Мудрый Юрист

Смерть как юридический факт в гражданском праве России *

<*> Yurchenko O.Yu. Decease as a jural fact in civil law of Russia.

Юрченко Оксана Юрьевна, соискатель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Белгородского государственного национального исследовательского университета, ассистент кафедры гражданского права и уголовного права юридического факультета Алексеевского филиала Белгородского государственного национального исследовательского университета.

В настоящей статье автор дает общую характеристику смерти как юридического факта в гражданском праве, особо обращая внимание на правовое регулирование отношений, связанных с этим событием.

Ключевые слова: смерть, Гражданский кодекс, юридический факт, регистрация смерти, правовые последствия смерти.

In present article the author gives a death general characteristic as legal fact in civil law, especially paying attention on legal regulation of the relations connected with this event.

Key words: decease, Civil code, jural fact, decease registration, legal effect of decease.

С обывательской точки зрения смерть ассоциируется с полным прекращением жизнедеятельности человеческого организма. С позиции права смерть - это юридически значимое событие, которое занимает особое место в системе юридических фактов.

В теории права выделяют биологическую смерть, наступающую вследствие естественных необратимых последствий в организме человека, и юридическую (гражданскую) смерть, когда человека в судебном порядке признают умершим или устанавливают факт смерти. В литературе называют и другие виды смерти: психическую (сумасшествие), социальную (уход из активной общественной и практической деятельности) <1>, но все они характеризуются существованием человека как субъекта права.

<1> См.: Лапшин В.Е. Правовое регулирование смерти человека. ВЮИ ФСИН России. Владимир, 2005. С. 32.

Для гражданина, ушедшего из жизни, смерть влечет прекращение его правоспособности и дееспособности, а для лиц, чьи права и обязанности затрагиваются этим событием (родственники и др.), - изменение гражданского состояния, связанного с появлением новых правомочий и обязательств. Так, в случае смерти участника полного товарищества его наследник получает право вступить в полное товарищество с согласия других участников (абз. 1 п. 2 ст. 78 Гражданского кодекса Российской Федерации <2> (далее - ГК РФ)). Завещатель может возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону обязанность совершить какое-либо действие - завещательное возложение (п. 1 ст. 1139 ГК РФ). Обязательства могут прекратиться смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора или неразрывно связано с личностью кредитора (п. 2 ст. 418 ГК РФ). Смерть влечет определенные юридические последствия и для контрагентов умершего, например, в случае смерти последнего получателя ренты обязательство выплаты ренты прекращается (абз. 2 п. 2 ст. 596 ГК РФ).

<2> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 5. Ст. 410; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 49. Ст. 4552; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5496.

Для наступления правовых последствий смерти, а также решения проблемы привлечения к ответственности за причинение вреда жизни или здоровью человека важен не просто сам факт смерти, требующий обязательной государственной регистрации (пп. 7 п. 1 ст. 47 ГК РФ), а момент наступления смерти. В Российской Федерации на законодательном уровне закреплены единые критерии констатации смерти, наступающей при смерти мозга или биологической смерти человека (необратимой гибели человека) <3>. Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех функций головного мозга, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких <4>.

<3> См.: п. 3 ч. 2 приложения "Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий" к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 марта 2003 г. N 73 "Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий". URL: http:// www.feldsher.ru/ obuchenie/ reanimatsiya- intensivnaya- terapiya/ kriterii- prekrascheniya- reanimatsionnyh- meropriyatij.
<4> См.: абз. 1 ч. 1 приложения "Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга" к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20 декабря 2001 г. N 460 "Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга". URL: http:// www.feldsher.ru/ obuchenie/ reanimatsiya- intensivnaya- terapiya/ kriterii- prekrascheniya- reanimatsionnyh- meropriyatij.

Как отмечает В.Е. Лапшин, правовая регламентация смерти человека осуществляется на двух уровнях: первый уровень - регулирование медико-биологической констатации смерти; второй - регламентация смерти с точки зрения ее правовых последствий <5>. Если следовать этой градации, опираясь на определение предмета правового регулирования, то возникнет закономерный вопрос, к какому уровню отнести Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" <6> (далее - Закон об актах гражданского состояния), касающийся порядка регистрации факта смерти.

<5> См.: Лапшин В.Е. Смерть как правовое явление: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Владимир, 2005. URL: http:// www.dissercat.com/ content/ smert- kak- pravovoe- yavlenie.
<6> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 47. Ст. 5340.

