Мудрый Юрист

Рецензия на монографию а.в. Рагулина "современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России" *

<*> Рагулин А.В. Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России: Монография. М.: ЮРКОМПАНИ, 2012. 544 с.

Воронов А.А., адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов, доктор юридических наук, профессор.

Адвокатской деятельностью в соответствии с действующим российским законодательством признается квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатами на профессиональной основе физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. В литературе неоднократно отмечалось, что адвокатура является одним из важнейших институтов гражданского общества, обеспечивающим как частные интересы граждан, так и публично-правовые интересы <1>, поэтому от того, насколько адвокатура сильна, организованна, законодательно защищена, в значительной степени зависит эффективность защиты основополагающих прав граждан <2>.

<1> См.: Галоганов А.П. Правовой статус адвокатуры: российская законодательная модель и конституционные принципы обеспечения прав человека: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 5 - 6, 18 - 19.
<2> См.: Белик В.Н. Реализация права на защиту и нормы профессиональной этики адвоката // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов 6-й ежегодной науч.-практ. конференции, 2009 г. / Федер. палата адвокатов. Рос. Федерации. М.: Информ-Право, 2009. С. 17.

Важной сферой деятельности адвоката является его участие в качестве защитника по уголовным делам. Для того чтобы адвокат имел возможность оказания квалифицированной юридической помощи, Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - ФЗ "Об адвокатуре") и УПК РФ определяют широкий спектр полномочий адвоката-защитника, с помощью которых он имеет возможность содействовать осуществлению права каждого человека на квалифицированную юридическую помощь, закрепленного в ст. 48 Конституции РФ.

Несмотря на детальную регламентацию прав адвоката-защитника, практика осуществления адвокатской деятельности показывает, что значительный объем его прав в действительности нереализуем либо адвокат-защитник сталкивается с серьезными проблемами в их реализации. Кроме того, анализ отчетности адвокатских палат, результатов научных исследований, материалов периодической печати и сети Интернет показывает, что в последнее время стали широко применяться незаконные действия в отношении адвокатов, представляющие собой вмешательство в деятельность адвокатов и воспрепятствование ей.

Представляется, что потребность в научных исследованиях как проблем развития и функционирования адвокатуры в общем, так и проблем практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в частности остается весьма актуальной в связи с небезупречным реформированием и применением российского уголовно-процессуального и иного законодательства в современных условиях.

Все вышеуказанные обстоятельства, как по отдельности, так и в своей совокупности, дают основание для вывода о том, что проблемы регламентации, практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника сегодня являются злободневными, требуют постановки на самом высоком уровне и выработки научно обоснованных предложений по их разрешению. Это обусловливает высокую степень актуальности темы, избранной и исследованной А.В. Рагулиным.

Во введении к работе (с. 6 - 29) автором надлежащим образом обоснованы актуальность и необходимость исследования соответствующей проблематики, определяется объект и предмет исследования, цели и задачи исследования, его методологическая, правовая и теоретическая основы, эмпирическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, рассмотрены вопросы внедрения результатов исследования в научную и практическую деятельность. Автором справедливо отмечается, что до настоящего времени комплексных монографических исследований, специально посвященных проблемам регламентации, практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника, в России не проводилось, что обусловливает актуальность и необходимость рассмотрения вопросов избранной темы (с. 17).

Хотелось бы отметить удачное составление содержания работы: автор вполне логично сначала уделяет повышенное внимание общим положениям, связанным с правовой регламентацией института профессиональных прав адвоката-защитника, а затем переходит к исследованию отдельных проблем, связанных с регламентацией и реализацией конкретных профессиональных прав.

В первой главе рецензируемой работы А.В. Рагулин счел необходимым рассмотреть вопрос о системе профессиональных прав адвоката-защитника и организационно-правовых средствах обеспечения их практической реализации и охраны в современной России.

