Мудрый Юрист

Конец этапа контрреформ в государственном праве России? *, **

<*> Denisov S.A. The end of contrreform in the Russian's state law?
<**> Публикуя данную статью, редакция журнала в очередной раз напоминает, что наши авторы выражают собственные взгляды.

Денисов Сергей Алексеевич, доцент кафедры прав человека юридического факультета Гуманитарного университета г. Екатеринбурга, кандидат юридических наук.

В последние годы Россия шла по пути все большего ограничения действия норм Конституции РФ: ограничивались свобода массовой информации, права частных собственников, избирательные права граждан, право на объединение, на проведение публичных акций. Осуществлялась имитация демократизации. Сегодня объявлено о начале реформы политической системы. Юристы не должны допустить нового обмана общества.

Ключевые слова: ограничения прав граждан; имитация демократии; пути развития России; задача юристов.

In resent years we saw limitation of Constitution's norms: the limitation of media freedom, private property, election rights, the rights to freedom of association and peaceful assembly. We had imitation of democracy. Now the President declares the reform of political system. The duty of lawyers is to explain the society the difference between reforms and their imitation.

Key words: the limitation of citizens rights; imitation of democracy; the ways of Russian development; the duty of lawyers.

В своем Послании Федеральному Собранию <1> в декабре 2011 г. Президент РФ объявил о начале "комплексной реформы политической системы" страны, что можно рассматривать как заявку на смену вектора развития государства и общества. Все его предложения касаются изменения норм государственного права и не могут быть незамеченными юристами, занимающимися исследованиями в этой области.

<1> Послание Президента Федеральному Собранию // Российская газета. 2011. 23 декабря. С. 4.

Заявление о смене направления развития государственного права России является хорошим поводом для оценки того, куда оно шло последние 12 лет под руководством известных людей, обладавших властью в стране в эти годы.

Любая группа пытается как можно дольше удержаться у власти. Для осуществления этой цели могут приниматься меры самого разного характера. Важнейшим направлением политики государства в последние годы было ограничение свободы массовой информации, закрепленной в ст. 29 Конституции РФ. Государство взяло под свой контроль все телевизионные каналы страны. Часть телевизионных компаний стали государственными. Другие передали предпринимателям, лояльным правящей группе. Фактически телевидение из средства массовой информации было превращено в средство массовой государственной пропаганды и увеселения публики. Запрещенная в ч. 5 ст. 29 Конституции РФ цензура стала осуществляться через доверенных главных редакторов телеканалов. С экрана исчезли не устраивающие правящую группу телеведущие, закрыты программы, подрывающие авторитет властителей (такие, как "Куклы", "Тушите свет"). Десятки талантливых людей были лишены свободы слова (ч. 1 ст. 29 Конституции РФ), выражаемого посредством выступления на телевидении, ограничено было их право художественного и иного творчества (нарушение ч. 1 ст. 44 Конституции РФ). В нарушение ч. 2 ст. 13 Конституции РФ телевидение, радио и пресса стали тонко и эффективно навязывать обществу государственную идеологию, а именно идеи вождизма, этатизма, великодержавия, в определенной степени патернализма. Социологи зафиксировали результаты такого воздействия. Уже в 2009 г. 23% населения считали, что в России возник культ личности В.В. Путина <2>, который, конечно, не достигает и, видимо, уже не достигнет уровня культа личности северокорейских вождей. Поскольку телевидение является основным средством воздействия на общественное сознание, можно говорить о том, что в последние годы оно достаточно эффективно посягало на свободу мысли людей (нарушение ч. 1 ст. 29 Конституции РФ).

<2> Левинсон А. Культ самих себя // Ведомости. 2009. 3 ноября. С. А04.

