Мудрый Юрист

Правовая природа электронных денежных средств

Шевчук Мария Владимировна, аспирантка кафедры гражданского и трудового права Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

Исследование электронных финансовых механизмов является весьма актуальным. В статье особое внимание уделено правовой природе электронных денег, проанализировано законодательное определение электронных денег и выявлены их особенности как объекта гражданских прав. Выводы, изложенные автором, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: электронные деньги, платежная система, права требования, платежный инструмент, эмиссия.

Legal nature of electronic money

M.V. Shevchuk

Study of electronic financial mechanisms is topical. The article draws special attention to legal nature of electronic money, analyses legal definition of electronic money and reveals peculiarities thereof as an object of civil rights. The conclusions set forward by the author can be used in law-application practice.

Key words: electronic money, payment system, incorporeal right, payment instrument, emission.

До принятия Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе" <1> (далее - Закон о национальной платежной системе) отсутствие нормативного определения электронных денег и их законодательного регулирования являлось причиной возникновения дискуссий по вопросу определения их правовой природы и неотъемлемых свойств. Как в юридической, так и в экономической литературе приводилось множество различных, зачастую диаметральных, точек зрения по рассматриваемому вопросу, и на момент принятия Закона о национальной платежной системе сформировалась целая серия научных трудов, предметом исследования которых явились электронные деньги.

<1> Российская газета. N 139. 2011. 30 июня.

На момент "дозаконодательного" представления об электронных деньгах их сущность объяснялась в основном с технической точки зрения, а также по аналогии и в сравнении с другими видами денег (в наличной и безналичной формах). Так, электронные деньги определялись как юридически значимые информационно-цифровые импульсы или же определенная последовательность цифр, символизирующих банкноты и монеты <2>, "они не имеют вещественного выражения и представляют собой лишь информацию, записанную в специализированных банках данных" <3>. В связи с тем что само понимание денег в гражданском праве также является дискуссионным, то и попытки доктринального определения электронных денег на основе их сравнения с традиционными деньгами не всегда отражали их правовую природу.

<2> Тедеев А.А. Электронная коммерция. М., 2002. С. 136 - 137.
<3> Юровицкий В.М. Денежное обращение в эпоху перемен. М.: РОСБУХ, 2007. С. 43.

В юридической литературе также отмечалась точка зрения, согласно которой электронные деньги представляют собой способ фиксации прав требования, учет которых производится в электронной форме на специальном устройстве. Неоднократный переход таких прав от одного лица к другому (обращение электронных денег) в рамках одного обязательства строится на конструкции обращения всех долговых обязательств и ценных бумаг <4>. Например, В.Н. Назаров рассматривает электронные деньги в качестве аналога векселя - ничем не обусловленного денежного обязательства в бездокументарной форме. Такой подход, по его мнению, к определению правовой природы электронных денег "является наиболее обоснованным и позволяющим полностью легализовать на территории Российской Федерации функционирование информационных систем, реализующих технологию электронных денег" <5>.

<4> См.: Курбатов А.Я. Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс", 2007.
<5> Назаров В.Н. Деньги как категория финансового права // Финансовое право. 2009. N 7.

Впрочем, немногие ученые разделили такое мнение. Основываясь на нормах действующего законодательства, правоведы исключают возможность признания электронных денег ценными бумагами, поскольку согласно ст. 143 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс РФ) перечень ценных бумаг является закрытым и электронные деньги в этот перечень не включены. Более того, сравнение оборота электронных денег, например, с конструкцией векселя также невозможно по той простой причине, что выпуск и учет векселей в бездокументарной форме не допускаются <6>.

<6> См., например: Овсейко С. Юридическая природа электронных денег // Юрист. 2007. N 9.

В вопросе определения места электронных денег в классификации объектов гражданских прав единым среди ученых считается мнение, что электронные деньги ни в коем случае не представляются в качестве вещей, ввиду того что "в материальном виде, возможном для восприятия, существуют лишь устройства, на которых они хранятся" <7>. По этой причине использование банковских платежных карт и иных электронных средств платежа "не создает электронных денег, а является электронным средством доступа" <8>.

<7> Иванов В.Ю. Проблемы правовой квалификации расчетов "электронными деньгами" // Банковское право. 2004. N 3.
<8> Тимошкин А.В. Особенности банковского обслуживания платежных агентов // Расчеты и операционная работа в коммерческом банке // 2010. N 4. С. 35.

Нельзя не согласиться, что электронные деньги "являются результатом эволюции безналичных расчетов, перешедших на более высокий уровень, и обеспечиваются электронными техническими средствами" <9>, вместе с тем с правовой точки зрения электронные деньги в качестве денег до настоящего времени не рассматривались и не являлись законным платежным средством <10>, но по сей день для расчетов "используются нами исключительно для удобства" <11>.