В первом параграфе автором формулируется определение понятия "профессиональные права адвоката", под которыми он предлагает понимать предусмотренные и обеспеченные положениями ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации правовые возможности, предоставленные адвокату для оказания им квалифицированной юридической помощи физическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (с. 38). Принимая во внимание, что данное определение сформулировано на основе этимологического и нормативного анализа терминов "право" (в субъективном смысле) и "полномочие", а также на основе изучения значительного количества научной литературы, с ним представляется вполне возможным согласиться.

Необходимость введения в научный оборот понятия "профессиональные права адвоката-защитника" автор обоснованно объясняет тем, что имеется объективная необходимость в отграничении институтов прав адвоката, прав защитника и прав адвоката-защитника друг от друга.

Далее в работе рассмотрен вопрос о классификации профессиональных прав адвоката-защитника. А.В. Рагулин отмечает, что, по его мнению, использование в качестве основания для классификации профессиональных прав адвоката-защитника различных стадий уголовного судопроизводства является наиболее оптимальным и продуктивным (с. 43). И действительно, подобное основание позволяет выстроить стройную и последовательную (как для целей научного изложения материала, так и для его восприятия) систему профессиональных прав адвоката-защитника. Вместе с этим полагаем, что вполне допустимо использование и иных оснований для классификации, в зависимости от тех или иных посылок, которые автор может ставить перед собой при проведении научных исследований.

Далее, в соответствии с предложенным основанием для классификации автор рассматривает перечень профессиональных прав адвоката-защитника и приходит к выводу о том, что их количество не равно 21, как это можно предположить исходя из беглого анализа текста ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и УПК РФ, а целых 86 (с. 45 - 56)! Представляется, что уяснение практикующими адвокатами всего спектра принадлежащих им профессиональных прав будет способствовать повышению эффективности их профессиональной деятельности.

В параграфе 2 первой главы (с. 56 - 71) автор рассмотрел основные организационно-правовые средства обеспечения практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в Российской Федерации и пути их совершенствования. При написании данного параграфа автором избрана методика изложения отдельных положений в виде тезисов, подтвержденных рядом научно обоснованных выкладок. К сожалению, не все предложения и обобщения, которые нам представляются вполне разумными, автор счел необходимым детально обосновать (с. 69 - 70), что в общем не умаляет достоинства сформулированных предложений и рекомендаций.

Положения, изложенные в первой главе рецензируемой работы, легли в основу определения дальнейшей структуры и содержательной части исследования.

Во второй главе работы автором рассмотрены профессиональные права адвоката-защитника, обусловленные гарантиями независимости адвоката, и современные проблемы их правовой регламентации и практической реализации. Рассмотрение данной группы вопросов представляется нам особо актуальным, поскольку адвокат, выполняя свои профессиональные обязанности, не должен обращать внимание ни на какие указания любых лиц, кроме как на требования действующего законодательства, он не должен бояться выполнять профессионально свои обязанности. Процессуальная позиция адвоката, способы и средства выполнения поручения должны определяться адвокатом независимо от следователя, прокурора или суда <3>.

<3> Воронов А.А. Проблемы дисциплинарной ответственности адвокатов // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов 3-й Всероссийской науч.-практ. конф. / Отв. ред. С.И. Володина, Ю.С. Пилипенко. М.: Новый учеб., 2006. С. 26.

Интересным, новаторским и вполне продуктивным нам представляется мнение автора о необходимости рассмотрения гарантий независимости адвоката и гарантий сохранения адвокатской тайны, в рамках института профессиональных прав адвоката-защитника, поскольку эти гарантии, по своей сути представляющие собой механизмы обеспечения реализации всей совокупности профессиональных прав адвоката-защитника, предоставляют ему субъективное право требовать соблюдения соответствующих норм от должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, и иных лиц, государственных органов и организаций (с. 40).