Как и в советские времена, на телевидение, радио и в прессе в рассматриваемый период допускалась дозированная критика высших должностных лиц и созданного ими бюрократического строя. Не были ликвидированы отдельные печатные издания ("Новая газета", "Коммерсантъ") и радиостанции ("Эхо Москвы"), дающие критическую информацию о политике правящей группы и ее лидере. Но эти средства массовой информации охватывали не более 10% информационного пространства страны и не оказывали значительного влияния на общественное сознание. В отличие от Китая, Северной Кореи, Беларуси, Казахстана, Туркмении и других подобного рода стран, руководство России не устранило допуск россиян к Интернету. Депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации давно предлагали ликвидировать свободу слова и свободу передачи информации в Интернете на территории России, как угрожающие основам существующего бюрократического строя <3>. Однако руководство страны не шло на это. В ходе "арабской весны" Интернет широко использовался для свержения пожизненных правителей в странах Африки (Тунис, Египет). Это очень напугало их коллег в других странах. 12 сентября 2011 г. представители России, Китая, Узбекистана, Таджикистана предложили 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН "Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности", которые не допускали бы использования Интернета для устранения авторитарных режимов в отдельных странах мира <4>. 22 сентября 2011 г. Совет безопасности и МИД РФ представили свой концептуальный проект Конвенции ООН "Об обеспечении международной информационной безопасности" <5>, которая позволяет отдельным странам устанавливать дополнительные ограничения для людей, общающихся в Интернете, и запрещает использовать сеть для свержения пожизненных правителей стран мира. Руководство России надеется на поддержку этой инициативы руководством Китая и других заинтересованных лиц, для которых свобода слова представляет реальную опасность при поддержании их пожизненной власти. Таким образом, наряду с разговорами о смене вектора развития, руководство России вместе с руководством других недемократических стран пытается создать международно-правовую базу для дальнейшего ограничения конституционных прав и свобод не только в России, но во всей той части мира, которую можно назвать недемократической. Пока в России с неудобными для правящей группы сайтами в Интернете борются путем организации атак на них, что приводит к тому, что они на какое-то время становятся недоступными для просмотра.

<3> Шкель Т. Как нам обустроить Интернет // Российская газета. 2009. 15 апреля.
<4> Черненко Е. Россия зашла на интернет-форум со своими правилами // Коммерсантъ. 2011. 1 ноября. С. 6.
<5> Черненко Е., Габуев А. Россия указала выход для Интернета // Коммерсантъ. 2011. 23 сентября. С. 1, 4.

Должностные лица российского государства в последние годы вели активную борьбу со свободно мыслящими журналистами и оставшимися независимыми от государства средствами массовой информации, что является посягательством на свободу массовой информации. Журналистов, осмеливающихся критиковать государственные органы и должностных лиц, убивали, избивали. Им поступали угрозы расправы. Неизвестные лица уничтожали их имущество. Критика должностных лиц в России часто квалифицируется правоохранительными органами как клевета или оскорбление. За критику бюрократии в целом (органов милиции-полиции) возбуждаются уголовные дела по статье 282 УК РФ, как за возбуждение ненависти к социальной группе <6>.

<6> Лесовских И. Глава СМИ понесет ответственность за "гуманоидов" // Коммерсантъ-Урал. 2012. 20 января. С. 7.

В рамках заявленной Президентом РФ реформы политической системы нам не обещают, что государство откажется от описанной выше политики. На одной из встреч со студентами в январе 2012 г. Президент РФ заявил: "У нас в стране никакой цензуры нет" <7>. Сегодня нам обещают создать общественное телевидение, которое, очевидно, будет чем-то похоже на Общественную палату РФ. Скорее всего, представленные в этой Общественной палате лица перекочуют в наблюдательный совет Общественного телевидения. Президент РФ Д.А. Медведев давно выступил с инициативой распродать государственные и муниципальные средства массовой информации в частные руки. Но никто не обратил на это внимания. Кроме того, переход средств массовой информации под контроль предпринимателей, опекаемых разными начальниками, не устранит действие запрещенной в Конституции РФ цензуры и не обеспечит свободы массовой информации.

<7> В День российского студенчества Дмитрий Медведев обсудил с учащимися факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова актуальные вопросы общественно-политического и экономического развития страны. URL: http://kremlin.ru/transcripts/14366 (дата обращения: 26.01.2012).

Действительно важной уступкой демократии, сделанной в 2011 г., является декриминализация клеветы и оскорблений (устранение юридической силы ст. 129 и 130 УК РФ), произведенная по инициативе Президента РФ Д.А. Медведева <8>.

<8> ФЗ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 2011. 9 декабря.

