьбу дела. Таким образом, на первом этапе происходит нарушение сразу двух необходимых принципов пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу: дело не возбуждается самим участником и основания для его возбуждения произвольны.

Следующий этап деятельности кассационного суда наступает, если судья вынес определение о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании.

Для дел, которые рассматриваются в ВС РФ (т.е. жалоба подавалась в Судебную коллегию по гражданским, Судебную коллегию по административным делам или Военную коллегию), этот этап судебной деятельности может осложниться вмешательством Председателя ВС РФ, который в соответствии с ч. 3 ст. 381 ГПК РФ "вправе не согласиться" с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче жалобы и вынести определение о его отмене и передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании (для председателя президиума областного суда такой возможности нет). Сохраняется, как и в прежней редакции ГПК РФ, неопределенность в вопросе о том, нужно ли специальное обращение к Председателю Суда.

Рассмотрение жалобы (представления) в судебном заседании (второй этап деятельности суда кассационной инстанции) производится, если судьей было вынесено определение о передаче жалобы (представления) с делом на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции. Суд кассационной инстанции сам производит извещение лиц, участвующих в деле, высылку им копий жалобы и судебного определения (ст. 385 ГПК РФ), а также определяет дату судебного заседания. Эта дата назначается с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность явиться в судебное заседание. Однако лица, участвующие в деле, заинтересованы не только в явке на заседание, но также и в подготовке к нему, а учет этого обстоятельства законом как раз и не предусмотрен. Проблемы могут возникнуть в основном у лица, не участвовавшего в деле и незнакомого с материалами данного дела.

Сроки рассмотрения жалобы с делом в судебном заседании (ст. 386 ГПК РФ) в судах субъекта Федерации составляют не более одного месяца, в ВС РФ - не более двух месяцев со дня вынесения судьей определения о передаче кассационной жалобы (представления) с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. По результатам рассмотрения суд кассационной инстанции принимает постановление (президиум) или определение (Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, Судебная коллегия по административным делам, Военная Коллегия), вступающие в законную силу со дня их принятия (ст. 391).

Полномочия суда кассационной инстанции и пределы их осуществления, на наш взгляд, должны определенным образом соответствовать друг другу. Поскольку кассационное производство образовалось механическим "переводом" на него норм надзорного производства, то новое образование получило "в наследство" и проблемы соотношения пределов рассмотрения дела и полномочий суда, который его рассматривает.

По мнению законодателя, воплощенному в ч. 2 ст. 390 ГПК РФ, суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права (т.е. законность) обжалованного акта в пределах доводов кассационной жалобы (представления). В интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления). При этом суд не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжаловались, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

Такой подход дублирует норму ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ в ред. от 4 декабря 2007 г., в отношении которой ВС РФ уже давал разъяснения в Постановлении Пленума ВС РФ от 12 февраля 2008 г. N 2: в соответствии с ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции не вправе проверять законность постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются. В то же время, если обжалуемая часть решения обусловлена другой его частью, которая не обжалуется заявителем, то эта часть решения также подлежит проверке судом надзорной инстанции независимо от просьбы лица, подавшего жалобу (п. 7 Постановления).

Данное разъяснение практически снимает запрет проверки решения в необжалованной части. И это справедливо, поскольку норма ГПК РФ о пределах рассмотрения дела судом явно не согласуется с полномочиями и назначением суда третьей инстанции. В связи с этим возникает вопрос: почему найденная ВС РФ формулировка не была воспринята законодателем?

Что касается конкретных полномочий суда кассационной инстанции, то некоторые из них невозможно (или затруднительно) реализовать, ориентируясь на пределы рассмотрения.

Так, оставить обжалованное постановление без изменения (п. 1 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ) возможно при убежденности суда кассационной инстанции в законности и обоснованности постановления, подвергшегося проверке. Такой убежденности невозможно достичь, если строго ограничить себя при проверке только доводами жалобы. Ведь от заявителя даже не требуется четко сформулированных требований к суду кассационной инстанции. Несоблюдение требования к кассационной жалобе, установленного в п. 6 ст. 378 ГПК РФ, выразившееся в неуказании на то, в чем заключается допущенное судами существенное нарушение закона, не является в соответствии с ч. 1 ст. 379.1 ГПК РФ основанием для возвращения жалобы. Значит, при отсутствии подобных сведений в жалобе их восполняет суд, самостоятельно обозначая пределы рассмотрения.

