Мудрый Юрист

Имущественная ценность неимущественного права

Денис Юдин, слушатель Российской школы частного права при Президенте РФ, специалист по корпоративному праву, преподаватель МФЮА, г. Москва.

Согласно п. 2 ст. 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. Вместе с тем закон прямо не указывает на невозможность перехода права на фирменное наименование в порядке универсального правопреемства. Рассмотрим, как на практике реализуются эти положения закона.

Неразрывная связь

В части 4 ГК РФ законодатель однозначно определился с правовой природой права на фирменное наименование. Наименование юридического лица - это неимущественное право. Следовательно, фирменное наименование неразрывно связано с юридическим лицом, которое оно индивидуализирует, а значит, в отношении фирменного наименования невозможно правопреемство. Право на фирменное наименование не может перейти ни в порядке сингулярного (частного), ни в порядке универсального (общего) правопреемства.

Ранее серьезно рассматривался вопрос о правопреемстве в праве на фирменное наименование. Так, некоторые авторы указывали, что "юридическое лицо, создаваемое в результате реорганизации, может продолжать пользоваться фирменным наименованием одной из участвующих в реорганизации коммерческих организаций. Данная ситуация характеризуется наличием правопреемства, но только в отношении фирменного наименования одного из участвующих в слиянии юридического лица. Права на фирменные наименования иных участвующих в слиянии юридических лиц прекращаются" <1>. Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" внес изменения в ст. ст. 132, 559 ГК РФ, отражающие понимание права на фирменное наименование как личного неимущественного права, которое не способно к какому-либо отчуждению. Фирменное наименование было исключено из перечня объектов, которые могут переходить в составе предприятия как имущественного комплекса.

<1> Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

Прекращение юрлица прекращает право

Судебная практика при рассмотрении дел, связанных с незаконным использованием фирменного наименования, однозначно указывает на необоротоспособность фирменного наименования. Так, согласно Постановлению ФАС УО от 07.06.2010 N Ф09-10815/09-С6 суд указал, что "закон не предусматривает правопреемства в отношении фирменного наименования юридического лица". Согласно материалам дела общество "А"-1 имело фирменное наименование "А". В период его деятельности возникло общество "А"-2, которое тоже имело фирменное наименование "А". Общество "А"-1 обратилось в суд с иском к обществу "А"-2 с требованием прекратить использование фирменного наименования "А".

В ходе судебного разбирательства общество "А"-1 произвело реорганизацию в форме присоединения к обществу "А"-3, которое также имело фирменное наименование "А". Суд произвел процессуальное правопреемство с общества "А"-1 на общество "А"-3, после чего в иске отказал, исходя из следующего.

В соответствии с п. п. 2, 4 ст. 57 ГК РФ при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования (п. 2 ст. 1475 ГК РФ).

Из вышеуказанных норм следует, что прекращение исключительного права на фирменное наименование связано с моментом исключения юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц, в частности, в связи с прекращением юридического лица вследствие его реорганизации в форме присоединения. Распоряжение исключительным правом на фирменное наименование не допускается (п. 2 ст. 1474 ГК РФ). Таким образом, закон не предусматривает правопреемства в отношении фирменного наименования юридического лица.

Поскольку общество "А"-1, заявившее исковые требования по настоящему делу, было реорганизовано в форме присоединения к обществу "А"-3, суд апелляционной инстанции произвел замену истца (п. 1 ст. 48 АПК РФ) и с учетом вышеуказанных норм материального права обоснованно отказал в удовлетворении требований об обязании ответчика прекратить использование фирменного наименования общества "А"-2.

Правовая коллизия

Положения п. 2 ст. 1474 ГК РФ не состыковываются с положениями п. 1 ст. 129 ГК РФ, согласно которым объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

По мнению В. Белова, п. 1 ст. 129 ГК РФ "противопоставляет понятие отчуждения понятию перехода объектов гражданских правоотношений в порядке универсального правопреемства, тем самым подкрепляя вывод о том, что при универсальном правопреемстве отчуждения имущества не происходит. Наконец, <...> она указывает на категорию, родовую по отношению не только к актам отчуждения объектов и иным актам определения их юридической судьбы (распоряжения ими), но и по отношению к распоряжению объектами и их переходу в порядке универсального правопреемства. Эта категория - гражданский оборот, слагающийся таким образом из актов распоряжения и случаев универсального правопреемства" <2>.

<2> Белов В.А. Отчуждение и приобретение по российскому Гражданскому кодексу: Понятийно-терминологическая сторона вопроса // Законодательство. 2006. N 7.

С указанной позицией следует согласиться. Переход права в порядке универсального правопреемства не является актом распоряжения. Распоряжение представляет собою волевое целенаправленное действие, в результате которого происходит переход права. При универсальном правопреемстве, которое возникает в результате реорганизации юридического лица, праводатель не совершает акта распоряжения, поскольку переход права происходит в момент прекращения правопредшественника и создания праводателя. Иначе говоря, между праводателем и правопреемником отсутствует акт распоряжения (с которым связан переход права), в силу того что существование праводателя и правопредшественника не совпадает во времени в момент перехода права.