Вторым важным направлением в политике последних лет является восстановление контроля государства над предпринимателями, особенно крупными. Первое дело ЮКОСА носило прецедентный характер. Всем было показано, что ч. 1 ст. 35 Конституции РФ, требующая от государства охранять частную собственность, будет работать только в том случае, если частный собственник не вступает в конфликт с высшими должностными лицами. В противном случае государство сделает все, чтобы отнять имущество предпринимателя. К этому следует добавить, что в России действует правило, при котором предприниматель может нарушать законы страны, не платить все налоги (нарушать ч. 2 ст. 15 и ст. 57 Конституции РФ), если он имеет сильного покровителя в органах государственной власти. Но если он потерял этого покровителя или вступил с ним в конфликт, то его "приговаривают жить по закону" и напоминают о всех правонарушениях, которые он ранее совершал. Здесь работает принцип, продекларированный когда-то генералом Франко: "Друзьям все. Врагам - закон". Каждый предприниматель знает, что в России не действует ст. 19 Конституции РФ ("Все равны перед законом и судом"). Люди делятся на тех, кто имеет сильного опекуна в государственном аппарате ("административная крыша"), и тех, у кого он отсутствует. Как во многих других развивающихся странах, важнейшим регулятором отношений между должностными лицами государства и предпринимателями является не закон, а патрон-клиентские соглашения. Чей патрон занимает более высокое положение в государственном аппарате (более "надежная крыша"), тот получает и больше прав. Таким образом, в России нет свободы экономической деятельности, как это продекларировано в ч. 1 ст. 8 Конституции РФ. Право на предпринимательство, как в Средние века, в России носит условный характер. Оно реализуется при наличии одобрения должностных лиц и исчезает в случаях, когда предприниматель вступил в конфликт с властными субъектами.

Сложившаяся ситуация в экономических отношениях легко объясняет, почему в России не развита политическая система, а разрешенные оппозиционные партии не могут конкурировать с так называемой партией власти, или, лучше сказать, партией В.В. Путина. В стране мало предпринимателей, готовых ссориться с должностными лицами государства и финансировать оппозицию, тем более не разрешенную свыше, так называемую несистемную. После лишения свободы М. Ходорковского партия "Яблоко" не могла найти средств не только для выдвижения Г. Явлинского в качестве кандидата на должность Президента РФ в 2004 г., но даже для уплаты залога на выборах в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в 2006 г. <9>. Политики отмечают, что в компаниях, которые осмеливаются финансировать оппозицию, начинаются усиленно проводиться проверки разного рода государственными органами <10>.

<9> Пушкарская А., Чернега Ю. Петербургское "Яблоко" не хочет переплачивать за выборы // Коммерсантъ. 2006. 17 ноября. С. 3.
<10> Хамраев В. Административное давление обстоятельств // Коммерсантъ. 2007. 14 ноября. С. 2.

Отсутствие свободы экономической деятельности в стране и незащищенность частной собственности приводят к тому, что в России нет сильной правовой партии. Если предприниматели хотят получить преференции, они должны вступать в партию власти и оказывать ей финансовую поддержку. Фактически альтернативу правящей группе на политическом поле сегодня в России могут составить только левые партии, приход к власти которых является действительной угрозой и для бизнеса, и для действия ст. 8, 9, 34, 35, 36 Конституции РФ. Власть левых сил во всем мире связывается с огосударствлением экономики за счет посягательств на права предпринимателей. Ключевым пунктом программы КПРФ является усиление роли государства, а значит, еще большая бюрократизация всей жизни общества. Присутствие в политической системе России левых партий является хорошим стимулом для предпринимателей в поддержании пожизненного правления господствующей сегодня группы и созданной ею партеобразной организации. Будущее покажет, насколько изменится ситуация с либерализацией процесса создания новых партий и уменьшением требуемой для их образования минимальной численности. Но все равно есть основания для вывода: деятельность правящей группы по управлению партстроительством является явным нарушением права граждан на объединение и свободы деятельности общественных объединений (ч. 1 ст. 30 Конституции РФ), а также противоречит принципу политического многообразия и многопартийности (ч. 3 ст. 13 Конституции РФ). К тому же заявленная Президентом РФ комплексная реформа политической системы не предусматривает отказа от создания "руководящей и направляющей силы общества". Да и нет намерения отказаться от существующей разрешительной системы их создания.

