Мудрый Юрист

О праве на дивиденды и пределах его ограничения

Микрюков Виктор Алексеевич, доцент МГЮА имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

Микрюкова Галина Алексеевна, доцент МГЮА имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

В статье проанализировано гражданско-правовое понятие дивидендов с учетом необходимости его правильного использования для целей налогообложения. Отказываясь от упрощенного подхода, игнорирующего самостоятельный интерес организаций в выплате дивидендов, авторы рассматривают право на дивиденды с позиции возможности его принадлежности как участнику юридического лица, так и самой организации. Автором проанализированы ограничения различных правомочий, составляющих право на дивиденды. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: дивиденды, распределение прибыли, ограничение, право на выплату дивидендов, право на получение дивидендов.

On the right to dividends and limits of limitation thereof

V.A. Mikryukov, G.A. Mikryukova

The article analyses civil-law concept of dividends taking into consideration of necessity of its correct use for the purposes of taxation. Refusing from simplified approach which ignores independent interest of organizations in payment of dividends, the authors consider the right to dividends from the viewpoint of possibility of belonging thereof both to participant of juridical person and the company itself. The authors analyze limitations of various competences being elements of the right to dividends. The conclusions set forward in the article can be used in law-application practice.

Key words: dividends, distribution of profit, limitation, right to payment of dividends, right to receipt of dividends.

Право принимать участие в распределении прибыли, полученной основанными на членстве коммерческими юридическими лицами, является статусным правом участников таких юридических лиц, закрепленным как в ГК РФ (п. 1 ст. 67, п. 4 ст. 109), так и в специальных законах, регулирующих порядок их создания и правовое положение. В результате распределения прибыли между участниками у последних появляется доход. Согласно п. 1 ст. 43 НК РФ любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения (в том числе в виде процентов по привилегированным акциям) по принадлежащим акционеру (участнику) акциям (долям) пропорционально долям акционеров (участников) в уставном (складочном) капитале этой организации, признается дивидендом. Из данного определения следует, что доход участника хозяйственного общества или товарищества, полученный им непропорционально величине пакета акций (размеру доли в уставном капитале), в целях налогообложения дивидендом не признается и на него не распространяются льготные ставки по налогу на доходы физических лиц (п. 4 ст. 224 НК РФ) и налогу на прибыль организаций (п. 3 ст. 284 НК РФ). Возможность непропорционального с учетом иных факторов (например, степени и формы непосредственного участия в деятельности организации) распределения оставшейся после налогообложения прибыли между участниками может быть предусмотрена учредительным договором или иным соглашением полных товарищей (п. 1 ст. 74 ГК РФ), уставом обществ с ограниченной ответственностью (п. 2 ст. 28 ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <1>). Такие стимулирующие, поощрительные доходы участников роднятся с обычным доходом (прибылью) от их хозяйственной деятельности, не представляя собой пассивного обогащения от производительного функционирования другого субъекта, что характерно для дивидендов.

<1> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Так, Президиум ВАС РФ сформулировал позицию о необходимости при налогообложении учитывать выплаты, начисляемые пропорционально отработанному времени, интенсивности, качеству и сложности труда акционера (так называемые дивиденды трудового участия) как затраты на оплату труда, и начислять на эти выплаты страховые взносы (не подлежащие начислению при выплате обычных дивидендов) <2>.

<2> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 5 декабря 1995 года N 6821/95. Здесь и далее доступ к тексту судебных актов обеспечен СПС "КонсультантПлюс".

