Мудрый Юрист

К роли культурных ценностей в межгосударственном диалоге

Россия исторически является одной из ведущих культурных держав мира. В нашей стране были созданы многие шедевры мировой культуры.

Именно культура представляет собой неиссякаемый кладезь живительной энергии, способный обновить Российское государство и общество в целом.

В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию России от 22 декабря 2011 г. отмечена необходимость целенаправленно возрождать культуру, уделять особое внимание ситуации в учреждениях культуры. Акцент был сделан на обновление инфраструктуры сферы культуры, относительно широкое внедрение современных технологий, которое могло бы способствовать обеспечению максимальной доступности культурного достояния.

В современном мире культура является одним из лучших стимулов, который мог бы сплотить нацию.

Культура - "вторая природа", т.е. созданное человеком, те самые дошедшие до наших дней удивительные доказательства существования других цивилизаций - артефакты.

Понятие культурных ценностей с позиций культурологии включает в себя большую смысловую нагрузку, нежели юридическая дефиниция. Это происходит в связи с тем, что не все культурные ценности могут поддаваться воздействию правовых норм.

Культурные ценности, для того чтобы являться таковыми, должны соответствовать ряду параметров, неоднозначно установленных в странах с различными правовыми системами: быть результатом творческой деятельности человека (уникальность), иметь определенное историческое, художественное или научное значение (овеществленная ценность), подпадать под определенный временной критерий (относительно момента создания - 100, 150 и более лет назад либо привязка делается к какому-либо историческому событию). В Австрии, например, к перечисленному списку добавляется еще и стоимость предмета, играющая важную роль при решении вопроса о выдаче разрешения на вывоз.

Позитивное развитие межкультурных коммуникаций уменьшает количество межнациональных конфликтов, учит считаться с многообразием взглядов, ценностей, воспитывает толерантность, определяет ориентиры и смысл человеческого существования, открывает путь к творчеству.

Обмен культурными ценностями между странами в целях образования, науки, культуры расширяет знания о человеческой цивилизации, обогащает культурную жизнь народов, причастных к культурному диалогу, вызывает взаимное уважение и понимание.

Культурные ценности служат связующим звеном между разнесенными во времени поколениями. Каждое государство обязано охранять достояние, состоящее из находящихся на его территории культурных ценностей, от опасности кражи, тайных раскопок и незаконного вывоза.

Страны должны содействовать возвращению заинтересованным законным владельцам-государствам ценностей, незаконно вывезенных с их территорий.

В 2008 г. Американская ассоциация музеев выпустила руководство для музеев во избежание приобретения артефактов, которые, возможно, были незаконно вывезены. Музей "Метрополитен" в Нью-Йорке и Музей Дж. Пола Гетти в Лос-Анджелесе недавно согласились вернуть предметы материальной культуры в Италию, о краже которых заявляло итальянское правительство.

Регулирование вывоза и ввоза культурных ценностей осуществляется на основании заключения государственной экспертизы. При принятии решения о возможности их транспортировки соответствующим государственным органом выдается свидетельство на право перемещения, которое является основанием для пропуска культурных ценностей через границу Российской Федерации.

При вывозе культурных ценностей необходимо документальное подтверждение права собственности на них.

Культурные ценности, находящиеся в государственных собраниях России, могут на сравнительно короткий срок (не более года) покидать страну: в случаях временной экспозиции; гастрольной деятельности; реставрационных работ и научных исследований; презентаций, выставок и проведения международных культурных мероприятий при условии обеспечения им иммунитета в стране предполагаемого культурного диалога, их сохранности и возврата обратно в государство, из которого они прибыли.

Межгосударственный обмен культурными ценностями имеет и негативные моменты. В современном мире возрастает количество споров по поводу культурных ценностей. К самому острому и не решенному до конца вопросу в обозначенной сфере относится дело американской религиозной организации "Агудас Хасидей Хабад" против Российской Федерации о религиозных книгах, рукописях, находящихся в наших государственных собраниях. Прецеденты, подобные этому, способны "заморозить" реализацию больших культурных проектов, особенно в отношении показа материальных предметов - культурных ценностей, между государствами из-за боязни музеев, направляющих предметы, их возможного ареста на территории иностранного государства во исполнение решения суда.

