Мудрый Юрист

Мировая финансовая система и инновационное развитие: международно-правовые аспекты *

<*> Shugurov M.V. Global financial system and innovative development: international legal aspects.

Шугуров Марк Владимирович, профессор Саратовской государственной академии права, доктор философских наук.

Статья посвящена анализу финансово-правового опосредования отношений международного научно-технологического сотрудничества и инновационного развития. Делается вывод о необходимости реформирования "архитектуры" мировой финансовой системы применительно к потребностям эффективного обеспечения потребностей мирового инновационного развития. Подчеркивается значимость инновационных возможностей современных финансовых институтов.

Ключевые слова: международное финансовое право, мировая экономика, инновации, мировая финансовая система, финансовая архитектура, устойчивое развитие.

The article is devoted to analysis of law-financial regulation of the international science-technology cooperation and innovative development. The author comes to a conclusion that reform of architect of global financial system in aim of global development is inevitable. The author point out modern financial innovations is possible.

Key words: international financial law, global economy, innovations, global financial system, financial architect, sustainable development.

Интенсивные процессы экономической глобализации характеризуются не только созданием относительно единой транснациональной экономической системы, но и ее формированием на современной научно-технологической основе. Одновременно с этим нельзя не согласиться с мнением о том, что "лидерство в интенсификации процесса экономической глобализации занимают валютно-финансовые связи" <1>. Это означает, что развитие международных финансовых отношений и норм, которые их регулируют, оказывает самое непосредственное влияние на процессы научно-технологической глобализации как составной части экономической глобализации. Состояние финансовой сферы и эффективность функционирования финансовой системы не только на национальном, но и на международном уровне определяет научно-технологический прогресс в экономике. Во многом это связано с тем, что международные финансовые отношения при всех их специфических особенностях являются также формой экономического, научного и культурного сотрудничества <2>.

<1> Сафина О.А. Признак наднациональности в деятельности универсальных кредитно-финансовых организаций // Московский журнал международного права. 2004. N 1. С. 19.
<2> Иванова Е.Е. Международное финансовое право // Международное публичное и частное право. 2004. N 1. С. 20.

Одной из важнейших задач, на решение которой нацелено международное сообщество, является создание нового экономического порядка, призванного обеспечить равномерное экономическое развитие стран и регионов. Новый экономический порядок предполагает как новый технологический, так и новый финансовый порядок. Данные аспекты экономического порядка неразрывно связаны между собой. Основание данного вывода заключается в том, что в современном мировом сообществе происходит смена парадигм экономического развития. Перспективы мирового экономического развития в глобальном масштабе связаны с переходом к "экономике знаний", в которой лидирует инновационный высокотехнологический сектор. Как точно отмечает Г.В. Петрова, "в настоящее время происходит процесс смены экономического мировоззрения и "настройка" на новые параметры развития, характеризующие мировую экономическую систему как постиндустриальное, торгово-инновационное, транснациональное финансово-информационное пространство, для формирования которого необходима новая международная организационно-правовая система управления финансами, торговлей, производством, обеспечением мер добросовестной конкуренции" <3>. Следовательно, мировая финансовая система должна сегодня обеспечивать устойчивое развитие экономики в формате инновационной парадигмы, а также устойчивое развитие в целом (Sustainable Development) в контексте научно-технологического обмена. Инновационность, предполагающая применение новых подходов и новых технологий, - это наиболее перспективный способ решения современных глобальных проблем.

<3> Петрова Г.В. Международное финансовое право. М., 2009. С. 125.

Глобальная связь между порядком в международном финансовом секторе и инновационным развитием мировой экономики находит свое подтверждение в том, что диспропорции в финансовом развитии находят прямое продолжение в диспропорциях в технологическом развитии. Дело в том, что трансграничное движение мировых финансовых ресурсов, опосредуемое многочисленными публичными и частными финансовыми институтами, отличается "причудливым орнаментом". На строгом языке международно-финансовой науки это означает неравномерность мировой финансовой системы и различный статус государств в мировой финансовой системе <4>. Сильные, емкие и ликвидные рынки капитала существуют в США и Великобритании - государствах, которые входят в группу лидеров научно-технологического развития. В целом государства-лидеры задают и "архитектуру" финансирования мирового развития и глобального финансового управления, что дает повод говорить о глобальном финансовом управлении как GB-центрированном <5>, что, конечно же, не отражает всей экономической и финансовой ситуации в современном мире. Если говорить о проблемах развивающихся государств, то их развитие начинает всецело зависеть от политики международных межгосударственных финансовых институтов, что вызывает определенное сопротивление и приводит к формированию особой позиции развивающихся государств в отношении реформирования глобальной финансовой "архитектуры" <6>.