В параграфе отмечается, что под "вмешательством в деятельность адвоката" автор предлагает понимать умышленные противоправные действия, посредством которых заинтересованное лицо оказывает негативное воздействие на адвоката с целью каким бы то ни было образом изменить ход выбранной им совместно с доверителем стратегии осуществления профессиональной деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи по конкретному делу, вследствие совершения которых причиняется вред или создается угроза причинения вреда интересам правосудия, а под "воспрепятствованием деятельности адвоката" - умышленные противоправные действия (бездействие), направленные на создание заинтересованным лицом помех в реализации профессиональных прав адвоката при его деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи по конкретному делу в целях помешать реализации стратегии деятельности адвоката и его доверителя, вследствие совершения которых причиняется вред или создается угроза причинения вреда интересам правосудия (с. 90 - 91). Приведенные определения отличаются научной новизной, выработаны на основе глубокого научно-практического анализа, соотнесены с ранее предлагаемыми в литературе определениями соответствующих понятий и поэтому представляются нам обоснованными и имеющими научную ценность.

Далее во второй главе работы автором рассматриваются иные профессиональные права адвоката-защитника, основанные на гарантиях независимости адвоката, и вносится ряд предложений, направленных на совершенствование действующего законодательства и практики его применения.

В третьей главе рецензируемой работы А.В. Рагулин рассмотрел актуальные проблемы регламентации и практической реализации профессиональных прав адвоката-защитника на различных этапах уголовного судопроизводства и пути их решения. Так, детальному научно-практическому анализу в тексте работы подвергнуты такие профессиональные права адвоката-защитника, как право на допуск к участию в уголовном судопроизводстве (с. 203 - 229), право на непосредственное участие в процессе доказывания (с. 229 - 257), право на запрос сведений, необходимых для оказания юридической помощи (с. 257 - 277), право на привлечение специалистов (с. 277 - 294), право на беспрепятственные встречи с доверителем (с. 294 - 334), право фиксировать информацию, содержащуюся в материалах дела (с. 334 - 344), право на заявление ходатайств (с. 344 - 363), право на заявление отводов (с. 363 - 382), право использовать иные не запрещенные законодательством средства и способы защиты (с. 382 - 406), право приносить жалобы на действия (бездействие) и (или) решения дознавателя, следователя, прокурора и участвовать в их рассмотрении (с. 407 - 427), право давать подзащитному краткие консультации в присутствии следователя (с. 427 - 433), право участвовать в назначении и производстве экспертизы (с. 433 - 456), право на ознакомление с материалами уголовного дела в процессе предварительного расследования (с. 456 - 468), право на ознакомление с материалами уголовного дела после завершения предварительного расследования (с. 469 - 487), право на заявление возражений против действий председательствующего судьи (с. 487 - 494), право знакомиться с протоколом судебного заседания, подавать на него замечания, изготавливать и (или) получать его копию (с. 494 - 505).

В рамках рассмотрения вышеперечисленных профессиональных прав автором предлагаются способы, направленные на их реализацию, и приводится обстоятельная юридическая мотивировка о правомерности отдельных действий адвоката в этом направлении.

В заключении к работе (с. 506 - 543) автором вырабатываются научно обоснованные выводы, а также высказываются предложения (в форме законопроекта) по совершенствованию действующего российского уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в контексте рассмотренной проблематики.

Давая оценку предложениям автора, направленным на внесение изменений и дополнений в законодательные акты, регламентирующие профессиональные права адвоката-защитника и их правовую охрану, следует с уверенностью сказать, что они ориентированы на совершенствование российского уголовного судопроизводства в соответствии с духом и буквой российского законодательства и международно-правовых норм, а также на учет зарубежного опыта в этой сфере.

Научная новизна рецензируемой работы исследования заключается в том, что автором разработана новая частнонаучная теория, раскрывающая основы законодательной регламентации, охраны и практической реализации профессиональных прав адвоката-защитника. В результате проведения первого в отечественной науке комплексного исследования по соответствующей проблематике автором получены результаты, вносящие существенный вклад в развитие науки об адвокатуре (адвокатологии), а также разработаны концептуальные положения и предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации и практики его применения. Выводы автора в основном подтверждаются необходимой эмпирической базой исследования, а их достоверность обусловлена широтой методов научного познания, примененных автором работы.