Отношения по определению медико-биологических признаков смерти регулируются Инструкцией по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 марта 2003 г. N 73 "Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий" <7>, и Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20 декабря 2001 г. N 460 "Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга" <8>. Определение правовых последствий наступления смерти регулируется рядом нормативных актов: ГК РФ (после смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга (ст. 152.1 ГК РФ)); Семейным кодексом Российской Федерации <9> (далее - СК РФ) (алиментные обязательства прекращаются смертью одной из сторон (п. 1 ст. 120 СК РФ)); Жилищным кодексом Российской Федерации <10> (далее - ЖК РФ) (договор социального найма прекращается со смертью одиноко проживающего нанимателя (ч. 5 ст. 83 ЖК РФ)); Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <11> (ежемесячное пособие на содержание детей сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, погибшего (умершего), пропавшего без вести при выполнении служебных обязанностей (п. 2 ч. 1 ст. 12 названного Закона)); Федеральным законом от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" <12> (в случае если погребение осуществлялось за счет средств супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего, им выплачивается социальное пособие на погребение (п. 1 ст. 10 названного Закона)); другими нормативными правовыми актами.

<7> См.: приложение "Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий" к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 марта 2003 г. N 73 "Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий". URL: http:// www.feldsher.ru/ obuchenie/ reanimatsiya- intensivnaya- terapiya/ kriterii- prekrascheniya- reanimatsionnyh- meropriyatij.
<8> См.: приложение "Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга" к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20 декабря 2001 г. N 460 "Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга". URL: http:// www.feldsher.ru/ obuchenie/ reanimatsiya- inten- sivnaya- terapiya/ kriterii- prekrascheniya- reanimatsionnyh- mero- priyatij.
<9> См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16.
<10> См.: Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 14.
<11> Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 30 (ч. 1). Ст. 4595.
<12> Собрание законодательства Российской Федерации 1996. N 3. Ст. 146.

Отношения же по закреплению порядка государственной регистрации смерти регулируются Законом об актах гражданского состояния.

Таким образом, наступление факта смерти влечет возникновение трех относительно самостоятельных видов отношений, опосредуемых названными нормативно-правовыми актами.

При классификации юридических фактов общепринятым является их членение в зависимости от основания на события и действия. В литературе традиционно смерть относят к разновидности события. Так, Г.Ф. Шершеневич определял смерть исключительно как событие <13>. По мнению О.А. Красавчикова, О.С. Иоффе, В.С. Ема, смерть остается событием, даже когда речь идет об убийстве, так как после совершения волевых действий убийцы дальнейшее развитие события происходит уже помимо его воли, воли умершего или других лиц <14>.

<13> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. URL: http:// lawdiss.org.ua/ books/ 912.doc.html#_Toc42402221.
<14> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С. 165 - 166; Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юридическая литература, 1967. С. 246 - 247; Ем В.С. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений // Гражданское право. Т. 1 / Под ред. проф. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 437.

Вместе с тем В.Е. Лапшиным высказано предположение о возможности считать смерть действием, поскольку это явление может зависеть от воли человека, например, когда имеют в виду совершенное противоправное деяние (противоправное действие), исполнение приговора суда (правомерное действие). Даже естественная смерть, по его словам, наступает у различных людей в разные сроки, в том числе из-за злоупотребления алкоголем, нервного перенапряжения, плохого питания и т.д. <15>.

<15> См.: Лапшин В.Е. Указ. соч. С. 21.

Если рассматривать смерть как действие, например, наступившую в результате убийства, то приходим к выводу, что воля нарушителя направлена на причинение вреда жизни потерпевшего. Открытым для нас остается вопрос о том, в чем же выражается воля виновного лица, если убийство совершено по неосторожности. И в чем выражается воля исполнителя приговора суда, который делает это не просто потому, что ему так хочется, а потому, что речь идет о выполнении служебного долга. Таким образом, нужно четко различать причину, вызвавшую смерть (действие), и последствия такого поведения в виде смерти (событие). Данное утверждение имеет важное практическое значение. Так, по общему правилу в случае смерти должника выполнение его обязательств по договору переходит к правопреемникам (наследникам) (ст. 1112 ГК РФ), которые при невыполнении условий договора будут нести гражданско-правовую ответственность (например, договор займа (ст. 807 ГК РФ)), но не лицо, виновное в смерти должника, а если исполнение не может быть произведено без личного участия должника или иным образом связано с личностью должника (например, договор авторского заказа (ст. 1288 ГК РФ)), то обязательство прекращается без наложения каких-либо санкций на правопреемников умершего или лицо, виновное в смерти должника (п. 1 ст. 418 ГК РФ). Все это можно объяснить тем, что смерть - факт непредсказуемый, который не может зависеть только от желания лица, а находится во взаимосвязи со многими жизненными обстоятельствами.