<4> Шаповалов М.А. Международное финансовое право: предмет, система, источники // Финансовое право. 2010. N 3. С. 8.
<5> Financing Development: the G8 and UN Contribution / Ed. by P. Savona. Aldershot, 2007. P. 14.
<6> Данилов Ю., Седнев В., Шипова Е. Финансовая архитектура посткризисного мира: эффективность и/или справедливость? // Вопросы экономики. 2009. N 11. С. 9 - 13.

Научное и производственно-технологическое развитие создает новые рынки высокодоходной наукоемкой продукции, но оно нуждается в серьезном финансировании. Не только создание собственных технологий, рассчитанных на международный трансфер, но и покупка импортных технологий предполагает высокий уровень финансовых затрат. В отечественной экономической науке недостаточная финансовая обеспеченность инновационного процесса совершенно справедливо характеризуется как фактор барьерного характера <7>. Это означает, что даже при условии успешного решения всего комплекса, например, организационно-управленческих проблем, темпы инновационного развития в отсутствие надлежащего объема и порядка финансирования будут невысокими.

<7> Замирович Е.Н. Формирование системы показателей и комплексного подхода к оценке уровня финансовой обеспеченности процесса инновационного развития // Аудит и финансовый анализ. 2007. N 4. С. 3.

Таким образом, одним из актуальных вопросов реализации инновационно-технологического вектора развития национальной, региональной и мировой экономики является проблема обеспечения финансирования. Данный вопрос связан с общим вопросом финансирования инновационного развития общества в целом как стратегического направления модернизации. Это составляет главный контекст дискуссий о реформировании мировой финансовой системы. Поэтому за дискуссиями о мировой финансовой архитектуре вполне угадывается дискуссия, касающаяся источников средств и форм мирового развития <8>. Проблема финансирования инновационного развития общества, включая экономику, решается не только благодаря привлечению внутринациональных финансовых и иных инвестиционных ресурсов, но и благодаря выходу на мировые финансовые рынки и привлечению в них необходимых финансовых средств. Это особенно важно для ресурсного обеспечения международных научно-технологических проектов, требующих значительных объемов финансирования. Иностранные инвестиции и финансовая поддержка инновационных проектов со стороны международных - межгосударственных и частных - финансовых институтов есть важнейший структурный элемент источников финансирования инновационного развития. Эффективность данных процессов зависит от многих факторов, например от степени унифицированности национальных законодательств в налоговой, валютно-финансовой и инвестиционной сферах. Сюда же относится и объективное состояние мировой финансовой системы, характер ее правового регулирования и степень ориентации на финансовую поддержку инновационного развития в мировом масштабе. Думается, что инновационная направленность должна войти в число фундаментальных принципов мировой финансовой системы, к которой относятся консолидация, распределение финансовых ресурсов, а также взаимное участие и взаимная поддержка участников международного финансового оборота. В свою очередь, это приводит к повышению значимости норм и принципов международного финансового права, являющегося основой для международного правопорядка в мировой финансовой системе <9>.

<8> Григорьев Л.М., Салихов М.Р. Финансовая архитектура: экстренный ремонт // Россия в глобальной политике. 2009. N 4. URL: http://www.globalaffairs.ru.
<9> Волова Л.И. Роль международного финансового права в регулировании международных финансовых отношений // Финансовое право. 2010. N 4. С. 2 - 5.

Тема привлечения инвестиций с мировых рынков капитала в целях модернизации инфраструктуры и реструктуризации экономики на инновационно-технологической основе, а также повышения эффективности национально- и международно-правовых режимов инвестирования особенно значима не только для развивающихся государств, стран с переходной экономикой, но и для государств, таких как Россия, которые отнесены к странам с рыночной экономикой. Для развитых в инновационно-технологическом отношении государств, чья экономика отнесена к экономике инновационного типа, данная тематика также не безразлична. Перед ними стоит задача развития, укрупнения инновационного сектора и поддержания своего технологического лидерства. Несмотря на различные интересы в данной сфере, для всех групп стран характерна общая заинтересованность в формировании надежного и эффективного механизма привлечения и защиты зарубежных инвестиций в стратегические отрасли экономики при одновременном контроле за ними.

