Мудрый Юрист

Реабилитация по уголовным делам частного обвинения: возмещение имущественного вреда

Дикарев И.С., и.о. декана юридического факультета, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В предыдущей статье нами был приведен перечень оснований реабилитации по уголовным делам частного обвинения. Исходя из него следует прийти к выводу, что частный обвинитель должен возмещать вред, причиненный незаконным или необоснованным обвинением, в случаях, когда:

  1. в отношении подсудимого вынесен оправдательный приговор;
  2. производство по уголовному делу прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения;
  3. производство по уголовному делу прекращено в связи с неявкой потерпевшего в судебное заседание без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК РФ).

Частный обвинитель не упомянут в ч. 1 ст. 133 УПК РФ среди государственных органов и должностных лиц, чьи незаконные действия порождают обязанность государства возместить гражданину вред, причиненный в ходе уголовного судопроизводства. Соответственно, в тех случаях, когда причинителем вреда выступает частный обвинитель, специальный порядок возмещения государством вреда, закрепленный в главе 18 УПК РФ, не применяется.

Между тем вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, осуществляемого в частном порядке, гражданину может быть причинен как имущественный, так и моральный вред. Порядок возмещения/компенсации такого вреда дифференцирован.

Материальный ущерб выражается прежде всего в процессуальных издержках - расходах, которые несет обвиняемый в связи с участием в производстве по уголовному делу. Перечень расходов, образующих процессуальные издержки, приведен в ч. 2 ст. 131 УПК РФ и является открытым. Поэтому в него с полным основанием можно отнести суммы, выплаченные обвиняемым защитнику по соглашению, специалисту, эксперту и т.д.

Согласно ч. 9 ст. 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу. Процессуальные издержки должны взыскиваться с частного обвинителя и в тех случаях, когда производство по уголовному делу прекращается по реабилитирующим основаниям.

Если вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он должен быть разрешен судом, вынесшим приговор, в порядке ст. 397 УПК РФ <1>.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. N 8 "О судебной практике по применению законодательства о взыскании процессуальных издержек по уголовным делам" (в ред. от 6 февраля 2007 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Следует иметь в виду, что возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесенные им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос <2>.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. N 106-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Забродиной Раисы Борисовны на нарушение ее конституционных прав частью девятой статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (документ опубликован не был) // СПС "КонсультантПлюс".

Учитывая контингент граждан, выступающих в качестве частных обвинителей, не приходится рассчитывать на то, что все они осведомлены об особенностях возмещения процессуальных издержек по делам частного обвинения. Между тем в соответствии с принципом охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Взыскание в пользу реабилитированного расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности. И частный обвинитель должен быть информирован об этих возможных неблагоприятных последствиях. В связи с этим, как представляется, ч. 6 ст. 318 УПК РФ следовало бы дополнить положением о том, что частному обвинителю при подаче заявления разъясняется, что в случае, если обвинение не подтвердится, с него будут взысканы судебные расходы в порядке ч. 9 ст. 132 УПК РФ.

Арбитражное процессуальное законодательство предоставляет суду право снижения размера издержек. Согласно ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Как разъяснил Конституционный Суд РФ, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ <3>.

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 454-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Траст" на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" (документ опубликован не был) // СПС "КонсультантПлюс".

В уголовном процессе проблема завышения размера гонорара защитника также актуальна. Учитывая, что в качестве частных обвинителей выступают рядовые граждане, многие из которых не искушены в тонкостях юриспруденции, нельзя исключить вероятность того, что обвиняемый, осознавая, что ему несложно будет отвести от себя предъявленное обвинение, намеренно оплатит защитнику по соглашению завышенную сумму гонорара, с тем чтобы впоследствии взыскать ее с потерпевшего. На этот случай суд должен располагать действенным инструментом защиты прав частного обвинителя, который, хотя и является причинителем вреда, поскольку предъявил необоснованное обвинение, тем не менее должен нести адекватную, справедливую ответственность.

Думается, снижение судом размера взыскиваемых с частного обвинителя издержек не противоречит действующему законодательству. Основанием для такого вывода служит ч. 9 ст. 132 УПК РФ, в которой упоминается о праве судьи взыскать процессуальные издержки частично. При этом судья, как представляется, должен стремиться к тому, чтобы размер возмещения соответствовал требованиям разумности.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, например, в деле Р.Б. Забродиной, являвшейся частным обвинителем по уголовному делу о клевете, президиум Ивановского областного суда, признавая взысканные с нее денежные средства возмещением процессуальных издержек, уменьшил размер взыскания с 35000 руб. до 25000 руб. с учетом того, что гражданка Р.Б. Забродина является пенсионеркой и размер ее пенсии невелик <4>.

