Мудрый Юрист

Оценочные признаки и квалификация неправомерных действий при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ)

Христенко Екатерина Викторовна, преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин юридического факультета Российского нового университета (РосНОУ).

В статье автор изучает объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ. Раскрывая содержание оценочных признаков, требующих уточнения со стороны правоприменителя в процессе квалификации преступления, автор приходит к выводу о необходимости перевести банкротские преступления в ранг уголовных проступков, предложив при этом внести соответствующие изменения в действующий УК РФ.

Ключевые слова: неправомерные действия, несостоятельность, банкротство, состояние банкротства, наличие признаков банкротства, оценочное понятие, задолженность, уголовный проступок.

The estimated signs and qualification of misconduct in bankruptcy (p. 1 of art. 195 of the Criminal Code of the Russian Federation)

E.V. Khristenko

Author examines objective and subjective signs of the corpus delicti, which is provided by p. 1 of art. 195 RF CC in the article. During the disclosure of content of the estimated signs author concludes that it is necessary to transfer bankruptcy crimes to the rank of criminal misconduct, and offers at the same time amend the valid Criminal Code.

Key words: wrong act, insolvency, bankruptcy, state of bankruptcy, signs of bankruptcy, estimated notion, debt, criminal misconduct.

Проблема квалификации неправомерных действий при банкротстве заключается в том, что перечисленные в ч. 1 ст. 195 УК РФ деяния недостаточно конкретизированы. Это делает их оценочными понятиями или содержащими оценочные признаки <1>. Кроме того, учитывая, что банкротство или несостоятельность являются сугубо гражданско-правовыми категориями, правильная квалификация данного банкротского преступления становится еще более затруднительной. Как справедливо отмечает профессор А.Э. Жалинский, применение ст. 195 УК РФ требует глубоких знаний не только в сфере уголовного права, но и особенно в области гражданского, административного и предпринимательского права и законодательства <2>.

<1> Об оценочных понятиях и признаках в уголовном праве см., например: Иванов Н.Г. Об унификации оценочных признаков уголовного закона // Российская юстиция. 1996. N 4. С. 18 - 26.
<2> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.Э. Жалинский. М., 2010. С. 594.

При этом анализ практики применения законодательства о банкротском преступлении по ч. 1 ст. 195 УК РФ показывает различное толкование судами действий, образующих данное преступление, ввиду их недостаточной конкретизации.

Представляет значительные трудности в практической реализации нормы по ст. 195 УК РФ квалификация понятий "банкротство", "признаки банкротства и их наличие" и "крупный ущерб", без которых нет преступления, предусмотренного в ст. 195 УК РФ.

Этимологически понятие "банкротство" происходит от сочетания слов в итальянском языке "banca" и "rotta", что переводится как "сломанная скамья" <3>. Дело в том, что итальянские торговцы обычно ставили перед своими лавками для клиентов скамью, которую ломали в знак прекращения торговых операций по причине несостоятельности. В праве банкротство - это несостоятельность должника (гражданина, предприятия, банка), отказ предприятия платить по своим долговым обязательствам из-за отсутствия средств; финансовый крах, разорение.

<3> Словарь иностранных слов (около 10 000 слов). Составитель - Т.Ю. Ушакова. СПб., 2008. С. 77.

Возникновение института банкротства связано с существованием институтов займа и кредита и последующей неспособностью должника оплатить свои денежные обязательства.

На русском языке в науке гражданского права и законодательства применяется термин "несостоятельность", а в скобках термин "банкротство", и, надо полагать, эти два понятия являются тождественными и имеют одинаковое значение и содержание <4>.

<4> В ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 27 сентября 2002 г. "Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе" дается определение несостоятельности (банкротстве): "Несостоятельность (банкротства) - признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей".

В УК РФ применяется только термин "банкротство" для названия банкротских преступлений. А термин "несостоятельность" наряду с банкротством законодатель использует только в ст. 197 УК в качестве признака банкротства, означающего последствие банкротства (состояние банкротства).

Из этого следует, что и в уголовном законодательстве "банкротство" и "несостоятельность" используются как тождественные понятия. Надо полагать, что они являются двумя названиями одного и того же явления (понятия).

Сложнее обстоит дело с определением признаков банкротства, вернее, их наличия, без установления которых нет составов банкротских преступлений по ст. 195 УК РФ, а значит, не может быть и уголовной ответственности. Признаки банкротства достаточно формализованы в гражданском законодательстве, однако, как справедливо отмечается в юридической литературе, установление признаков банкротства, их наличия является проблематичным <5>.