Ускорение технологической перестройки национальных экономик в инновационном ключе зависит от объема и характера финансовых ресурсов, в т.ч. привлеченного извне производственного и ссудного финансового капитала. "Внешние источники финансирования являются мощными ускорителями создания новых предприятий на территории разных стран, они облегчают им перестройку структуры народного хозяйства, процесс профилизации отдельных отраслей на базе использования современных науки и техники" <10>. Привлечение внешних финансовых источников в целях обеспечения технологической перестройки и дальнейшего инновационно-технологического развития экономики предполагает открытый характер национальной экономической системы. Вхождение национальных инновационных экономик в систему мировых финансовых рынков и получение финансовой помощи и поддержки для реализации инновационных проектов от международных финансовых институтов предполагает международно-правовое опосредование данных отношений. В условиях глобализации развиваются разнообразные формы международного сотрудничества в научно-технической сфере, в частности в сфере инновационно-технологической, что приводит к постановке вопроса о финансировании подобной кооперации.

<10> Семенов К.А. Международные экономические отношения. М., 1998. С. 32.

Мировой финансовый кризис обнажил недостатки сложившихся национальных финансовых систем и мировой финансовой системы в целом. Назревшие институциональные изменения по своей сути предполагают модернизацию финансовой "архитектуры" мира и связанных с ней национальных моделей финансовых систем в направлении их инновационного преобразования, внесения ясности в их институциональную структуру и прозрачности в их деятельность. Конечной целью подобного преобразования является создание благоприятных финансовых условий для инновационного развития общества и его экономики. Предпринимаемые усилия по реформированию мировых финансовых рынков предполагают укрепление и расширение сложившейся в XX в. мировой финансовой системы, капитализацию ее институтов и применение в их деятельности инновационных технологий. Развитие мировой финансовой системы можно рассматривать как один из векторов инновационно-технологического развития применительно к данному ключевому атрибуту мировой экономики.

Как отмечает Б. Линдси, рыночная экономика поощряет инновационные "мутации", но одновременно осуществляет их жесткую селекцию. "Огромный вклад в этот процесс вносят хорошо развитые и правильно функционирующие финансовые рынки. В конце концов, именно через эти рынки достигается децентрализация инвестиционных решений" <11>. От предоставления финансирования, исходящего из совершаемого на уровне финансовых рынков выбора, в основе которого находится оценка тех или иных инвестиционных проектов на прибыльность, во многом зависит судьба конкретных научно-технологических и опытно-конструкторских разработок в аспекте их реального доведения до серийного производства и введения в гражданский оборот. Таким образом, в современных условиях финансовые рынки призваны обеспечить встречу людей с финансовыми ресурсами с людьми, обладающими идеями, а также способствовать реализации инвестиционных проектов. Данный подход отражен в Концепции создания в Москве Международного финансового центра (МФЦ), нацеленного на инвестирование инновационного развития и содействия переходу к инновационно-ориентированному типу развития экономики <12>.

<11> Линдси Б. Глобализация: повторение пройденного. Неопределенное будущее глобального капитализма / Пер. с англ. М., 2006. С. 222.
<12> URL: http://www.bujet.ru.

В современных условиях к важнейшим показателям экономического развития относится степень финансовой активности, особенно в инновационном секторе. Совершенно закономерно, что проблематика регулирования финансового рынка и модернизации финансовой системы как важного условия создания инновационной системы характерна не только для национального, но и для глобального уровня. При этом заслуживает быть отмеченным тот факт, что современное инновационно-технологическое развитие экономики и общества в целом оказывает обратное воздействие на структуру рынков капитала. Помимо традиционных рынков акций и облигаций, а также банковского капитала, чрезвычайно важное значение приобретают рынки венчурного капитала. Это говорит о важнейшей тенденции - диверсификации не только национальной, но и мировой финансовой системы. Одновременно с этим возникает вопрос о том, должна ли финансовая система быть централизованной. На национальном уровне данная централизация достаточно заметна: в этом случае ведущими акторами выступают банки, которые подчас подчиняют себе финансовую систему. Банковский сектор практически преобладает и на уровне международной финансовой системы. Никто не станет отрицать важности регулирования, в т.ч. международно-правового регулирования финансовых рынков, однако сам дух инновационности вселяет недоверие к попыткам "зарегулированности". Одновременно с этим в последнее время осознается и опасность радикальных вариантов политики дерегулирования (либерализации), которая проводилась в различных странах начиная с 70-х гг. XX в. Данная политика дала свои положительные результаты и привела к бурному развитию не только мировой торговли, но и мировых финансовых рынков. Однако это было сопряжено и с определенными издержками - отрывом финансового сектора от реальной экономики. Правовое регулирование должно закреплять и стимулировать такое развитие финансовой системы и финансовых институтов, которое бы соответствовало инновационной парадигме развития экономики и содействовало собственно финансовым инновациям.