В современном мире довольно широкий резонанс вызвал запрет Кабинета Министров Великобритании носить нательный крест стюардессе Наде Эвейде и медсестре Ширли Чаплин, позволивший работодателям отстранить работниц от исполнения трудовых обязанностей лишь на том основании, что крест отображал их религиозную принадлежность, а созерцание символа чужой религиозности могло оскорбить представителей других конфессий. Решение было мотивировано тем, что крест в представлении правительства не является обязательным требованием к верующим христианам. Запрет на его ношение связали с гигиеной (вероятность переноса инфекции) и безопасностью (возможное причинение вреда здоровью работника пациентами). Такого рода решение представляет собой неуважение к верующим, религиозной традиции, является дискриминацией, нарушением ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., провозглашающей свободу мысли, совести, религии. Ведь крест для христианина - напоминание о вере, упование в защите при тяжелых жизненных обстоятельствах.

С православной точки зрения ношение креста - исповедование веры; понуждение не носить его - вторжение в святую святых - область свободы религии, фактически отречение от возможности идентифицировать себя как представителя религиозной общности.

Позиция же государства по затронутым делам является ярким примером проявления двойных стандартов Королевства в отношении своих подданных, открытой дискриминацией, т.к. в Великобритании нет запрета носить хиджаб, разрешено ношение тюрбанов сикхам, даже если они являются полицейскими.

Получается, что в современном мире, как говорит глава синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимир Легойда, в период "раскрепощения человеческих инстинктов" происходит попирание нравственных ценностей людей, духовной составляющей жизни. Публичная демонстрация гомосексуализма на Туманном Альбионе считается нормой о поведения, а ношение нательного креста - под запретом. Не исключено, что в дальнейшем власти Англии запретят священнослужителям носить крест как часть одеяния, публично демонстрирующего символ христианства. А затем и вовсе возникнет идея о снятии крестов с церковных куполов и запрете изображения креста.

На стороне работниц, отстаивая их права, встала немалая часть мировой общественности, в их поддержку выступили представители Христианского юридического центра, специализирующегося на правовой поддержке верующих в судебных разбирательствах, связанных с религией, лорд Кэри, бывший архиепископ Кентерберийский. В Российской Федерации 21 марта 2012 г. у посольства Великобритании в Москве состоялся пикет, лозунгом которого стало: "Великобритания! Запрещаешь крест - запрети свой флаг!".

Вслед за Великобританией начались гонения на нательные кресты в Польше. Польская футбольная ассоциация, занимающаяся организацией Евро-2012, неожиданно для общественности запретила полякам и гостям Польши приходить на матчи будущего чемпионата с нательными крестами и Священным Писанием. Согласно официальной инструкции для предстоящих матчей европейского чемпионата главный символ христианства - крест - официально запрещен на стадионах.

Позиция британских судов по вопросу ношения нательного крестика на работе предельно ясна - наложен запрет. Вскоре дело рассмотрят в Европейском суде по правам человека. Возникшее разногласие будет носить прецедентный характер, что предопределит последующие решения судов в аналогичных ситуациях.

С точки зрения автора данного исследования решение Европейского суда по правам человека будет вынесено в пользу заявителей, отстаивающих свои права на ношение нательного крестика. Это сродни Постановлению вышеупомянутого суда по делу "Лаутси и другие против Италии" от 18 марта 2011 г. по поводу возможности нахождения в школьных классах распятия.

Наличие религиозных символов - выражение культурного единства и исторической идентичности итальянского народа, атрибут системы ценностей.

Связь между христианством и свободой предполагает логичную историческую последовательность. При внимательном изучении истории можно обнаружить сходство "ядра" христианства, которое ставит милосердие превыше всего, включая веру, подчеркивает приемлемость различий и ядра республиканской Конституции, которая в духе солидарности признает ценностью свободу всех. Более того, касаемо сути данного дела, в течение многих веков образование в Италии давала только Церковь, ее религиозные ордена и организации.

В современной общественной реальности распятие следует рассматривать как символ исторического и культурного наследия, свободы, равенства, человеческого достоинства и религиозной терпимости.

Распятие является "пассивным символом", который присутствует на гербах и флагах многих стран, в описываемом деле отражает национальную идентичность, имеющую основу в истории.

Образно это выражено в особом мнении по рассмотренному делу судьями Розакис и Ваич: "Суд по правам человека не может позволить себе страдать от исторической болезни Альцгеймера. Он не имеет права пренебрегать культурным континуумом движения нации во времени или игнорировать то, что на протяжении веков служило образованию и определению лица народа. Никакой наднациональный суд не уполномочен заменять своими этическими насмешками те качества, которые история отпечатала на национальной идентичности... Европейский суд не должен банкротить века европейской традиции".

Наличие распятия в школьных классах не препятствует любому итальянцу в его свободе верить или не верить, обращаться к атеизму, предаваться любому кредо или "ереси" по своему выбору.