Мудрый Юрист

Иностранцы в московском государстве (XV - XVII вв.) *

<*> Fumm A.M. Foreigners in Moscow state (XV - XVII c.).

Фумм Александра Михайловна, старший научный сотрудник НИИ ФСИН России, кандидат юридических наук.

Рассматривается порядок въезда, выезда и условия пребывания иностранцев на территории Московского государства. Анализируются литературные источники, международные договоры, российское законодательство XV - XVII вв., регламентирующее отдельные аспекты формирующегося правового статуса иностранцев.

Ключевые слова: иностранец, международный договор, въезд, выезд, приказ, контроль.

Procedure of the foreigners' entering the territory of the Old Moscow state is considered. Literary sources, international treaties, the Russian legislation of the XV-th - XVII-th centuries are analyzed, separate aspects of the legal status of foreigners are regulated.

Key words: foreigner, the international contract, entrance, depature, order, control.

Русское государство с момента его образования посещало множество иностранцев, приезжавших с различными целями и на разное время: постоянно и на определенный период, для службы русским государям, торговли, путешествий. И если в Древней Руси иностранцы могли беспрепятственно въезжать в страну и выезжать из нее, то в Московском государстве приезд и собственно пребывание иностранцев стало подвергаться значительным ограничениям. Правительство опасалось их как по политическим ("чтобы не проведовали русских дел"), так и по религиозным ("чтобы не внесли в жизнь русских людей ереси и не совратили их из православия") мотивам. Поэтому любой иностранец независимо от подданства допускался в Россию только с разрешения официальных властей.

Единственной категорией иностранцев, в обязанности которых не входило получение разрешения на въезд в Россию, были купцы, поскольку в рассматриваемый период царское правительство продолжило политику покровительства развитию международных торговых связей.

Иностранцы, прибывавшие на службу к царю, должны были получить согласие властей; в противном случае они в Россию не допускались. Об этом свидетельствуют как общие распоряжения властей, так и отдельные случаи административной практики. Так, в 1639 г. во многие приграничные города (Курск, Белгород, Севск и др.) были разосланы государевы грамоты с указанием "не пускать в Россию польских, литовских и немецких людей, если они не больших чинов начальные люди" <1>.

<1> Акты Московского государства. Т. II. N 171. С. 110.

Еще большим ограничениям подвергались иностранцы, приезжавшие в Россию "без дела", например путешествовать. В большинстве случаев такие лица получали отказ. Зная эти порядки, иностранные путешественники запасались рекомендательными письмами западных государей либо выдавали себя за купцов. К таким лицам во время их пребывания в стране было приковано пристальное внимание в связи с их предположительной политической нелояльностью и возможностью шпионажа в пользу своего государства. Наличие грамоты главы иностранного государства заставляло местные власти особо контролировать лицо, и его пребывание в России нередко становилось невыносимым, а ряде случаев заканчивалось для иностранца весьма плачевно. При этом отношения с государством, направившим таких лиц, как правило, резко ухудшались <2>.

<2> Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI - XVII вв. СПб., 1909. С. 43 - 45.

Нормативная база о порядке въезда и выезда иностранцев в рассматриваемый период состояла из разрозненных актов, которые обычно принимались в порядке реагирования на неблагоприятные ситуации, возникавшие с ними на границе.

Серьезной проблемой, связанной с приездом иностранцев в Московское государство, являлся их проезд через территории других стран. Опасаясь усиления Руси, некоторые из них (в частности, Королевство Польша, Великое Княжество Литовское) сознательно препятствовали приезду в Москву западноевропейских ученых и ремесленников <3>.

<3> Так, в 1548 г. пограничные службы Любека не пропускали по своей территории выписанных Иваном Грозным немецких типографщиков.

Особенно активно к изоляции Московского государства от Европы призывал польский король Сигизмунд, который в своей переписке с английской королевой Елизаветой I прямо указывал, что "сотрудничество с Московией следует прекратить, так как посредством его враг научается наукам и ремеслам" <4>.

<4> Толстой Ю.К. Россия и Европа. СПб., 1875. С. 9.

Сталкиваясь с такими случаями, царское правительство стремилось противодействовать им, тайно направляя своих агентов к иностранным специалистам, которые проникали в Россию под видом купцов. В отдельных случаях проблема решалась путем заключения специальных соглашений. Например, в 1562 г. такой договор был заключен с Данией; в нем датские власти обязывались не препятствовать проезду на службу "врачей и мастеров из заморских государств" <5>.

<5> Русские акты Копенгагенского государственного архива (1562 г.). N 20, 21.