Другой аспект названной проблемы проявляется при решении вопроса об отмене решения. Можно ли отменить решение полностью, если обжалована только его часть? Как осуществить выбор между полномочием отправить дело на новое рассмотрение после отмены решения (п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ) и полномочием самому принять новое решение по делу (п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ), ограничивая себя требованием соблюдать пределы рассмотрения?

Выбор между полномочиями, указанными в п. 2 и 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, кассационная инстанция должна осуществлять в зависимости от характера доказательственной деятельности, произведенной судами первой и апелляционной инстанций. Кассационный суд не может принимать и исследовать новые доказательства - он исследует только материалы дела. Если выявляется необходимость истребования и исследования новых материалов, дело должно быть направлено на новое рассмотрение. Если необходимости в расширении доказательственной базы нет, новых обстоятельств устанавливать не нужно, то дело на новое рассмотрение не направляют - суд кассационной инстанции сам исправляет ошибки нижестоящего суда, неправильно применившего или неправильно истолковавшего закон (т.е. применяется полномочие, названное в п. 5 ст. 390 ГПК РФ).

Таким образом, использование полномочия, предусмотренного в п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, всегда взаимозависимо с использованием полномочия, названного в п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, и выбор из названных полномочий производится с учетом полноты доказательственной деятельности, произведенной нижестоящими судами. В зависимости от этого и решается, направлять дело после отмены решения на новое рассмотрение (для устранения пороков доказывания) или принять собственное постановление, устранив ошибку в применении и толковании норм материального права (доказательственная деятельность претензий не вызывает). Следовательно, выбор между полномочием отправить дело на новое рассмотрение и полномочием принять собственное постановление возможен лишь при полной проверке судебного акта, не связанной пределами рассмотрения. В противном случае определить полноту работы с доказательствами не представляется возможным.

Вопрос о возможности реализовать такое полномочие, как оставление в силе одного из ранее принятых по делу судебных актов (п. 4 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ), тоже может натолкнуться на пределы рассмотрения, если суд следует правилу о невозможности проверять законность судебных постановлений, которые не обжалуются (ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Невозможно оставить в силе то постановление, которое не проверялось и в законности которого не было возможности убедиться. Следовательно, если в жалобе (представлении) не содержится просьбы о проверке всех постановлений, принятых по данному делу, суд кассационной инстанции не сможет применить полномочие, указанное в п. 4 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ.

Основания для отмены или изменения решения - это существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

КС РФ обоснованно полагает, что обстоятельства, которые могут вызвать существенные нарушения закона, настолько разнообразны, что делают невозможным установление их перечня в законе. У суда третьей инстанции должна быть определенная свобода усмотрения при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для отмены или изменения судебных постановлений при условии единообразного толкования указанной нормы в процессе правоприменения. Такой подход не противоречит принципу доступности правосудия и отвечает роли, месту и полномочиям суда как независимого органа правосудия. Отмена или изменение судебного постановления допустимы лишь в случае, если в результате судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, существенно нарушены права и свободы человека и гражданина, права и свободы неограниченного числа лиц, иные защищаемые законом публичные интересы. Принцип res judicata предполагает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра (п. 4 мотивировочной части Постановления КС РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П).

Приведенная позиция КС РФ, основанная, в свою очередь, на практике ЕСПЧ, позволяет сделать вывод о корректном формулировании оснований для отмены и изменения судебных актов в ст. 387 ГПК РФ. Акцент в данной норме делается на характере выявленных нарушений; без устранения этих существенных нарушений невозможны восстановление и защита нарушенных прав.

Надзорное производство

Сохранение надзорного производства в системе пересмотра при наличии двух кассационных инстанций, цели которых идентичны надзорному производству, требует закрепления законодательными средствами строгой исключительности стадии надзорного пересмотра. Обращение в суд надзорной инстанции должно производиться не просто в исключительных, а в особых, специально указанных в законе случаях.