Следовательно, распоряжение и переход в порядке универсального правопреемства - две разные стороны гражданского оборота. Между тем п. 2 ст. 1474 ГК РФ касается только ограничения по распоряжению фирменным наименованием, но не упоминает о запрете его перехода в порядке универсального правопреемства.

Однако можно допустить, что переход права на фирменное наименование в порядке универсального правопреемства блокируется п. 2 ст. 1475 ГК РФ, согласно которому исключительное право на фирменное наименование прекращается в момент исключения фирменного наименования из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

Таким образом, на первый взгляд, кажется, что п. 2 ст. 1474 ГК РФ и п. 2 ст. 1475 ГК РФ в совокупности блокируют все случаи перехода фирменного наименования - при распоряжении и при переходе в порядке универсального правопреемства. Тем самым правовое регулирование полностью соответствует природе данного права. Но это не так.

Исключение из практики

Пункт 2 ст. 1475 ГК РФ разрешает вопрос применительно только к таким формам реорганизации, которые связаны с прекращением юридического лица. Однако при реорганизации в форме выделения прекращение юридического лица не происходит. Следовательно, п. 2 ст. 1475 ГК РФ не распространяется на случай правопреемства при реорганизации в форме выделения, а, как указывалось выше, данный пункт не распространяется на случаи универсального правопреемства в принципе. Таким образом, за рамками правового регулирования оказывается правопреемство при реорганизации в форме выделения. Формально прямого запрета на переход права на фирменное наименование в результате реорганизации в форме выделения нет. Можно сделать вывод, что, несмотря на совершенно верный дух нормы п. 2 ст. 1474 ГК РФ, который очевидно призван служить барьером для любой смены правообладателя исключительного права на фирменное наименование, в том числе и при реорганизации, буква закона прямо не указывает на невозможность перехода исключительного права на фирменное наименование в порядке универсального правопреемства.

Для устранения этого пробела применительно к реорганизации в форме выделения суды вынуждены будут расширительно толковать норму п. 2 ст. 1474 ГК РФ и распространять положения указанного пункта на случай правопреемства при выделении, хотя буквально это не следует из текста статьи.

В вышеуказанном судебном решении суд, обосновывая свою позицию, ссылается сразу на обе нормы - п. 2 ст. 1474 ГК РФ и п. 2 ст. 1475 ГК РФ. Хотя достаточно было сослаться на п. 2 ст. 1475 ГК РФ, поскольку реорганизация происходила в форме присоединения.

На наш взгляд, п. 2 ст. 1474 ГК РФ следует дополнить и изложить в следующей редакции: "Распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. Исключительное право на фирменное наименование не может переходить в порядке универсального правопреемства при реорганизации юридического лица".

Однако даже полный запрет оборотоспособности права на фирменное наименование не способен исключить из реальной жизни квазиоборот этого права. Защита права на фирменное наименование возможна только по иску обладателя фирменного наименования, то есть лица, чье право нарушено. В вышеуказанном деле фирменное наименование незаконно использовал не только ответчик (общество "А"-2), но и юридическое лицо, к которому осуществлялось присоединение общества "А"-3. Однако общество "А"-1 требовало прекратить незаконное использование фирменного наименования только в отношении общества "А"-2. Вывод о том, что в соответствии с п. 4 ст. 1474 ГК РФ право требовать прекращения использования наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, принадлежит только правообладателю фирменного наименования, подтверждается и материалами судебной практики (Определение ВАС РФ от 19.05.2010 N ВАС-6369/10). При этом очевидно, что защита фирменного наименования является правом правообладателя, а не обязанностью.

Перспективы оборота

Таким образом, фактический отказ правообладателя от защиты права на фирменное наименование как бы наделяет лицо, которое незаконно его использует, возможностью осуществлять деятельность под принадлежащим правообладателю фирменным наименованием (своеобразное "право пользования фирменным наименованием"). То есть фактически запрет на передачу исключительного права на фирменное наименование можно обойти. Другое дело, что такое правонаделение фирменным наименованием не имеет правовой защиты. Юридически невозможно оформить отказ от права на судебную защиту, поскольку это будет ограничивать правоспособность правообладателя.

Можно обойти и запрет на отчуждение фирменного наименования. Например, купля-продажа фирменного наименования может быть оформлена в виде внесения изменений в учредительные документы правообладателем о смене фирменного наименования и регистрации этого наименования за новым обладателем. По нашему мнению, руководствуясь принципом диспозитивности, нельзя исключать возможность заключения такого непоименованного договора, как Договор возмездного внесения изменений в учредительные документы в части смены фирменного наименования, по которому одна сторона, которая желает приобрести фирменное наименование, платит другой стороне за то, что она меняет свое фирменное наименование и позволяет покупателю зарегистрировать фирменное наименование за собой или утрачивает право защищать фирменное наименование (если незаконное использование покупателем уже началось). Объектом данного договора будет являться не право на фирменное наименование, а обязанность по внесению изменений в учредительные документы юридического лица за плату.

Таким образом, фирменное наименование, несмотря на то что оно является необоротоспособным, может иметь большую имущественную ценность, в связи с чем имеет все шансы косвенно быть вовлеченным в имущественный оборот.