В условиях инновационно-технологического развития, отмеченного высоким экономическим ростом, повышается спрос на новые финансовые продукты и услуги. В т.ч. и на инновационные финансовые продукты (финансовые инновации). В финансовой сфере те или иные инновационно-финансовые механизмы и инструменты возникают в качестве ответа, в т.ч. на соответствующее публично-правовое регулирование в данной сфере <13>. Усиление спекулятивных тенденций в мировой и национальной финансовой сфере способно генерировать лишь сомнительные финансовые инструменты. С точки же зрения обеспечения благоприятных условий для инновационно-технологического развития общества необходима не только связь финансовой деятельности с реальным сектором экономики, составной частью которой она по своей природе является, несмотря на всю свою автономность, но и выработка эффективных - инновационных - финансовых инструментов в области кредитования и инвестирования инновационного развития. Это особенно важно с учетом того, что само инновационно-технологическое развитие сопряжено с большим числом финансовых рисков.

<13> Котелкин С.В. Международная финансовая система. М., 2004. С. 525 - 532.

Следовательно, финансовые инновации могут иметь различную природу и направленность. Речь может идти о таких финансовых инновациях, как "бумажное предпринимательство" (Б. Линдси). Финансовый сектор достаточно богат на подобного рода инновации. В качестве одной из таких инноваций можно указать на виртуальные платежные системы, которые предполагали осуществление расчетных операций, минуя банки, и которые в России до определенного момента времени были во многом неподконтрольными и не сопровождались налогообложением <14>. Одним из "инноваторов" выступают хедж-фонды, которых особенно много в мировых финансовых центрах - Лондоне и Нью-Йорке. Выделяя ключевые характеристики данных институтов, А.А. Суэтин указывает, что это "частные фонды капитала, подлежащие незначительному регулированию. Для улучшения финансового результата они прибегают к частым заимствованиям" <15>. В ходе деятельности данных фондов произошло расширение инвестиционных стратегий, а инвестиции приобрели вид сложно структурированных продуктов (контракты на разницу, кредитные дефолтные свопы и т.д.) при одновременной ориентации на высокую доходность во что бы то ни стало и при минимизации налогообложения <16>. Однако эти и другие финансовые инновации, усиливающие финансовые риски, должны подвергаться соответствующему контролю.

<14> Медведев П.А. Конституционный и антиконституционный подход к вопросу о развитии платежных систем в России // Законодательство и экономика. 2009. N 2. С. 5 - 7.
<15> Суэтин А.А. Международные валютно-финансовые и кредитные отношения. Ростов н/Д, 2010. С. 383.
<16> URL: http://www.oligarh.net.

Стержневой функцией мировой финансовой системы является эффективное опосредование трансфера (перемещения и распределения) финансовых ресурсов. Данное перемещение осуществляется благодаря деятельности межгосударственных и частных финансовых институтов, в рамках которых применяются самые разнообразные в зависимости от целей механизмы и инструменты регулирования международных финансовых отношений. Международная финансовая система в целом отличается тем, что институционализируемые ею международные финансовые отношения, включающие в себя широкий круг отношений (кредитных, расчетных, платежных, валютно-обменных и т.д.), являются достаточно полно и всесторонне урегулированными. Это не означает, однако, достижения полной идиллии в этом вопросе. Мировой финансовый кризис побуждает пересмотреть имеющиеся и установить новые правила регулирования поведения государств и иных акторов, как международных, так и национальных, которые вовлечены в мировую финансовую систему. Это предполагает начало крупномасштабной работы по привнесению новых моментов в международно-правовые и национально-правовые нормы и принципы, определяющие функционирование валютно-финансовых систем, поведение государств, негосударственных акторов и международных организаций в сфере мировых финансовых отношений. В частности, на повестке дня стоит обсуждение на уровне "двадцатки" Хартии устойчивого развития, не говоря уже о внесении очередных изменений в Соглашение, учреждающее МВФ (Устав МВФ).

Огромное значение в упорядочивании международных финансовых отношений имеют нормы международного валютно-финансового права. Нормы и принципы данной подотрасли современного международного экономического права определяют не только режим трансфера валютно-финансовых ресурсов, но и направления их движения, а также порядок доступа к финансовым средствам и формы ответственности в международных валютно-финансовых отношениях. При этом следует исходить из того, что в современных условиях валютно-финансовые отношения являются институционализированными в рамках мировой валютно-финансовой системы. Она включает в себя валютно-финансовые институты, под которыми понимают международные валютно-финансовые организации. Они опосредуют в формате сотрудничества отношения между участниками мирового финансового рынка - государствами, международными организациями и частным сектором на основе правовых норм договорного характера. Мировая финансовая система в ее широком понимании включает в себя и валютно-финансовые рынки. Помимо норм и принципов, она включает в себя механизмы регулирования валютно-финансовых отношений и методы регулирования.