На протяжении ряда лет множественность надзорных инстанций в российских судах была предметом критики со стороны ЕСПЧ. Например, в деле "Бердзенишвили против Российской Федерации" ЕСПЧ отметил повторяемость (дублирование) надзорных инстанций в российской судебной системе, причем без временных ограничений. ЕСПЧ отметил, что дела должны рассматриваться в разумный срок, как власти, так и иные лица должны быть защищены от состояния длительной неопределенности. Российское надзорное производство не в состоянии предоставлять возможность эффективного и достаточного устранения нарушения, а потому ЕСПЧ не рассматривает его как внутреннее средство правовой защиты, необходимость исчерпания которого следовало бы соблюдать перед обращением в Европейский суд.

Позиция ЕСПЧ в отношении надзорного производства - основная причина его реформирования. Однако все предпринимаемые до сих пор российским законодателем попытки "реформирования" следует признать неудачными. Законодатель способен максимум на "косметический" ремонт этих норм, но по сути хотел бы сохранить советский вариант данного института, частью которого является множественность инстанций, проверяющих вступившие в силу решения. Как уже отмечалось выше, надзорное производство до 1 января 2012 г. осуществлялось в трех надзорных инстанциях: в президиуме суда субъекта Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ и Президиуме ВС РФ. Эта множественность была устранена механически: две из трех надзорных инстанций были переименованы в "кассационные", а собственно "надзорной" инстанцией остался Президиум ВС РФ (ч. 1 ст. 391.1 ГПК РФ).

В надзорном порядке обжалуются следующие акты (ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ):

  1. вступившие в законную силу решения судов субъекта Федерации, принятые ими по первой инстанции, если они были предметом апелляционного рассмотрения в ВС РФ;
  2. вступившие в законную силу решения окружных (флотских) военных судов, принятые ими по первой инстанции, если они были предметом апелляционного рассмотрения в ВС РФ;
  3. вступившие в законную силу решения и определения ВС РФ, принятые по первой инстанции, если они были предметом апелляционного рассмотрения;
  4. определения Апелляционной коллегии ВС РФ;
  5. определения Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по административным делам и Военной коллегии ВС РФ, вынесенные ими в апелляционном порядке;
  6. определения Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по административным делам и Военной коллегии ВС РФ, вынесенные ими в кассационном порядке.

Приведенные правила свидетельствуют о том, что для решений судов субъектов Федерации и ВС РФ существуют апелляционное и надзорное производство (кассационное для них не предусмотрено).

Решения мировых судей и районных судов в принципе могут стать предметом проверки в Президиуме ВС РФ, но не напрямую: так, постановления президиума суда субъекта Федерации являются объектом второго кассационного обжалования в Судебную (Административную) коллегию ВС РФ, а кассационные определения последних - объект надзорного обжалования.

Вывод из новых правил напрашивается неутешительный: для подавляющего большинства судебных актов по-прежнему сохраняется множественность проверочных инстанций. Но для дел, рассмотренных в первой инстанции ВС РФ и судом среднего звена (субъекта Федерации), система пересмотра состоит из двух звеньев: апелляционного и надзорного.

Еще одной существенной проблемой надзорного производства остается сохранение права надзорного обжалования должностными лицами, не имеющими отношения к делу. Однако данный отход от оптимальной модели третьей инстанции заметен не сразу, поскольку нормы о субъектах, имеющих право на обращение в суд надзорной инстанции, рассредоточены.

В соответствии с ч. 1 и 3 ст. 391.1, ст. 391.11 ГПК РФ к субъектам, имеющим право обращения в суд надзорной инстанции, относятся:

  1. лица, участвующие в деле (ч. 1 ст. 391.1);
  2. лица, не участвовавшие в деле, права и интересы которых нарушены обжалуемым актом (ч. 1 ст. 391.1);
  3. Генеральный прокурор (его заместители) - если прокурор участвовал в деле (ч. 3 ст. 391.1);
  4. Председатель ВС РФ или его заместитель - при наличии жалобы заинтересованных лиц или представления прокурора (ст. 391.11).