Важным направлением погашения политической активности недовольных правящей группой граждан является ограничение их права на объединение в организации, не являющиеся партиями. Поправки, внесенные в ФЗ "Об общественных объединениях" и ФЗ "О некоммерческих организациях" в 2006 г. <11>, существенно усложнили процедуры создания общественных объединений и их деятельность. Жесткий контроль государства за отдельными общественными объединениями, чем-то не устраивающими различных должностных лиц, позволил с использованием различных формальных поводов ликвидировать значительную часть этих объединений. В последнее время российское государство пытается воссоздать существовавшую когда-то в СССР систему подконтрольных государству общественных объединений, которые дают видимость наличия в стране гражданского общества и "правильного" общественного мнения. Государство выделяет финансовые средства и помогает другими путями отдельным организациям, поддерживающим правящую группу, что явно нарушает принцип равенства, закрепленный в ч. 4 ст. 13 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ.

<11> ФЗ от 10 января 2006 г. N 18-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 3. С. 282.

В своем Послании к Федеральному Собранию в декабре 2011 г. Президент РФ отметил, что по его инициативе несколько упрощен порядок регистрации некоммерческих организаций и уменьшено количество их проверок. То есть выводить общественные объединения из-под государственного надзора, возвращать им конституционную свободу деятельности никто не собирается. Министерство юстиции в октябре 2011 г. разработало проект закона об отказе от особого порядка регистрации общественных объединений, но пока он не получил должной поддержки <12>. На практике правозащитные организации, критикующие государственную бюрократию, продолжают испытывать давление на них со стороны государственных органов <13>.

<12> Хамраев В., Иванов М. ФНС и прокуратура получили партийное задание // Коммерсантъ. 2011. 28 октября. С. 1, 2.
<13> Корченкова Н. "Голос" попросили не перебивать // Коммерсантъ. 2012. 25 января. С. 3; Шучалина Д. "Мемориал" обвинили во всех экстремистских грехах // Коммерсантъ. 2012. 19 января. С. 2.

Все перечисленные выше меры позволили устранить свободные выборы (требование ч. 3 ст. 3 Конституции РФ) в органы власти и заменить их вполне управляемыми выборами с заранее известными результатами. Подавление политической активности населения путем ограничения свободы слова и свободы массовой информации (ч. 1 и 5 ст. 29 Конституции РФ) и введение, по сути, разрешительного порядка создания политических партий и иных общественных движений (нарушение ст. 30 Конституции РФ) позволили добиться того, что у известного Лидера страны сегодня нет достойных конкурентов. Выборы Президента РФ в марте 2012 г. чем-то напоминали плебисцит по вопросу "о доверии" одному кандидату.

Выборы в представительные органы власти зачастую выглядят как соревнование разрешенных правящей группой политических партий и кандидатов-одномандатников.

Принятые за последние годы нормы избирательного законодательства также направлены на ограничение свободы выборов. Усложненный процесс выдвижения кандидатов на выборные должности позволяет не допускать к участию в выборах с пассивным избирательным правом ненужных государственной бюрократии лиц и объединений граждан, тем более беспартийных граждан. Произошло существенное смещение акцентов в агитационной кампании - в ней участвуют преимущественно сторонники допущенных к выборам кандидатов и политических партий, за счет их финансовых средств. Агитировать против всех и голосовать против всех запрещается. Кандидаты на выборах не должны критиковать друг друга в средствах массовой информации.

Отсутствие должного контроля со стороны подавленного общества позволяет должностным лицам использовать свое служебное положение для обеспечения победы нужных им кандидатов, фальсифицировать результаты выборов. Многие из этих ограничений не распространяются на представителей правящей группы. Например, 28 января 2012 г. в Екатеринбурге прошел организованный органами власти, связанными с ними предпринимателями и профсоюзами митинг в поддержку В.В. Путина, естественно, не за счет его избирательного фонда. За все расплатились организаторы <14>. На замечания общественности о том, что митинг грубо нарушает ФЗ о выборах Президента РФ <15> (ч. 8 ст. 49), никто не обратил внимания. Кандидата от оппозиции за такие действия давно бы сняли с выборов, а организаторов привлекли бы к административной ответственности.