<5> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.Э. Жалинский. С. 595.

Банкротство относится к числу сложных гражданско-правовых институтов. Без ясного понимания процедур банкротства, их специфики, без выявления точек, наименее защищенных от преступления, невозможно сконструировать такие составы преступлений, которые могут дать уголовно-правовую гарантию реализации этого института.

Признаки банкротства определены в ст. 3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)". Это неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены гражданином или юридическим лицом, а также если сумма обязательства гражданина превышает стоимость принадлежащего ему имущества (к юридическому лицу последний признак не относится). Отсюда вытекает, что в законе закреплены следующие признаки банкротства:

<6> Обязательство долгового характера (или долговая расписка) - документ, оформленный в свободной форме и выдаваемый заемщиком кредитору при получении кредита (или займа). В долговом обязательстве указывается сумма кредита и срок его погашения. Согласно этому документу заемщик обязуется возвратить кредит в установленный срок, а кредитор получает право взыскать его с заемщика по истечении этого срока. Об этом подробнее см.: Новый экономический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. М., 2006. С. 368; Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). Т. 46. СПб., 1890 - 1907. С. 69.

Для основания уголовной ответственности по ст. 195 УК РФ важно, чтобы в наличии были все перечисленные признаки банкротства.

Таким образом, в ст. 195 УК основанием уголовной ответственности являются не сами признаки банкротства, а их наличие. Однако установление наличности признаков банкротства, на наш взгляд, является прерогативой уголовного процесса, процесса доказывания, значит, они (признаки банкротства) должны быть установлены на стадии возбуждения уголовного дела, и тогда они будут служить основанием для него.

Учитывая, что преступление по ст. 195 УК имеет место, когда субъект заблаговременно знает о своей несостоятельности, т.е. находится в состоянии банкротства и тем не менее совершает действия, предусмотренные в ч. 1 ст. 195 УК, было бы правильнее говорить о совершении преступления не при банкротстве, а в состоянии банкротства. Это согласуется с тем, что в русском языке предлог "в" указывает на временные отношения, в рамках которых совершаются определенные действия, в том числе и имеющие юридическое значение. Предлог "при" служит лишь для обозначения предложного падежа <7>. Поэтому предлагаем изменить название ст. 195 УК РФ и изложить в следующей редакции: "Неправомерные действия в состоянии банкротства".

<7> Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Русский язык. М., 2010. С. 180.

Действия и иные признаки, содержащиеся в ч. 1 ст. 195 УК, можно подразделить на относительно-определенные и неопределенные <8>.

<8> Более подробно о неопределенных и относительно-определенных понятиях см., например: Головина С.Ю. Понятийный аппарат трудового права. Екатеринбург, 1997. С. 106 - 107.

Относительно-определенные понятия (к ним относятся "имущество", "имущественные права", "имущественные обязанности", "юридическое лицо", "индивидуальный предприниматель", "передача во владение", "отчуждение") достаточно формализованы в гражданском законодательстве и имеют правовые дефиниции, позволяющие расширительно толковать их, выходить за пределы обозначенного в тексте уголовного закона значения термина. Неопределенные понятия (к ним относятся "сокрытие", "уничтожение", "фальсификация", "крупный ущерб") со своей стороны также требуют четкости для их использования в квалификации анализируемого преступления, так как в законодательстве, в том числе уголовном, они не формализованы и не конкретизированы. И надо полагать, что для уголовного законодательства эти понятия являются оценочными и служат предметом судебного толкования.

Сокрытием следует считать различные приемы утаивания имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе.

Это согласуется с тем, что в русском языке под словом "сокрытие", которое является производным от глагола "скрывать", понимается скрыть, сокрыть, прятать, класть в крепкое сохранное место, прятать от других и т.п. <9>. Глагол "скрыть" также означает таить, умолчать о чем-либо, не оглашать, не выдавать <10>.

<9> Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т. 4. М., 2000. С. 243.
<10> Там же. С. 244.

Уничтожение <11> включает в себя разнообразные действия, приводящие бухгалтерские и иные учетные документы, отражающие экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, в полную негодность или в такое их состояние, когда восстановление этих документов уже не представляется возможным.

<11> Слово "уничтожение" происходит от глагола "уничтожить". См., например: Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. М., 2000. С. 487.

Слово "фальсификация" (лат. falsificare) означает подделывать и включает ряд однородных действий: подделывание, искажение, подмена подлинного ложным, мнимым; изменение с корыстной целью качества предметов сбыта в сторону ухудшения при сохранении внешнего вида; подделка, подделанная вещь, выдаваемая за настоящую <12>. Следовательно, фальсификация охватывает любые возможности внесения в бухгалтерские и иные учетные документы изменений, искажающих данные экономической деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя.