Финансовые органы придерживаются такого же взгляда и разъясняют, что часть чистой прибыли организации, распределенная между его участниками непропорционально их долям в уставном капитале, не признается для целей налогообложения дивидендами, а рассматривается как облагаемая по общей ставке выплата за счет прибыли, остающейся после уплаты налогов <3>. Для производственных кооперативов, также относящихся к числу коммерческих корпораций, в п. 4 ст. 109 ГК РФ сформулировано общее правило о распределении прибыли кооператива между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом или уставом кооператива. Возможно, поэтому ст. 43 НК РФ не упоминает в числе потенциальных получателей дивидендов членов производственных кооперативов, поскольку предполагается, что их доход определяет не размер пая, а количество и качество труда в кооперативе. Вместе с тем, поскольку ст. 2 ФЗ от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах" <4> позволяет распределять до пятидесяти процентов прибыли кооператива между его членами пропорционально принадлежащим им паям, то, думается, часть дохода члена артели, непосредственно не зависящая от его трудового участия в ее делах, определяемая размером пая, должна признаваться дивидендом и подчиняться установленному для дивидендов режиму налогообложения. В частности, такое понимание вполне укладывается в рамки реализованного в ст. 1 ФЗ от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" <5> подхода к легальному определению дивидендов, выплачиваемых по дополнительным паевым взносам членов и паевым взносам ассоциированных членов сельскохозяйственных кооперативов. Примечательно, что буквальное прочтение текста ст. 43 НК РФ, требующей привязки дивидендного дохода к размеру акций (долей) в уставном (складочном) капитале организации - источника дохода, не позволяет некоторым налоговым консультантам квалифицировать в качестве облагаемых по льготной налоговой ставке дивидендов любые выплаты кооператива своим членам, т.е. в том числе осуществляемые при распределении оставшейся после налогообложения прибыли по предусмотренному уставом пропорциональному принципу: даже "пропорциональное" распределение прибыли кооператива не будет пропорционально акциям (долям) в уставном (складочном) капитале, поскольку в производственном кооперативе отсутствует уставный или складочный капитал, выпуск акций запрещен, а имущество делится не на доли, а на паи <6>. Однако данное узкое толкование явно не соответствует действительному смыслу воли законодателя. Поэтому во избежание спорных ситуаций ст. 43 НК РФ следует соответствующим образом скорректировать.

<3> См.: письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 30 января 2006 г. N 03-03-04/1/65.
<4> СЗ РФ. 1996. N 20. Ст. 2321.
<5> СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4870.
<6> См.: Погребс А. Учет и налогообложение операций по выплате дивидендов [Электронный ресурс] // Бухгалтерское приложение к газете "Экономика и жизнь". 2006. Вып. 13. Доступ из СПС "Гарант".

Таким образом, понятие дохода от участия в коммерческой корпорации шире понятия "дивиденд" даже в тех случаях, когда речь идет только о таком виде дохода, как выплаты участникам части прибыли организации, распределяемой в установленном законом и учредительными документами порядке по результатам деятельности этой организации за определенный период. В акционерном обществе такие выплаты могут иметь исключительно вид дивидендов, т.е. их размер всегда определяется в зависимости от категории (типа) принадлежащих акционерам акций и их количества.

Право на дивиденды в акционерных обществах может рассматриваться с двух сторон - с точки зрения возможности его принадлежности двум субъектам - акционерному обществу и акционеру. В первом случае имеется в виду право акционерного общества на выплату дивидендов, а во втором - право акционера на их получение. В этой связи видится непродуктивным упрощенный подход, игнорирующий самостоятельный интерес акционерного общества в выплате дивидендов и акцентирующий внимание только на основном имущественном праве акционера на их получение. Акционерное общество, регулярно выплачивающее дивиденды, обладает значительно большей инвестиционной привлекательностью, может рассчитывать на успешную подписку на акции, на рост их рыночной стоимости.