Источниками правовых норм и принципов являются многосторонние соглашения (Устав МВФ, Устав МБРР с последующим изменениями), многосторонние (например, Соглашение о создании межгосударственного валютного комитета от 26 мая 1995 г., участниками которого являются государства - участники СНГ) и двусторонние (например, Соглашение между Правительством РФ и Правительством Киргизской Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в области валютного и экспортного контроля от 28 марта 1996 г.) соглашения в валютно-финансовой сфере. Сюда же следует отнести и соглашения в различных сферах экономических отношений (договоры о товарообороте и платежах, соглашения о кредитах). В систему источников необходимо включить и резолюции международных организаций валютно-финансовой направленности. Важное место в межгосударственном регулировании финансовых отношений занимают двусторонние договоры и соглашения в торгово-экономической и научно-технической сфере. Международные отношения в научно-технической сфере обладают финансовыми аспектами и в процессе своего развития во многом зависят от состояния дел на национальных и мировых финансовых рынках.

Необходимость высокой степени упорядоченности международных финансовых отношений определяется той ролью, которую последние играют в системе международных отношений. Дело в том, что международные финансовые отношения опосредуют самые разные виды международных отношений - торговые, экономические, кредитные и др. Не являются здесь исключением и отношения международного сотрудничества в научно-технической сфере, наиболее важным с точки зрения развития экономики и всех сфер общественной жизни сегментом которых являются отношения сотрудничества в инновационно-технологической сфере. Последние определяют облик современной экономики и современного общества в целом. Поэтому преобразования финансовой системы мотивируются необходимостью инициирования ускоренных темпов инновационного развития. Есть и другой мотив реформирования международных финансовых институтов - противодействие финансированию терроризма <17>.

<17> Taylor J.B. Global Financial Warriors: the Untold Story of International Finance in the Post-9/11 World. N.Y., 2007. P. 98 - 165.

На протяжении истории развития международного научно-технического сотрудничества выработаны разнообразные международно-правовые формы (передача технологий на основе лицензий, совместные научно-технологические разработки на основе кооперации или на заказ, осуществление производственного кооперирования по выпуску инновационной продукции, поставка высокотехнологичного комплектного оборудования и оказание инжиниринговых услуг и т.д.). Каждая форма предполагает финансовое опосредование и оформление (финансирование проектов и программ, кредитование разработок и производства наукоемкой продукции, оплата поставки комплектного оборудования и оказанных услуг). Одновременно это означает, что трансграничный трансфер (передача, движение) технологий и технологических инноваций, в которых объективированы достижения современной научной и технической мысли и которые сами, в свою очередь, находят воплощение в продукции или оборудовании, задает движение финансовых потоков. Инновационно-технологические разработки, которые обладают статусом технологической помощи, товара или инвестиций, требуют выработки и осуществления современных финансовых инструментов. Вполне очевидно, что институциональные преобразования в функционирующих финансовых системах разного уровня должны ориентироваться на обеспечение новых форм международного инновационно-технологического сотрудничества.

Приоритетный характер инновационного развития общества при проецировании на международные финансовые отношения и институты формирует несколько наиболее значимых целей. Во-первых, это совершенствование порядка формирования финансовых источников, а во-вторых, обеспечение субъектов инновационно-технологической активности и тех форм, в которых осуществляется их международное сотрудничество, надлежащим уровнем и инструментами финансового обеспечения при максимально эффективном использовании финансовых средств. К этому нацелена и вся мировая финансовая система, а именно к перемещению финансовых средств от полюса избытка к полюсу, на котором они могут быть эффективно использованы и способны приносить прибыль. Надежной сферой получения финансовой прибыли является реальный сектор экономики, в особенности высокотехнологичный, разумеется, с поправкой на его высокорисковый характер. Данный сектор представляет собой не только объект для инвестирования, но и сферу получения финансовой прибыли.

Для надлежащего финансового обеспечения ускоренного инновационного развития экономики необходимо накопление значительных финансовых ресурсов, что предполагает необходимость капитализации финансовых институтов. Условием расширения финансовых рынков и увеличения их емкости является их либерализация. Вместе с тем либерализация не может быть безграничной. К мировому финансовому кризису привел ультралиберальный подход к регулированию финансовых рынков, отказ государства от активной позиции в процессе регулирования финансовых рынков. Это проявилось и в том, что значительные сферы финансовой деятельности были отданы на откуп рыночным игрокам. На это обстоятельство указал в своей речи на 63 сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2008 г.) президент Франции Н. Саркози. Это относится как к национальным, так и к региональным и мировым финансовым рынкам.