<12> Словарь иностранных слов (около 10 000 слов). СПб., 2008. С. 682.

Подробный анализ ч. 1 ст. 195 УК РФ показывает, что такие способы совершения данного преступления, как сокрытие, уничтожение, фальсификация, не несут значительной смысловой нагрузки, так как любые другие действия и любые способы их совершения при наличии признаков банкротства образуют неправомерные действия. Здесь важен момент, что виновный совершает неправомерные и, говоря уголовно-правовым языком, противоправные действия, которые противоречат гражданскому законодательству о банкротстве.

Перечисление в диспозиции статьи уголовного закона конкретных действий не имеет смысла применительно к анализируемому банкротскому преступлению, так как правомерные, т.е. законные, действия в состоянии банкротства регламентированы гражданским законодательством, поэтому любые действия (бездействие), противоречащие правомерным поступкам по гражданскому законодательству о банкротстве и причинившие крупный ущерб кредитору, образуют преступление.

Исходя из изложенного, считаем правильным внести изменение в ст. 195 УК РФ и изложить ее ч. 1 в следующей редакции: "Неправомерные (противоправные) действия, совершенные при наличии признаков банкротства и причинившие крупный ущерб, - наказываются..."

Не конкретизированы в ч. 1 ст. 195 УК РФ и признаки субъекта преступления, что может вызвать споры в следственной и судебной практике.

Ясно, что если неправомерные действия могут быть совершены в состоянии банкротства, то субъектом преступления будет только должник. Должником признается "гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока" (ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в ред. от 30 декабря 2008 г.).

По смыслу ст. 195 УК РФ субъектом преступления может быть учредитель юридического лица или руководитель исполнительного органа, индивидуальный предприниматель, а также гражданин (физическое лицо), который, например, взял кредит в банке и не может вернуть долг в силу нахождения в состоянии банкротства.

Преступление по ч. 1 ст. 195 УК РФ сформулировано как материальный состав, так как неправомерные действия в состоянии банкротства образуют оконченное общественно опасное деяние, признаваемое преступлением, лишь только если их (неправомерных действий) последствием будет причинение крупного ущерба. Несмотря на то что понятие "крупный ущерб" применительно к анализируемой статье дается в примечании к ст. 169 УК РФ, оно признается оценочным. Более того, в данном примечании "крупный ущерб" определяется признаками других понятий - "ущерб", "доход", "задолженность", которые также являются оценочными и требуют уточнения при квалификации преступления.

Однако, разумеется, для анализируемого банкротского преступления имеет значение только понятие "задолженность". Но учитывая, что потерпевшим от неправомерных действий в состоянии банкротства всегда может быть только кредитор, не совсем удачным представляется законодательная формулировка "...причинили крупный ущерб". На наш взгляд, правильным было бы применение выражения "...задолженность в крупном размере", т.е. неправомерные действия, совершенные при наличии признаков банкротства, образовали задолженность должника (субъекта преступления) перед кредитором в крупном размере (сумма, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей).

Принимая это во внимание, диспозицию нормы ч. 1 ст. 195 УК РФ следует изложить в следующей редакции: "Неправомерные (противоправные) действия, совершенные при наличии признаков банкротства и образовавшие задолженность в крупном размере, - наказываются..."

Анализ преступления "неправомерные действия при банкротстве" показывает, что банкротские общественно опасные деяния тесно связаны с гражданским законодательством, имеют гражданско-правовое происхождение и в основном подчиняются гражданско-правовому методу регулирования, поэтому их (банкротские преступления - ст. 195 - 197 УК РФ) следовало бы именовать уголовными проступками, преследуемыми в частном порядке (уголовные дела частного преследования). За них не могут быть установлены законодателем наказания, связанные с изоляцией осужденного от общества.

В связи с этим предлагается ввести в ст. 14 УК РФ наряду с понятием "преступление" понятие "уголовный проступок" <13>. Понятие "уголовный проступок" изложить в следующей редакции: "Уголовным проступком признается виновно совершенное общественно опасное деяние, за которое настоящим Кодексом устанавливается наказание, не связанное с изоляцией осужденного от общества".

<13> О подобном высказывании в уголовно-правовой литературе см., например: Сахаров А.Б. Разграничение преступлений и иных правонарушений // Социалистическая законность. 1974. N 7. С. 27 - 34.