В XVI - XVII вв., когда начинается активный приезд иностранцев в Московское государство, российские границы для их свободного въезда оставались по-прежнему закрытыми. Российское правительство было заинтересовано в приезде квалифицированных специалистов и договаривалось об этом с монархом той страны, откуда иностранец должен был приехать. В этих условиях благонадежность иностранца гарантировал сам глава государства. В некоторых случаях принимались иностранцы, приезжавшие по своей инициативе, однако принятию на службу предшествовала длительная процедура по установлению их личности и выяснению квалификации, завершавшаяся принятием царского указа. Иностранцам разрешалось селиться лишь в определенных местах - в городах, запрещалось ездить по России без сопровождения русских должностных лиц.

Значительный приток иностранцев на российскую службу, имевший место на рубеже XVI - XVII вв., стал важным фактором постепенной "европеизации" российской культуры, продолжавшейся вплоть до петровской эпохи. Однако, принося с собой элементы европейской культуры, иностранцы сами включались в совершенно новые для них условия и были вынуждены так или иначе адаптироваться к российской действительности.

Необходимость поддержки иностранных подданных, а также осуществления за ними постоянного надзора способствовала принятию решения о создании особых властных структур, которые должны были контролировать их жизнь и службу в России, взаимоотношения с коренным населением. Такими учреждениями и стали Иноземский, Посольский и отчасти Поместный и Патриарший приказы <6>. Среди указанных учреждений выделялся прежде всего Иноземский приказ, который жаловал иностранцев землями и осуществлял суд над ними.

<6> Лисейцев Д.В. Панский (Иноземский) приказ в конце XVI - начале XVII столетий // Иноземцы в России в XV - XVII вв. М., 2006. С. 59, 60.

Начиная со второй половины XVI в. интересы международной торговли Московского государства требовали обеспечения для иностранцев необходимой правовой базы, в том числе для регламентации вопросов их въезда и выезда.

Московские власти не признавали индивидуальную свободу иностранцев, которые порой вынуждены были за свои частные дела отвечать в публично-правовой сфере. При этом происходило смешение частного и публичного права, что самым неблагоприятным образом сказывалось на положении иностранцев, прежде всего в области уголовных правоотношений. Зачастую правительство ограничивало иностранцев в правах, заставляло их служить своим целям и в большинстве случаев не церемонилось с приезжими. Одним из основных принципов политики в отношении иностранцев в Московском государстве было недоверие к ним и в связи с опасением причинения ими вреда. Такое отношение зачастую выражалось в стремлении ограничить контакты русских людей с иностранцами. Сюда относились назначение иностранцам отдельного от русских места жительства и торговли, различия во внешнем виде и одежде, запрещение смешанных браков и пр.

Таким образом, выделение иностранцев в особую группу предупреждало возможный вред от их присутствия, а также облегчало контроль и надзор за ними. Московское государство, со всех сторон окруженное врагами, опасалось "шпионства" со стороны иностранцев и все время держало их в поле зрения. Поэтому никому не разрешалось въезжать в страну без разрешения государя, а за нарушение этого правила следовало жестокое наказание - смертная казнь. Нередкие злоупотребления иностранцев именами западных правителей вызывали со стороны русского правительства особые дипломатические представления. Таких лиц, как правило, высылали из страны, а отношения с направившим их государством резко портились <7>.

<7> Памятники дипломатических сношений Древней Руси с державами иностранными. СПб., 1892. Т. 1. С. 493 - 496.

С другой стороны, царское правительство устанавливало определенные гарантии, которыми пользовались иностранцы в период их пребывания на территории России. Следует подчеркнуть, что эти гарантии не содержались в каком-либо одном нормативном акте, а были разбросаны по разным правовым документам рассматриваемого периода.

К названным гарантиям относились:

<8> В 1587 г. последовала жалоба литовских властей на принуждение иностранных купцов к уплате не указанных в законе платежей (Дворцовые разряды. СПб., 1871. Т. 2. С. 918 и сл.).<9> Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI - XVII вв. СПб., 1909. С. 193 - 194.

К сожалению, указанные правила в большинстве случаев признавались русскими властями лишь настолько, насколько это было необходимо для политики, а не для права. Поэтому в отдельные периоды российской истории положение иностранцев в России было крайне ненадежным.

Вопросам въезда и выезда иностранцев был посвящен ряд статей Соборного уложения 1649 г. Пересечение границы Московского государства "без проезжей грамоты" любым лицом независимо от его подданства и целей приезда Уложение относило к государственные преступлениям. В VI главе "О проезжих грамотах" въезд на территорию и выезд из пределов страны без надлежаще оформленных документов рассматривается как умышленное преступление, совершенное "самоволством для измены, или для иного какова дурна...". Виновным в зависимости от тяжести причиненного вреда предусматривалось наказание в виде смертной казни (например, за шпионаж) или битья кнутом - для тех, кто ездил "без проезжие грамоты" для торговли <10>.