<14> Прыткова А. Митинг притяжения // Коммерсантъ-Урал. 2012. 27 января. С. 8.
<15> ФЗ от 10 января 2003 г. N 19-ФЗ "О выборах Президента Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 171.

Демократия уличных выступлений все-таки пока остается серьезной угрозой для власти. Однако Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" <16>, декларируя уведомительный порядок проведения публичных акций, фактически заменил его разрешительным. Должностные лица администрации городов по своему усмотрению разрешают или запрещают проведение публичных акций. Они решают, когда и где их можно проводить. Учтя опыт украинского майдана, Закон прямо запрещает проведение круглосуточных акций протеста (ст. 9). Для воспрепятствования проведения акций в центрах городов ввели право субъектов Федерации запрещать их проводить "на территориях объектов, являющихся памятниками истории и культуры" (ч. 3 ст. 8 указанного Закона). Установившийся режим (закон и практика его применения) дозволения проведения публичных мероприятий является грубейшим нарушением конституционного права граждан, закрепленного в ст. 31 Конституции РФ. На это обращал внимание в свое время судья Конституционного Суда РФ А.Л. Кононов в своем особом мнении, высказанном в связи с вынесением Конституционным Судом Определения от 2 апреля 2009 г. N 484-О-П <17>. В декабре 2010 г. в названный Закон были введены дополнительные ограничения, касающиеся проведения публичных мероприятий автомобилистами <18>. Так правящая группа ответила на недовольство москвичей, протестующих против преимущественного права проезда по дорогам Москвы высоких начальников с синими проблесковыми сигналами на крышах их автомобилей (остатки феодального права-привилегии в России). Ответом на публичные акции в защиту ст. 31 Конституции РФ являлись репрессии против их участников.

<16> ФЗ от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" // СЗ РФ. 2004. N 25. Ст. 2485.
<17> Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 484-О-П "По жалобе граждан Лашманкина Александра Владимировича, Шадрина Дениса Петровича и Шимоволоса Сергея Михайловича на нарушение их конституционных прав положением части 5 статьи 5 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 6.
<18> ФЗ от 8 декабря 2010 г. N 344-ФЗ "О внесении изменений в ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" // Российская газета. 2010. 13 декабря. С. 17.

Все перечисленные выше меры по ограничению действия норм Конституции РФ не имеют никакого отношения к целям, зафиксированным в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, которые дают основания для ограничения прав граждан. Нетрудно догадаться, что они направлены на обеспечение пожизненного удержания государственной власти в руках известных людей, что можно рассматривать как нарушение запрета, установленного в ч. 4 ст. 3 Конституции РФ, - присвоение власти.

Отсутствие сильного гражданского общества в России не позволяет реализовать требования ст. 2, 18 Конституции РФ. По мнению автора, государство не признает естественности прав человека, их высшей ценности. В соответствии с российскими традициями оно само решает, какие из закрепленных в Конституции РФ прав позволить реализовать населению страны, а какие нет, в какой степени ограничить пользование перечисленными в Конституции РФ правами. Как писал в письме к Курбскому Иван Грозный: "Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их вольны же" <19>. Декабрьское Послание Президента РФ Федеральному Собранию показывает, что он намерен октроировать изменения в законодательстве, касающиеся политической системы, без обсуждения их в обществе, хотя еще недавно он был инициатором общественного обсуждения законопроектов. Поведение руководства страны сегодня напоминает поведение Николая II в период с 1905 г. После первых выступлений масс в Москве Послание Президента РФ Федеральному Собранию становится похожим на царский манифест 17 октября 1905 г. с обещаниями демократических свобод. Затем производятся октроированные изменения в законодательстве, частично удовлетворяющие активные группы общества, но не подрывающие самодержавия правящей группы.

<19> Ключевский В.О. Русская история: Полный курс лекций: В 2 кн. Кн. 1. Мн.: Харвест; М.: АСТ, 2000. С. 620.