Содержание права акционерного общества на выплату дивидендов, порядок его реализации и ограничения этого права установлены в ст. 42, 43 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <7>. Акционерное общество, во-первых, вправе принять решение (объявить) о выплате дивидендов. Такое правомочие возникает у общества при наличии чистой прибыли по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев или всего финансового года. Дивиденды по привилегированным акциям определенных типов могут выплачиваться также за счет ранее сформированных для этих целей специальных фондов общества. При этом акционерное общество именно вправе, но не обязано принимать решение о выплате дивидендов (в том числе по привилегированным акциям) даже при наличии предусмотренных в законе условий. Во-вторых, объявляя дивиденды, акционерное общество вправе определить их неденежную форму, а также установить срок и порядок выплаты. Однако для признания объявления дивидендов состоявшимся обязательной реализации второго правомочия не требуется: по умолчанию в решении о выплате дивидендов и уставе общества в отношении формы, срока и порядка будут действовать диспозитивные нормы закона. Отсутствие же в решении данных о размере дивиденда по акциям каждой категории (типа) означает, что решение об объявлении дивидендов не принято. Такой вывод подтверждается судебной практикой. Так, оценивая правомерность требований акционеров о взыскании дивидендов, суды в первую очередь устанавливают, принято ли акционерным обществом решение об их выплате и размере <8>. Во исполнение принятого решения об объявлении дивидендов общество, в-третьих, вправе фактически выплатить дивиденды. При реализации данного правомочия акционерное общество может столкнуться с проблемой нехватки свободных денежных средств. Это порождает вопрос о допустимости привлечения займа для выплаты дивидендов и правомерности последующего уменьшения налогооблагаемой прибыли общества на сумму процентов, уплачиваемых по такому займу. Налоговые органы в настоящее время придерживаются точки зрения, что эти и иные сопутствующие выплате дивидендов расходы (на рассылку извещений о выплате дивидендов, на оплату банковских услуг, комиссионных и почтовых сборов за перечисление дивидендов и др.) не включаются в налоговую базу по налогу на прибыль, поскольку вопреки требованиям ст. 252 НК РФ не являются экономически оправданными <9>. Данное мнение мотивируется тем, что источником выплаты дивидендов является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль) и сама по себе выплата обществом дивидендов не является деятельностью, направленной на получение дохода. Думается, что законных оснований для подобного ограничения права на выплату дивидендов не имеется. Напротив, своевременная фактическая выплата дивидендов не только направлена на обеспечение прибыльности организации, но и является одним из необходимых условий осуществления деятельности, приносящей доход. Это подтверждается как общими разъяснениями Пленума ВАС РФ о том, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности <10>, так и частными суждениями судей в рамках рассмотрения конкретных дел <11>.

<7> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.
<8> См.: Постановление ФАС Московского округа от 17 октября 2008 г. N КГ-А40/9040-08; Постановление ФАС Уральского округа от 16 апреля 2008 г. N Ф09-2292/08-С4.
<9> Обобщенно данная позиция сформулирована в письме Минфина РФ от 17 июня 2011 г. N 03-03-06/1/355.
<10> См.: пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" // Вестник ВАС РФ. 2006. N 12.
<11> См.: Постановление ФАС Московского округа от 11 мая 2011 г. N КА-А40/3913-11; Постановление ФАС Поволжского округа от 17 октября 2006 г. N А55-1252/2006.

Как и любое субъективное право, право акционерного общества на выплату дивидендов не должно выходить за пределы общего ограничения его содержания, которое составляет требование при осуществлении права соблюдать предписания законодательства и иных правовых актов, не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц. Вместе с тем, как уже было отмечено, Закон об акционерных обществах устанавливает ряд специальных ограничений анализируемого права общества.

Прежде всего, предусмотрены случаи, когда общество вообще не вправе объявлять дивиденды. Первая группа таких случаев (п. 1 ст. 43 Закона) направлена на защиту интересов кредиторов общества (в том числе акционеров, желающих покинуть общество и требующих выкупа принадлежащих им акций) и связана с обеспечением финансовой устойчивости общества. Вторая группа случаев запрета обществу принимать решение о выплате дивидендов (п. 2, 3 ст. 43 Закона) защищает права акционеров - владельцев привилегированных акций различных категорий (типов) от ущемлений со стороны держателей обыкновенных акций. Право на объявление дивидендов ограничивается также установлением срока для принятия этого решения - не более трех месяцев после окончания периода, по итогам которого распределяется прибыль. Данное ограничение совершенно естественно, поскольку через три месяца становятся известны результаты деятельности общества в последующих отчетных периодах и чистая прибыль (если таковая сохранилась) распределяется с учетом этих результатов.