<4> Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. N 106-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Забродиной Раисы Борисовны на нарушение ее конституционных прав частью девятой статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Дореволюционное законодательство требовало учитывать при решении вопроса о судебных издержках то, насколько добросовестно действовал частный обвинитель. В ст. 121 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. было закреплено: "По признании обвиняемого невинным, мировой судья немедленно отпускает его. Если обвинение было недобросовестное, то судья приговаривает обвинителя к уплате судебных издержек, а в случае просьбы обвиняемого, и к вознаграждению его за понесенные убытки" <5>. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит прямых предписаний суду при решении вопроса о процессуальных издержках входить в оценку того, насколько добросовестно действовал частный обвинитель. Весте с тем упомянутая выше возможность взыскания процессуальных издержек частично дает основание для вывода, что и сейчас мировой судья вправе при решении рассматриваемого вопроса принять во внимание добросовестность частного обвинителя.

<5> Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. 2-е изд., доп. Часть вторая. СПб., 1867. С. 71 - 72.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность взыскания со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, компенсации за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК РФ). Напрасная потеря времени - одно из негативных последствий разбирательства уголовного дела частного обвинения по неосновательно возбужденному обвинению. Думается, в УПК РФ также следовало бы закрепить возможность взыскания с частного обвинителя, выдвинувшего необоснованное частное обвинение, компенсации в пользу обвиняемого за потерю времени. Размер такой компенсации должен определяться судом с учетом конкретных обстоятельств.

Теперь обратимся к вопросу о возмещении имущественного вреда, причиненного реабилитированному судом в результате незаконного осуждения.

Конституция РФ, провозглашая признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина обязанностью государства (ст. 2), закрепила право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Поэтому, когда вред причинен в результате незаконных действий суда, ответственность несет государство. Данное положение обусловлено тем, что государственные органы и их должностные лица, причиняя вред, действуют от имени и в интересах государства, поэтому их действия (бездействие) порождают деликтную ответственность, которую несет непосредственно Российская Федерация.

При этом не имеет значения, что предпосылкой для постановления приговора послужило обвинение, исходившее от частного обвинителя. Соглашаясь с предъявленным обвинением - будь то частное или государственное, - суд принимает на себя ответственность за его законность и обоснованность, в связи с чем всякий вред, причиненный при отправлении правосудия, влечет ответственность государства.

Таким образом, если вред гражданину причинен при отправлении правосудия, реабилитация пострадавшего вследствие судебной ошибки осуществляется в общем порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ. В частности, этот порядок применяется в случаях:

<6> Пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" // Российская газета. 2011. 5 декабря.

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает следующий порядок возмещения государством имущественного вреда, причиненного реабилитированному.

При наличии к тому оснований суд в приговоре, определении или постановлении признает за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. При этом реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием (ч. 1 ст. 134 УПК РФ). Со дня получения копии указанных документов и извещения о порядке возмещения вреда реабилитированный в течение сроков исковой давности, предусмотренных ГК РФ, вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года.

УПК РФ предусматривает альтернативную территориальную подсудность требований реабилитированного лица о возмещении имущественного вреда. Такие требования могут направляться:

  1. в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования;
  2. в суд по месту жительства реабилитированного;
  3. в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений.

Если же уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, закон (ч. 2 ст. 135 УПК РФ) предписывает направлять требование о возмещении вреда в суд, постановивший приговор.

Как указал Конституционный Суд РФ, данное положение фактически отменяет для лиц, чье право на реабилитацию признано вышестоящей судебной инстанцией, альтернативную подсудность вопроса о возмещении имущественного вреда.

Поскольку все реабилитированные относятся к одной категории лиц, имеющих право на возмещение государством вреда, причиненного им незаконным или необоснованным уголовным преследованием, такое обстоятельство, как прекращение уголовного преследования вышестоящим судом, не может служить основанием для введения различий в условиях реализации ими прав, закрепленных ст. ст. 46 и 53 Конституции РФ. Иное означает установление в отношении этих лиц неоправданной дифференциации порядка возмещения вреда, возложение на отдельных реабилитированных неприемлемых обременений и тем самым ограничение права на эффективное восстановление в правах, что не согласуется с конституционным принципом равенства.

Исходя из этого, Конституционный Суд РФ признал норму ч. 2 ст. 135 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой данное положение в системе действующего правового регулирования не допускает обращение реабилитированного лица с требованием о возмещении вреда, причиненного ему уголовным преследованием, в суд по месту жительства в тех случаях, когда в отношении этого лица уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом <7>.

<7> Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июля 2011 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.С. Шашарина" // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 31. Ст. 4808.

С учетом приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ гражданин, в отношении которого уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, вправе направлять требование о возмещении вреда не только в соответствующий вышестоящий суд, но также и в суд, постановивший приговор, и в суд по месту своего жительства.

Возмещение реабилитированному имущественного вреда, причиненного в связи с производством по уголовному делу частного обвинения, может включать в себя возмещение:

  1. заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;
  2. штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;
  3. сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;
  4. иных расходов.

Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья соответствующего суда определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции.

Требования о возмещении имущественного вреда разрешаются судом, постановившим приговор, вынесшим определение или постановление, в порядке, установленном для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 399 УПК). Основанием для их рассмотрения судом является ходатайство реабилитированного.

Копия вынесенного по результатам рассмотрения требования о возмещении имущественного вреда постановления вручается или направляется реабилитированному, а в случае его смерти - наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам умершего.