Национальные финансовые рынки нуждаются в усилении государственного контроля, а следовательно, и государственного регулирования. Отметим, что данное дерегулирование привнесло заметный прогресс в мировую финансовую систему - произошла глобализация мировых финансовых рынков. Но это же обстоятельство предполагает установление их регулирования на принципиально новом - глобальном уровне, поскольку от состояния дел на мировых финансовых рынках зависит развитие национальной и мировой экономики. Региональные и мировые финансовые рынки нуждаются в усилении межгосударственного регулирования, что означает расширение функций и полномочий соответствующих международных институтов (международных организаций), осуществляющих свою деятельность на основе международно-правовых норм.

Предстоящее реформирование мировой финансовой системы в направлении установления справедливого финансового миропорядка всецело соответствует утвердившейся тенденции перемещения центра регулирования международной финансовой сферы с государственного на международный уровень. Однако это не умаляет суверенитета государств и осуществляется на основе их суверенного равенства, выступающего фундаментальным принципом международного валютно-финансового права. Одновременно это означает, что преобразование мировой финансовой системы должно быть синхронизировано с модернизацией национальных финансовых систем. Это связано с тем, что национальные рынки входят в мировые финансовые рынки и, разумеется, заинтересованы в поддержании режима безопасности в процессе интеграции в глобальное финансовое пространство.

В этой связи актуализируется вопрос о модернизации "архитектуры" национальных финансовых рынков и институтов. Глобальный финансовый рынок - это не только место аккумуляции и распределения интернационализированных финансовых потоков, но и пространство конкуренции национальных финансовых систем и их моделей. Вполне очевидно, что спекулятивная направленность национальных финансовых рынков является серьезным препятствием для расширения масштабов инновационного развития общества не только на национальном, но и на мировом уровне. Критерием отнесения финансовых рынков к спекулятивным является наличие избытка денег и ценных бумаг при одновременном дефиците инвестиций в реальный сектор экономики. Данные особенности свойственны и национальным финансовым системам, в частности российской, что является серьезным препятствием для осуществления модернизации экономики и общества в целом на основе инновационно-технологической стратегии развития.

Международно-правовое регулирование мировой финансовой системы предполагает в качестве цели обеспечение мирового развития. Данный аспект является составной частью общей проблематики финансирования развития (экономического, социального, культурного), поднимаемой на уровне ООН, ее главных органов и специализированных институтов. Как отмечается в ст. 17 Дохинской декларации о финансировании развития (A/RES/63/239 от 24 декабря 2008 г.), объединенные нации будут стремиться к созданию эффективно регулируемых финансовых систем, способствующих формированию накоплений и направляющих их на осуществление экономически обоснованных проектов стимулирования роста. Это предполагает в т.ч. укрепление нормативной базы регулирования финансовых рынков и надзора за ними (ст. 72 Дохинской декларации). Мобилизация финансовых ресурсов в целях развития, предусмотренная Мотеррейским консенсусом 2002 г., возможна благодаря продолжению усилий по реформированию международной финансовой "архитектуры" (п. 35 Итогового документа Всемирного саммита 2005 г.). Иными словами, проблематика глобального управления международными финансовыми отношениями тесно связывается на уровне ООН с проблематикой развития: эта связь была задана с момента возникновения современной финансовой системы. Данная связь неоднократно находила свое подтверждение в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, имеющих типовое название "Международная финансовая система и развитие".

Мировой финансовый кризис показал, что для финансового сектора мировой экономики характерна определенная тенденция превращения в нечто самодовлеющее и отрыв от обеспечения потребностей реального производства. "Спекулятивные" формы финансового капитала не отвечают его ориентированности на обеспечение целей развития. Мировой финансовый кризис следует воспринимать и как кризис мировой финансовой системы, ее институциональной инфраструктуры. Современный кризис мировой финансовой системы, которая стала складываться после Второй мировой войны в связи с созданием МВФ и группы Всемирного банка, не является первым в ее истории. Происходившие в ее истории кризисы приводили к определенным изменениям. Так, изначально бреттон-вудская система планировалась как золотодолларовая (предполагавшая национальный характер резервной валюты) с фиксированным валютным курсом. В дальнейшем был произведен переход на плавающий курс. В соответствии с Бреттон-Вудскими соглашениями 1944 г. были заложены основы современной мировой финансовой системы - МВФ и МБРР. Их учреждение положило начало формированию валютно-финансовой системы, включающей в себя разнообразные валютные, финансово-кредитные отношения и институты, регулирующие эти отношения. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что корректировка курса проводимой финансовой политики - это вполне нормальное явление для публичных мировых финансовых институтов, в основе которых находится согласование воль государств-участников, проявляющееся в совершенствовании международно-правовых правил. Взять хотя бы политику МВФ. Вначале кредиты выдавались преимущественно западным государствам. В дальнейшем, в начале 80-х гг. XX в., акцент был сделан на развивающихся государствах, что превратило МФВ, по мнению некоторых аналитиков, из кредитора в "кассу взаимопомощи".