<9> Новицкий А.Н. Место электронных денег в финансовой системе государства // Банковское право. 2008. N 2. С. 41.
<10> См.: Голикова Е. Электронные платежные системы: правовые основы и учет // Финансовая газета. 2011. N 24. С. 5.
<11> Шарон А.А. Возможно ли обращение взыскания на электронные деньги? // Практика исполнительного производства. 2010. N 4. С. 22.

В российском правовом сообществе укоренилось мнение, что возможность рассматривать электронные деньги в качестве законного платежного средства появится только после признания электронных денег и урегулирования сферы их использования на законодательном уровне <12>.

<12> См.: Горбунова О.Н., Денисов Р. Некоторые вопросы финансово-правового регулирования денег и денежного оборота // Финансовое право. 2007. N 8. С. 3.

В качестве основного документа, сыгравшего особую роль в становлении правового понимания электронных денег, в том числе и в отечественной цивилистике, выступила Директива Европейского парламента 2000/46/EC от 18 сентября 2000 г. "Об осуществлении предпринимательской деятельности в сфере электронных денег и необходимом надзоре за институтами, этой деятельностью занимающимися" (далее - Директива). В ст. 3b данной Директивы электронные деньги определены как денежная стоимость, представляющая собой требование к эмитенту указанных денег, которая хранится на электронном устройстве; эмитируется после получения средств в размере, не меньшем этой стоимости, и принимается в качестве платежа иными, нежели эмитент, предприятиями <13>.

<13> См.: Крупнов Ю.С. О природе электронных денег // Бизнес и Банки. 2003. N 5; Евсюков Д.Е. Электронные деньги как новая составляющая кредитно-денежной системы // ЭКО. 2002. N 5.

После принятия Закона о национальной платежной системе легализовано понятие "электронные деньги" и дано его законодательное определение. Согласно данному закону электронные денежные средства - денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. При этом не являются электронными денежными средствами денежные средства, полученные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций.

Принятый Закон о национальной платежной системе облегчил задачу рассмотрения электронных денег через призму вещно-обязательственных отношений и разрешил их место в классификации объектов гражданских прав. Согласно ч. 4 ст. 7 данного Закона оператор электронных денежных средств учитывает денежные средства, предоставленные клиентом, путем формирования записи, отражающей размер обязательств оператора электронных денежных средств перед клиентом в сумме предоставленных им денежных средств (остаток электронных денежных средств). Вместе с тем тот факт, что электронные деньги учитываются не на банковских счетах, а путем формирования специальных записей об их остатках, окончательно не определяет правовую сущность электронных денег и не является решающим фактором, отличающим их от иных форм денег, в частности безналичных. Банковские счета здесь используются только при вводе и выводе денежных средств из системы.

Обращение электронных денег представляется в виде уступки права требования к оператору электронных денежных средств, тогда как, например, обращение денежной наличности представляется в виде физической передачи банкнот и монет.

Если безналичные денежные средства существуют в рамках банковской сети, то электронные деньги "обитают" в виртуальном пространстве, на законодательном уровне именуемом платежной системой, в чем, между прочим, проявляется не только отличие, но и некое подобие электронных денег безналичным. Например, Е. Голикова отмечает, что если "средства платежа, определенные в законодательном порядке, могут использоваться с целью расчетов неограниченно на территории Российской Федерации, т.е. с любыми субъектами хозяйственной деятельности и для погашения любых денежных обязательств, которые можно распознать, то условные виртуальные единицы можно использовать только ограниченно, в рамках отдельной электронной платежной системы" <14>. Платежная система существует параллельно банковской, даже несмотря на то, что ее участниками могут являться одни и те же субъекты. В отношениях "оператор - клиент" электронные деньги являются обязательствами на сумму денежных средств, предоставленных клиентом оператору, а в отношениях между всеми остальными участниками платежной системы электронные деньги выступают в качестве платежного средства, по сути, не иначе как одного из законодательно возможных способов расчетов между участниками гражданского оборота. С точки зрения финансового права электронные деньги представляют собой платежный инструмент.

<14> Голикова Е. Электронные платежные системы: правовые основы и учет // Финансовая газета. 2011. N 24. С. 6.