Подвергнуто специальному ограничению право акционерного общества на определение срока выплаты дивидендов. Он не может превышать шестидесяти дней со дня принятия решения об их выплате. Можно поприветствовать появление этого правила как устранившего некоторую неопределенность во взаимоотношениях общества и акционера и создавшего условия для негативного стимулирования общества к своевременному исполнению обязанности по выплате дивидендов, превратившейся в таковую из права общества на объявление дивидендов после принятия решения об этом. В настоящее время в случае неуказания в решении об объявлении дивидендов срока их выплаты и при отсутствии такого срока в уставе общества по истечении шестидесяти дней со дня принятия решения на невыплаченную денежную сумму дивидендов подлежат начислению проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Право на фактическую выплату объявленных дивидендов также ограничивается.

Во-первых, в п. 4 ст. 43 Закона об акционерных обществах приведен неисчерпывающий перечень обстоятельств, свидетельствующих о появлении у общества признаков финансовой неустойчивости, при которых до отпадения таких обстоятельств общество не только не вправе, но и не обязано выплачивать объявленные дивиденды. В указанной ситуации можно говорить о приостановлении права и обязанности общества, однако Закон не поясняет, включается ли срок существования препятствующих выплате дивидендов обстоятельств в период просрочки их выплаты, т.е. начисляются ли за это время проценты на невыплаченные дивиденды. Представляется, что при отсутствии специальных указаний Закона установленное в интересах кредиторов общества ограничение на выплату объявленных дивидендов в силу общих положений об основаниях ответственности за неисполнение обязательств не является обстоятельством, освобождающим общество от негативных последствий просрочки.

Во-вторых, общество не вправе предоставлять преимущество в сроках выплаты дивидендов отдельным владельцам акций одной категории (типа). Выплата объявленных дивидендов по акциям каждой категории (типа) должна осуществляться одновременно всем владельцам акций данной категории (типа). Вполне очевидна направленность данной нормы на обеспечение равенства прав акционеров - владельцев акций одного типа (одной категории) и предотвращение злоупотреблений исполнительных органов общества, отдающих предпочтение тем или иным акционерам по времени выплаты им дивидендов. Вместе с тем соблюдение этого положения Закона обостряет обозначенные выше проблемы формирования обществом денежных средств, достаточных для одновременной выплаты объявленных дивидендов всем, кто поименован в списке лиц, имеющих право их получения. Кроме того, одновременная выплата дивидендов может оказаться невозможной по не зависящим от общества причинам: не представлена информация о владельце ценных бумаг иностранного эмитента, удостоверяющих права на акции, по которым объявлены дивиденды; в обществе отсутствуют необходимые для безналичных перечислений сведения о платежных реквизитах получателей дивидендов, а для осуществления наличных расчетов последние не являются и не направляют своих представителей. В таких случаях акционерное общество, выплатившее дивиденды не всем, а только тем лицам, в отношении которых не существовало указанных препятствий, но способное на тот момент рассчитаться в полной сумме объявленных дивидендов, не может признаваться нарушившим требование одновременной выплаты.

После объявления дивидендов у общества появляется обязанность произвести соответствующие выплаты субъектам, внесенным в список лиц, имеющих право на получение дивидендов, а у последних возникает право требовать исполнения этой обязанности, т.е. принятие решения о выплате дивидендов порождает обязательство.

По Постановлению Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" <12> при отсутствии решения об объявлении дивидендов общество не вправе выплачивать, а акционеры - требовать их выплаты (п. 15).