ЕСПЧ последовательно (в отношении России - начиная с 1999 г.) отстаивает позицию о возможности возбуждения стадии пересмотра судебного акта только стороной в деле. Участие в этой процедуре должностных лиц рассматривается как недопустимое. По делу "Тумилович против Российской Федерации" было указано, что российское надзорное производство представляет собой чрезвычайное средство судебной защиты, использование которого зависит от дискреционных полномочий специальных должностных лиц. В деле "Рябых против Российской Федерации" ЕСПЧ отметил недопустимость пересмотра постановления по инициативе председателя суда, который не является стороной в судебном разбирательстве.

В связи с этим непонятна настойчивость российского законодателя, последовательно сохраняющего Председателя ВС РФ (специального должностного лица, не являющегося стороной в споре) в числе лиц, имеющих право на возбуждение надзорного производства. Это напрямую противоречит практике ЕСПЧ, а значит, принятым Россией международным обязательствам. Непонятны и выводы ВС РФ в отношении Уполномоченного по правам человека, которого высший судебный орган готов видеть в качестве самостоятельного субъекта обжалования вступивших в законную силу судебных актов <1>, хотя подобный подход не основан на законе.

<1> Бюллетень ВС РФ. 2009. N 9. С. 36.

Критическая оценка полномочий прокурора, сохраняющего право возбуждения пересмотра судебного акта даже при неявке в суд первой инстанции, выше уже высказывалась.

Срок надзорного обжалования составляет три месяца со дня вступления в силу обжалуемого постановления (ч. 2 ст. 391.2 ГПК РФ). Надзорная жалоба (представление) подается непосредственно в ВС РФ - суд надзорной инстанции (ч. 1 ст. 391.2 ГПК РФ). В настоящее время Президиум ВС РФ является единственным судом надзорной инстанции, однако надзорное производство, будучи искусственно разлученным с двумя первыми надзорными инстанциями (ставшими с 1 января 2012 г. кассационными), сохраняет с ними глубокую общность. Это проявляется прежде всего в наличии фильтрационного этапа, порядок проведения которого аналогичен фильтрации жалоб в судах кассационной инстанции.

Предварительный этап открывается подачей надзорной жалобы (представления). В отношении надзорных жалоб ГПК РФ (так же как и в отношении кассационных) не отвечает на вопрос о том, кто и когда возбудил надзорное производство. Например, в ч. 1 ст. 293 АПК РФ определено: "Надзорное производство возбуждается на основании заявления лица, участвующего в деле, или представления прокурора..." В ГПК РФ подобной нормы нет. Используются выражения "жалоба подается", "жалоба изучается", "жалоба рассматривается".

Надзорная жалоба (представление) изучается единолично судьей ВС РФ. Производится изучение самой жалобы и материалов, приложенных к ней. Дело истребовать необязательно, что вытекает из положений ч. 1 ст. 391.5 и ч. 2 ст. 391.6 ГПК РФ. Сроки изучения жалобы (ст. 391.6) - не более двух месяцев и не более трех, если дело было истребовано. Председатель ВС РФ может продлить этот срок не более чем на два месяца.

Изучение жалобы (или жалобы с делом) завершается вынесением одного из двух определений:

  1. об отказе в передаче жалобы (представления) прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции (ч. 2 ст. 391.5, ст. 391.7 ГПК РФ); в соответствии с ч. 3 ст. 391.5 ГПК РФ Председатель ВС РФ "вправе не согласиться" с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче жалобы и вынести определение о его отмене и передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании;
  2. о передаче жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума ВС РФ (ч. 2 ст. 391.5, ст. 391.8 ГПК РФ).

Определение о передаче надзорных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума ВС РФ должно содержать мотивированное изложение оснований для передачи надзорной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума ВС РФ и предложения судьи, вынесшего определение (ст. 391.8 ГПК РФ).

Требования, предъявляемые законом к обоим видам определений, свидетельствуют о том, что, решая дальнейшую судьбу жалобы и дела, судья действует исключительно по усмотрению. ГПК РФ не установил критериев приемлемости, по которым судья мог бы выбирать, достойно ли дело пересмотра в надзорной инстанции. От судьи требуется мотивировать свои действия, а в случае передачи жалобы с делом на рассмотрение в судебное заседание - еще и сформулировать свои предложения (п. 7 ч. 1 ст. 391.8 ГПК РФ).