<10> Российское законодательство X - XX вв. М., 1985. Т. 3. С. 92.

Важную уголовно-правовую норму содержала ст. 4 главы IX Уложения, посвященная ответственности служилых иностранцев за прикрытие торговых людей с целью уклонения от уплаты таможенных пошлин. К таможенным пошлинам относились мыт, головщина и мостовщина. Первый проезжий сбор - мыт - являлся пошлиной, которой начиная с XIII в. обкладывались все повозки и суда с товарами. Освобождение от уплаты мыта было возможно только на основании межгосударственного договора. Мыт уплачивался на городских заставах, а с XIV в. - в селах и уездах частным лицам, имевшим жалованные грамоты на данный сбор. Личная пошлина с купца, везущего товар, именовалась головщиной, а за проезд по дорогам и переправу через реку платилась мостовщина <11>. Лица, совершившие указанное преступление, подлежали телесному наказанию и уплате пошлины в тройном размере, которая поступала в казну.

<11> Осокин Е.Г. Внутренние таможенные пошлины. Казань, 1850. С. 25 - 31.

Статья 55 главы XVIII Уложения устанавливала освобождение от уплаты печатных пошлин иностранцев, имевших "проезжие грамоты" Посольского приказа. Остальные же иностранцы, въезжавшие в Московское государство, обязаны были уплачивать печатные пошлины в государственную казну. Анализ рассматриваемой нормы позволяет заключить, что Соборное уложение впервые на общегосударственном уровне закрепило положение о необходимости удостоверения личности всех прибывавших в страну с целью контроля за их передвижением <12>.

<12> Российское законодательство X - XX вв. М., 1985. Т. 3. С. 199.

В течение XVII в. без специальных жалованных грамот, скрепленных красной печатью, иностранцы не могли ни въезжать в Россию, ни тем более свободно передвигаться по ее территории. Такое положение, в частности, устанавливал Новоторговый устав 1667 г.: "...иностранных купцов велено пускать в Москву и другие города только при наличии Великого Государя жалованных грамот о торгах, за красною печатью" <13>. В рассматриваемый период продолжаются попытки властей установить контроль за передвижением иностранцев с помощью их регистрации, однако окончательная замена так называемых проезжих ("жалованных") грамот паспортами была осуществлена лишь в XVIII столетии.

<13> Бантыш-Каменский Н.П. Обзор внешних сношений России (по 1800 г.). М., 1894. С. 56.

Допуская въезд иностранцев, русское правительство прежде всего способствовало развитию торговли. Оно предоставляло всем иностранцам равные права, а в некоторых случаях (относительно права на торговлю) даже национальный режим. Вместе с тем оставалось много вопросов, не урегулированных законодательством, имелись значительные ограничения и, самое главное, все еще существовал запрет на свободный въезд иностранцев на территорию Московского государства.

Что касается родственников приезжавших в Россию иностранцев, то им беспрепятственно разрешалось въезжать вместе с ними, что было явным правовым пробелом. Пользуясь такой возможностью, купцы приезжали вместе с приказчиками, служилые люди - с огромной свитой и родней, духовенство (особенно восточное) - с целым караваном слуг.

Их положение в России кардинально изменилось в эпоху Петра I, который, прочитав справку Посольского приказа об условиях въезда и пребывания иностранцев, издал на этот счет два указа. В справке отмечалось, что иностранцы прибывали в страну либо для торговли, либо на службу. И лишь в порядке исключения предусматривалась возможность приезда иностранцев по другим причинам, например для свидания с родственниками или обучения русскому языку.

Указы Петра Великого последовали 13 декабря 1695 г. и 16 ноября 1696 г. Согласно первому из них надлежало "служилых пропускать всех без задержания", а по отношению к остальным приезжим "чинить по прежним указам". Вторым указом было велено "всех иностранцев, для какой бы цели они не ехали, распрося подлинно пропускать безо всякого задержания". А манифест самодержца от 16 апреля 1702 г. "О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободы вероисповедания" явился, по существу, прорывом в вопросе свободного допуска иностранцев на территорию Российского государства <14>.

<14> Полное собрание законов Российской империи. Т. VI. N 3701.

Становление абсолютной монархии в России сопровождалось законодательной активностью властей в сфере регламентации порядка учета населения (в том числе иностранных подданных) при их передвижении по территории государства. Постепенно начало формироваться полицейское законодательство, целью которого среди прочего стало обеспечение государственной безопасности и сбор с иностранцев обязательных платежей.