Для каждого клиента в отдельности электронные деньги представляют собой не более чем средство оплаты товаров, работ или услуг. В этой связи обратим внимание на искусственно установленные законом рамки извлечения "выгоды" из использования электронных денег. Электронные деньги ни в коем случае не могут быть использованы в качестве средства накопления денежных средств и получения иных доходов. В частности, в соответствии с ч. 7 ст. 7 Закона о национальной платежной системе оператор электронных денежных средств не вправе осуществлять начисление процентов на остаток электронных денежных средств или выплату любого вознаграждения клиенту, более того, оператор не вправе предоставлять клиенту денежные средства для увеличения остатка электронных денежных средств клиента (ч. 6 ст. 7 Закона). Остаток электронных денег может быть увеличен только из предоставленных клиентом денежных средств независимо от их происхождения, например, даже если они получены тем же самым клиентом посредством кредитования счета у того же самого оператора электронных денежных средств, но выступающего в качестве банка. Поэтому полагаем, что электронные денежные средства не могут быть предоставлены в кредит. Тем более что Законом о национальной платежной системе для размера остатка электронных денег предусмотрены ограничения. Так, в соответствии со ст. 10 данного Закона размер остатка электронных денежных средств на персонифицированных и корпоративных электронных средствах платежа не должен превышать 100 тысяч рублей. Данное правило касается клиентов как физических лиц, так и юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В случае превышения установленного размера остатка электронных денег организаций и индивидуальных предпринимателей оператор электронных денежных средств обязан без распоряжения осуществить зачисление или перевод денежных средств в размере превышения указанного ограничения на банковский счет, а в отношении физических лиц - по распоряжению осуществить перевод на банковский счет, перевод без открытия банковского счета или выдать наличными денежными средствами.

Поскольку электронные деньги представляют собой цифровое выражение обязательств оператора платежной системы перед клиентом на сумму предоставленных денежных средств осуществить по распоряжению последнего перевод электронных денег, полагаем, что в "электронных кошельках" аккумуляция денежных средств невозможна, поскольку электронные деньги представляется использовать только для расчетов за товары, работы и услуги.

Также стоит добавить, что такие расчеты могут осуществляться исключительно в виртуальном мире - электронной платежной системе и между участниками - гражданами, организациями и индивидуальными предпринимателями, которые добровольно изъявили волю на участие в расчетах электронными деньгами, за некоторыми исключениями. При переводе электронных денежных средств организации и индивидуальные предприниматели могут являться только получателями, плательщиками же они могут выступать только по отношению к физическим лицам, использующим персонифицированное средство платежа. Тем временем граждане могут быть как плательщиками, так и получателями электронных денежных средств.

Электронные деньги как законное средство платежа можно расценивать в качестве такового только в рамках определенной платежной системы между участниками, которые в таком виртуальном пространстве выступают добровольно на договорной основе. Если исходить из смысла, придаваемого электронным деньгам Законом о национальной платежной системе, то перевод электронных денег представляет собой форму безналичных расчетов, что не противоречит ст. 862 Гражданского кодекса РФ, а электронные деньги можно рассматривать в качестве законного платежного средства между участниками платежной системы. С учетом положений ст. 29 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" <15> (в ред. от 19 октября 2011 г., с изменениями от 21 ноября 2011 г.) в качестве единственного законного средства наличного платежа на территории Российской Федерации могут выступать только банкноты (банковские билеты) и монета Банка России, что не исключает возможности электронных денег выступать в качестве законного платежного средства безналичного платежа.

<15> Российская газета. N 127. 2002. 13 июля.

Сложно согласиться с мнением о том, что электронные деньги эмитируются операторами электронных денежных средств в рамках платежной системы <16>. На наш взгляд, электронные деньги не выпускаются операторами вдобавок к наличным деньгам, так же как банки не эмитируют безналичные денежные средства. Предоставление денежных средств оператору электронных денежных средств представляется символическим "билетом" клиента на участие в платежной системе для виртуальных расчетов, и "никаких новых денег не возникает" <17>. Предоставляемая клиентом денежная сумма не может быть меньше остатка зачисляемых электронных денежных средств, и, поскольку оператор электронных денежных средств не может увеличивать остаток электронных денег клиента, совершенно очевидно, что при переводе электронных денег в безналичные денежные средства с последующим зачислением на банковские счета обнаруживались бы денежные средства, не подкрепленные эмитированной Банком России наличностью.

<16> См., например: Внуков Н.А. Порядок проведения расчетов по потребительско-предпринимательским договорам // Безопасность бизнеса. 2011. N 3. С. 18; Никитин В.В. Электронные денежные средства организации и индивидуального предпринимателя // Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения. 2011. N 21. С. 90.
<17> Назаров В.Н. Деньги как категория финансового права // Финансовое право. 2009. N 7.

С учетом всех вышеуказанных особенностей электронных денег электронные деньги можно определить как цифровое обозначение обязательств оператора электронных денежных средств перед клиентом на сумму предоставленных денежных средств осуществить по распоряжению последнего перевод электронных денег. Электронные деньги являются ограниченными в обращении: могут использоваться в качестве платежа в рамках платежной системы и между ее участниками посредством применения специальных технических средств в пределах, строго установленных законодательством, но не могут быть использованы в качестве средства расчетов между организациями и индивидуальными предпринимателями. Электронные деньги не являются средством накопления и сбережения денежных средств и не эмитируются, поскольку используются взамен предоставленных денежных средств, но не являются таковыми. Вместе с тем многие из выявленных черт электронных денег обусловлены законодательными рамками и ограничениями, которые, возможно, впоследствии будут отменены.