Таким образом, и в надзорном производстве имеет место нарушение сразу двух необходимых принципов пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу: дело не возбуждается самим участником и основания для его возбуждения произвольны.

Отдельного разговора заслуживает порядок внесения представлений Председателем ВС РФ.

Условия для внесения такого представления:

  1. жалоба заинтересованных лиц или представление прокурора - жалоба (представление) подаются Председателю ВС РФ, причем в законе не расшифровывается, кто в данном случае является "заинтересованным лицом";
  2. необходимость устранения фундаментальных нарушений норм права, повлиявших на законность судебных постановлений, лишение участников спорных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК РФ, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство, или ограничение этих прав;
  3. срок для внесения представления - шесть месяцев со дня вступления обжалованных постановлений в законную силу, причем неясно, как отсчитывается шестимесячный срок и как он соотносится с общим трехмесячным сроком (ч. 2 ст. 391.2 ГПК РФ) надзорного обжалования;
  4. Председатель ВС РФ или его заместитель не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом ВС РФ;
  5. для представлений Председателя ВС РФ не предусмотрено этапа фильтрации - они непосредственно попадают в Президиум ВС РФ.

Деятельностью Председателя ВС РФ создается еще одна инстанция по пересмотру судебных актов (помимо апелляционной, двух кассационных и надзорной). Для дел, рассмотренных в первой инстанции у мирового судьи или в районном суде, общее количество судебных инстанций (вместе с первой) достигнет шести. Вряд ли к такой ситуации можно применить категорию разумных сроков рассмотрения дела, вряд ли можно говорить о правовой определенности. Более того, поскольку ГПК РФ не вводит понятие "исчерпание иных возможностей по пересмотру вступившего в силу решения", реальна конкуренция между различными возможностями по обжалованию. Для заинтересованного лица выгоднее сразу же обратиться к Председателю ВС РФ, поскольку такой путь освобождает от этапа фильтрации.

Президиум ВС РФ принимает дело к рассмотрению на основании определения судьи ВС РФ о передаче надзорных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании. Извещение лиц, участвующих в деле, высылку им копий жалобы и судебного определения производит Президиум ВС РФ (ст. 391.10 ГПК РФ). Он же определяет дату судебного заседания. Неявка лиц, участвующих в деле, в судебное заседание не будет препятствием для рассмотрения дела (абз. 2 ч. 2 ст. 391.10 ГПК РФ).

Сроки рассмотрения жалобы в судебном заседании (ст. 391.10 ГПК РФ) - не более двух месяцев со дня вынесения определения о передаче жалобы с делом. По результатам рассмотрения принимается постановление. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и обжалованию не подлежит (ст. 391.14 ГПК РФ).

Выводы Президиума ВС РФ по результатам рассмотрения надзорных жалобы, представления содержатся в резолютивной части и должны соответствовать полномочиям, предоставленным законом суду надзорной инстанции.

Пределы рассмотрения дела в суде надзорной инстанции (ч. 2 ст. 391.12) установлены аналогично пределам рассмотрения в суде кассационной инстанции. Соответственно, к этим пределам можно предъявить претензии, подобные тем, что были изложены выше в отношении кассационного производства.

Что касается оснований для отмены решения (ст. 391.9 ГПК РФ), то они практически позаимствованы из ст. 304 АПК РФ, которую часто приводили в качестве образца для решения вопроса об основаниях отмены решений в суде надзорной инстанции. Основаниями к отмене выступают:

Подводя итог сказанному, заметим, что "реформирование" системы пересмотра не достигает главной цели - создания эффективного механизма по устранению судебных ошибок. Производившиеся в 2000-е гг. изменения процессуального законодательства свидетельствуют о том, что законодатель не может найти необходимый баланс между общепризнанным принципом правовой определенности и достижением истины по делу. Побеждает в конечном итоге подход, при котором пересмотр судебных решений производится многократно, множеством судебных инстанций.