Этот вывод подтверждается примерами из судебной практики. Так, N-ским районным судом г. Барнаула Алтайского края было рассмотрено дело по иску С. к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения. Между С., его братом Э. и компанией-страховщиком был заключен договор страхования от несчастных случаев и болезней. Страховыми рисками были названы смерть и утрата трудоспособности в результате несчастного случая. После смерти Э. С. как наследник умершего потребовал от страховщика выплатить ему сумму страхового возмещения, но получил отказ. Свою позицию компания мотивировала тем, что Э. был убит в результате хулиганских действий Л., спровоцированных самим убитым. Согласно Правилам страхования, утвержденным страховщиком, если компетентным органом будет доказано, что застрахованное лицо было инициатором обстоятельств, приведших к страховому случаю, оснований для страхового возмещения не возникнет. Приговором суда Л. был обвинен в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации <16>). В связи с тем что, по мнению ответчика, убитый сам спровоцировал такое агрессивное поведение Л., они не должны выплачивать страховое возмещение. В своем решении суд удовлетворил требование истца, пояснив, что смерть в данном случае является следствием именно виновных действий Л., а не Э., пытавшегося обезвредить Л., стрелявшего в его брата <17>. Данный пример еще раз подтверждает вывод о том, что смерть - это событие, которое обладает признаками внезапности и непредвиденности, а также зависит от многих других факторов (Л. не желал смерти Э., возможно, Л. хотел убить С., а произошло убийство Э.).

<16> См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954.
<17> См.: решение N-ского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 30 августа 2010 г. по делу N 2-2310/10. URL: http://www.gcourts.ru/ case/ 2105608.

Мы полагаем, что смерть следует рассматривать исключительно как событие, даже если наступлению трагических последствий в виде лишения жизни человека способствовало поведение убийцы, повлиять на физиологические процессы в организме пострадавшего он уже не сможет.

Смерть влечет самые разнообразные последствия. Это и прекращение обязательств (ст. 418 ГК РФ), и право на возмещение вреда в случае смерти кормильца (ст. 1088 ГК РФ), и открытие наследства (ст. 1113 ГК РФ), и другие. На этом этапе зачастую возникают спорные ситуации, однозначное разрешение которых не всегда возможно из-за отсутствия четкого механизма в правовом регулировании отношений, вытекающих из факта смерти. Приведем пример, когда закон не дает ответа на вопрос, как поступить, чтобы права и интересы граждан не были нарушены. Супруги обращаются в орган загса с заявлением о расторжении брака по обоюдному согласию, но в назначенное для регистрации развода время в загс является только один из них, поскольку выясняется, что в течение месячного срока ожидания или даже в этот же день другой супруг скончался. Естественно, брак между ними будет прекращен. Но по какому основанию? Считать ли женщину вдовой, мужчину вдовцом или бывшими супругами, поскольку регистрация расторжения брака может быть произведена и в присутствии одного из них (п. 4 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния)? Конечно, статус вдовы или вдовца предпочтительнее, потому что это влечет возникновение наследственных прав, чего не может быть, если брак будет признан прекращенным согласно совместно поданному заявлению в орган загса. Законодательство никак не регулирует данную ситуацию.

Вместе с тем в некоторых странах можно встретить решение проблемы на законодательном уровне, позволяющем на основании решения суда лишить права наследования по закону пережившего мужа или жену, если фактически брачные отношения между супругами прекращены и они уже несколько лет не проживают вместе. Так, п. 2 ст. 1065 Гражданского кодекса Республики Беларусь предусматривает такую возможность при условии, что речь не идет о наследовании обязательной доли и супруги в течение не менее пяти лет до открытия наследства проживали раздельно и не вели общее хозяйство <18>, а ст. 1158 Гражданского кодекса Туркменистана закрепляет данное право с оговоркой о раздельном проживании супругов не менее чем за три года до открытия наследства <19>.

<18> См.: Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. N 218-З. URL: http:// pravo.kulichki.com/vip/gk/.
<19> См.: Гражданский кодекс Туркменистана от 17 июля 1998 г. URL: http:// www.law-tax.biz/ download/ post_ussr/ gk_turkmenistan.pdf.

Во Франции, где существует институт сепарации <20>, переживший супруг, поведение которого послужило причиной фактического прекращения семейной жизни, что было доказано в суде при вынесении решения об установлении раздельного проживания супругов, лишается наследственных прав в отношении имущества умершего. Если санкционирование раздельного проживания осуществляется по совместной просьбе супругов, они могут включить в свое соглашение, определяющее последствия такого проживания, отказ от наследственных прав, которые им предоставляет закон (ст. 301 Гражданского кодекса Франции) <21>.