В настоящее время никто не собирается отказываться от уже функционирующих международных институтов, таких как МВФ и Всемирный банк, которые являются фундаментом мировой финансовой системы, в частности ее межгосударственного сектора. Другой вопрос - это направление их реформирования. Внесение изменений в функции и порядок работы данных структур дополняется сегодня созданием новых институтов. Так, по инициативе G20 создан Фонд финансовой стабильности, основная цель которого - наблюдение за мировой финансовой системой и выявление нарушителей <18>.

<18> URL: http://www.nisse.ru.

Реформирование мировой финансовой системы и ее базовых институтов - это одна из глобальных проблем современного мирового развития, решение которой по-разному видится теми или иными акторами международных отношений. Помимо концептуальных разногласий, за которыми скрываются различные интересы, вырисовывается и согласованная позиция. Как отмечает D. Andrews, "несмотря на внутренние сомнительные моменты, оригинальная бреттон-вудская архитектура обеспечивает скорее источник силы, чем слабости" <19>. Общий подход сводится к усмотрению необходимости усиления капитализации межгосударственных финансовых институтов, расширения их полномочий и укрепления в их деятельности наднациональных инструментов в виде контрольного механизма над мировыми финансовыми потоками. Эти тенденции, как и отход от идеологии дерегулирования, связаны с тем, что финансовая деятельность в условиях глобализации и в условиях использования финансовых инноваций, в частности хедж-фондами, становится высокорискованной, что порождает негативные последствия для мирового экономического развития и устойчивого развития в целом. Вполне понятно, что крупные инвестиционные банки, представляющие собой частный сектор мировой финансовой системы, высказывают неприятие и незаинтересованность в глобальной регуляции. Сторонникам строгих международных стандартов в финансовой сфере противостоят противники четкой регламентации <20>. Поэтому создание и функционирование глобальной системы регулирования мировой финансовой системы представляет собой очень сложную задачу. В мировой финансово-правовой мысли высказываются определенные сомнения в том, что "глобальная система была бы полезной, но ей никогда не удастся охватить все в одной единой системе" <21>. Но это уже вопросы организации. Вместе с тем некоторые представители международно-финансовой "бюрократии", такие как J. Boorman, со всей убежденностью предлагают построить идеальную систему глобального финансового управления <22>.

<19> Orderly Change International Monetary Relations Since Bretton Woods / Ed. by D.M. Andrews. Ithaca; N.Y., 2008. P. 11.
<20> Global Governance Reform: Breaking the Stalemate / Ed. by Colin I. Bradforf, Jr. and Johannes F. Linn. Washington, 2007. P. 3.
<21> Fourner E. The Global Regulatory Myth // International Financial Law Review. 2009. N 6. URL: http://www.iflr.com.
<22> Singer D. Regulating Capital: Setting Standards for the International System. Ithaca, 2007. P. 20 - 22.

Каждый этап в развитии международных, в частности экономических отношений предъявляет к мировой финансовой системе и механизмам ее международно-правового регулирования свои требования. Сегодня мировая финансовая система не является достаточно устойчивой, что снижает ее эффективность. Инновационно-технологическое развитие в глобальном масштабе может обеспечить лишь стабильная, но одновременно развивающаяся финансовая система. В действительности нестабильная и тем более неэффективно работающая финансовая система не только вызывает международную напряженность и рост недоверия, но и не в силах обеспечить прогресс в инновационно-технологической сфере. Таким образом, от здоровья мировой финансовой системы зависит здоровье мировой экономики. Под стабильностью также следует понимать и эффективно действующие международные механизмы, методы и средства финансирования инновационно-технологического сотрудничества. Вместе с тем нестабильность самой мировой финансовой системы может вызвать негативные последствия для осуществления инновационно-технологического сотрудничества, которые столь же негативным образом скажутся на состоянии мировой экономики в целом.

Как представляется, эффективность должна определяться как обеспечением безопасности субъектов мировых финансовых отношений, так и ориентацией на обеспечение их развития. Существующая финансовая система, безусловно, выполняет функцию обеспечения развития, однако имеющиеся успехи далеки от намеченных целей. В связи с этим возникает вопрос о том, какова должна быть мировая финансовая система, с тем чтобы создавать все предпосылки для интенсивного инновационно-технологического развития "в интересах всех". Именно это является одним из основных моментов в дискуссиях о перестройке финансовой "архитектуры" современного мира.