Обобщение перечисленных мероприятий позволяет сделать вывод, что все они направлены на то, чтобы не допустить формирования в России демократического политического режима, декларированного в ст. 1 Конституции РФ. По мнению автора, в России введен мягко авторитарный политический режим, поскольку применение насилия к журналистам, оппозиции не носит массового характера. Репрессии, в основном, применяются не в рамках уголовного, а в рамках административного права. Заявленная Президентом РФ политическая реформа не предполагает возврата к демократии, поскольку он считает, что она и так существует. Обещанные меры по совершенствованию демократии очень похожи на формулировку ст. 9 Конституции СССР 1977 г.: "Основными направлениями развития политической системы советского общества является дальнейшее развертывание социалистической демократии: все более широкое участие граждан в управлении делами государства и общества, совершенствование государственного аппарата, повышения активности общественных организаций...". В отличие от советского периода сегодня нам обещают развертывание не социалистической, а "суверенной" демократии.

Устранение свободных выборов депутатов Государственной Думы и нейтрализация с помощью партии власти Федерального Собрания РФ позволяют говорить об устранении республиканской формы правления в России, продекларированной в ст. 1 Конституции РФ. Сложившуюся форму правления правильнее было бы определить как монократическую или олигархическую (учитывая, что страной правит не один человек, а команда, неформальный комитет). В Казахстане по примеру Ирана институт лидера нации формализовали в писаном праве. В России этот институт появился приблизительно в 2006 - 2007 гг., но не нашел отражения в законодательстве. Сегодня ясно, что власть В.В. Путина в стране достигла такого масштаба, что уже совершенно безразлично, какую должность он занимает. Он все равно остается высшим руководителем страны, а Президент РФ становится всего лишь его ближайшим помощником.

Установление контроля Лидера нации за всеми ветвями власти позволяет говорить об отмене действия в России принципа разделения властей, закрепленного в ст. 10 Конституции РФ. Разделение властей заменили разделением труда между различными зависимыми от Лидера нации (не самостоятельными) органами власти. Создание партии власти позволило превратить Федеральное Собрание РФ в совещательный и законорегистрационный орган при Лидере нации, в подобие шуры мусульманских стран. В свою очередь, управляемое Федеральное Собрание за последние годы колоссально расширило полномочия Президента РФ, предоставив ему права, которые не предусмотрены Конституцией РФ. Он предлагает кандидатов на очень многие высшие должности, так или иначе все эти люди становятся частью команды Лидера нации; и нет уверенности, что для них Конституция и закон обладают большей силой, чем чувство благодарности тому, кто их выдвинул на должность.

Массовые выступления после декабрьских 2011 г. выборов депутатов Государственной Думы показали, что в России все же формируется гражданское общество, которому не безразлично, как им управляют и куда ведут. На наших глазах пассивное и молчаливое население постепенно становится народом, который начинает требовать передать ему государственную власть в соответствии с ч. 1 ст. 3 Конституции РФ. Подданные, которые готовы унизительно выпрашивать для себя какие-то подачки у государства и его представителей, превращаются в уважающих себя граждан, уверенных, что права не дают, права берут. Описанные выше меры, принятые руководством страны, затормозили естественный ход развития российского общества, но не позволили полностью его остановить. Общественная активность прорывается через возведенные бюрократические преграды. Материалистическая философия оказалась права. С развитием капитализма у членов общества появляется потребность в политических правах и республиканской форме правления.

У правящей группы России есть два сценария поведения. Первый связан с уступками обществу, постепенным ослаблением ограничений конституционных прав, переходом от номинальной Конституции к реально действующей. Второй заключается в удержании всей полноты власти правящей группой любым путем, в том числе и путем репрессий против оппозиции. Как правило, этот путь приводит страну к революционному способу избавления общества от "заботливых опекунов". Отдавать власть всегда жалко. Но в мировой истории есть примеры, когда под давлением внутренних или внешних сил правители вынуждены были постепенно отказываться от своего всевластия. Сегодня можно предположить, что контрреформы в России (которые типичны для постреволюционного развития) достигли своего апогея. Общество будет искать пути расширения своей власти над аппаратом государства с помощью реформ государственного права. Наука конституционного права должна помочь ему в этом. На конституционалистов возлагается обязанность разъяснения обществу предлагаемых ему "сверху" мер, для того чтобы не дать обмануть его в очередной раз, выдавая принятие неконституционных или декларативных законов за совершенствование политической системы.