<20> Сепарация - это институт раздельного проживания супругов, известный многим зарубежным правопорядкам (Великобритания, Италия, Франция, США, Швейцария и др.). См.: Косарева И.А. Актуальные проблемы института расторжения брака. URL: http:// www.9502097.ru/ phone/ news/ divorce_problems.htm.
<21> См.: Гражданский кодекс Франции от 21 марта 1804 г. URL: http:// forum.yurclub.ru/ index.php?app= downloads&module= display&section= download&do= confirm_download&id=204.

По российскому законодательству в случае возникновения конфликта между пережившим супругом, фактически прекратившим с умершим семейные отношения, и другими наследниками относительно получения наследства спор может разрешаться в судебном порядке. Если одна из сторон в обоснование своих требований будет ссылаться на факты отсутствия брачных отношений и раздельного проживания супругов в течение продолжительного времени, для вынесения судебного решения о недопустимости наследования пережившим супругом, по сути являющимся бывшим, эти факты судом должны быть установлены (ст. 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) <22>.

<22> См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.

В качестве примера приведем решение N-ского районного суда Белгородской области. Истец П. обратился с иском к Н. и нотариусу И. с требованием о признании недействительным свидетельства о праве на наследство. В суде было установлено, что П. является сыном умершей Д. 26 февраля 2009 г. мать истца и ответчик Н. подали в загс заявление о расторжении их брака по взаимному согласию. Регистрация развода была назначена на 31 марта 2009 г. 26 марта 2009 г. Д. умерла, оставив после себя в качестве наследства половину дома, вторая часть принадлежала на праве собственности ответчику Н. Поскольку расторжение брака так и не было зарегистрировано, Н. обратился к нотариусу как супруг умершей и наследник первой очереди по вопросу получения свидетельства о праве на наследство. Так как Д. в 1983 г. было составлено завещание на имя ее сына, то нотариус посчитала Н. как нетрудоспособного супруга наследодателя согласно п. 1 ст. 1149 ГК РФ имеющим право на обязательную долю в наследстве умершей. В судебном заседании были установлены факты прекращения брачных отношений между Д. и Н. и признания последнего недостойным наследником. Все это было подтверждено показаниями свидетелей об отсутствии семейных отношений между Д. и Н. на протяжении более двадцати лет, характеристиками Н., ранее судимого, злоупотреблявшего спиртными напитками, отличавшегося агрессивностью, избивавшего Д., поведением самих супругов, являющихся таковыми формально, их желанием расторгнуть брак и подачей соответствующего заявления в орган загса. Исходя из этого, суд полностью удовлетворил требования истца и признал недействительным свидетельство о праве на наследство, выданное на имя Н., согласно ст. 168 ГК РФ <23>.

<23> См.: Заочное решение N-ского районного суда Белгородской области от 20 января 2010 г. URL: http://www.gcourts.ru/ case/193608.

Безусловно, данное решение суда справедливо и оправданно, более того, мы полагаем, что срок раздельного проживания супругов не должен иметь решающее значение, как это предусматривается в законодательстве Республики Беларусь и Туркменистана, т.е. переживший муж или жена не должны обладать правом наследования после смерти своего супруга в том случае, если они фактически прекратили семейные отношения независимо от того, в течение какого времени до открытия наследства это произошло. Мы также согласны с тем, что лишение пережившего супруга права наследования должно происходить в судебном порядке, поскольку факт распада семьи может подтверждаться в данном случае прекращением семейных отношений и раздельным проживанием супругов. Иная ситуация складывается, если было подано совместное заявление о расторжении брака в орган загса, что, на наш взгляд, является одним из весомых доказательств отсутствия намерения супругов сохранить семью. При этом стоит задуматься, так ли уж необходимо в каждом случае обращаться в суд, когда надо лишить супруга, можно сказать бывшего, права наследования, если муж и жена своим поведением подтвердили нежелание продолжать совместную жизнь и прекратить свой брак. Например, согласно § 1933 Гражданского уложения Германии переживший наследодателя супруг лишается права наследования, а также дополнительной доли, если на момент смерти наследодателя имелись предпосылки для расторжения брака и наследодатель подал заявление о разводе либо дал согласие на развод <24>.

<24> См.: Германское право. Часть I. Гражданское уложение / Пер. с нем. Серия "Современное зарубежное и международное частное право". М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 410.

Анализируя опыт зарубежных законодателей, считаем, что во избежание споров, загромождающих работу судов, целесообразно дополнить п. 1 ст. 1142 ГК РФ нормой, лишающей супруга права наследования и других социальных гарантий как вдовца (вдову) после смерти мужа (жены), если перед смертью одного из них они подали совместное заявление о расторжении брака. Соответственно, их брак должен считаться прекращенным согласно свидетельству о смерти супруга.