Таким образом, основные положения работы отличаются определенной научной и практической новизной. Анализ идеи и содержания работы показывает, что ранее подобных исследований в России действительно не проводилось. При этом работа А.В. Рагулина, с одной стороны, выполнена на солидной теоретической основе, а с другой стороны, самим автором внесен существенный вклад в развитие ряда теоретических положений науки об адвокатуре.

Недостатками, которые рецензент считает возможным выделить на основании детального анализа проведенного исследования, является то, что автором в работе рассмотрен далеко не весь перечень профессиональных прав адвоката-защитника, однако, учитывая, что объем любой монографической работы, как известно, ограничивается определенными рамками, полагаем что этот недостаток автор устранит путем дальнейшей разработки избранной им, несомненно актуальной, научной проблемы. Наряду с этим некоторые посылки, взятые автором за основу формулируемой им позиции по отдельным вопросам, нам представляются дискуссионными, что, впрочем, характерно для любого обстоятельного научного исследования.

В качестве недостатка следовало бы отметить и то, что в тексте рецензируемой работы автором не подвергнуты детальному научно-практическому анализу проблемы развития института профессиональных прав адвоката-защитника в ретроспективном ключе, а также международно-правовые нормы и нормы законодательства зарубежных государств, связанные с рассматриваемой проблематикой, однако необходимо заметить, что эти и другие вопросы А.В. Рагулин рассмотрел в других своих монографических работах, изданных ранее <4>, и научных статьях, опубликованных в ведущих российских юридических журналах <5>. Это, в свою очередь, свидетельствует о действительной комплексности проведенного автором исследования избранной им научной проблемы.

<4> Рагулин А.В. Профессиональные права адвоката-защитника в Российской Федерации и зарубежных государствах: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. 368 с.; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката в России и за рубежом: Монография. Lambert Academic Publishing, Saarbrucken, Germany, 2012. 162 p.
<5> Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Армения // Евразийский юридический журнал. 2010. N 9(28). С. 124 - 128; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Кыргызской Республики // Евразийский юридический журнал. 2010. N 11(30). С. 123 - 127; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Украинской Республики // Правовое государство: теория и практика. 2010. N 4(22). С. 94 - 98; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Беларусь // Евразийский юридический журнал. 2011. N 3(34). С. 135 - 138; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Молдова // Евразийский юридический журнал. 2011. N 10(41). С. 109 - 113; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Латвийской Республики // Евразийский юридический журнал. 2011. N 11(42). С. 137 - 138; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Эстония // Евразийский юридический журнал. 2011. N 12(43). С. 122 - 123; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Литва // Евразийский юридический журнал. 2012. N 1(44). С. 118 - 119; Рагулин А.В. Профессиональные права лиц, осуществляющих функцию защиты в уголовном процессе, на начальном этапе зарождения адвокатуры в России // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. N 1(15) Часть 1. С. 160 - 164; Рагулин А.В. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и их обеспечения по законодательству Республики Туркменистан // Евразийский юридический журнал. 2012. N 2(45). С. 124 - 126.

Сформулированные в монографии А.В. Рагулина выводы и рекомендации могут быть использованы в учебном процессе при преподавании курса правовых основ адвокатуры, истории адвокатуры, уголовно-процессуального права в высших учебных заведениях, в системе повышения квалификации адвокатов. Наряду с этим содержание работы позволяет судить о том, что она, несомненно, окажет существенную методическую помощь адвокатам в их профессиональной деятельности, а также содействие в процессе подготовки профессиональных юристов. Кроме того, выводы, изложенные в работе, могут и должны использоваться в законотворческой и правотворческой деятельности.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что представленная на рецензирование монография А.В. Рагулина "Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России" соответствует всем требованиям, предъявляемым к подобного рода работам, рекомендуется к изданию и использованию в учебном процессе высших учебных заведений и курсов повышения квалификации адвокатов.