В условиях тесной взаимозависимости мировая финансовая система зависит от стабильности национальных финансовых систем. Верно и обратное. Подобно тому, как уже сформировались представления о справедливом экономическом и информационном миропорядке, на повестку дня выходит и более детальное рассмотрение проблематики справедливого мирового финансового порядка, опосредуемого международным финансовым правопорядком, т.е. комплексом норм международного финансового права, превращающих отношения на мировых финансовых рынках в международные правоотношения. В этом случае речь идет не просто о справедливом распределении мировых финансовых потоков, а именно о том, чтобы они эффективно работали на безопасность и развитие.

Мировую финансовую систему отличает то, что она представляет собой упорядоченные международные финансовые отношения, которые одновременно являются отношениями сотрудничества. Поскольку на сегодняшний день безопасное и устойчивое развитие может быть основано на основе разработки и внедрения наукоемких технологий, то мировая финансовая система должна представлять собой институциональное обеспечение инновационно-технологического развития и, более того, должна быть основанием для прорыва в данном направлении. Иными словами, перед мировой финансовой системой стоят цели, которые имеют общецивилизационную природу и которые закреплены в международно-правовых актах.

Другим недостатком эффективного функционирования мировой финансовой системы для достижения, в терминологии ООН, Целей развития (MDGs) является ее однополярный характер. В более категоричной форме это зафиксировано в широко распространенных представлениях о том, что существующая мировая финансовая система была сформирована под диктовку США и для обеспечения их интересов. Финансовое доминирование нескольких государств проявляется в концентрации финансовых и валютных ресурсов в Нью-Йорке и Лондоне - финансовых столицах мира. Одновременно это означает практически пятидесятипроцентную долю США и Лондона в объеме мирового финансового рынка и финансовых отраслей (аудит, посредничество, реклама и т.д.) при значительно меньшей доле этих государств в мировой экономике. На крупнейших биржах США и Англии происходит формирование цен в реальном секторе мировой экономики. Не случайно, что данные государства являются лидерами и в сфере инновационно-технологического развития. Указанная концентрация финансовых ресурсов делает мировую финансовую систему неустойчивой, ибо ее динамика определяется процессами, происходящими в ее немногочисленных центрах. Сказанное не означает, что мировая финансовая система абсолютно однополярна. В настоящее время специфику мировой финансовой системе придает возникновение новых мировых финансовых центров как в Европе, так и в Азии. Одновременно это означает необходимость выстраивания гибкого взаимодействия между данными центрами аккумуляции финансового капитала.

Мировая финансовая система, представленная отношениями между различными субъектами мировых финансовых отношений, являющихся субъектами международного права (государства и межгосударственные финансовые институты) и не являющихся таковыми, должна ориентироваться на экономику, главным стержнем которой является международный оборот инновационных технологий и инновационных товаров. Разумеется, это не умаляет задач финансирования иных сегментов мировой экономики - рынков сырья, полуфабрикатов, рынков готовой продукции. Однако и эти отрасли становятся все более наукоемкими. Таким образом, их перестройка на основе новых и высоких технологий также должна предусматривать конкретные финансовые механизмы.

В своем развитии мировая экономика определяется лидерами в области высоких технологий. Именно они делают мировую экономику более инновационно емкой. Но, с другой стороны, именно данные лидеры стремятся направить работу мировой финансовой системы на удовлетворение именно их потребностей. В этом прослеживается момент однополярности. Следствием данных процессов является увеличение "технологического разрыва", чреватого необратимым отставанием большой группы стран не только в экономике, но и во всех сферах общественного развития.

В заключение следует отметить, что мировая финансовая система призвана к тому, чтобы обеспечивать финансовыми ресурсами все звенья глобального инновационно-технологического процесса - от разработки до использования широкого комплекса высокотехнологичных разработок в целях развития. Не менее важным является и проблема финансирования международного трансфера (передачи) технологий в целях их коммерциализации. Поэтому вопросы поддержания стабильности мировой финансовой системы в направлении уменьшения финансовых рисков, а также эффективное сочетание жесткого контроля и свободы движения капитала в современных условиях должны быть дополнены ее структурной перестройкой в направлении оптимальной поддержки инновационно-технологического развития и адаптации к нему. Для этого выявленная на примере США и Великобритании потребность в "демократизации финансов" <23> должна распространяться на весь объем глобальной финансовой системы, что должно найти свое закрепление в дальнейшей демократизации норм международного финансового права.

<23> Lendley P. The Everyday Life of Global Finance: Saving and Borrowing in Anglo-America. Oxford, 2008. P. 11.