Важным является определение смерти как юридического факта в общей системе юридических фактов. Для этого назовем особенности смерти как юридического факта. Во-первых, не каждый юридический факт для наступления правовых последствий требует обязательной государственной регистрации (например, правовые последствия заключенного договора купли-продажи жилых помещений наступают только после государственной регистрации договора (п. 2 ст. 558 ГК РФ)). Во-вторых, это единственный юридический факт, который влечет прекращение и правоспособности, и дееспособности гражданина. В-третьих, смерть влечет изменение гражданского состояния лиц, чьи права и обязанности затрагиваются данным фактом (например, исполнитель завещания, указанный завещателем в завещании, обязан принять все необходимые для исполнения завещания меры (п. 2 ст. 1135 ГК РФ)). В-четвертых, смерть является основанием универсального правопреемства <25>, а в исключительных случаях и сингулярного (ст. 1110 ГК РФ) <26>. В-пятых, несмотря на прекращение правоспособности и дееспособности гражданина, закон предоставляет возможность правопреемникам умершего защищать личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие ему при жизни (п. 1 ст. 150 ГК РФ), т.е. воспользоваться неимущественными правами или другими нематериальными благами они не могут в силу их неотчуждаемости, а вот защищать закон не запрещает, например, в интересах сохранения доброй памяти об умершем. В-шестых, смерть - это событие, даже когда речь идет об умышленном причинении вреда жизни человека.

<25> В рамках универсального правопреемства к наследникам переходят все права и обязанности умершего, за исключением неразрывно связанных с личностью наследодателя, а также тех, переход которых в порядке наследования не допускается законодательством Российской Федерации (например, действие доверенности прекращается вследствие смерти как доверителя, так и доверенного лица, соответственно все права и обязанности согласно такой доверенности прекращаются (пп. 6, 7 п. 1 ст. 188 ГК РФ)).
<26> Сингулярное правопреемство означает переход отдельных прав и обязанностей. К таким случаям можно отнести завещательный отказ, когда завещатель возлагает на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц, имеющих право требовать исполнения этой обязанности (ст. 1137 ГК РФ).

Выявление особенностей смерти как юридического факта имеет большое значение прежде всего для правоприменительной, судебной практики. Так, в основу решения Ростовского областного суда по результатам рассмотрения кассационной жалобы С. и Т. был положен анализ особенностей смерти как юридического факта (учитывались момент наступления смерти и специфика правовых последствий). В ходе судебного разбирательства было установлено, что С. и Т. являются наследниками их матери З., умершей 6 февраля 2005 г. 17 февраля 2005 г. С., являясь доверенным лицом З., подписала договор купли-продажи земельного участка, заключенный с Комитетом по имущественным и земельным отношениям Администрации N-ского района Ростовской области. Но право собственности на земельный участок из-за смерти З. зарегистрировано не было. По этой причине земельный участок не отнесли к наследуемому имуществу. С. и Т. обратились в суд с иском к Комитету по имущественным и земельным отношениям с требованием о признании за ними права общей долевой собственности в порядке наследования на земельный участок их матери. При рассмотрении дела в первой инстанции суд установил, что до подписания договора покупателем была оплачена выкупная цена, а также выполнены все обязательства, возложенные на него данной сделкой, кроме того, Постановлением Администрации N-ского района Ростовской области были утверждены границы земельного участка и принято решение о передаче его в собственность З. Несмотря на это, суд посчитал договор купли-продажи незаключенным, поскольку на момент его подписания доверенным лицом С. З. уже умерла, соответственно согласно пп. 6 п. 1 ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекратилось, права и обязанности по такой доверенности не могут переходить по наследству, поэтому у С. не было законных оснований для подписания договора. Так как на момент смерти З. право собственности на земельный участок зарегистрировано не было, он не мог войти в состав наследственного имущества (п. 1 ст. 1112 ГК РФ). Областной суд согласился с доводами районного суда и оставил кассационную жалобу без рассмотрения <27>.

<27> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 6 июня 2011 г. по делу N 33-7674. URL: http://www.gcourts.ru/ case/853678.

Таким образом, резюмируя все вышеизложенное, приходим к выводу, что для гражданского права смерть представляет собой юридический факт, который относится к событиям, подлежит обязательной государственной регистрации, влечет прекращение правоспособности, дееспособности умершего и изменение гражданского состояния субъектов, чьи права и интересы затрагиваются прекращением жизни умершего.