<12> Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Таким образом, вторая сторона права на дивиденды, т.е. право акционера на их получение, превращается из потенциальной корпоративной возможности в гражданско-правовое требование только после того, как состоится решение общего собрания акционеров об объявлении дивидендов и определении их размера. В случае невыплаты объявленных дивидендов в установленный срок, как разъяснено п. 16 того же Постановления, акционер вправе обратиться с иском в суд о взыскании с общества причитающейся ему суммы дивидендов, а также процентов за просрочку исполнения денежного обязательства по ст. 395 ГК РФ. Проценты подлежат начислению за период просрочки выплаты дивидендов, исчисляемой со дня, следующего за днем окончания установленного срока их выплаты. Суды правомерно отказывают акционерам в удовлетворении исков о взыскании дивидендов, если соблюдение установленного законом порядка объявления обществом дивидендов не подтверждено надлежащим доказательством - решением общего собрания акционеров о выплате дивидендов. Косвенные доказательства - протокол заседания совета директоров, ведомости акционеров - не могут являться основанием для вывода о доказанности факта возникновения обязанности общества выплатить дивиденды <13>. В то же время суды не принимают во внимание ссылки общества на нарушение при составлении протокола общего собрания акционеров правил, установленных Положением о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденным Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. N 17/пс <14>. Дефекты протокола собрания при доказанности факта его проведения и принятия решения не влияют на законность принятого собранием решения <15>.

<13> См.: Постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2008 г. N КГ-А41/14632-07.
<14> Российская газета. N 130. 2002.
<15> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 марта 2009 г. N Ф04-988/2009(816-А70-11).

Выявление обязательственной природы права акционера на дивиденды после их объявления позволяет ответить на вопрос, вправе ли акционерное общество изменить размер объявленных дивидендов. В силу предусмотренного ст. 310 ГК РФ принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий общее собрание акционеров не вправе отменить или изменить (в том числе путем уменьшения размера дивидендов) ранее принятое решение о выплате дивидендов. Данный вывод находит подтверждение в судебных актах <16>.

<16> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 4 июля 2001 г. N А28-951/01-4/12.

Право акционера на получение объявленных дивидендов ограничено специальным сроком, предусмотренным п. 5 ст. 42 Закона об акционерных обществах, введенным ФЗ от 28 декабря 2010 г. N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования выплаты дивидендов (распределения прибыли)" <17>. Если в установленный решением об объявлении дивидендов, либо уставом общества, либо законом (шестьдесят дней со дня принятия решения) срок дивиденды не будут выплачены имеющему право на их получение лицу, то такое лицо вправе требовать выплаты объявленных дивидендов в течение трех лет, если более продолжительный срок (но не более пяти лет) не определен в уставе общества. Данный срок в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением ситуации, когда лицо, имеющее право на получение дивидендов, не подавало требования об их выплате под влиянием насилия или угрозы. По своему юридическому содержанию (цели) срок для обращения с требованием о выплате объявленных дивидендов может быть отнесен к срокам существования права, т.е. к срокам, в течение которых субъект (его правопреемники) имеет право и может его реализовать <18>. По истечении указанного срока право акционера на получение дивидендов прекращается, а объявленные и не востребованные акционером дивиденды восстанавливаются в составе нераспределенной прибыли общества. Смысл такого временного ограничения права на получение дивидендов видится в последовательной точечной реализации законодателем предполагаемого к прямому закреплению в общей норме ст. 1 ГК РФ принципа добросовестности поведения участников гражданских правоотношений. Если вследствие недобросовестного бездействия акционеров принявшее решение о выплате дивидендов общество не имеет возможности фактически осуществить объявленные выплаты, невостребованные дивиденды становятся "мертвым", изъятым из оборота активом, негативно влияя на интересы самого общества и других его (добросовестных) акционеров.

<17> СЗ РФ. 2011. N 1. Ст. 21.
<18> См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. В.П. Мозолин. М., 2012. Т. 1. С. 378.