Мудрый Юрист

Принцип свободы завещания в российском гражданском законодательстве (отдельные вопросы правовой квалификации) *

<*> Dimitriev M.A. Principle of freedom of testament in the Russian legislation (separate issues of legal qualification).

Димитриев Максим Александрович, старший преподаватель кафедры гражданского права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается принцип свободы завещания, анализируются положения Гражданского кодекса и законодательства о нотариате.

Ключевые слова: наследование, принцип свободы завещания.

The article considers principle of freedom of testament, analyses provisions of the Civil Code and Legislation on Notariat.

Key words: inheriting, principle of freedom of testament.

Наследование по завещанию является на сегодня наиболее оптимальной формой перехода имущества по наследству от одного лица к другому. Приоритет наследования по завещанию основывается не только на том, что законодатель поставил главу, посвященную наследованию по завещанию, перед главой, посвященной наследованию по закону, но и на содержании правовых предписаний раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в целом. Так, например, Т.И. Зайцева, обосновывая приоритет наследования по завещанию над наследованием по закону, в частности, ссылается на положения ст. 1119, 1123, 1149 ГК РФ <1>.

<1> См.: Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. С. 31 (автор комментария - Т.И. Зайцева).

В п. 1 ст. 1118 ГК РФ закреплено правило, согласно которому гражданин может распорядиться имуществом на случай смерти только посредством составления особого документа, именуемого завещанием.

Все иные документы будут являться недействительными.

Например, недействительным будет договор дарения, по которому имущество гражданина переходит к одаряемому после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК РФ).

Однако отсутствие завещания не означает, что имущество гражданина после его смерти не достанется никому. Это означает лишь, что в отсутствие завещания активизируется механизм наследования по закону. Пункт 2 ст. 1118 ГК РФ устанавливает правила о завещательной дееспособности, которая приравнивается к полной дееспособности гражданина.

Зарубежное законодательство содержит во многом похожие правила относительно завещательной дееспособности <2>.

<2> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник в 2 т. Т. 2 / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Международные отношения, 2006. С. 572 - 573 (автор главы - О.Ю. Шилохвост).

В юридической литературе встречается достаточно обоснованная точка зрения о том, что требование об обладании полной дееспособностью должно иметь юридическое значение на момент совершения завещания, а не на какой-либо другой момент времени до или после совершения завещания <3>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2002.

<3> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юрист, 2003. С. 80 (автор комментария - К.Б. Ярошенко).

Кроме этого, учитывая, что завещание является односторонней сделкой, лицо, его совершающее, должно в момент подписания завещания находиться в состоянии вменяемости. В противном случае завещание после открытия наследства может быть оспорено по основаниям, указанным в ст. 177 ГК РФ <4>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

<4> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 82 (автор комментария - Л.В. Санникова).

В п. 3 ст. 1118 ГК РФ закреплено правило, согласно которому завещание во всех без исключения случаях должно быть совершено только лично. Совершение завещания через представителя невозможно. Такие строгие правила необходимы, чтобы исключить возможность злоупотребления и искажения воли завещателя при распоряжении имуществом на случай смерти. Пункт 4 ст. 1118 ГК РФ содержит правило, которое развивает идею об односторонне-сделочной природе завещания и ограничивает возможность искажения воли завещателя при участии нескольких лиц на стороне завещателя. Поскольку в противном случае волеизъявление одного завещателя было бы обусловлено волеизъявлением другого (прямо или косвенно), закон запрещает составление одного и того же завещания несколькими лицами одновременно.

Как отмечает К.Б. Ярошенко, "совершение завещаний с множественностью лиц на стороне завещателя не соответствовало бы характеру завещания как односторонней сделки на случай смерти, поскольку лишало бы завещателя возможности как свободно распоряжаться своим имуществом при жизни, так и изменить свое распоряжение о судьбе имущества на случай смерти" <5>.

<5> Ярошенко К.Б. Указ. соч. С. 80.

Отнесение завещания к односторонним сделкам обусловливает необходимость применения к завещанию положений гл. 9 ГК РФ. Это прежде всего касается ст. 153 - 157, 163, 165 - 168, 177 - 181 и ряда других.

Необходимость субсидиарного применения указанных положений приводит ряд исследователей к достаточно интересным выводам. Так, например, по мнению Н.Н. Аверченко, возможно совершение завещания под отлагательным условием (условия о выборе наследником определенной профессии, достижении наследником определенного возраста, рождении у наследника ребенка, вступлении наследника в брак и т.п.) <6>.

<6> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2011. С. 61 (автор комментария - Н.Н. Аверченко). Аналогичной точки зрения придерживается Т.И. Зайцева. См.: Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 37.

В содержание принципа свободы завещания включаются следующие возможности: а) право завещать любое имущество; б) право завещать имущество любым лицам; в) право любым образом определить доли наследников в наследстве; г) право лишить наследства любого из наследников по закону либо всех наследников по закону одновременно; д) право включить в завещание иные завещательные распоряжения, предусмотренные ГК РФ; е) право изменить или отменить завещание. Данные возможности завещатель вправе использовать по своему усмотрению. То есть воля завещателя должна формироваться свободно. В противном случае это грозит образованию пороков завещания как сделки и тем самым создаст предпосылки для признания его недействительным.

Необходимо отметить, что, как и любой принцип, свобода завещания не может быть неограниченной. Ограничением данного принципа являются правила ГК РФ об обязательной доле в наследстве. Следует признать, что правила об обязательной доле представляют собой возложение на наследодателя обязанности по материальному содержанию определенных лиц. Тем самым государство перекладывает на наследодателя свои социальные обязанности перед малоимущими слоями населения. Однако это, на наш взгляд, не во всех случаях должно быть оценено негативно. Как правило, к числу таких лиц отнесены близкие родственники наследодателя и те лица, которым он оказывал материальную помощь при жизни. Взяв на себя ответственность за этих лиц при жизни, наследодатель должен нести ее и в дальнейшем, не лишая их материальной поддержки и в случае своей смерти, поскольку они не признаны недостойными.

Говоря о позитивном содержании принципа свободы завещания, необходимо отметить, что в качестве общего правила закон закрепляет положение о том, что завещатель вправе включить в завещание любые предусмотренные ГК РФ завещательные распоряжения (как основные - передача имущества по наследству, так и дополнительные - завещательный отказ, завещательное возложение и т.п.). При этом завещатель может в любое время изменить или отменить указанные завещательные распоряжения, поскольку они приобретают юридическую силу только после смерти завещателя.

Основные завещательные распоряжения могут быть поделены на две группы. Во-первых, это распоряжение имуществом посредством указания в завещании конкретных наследников и имущества, переходящего к ним по наследству (положительные завещательные распоряжения). Во-вторых, это лишение наследства наследников по закону (отрицательные завещательные распоряжения).

Лишение наследников наследства будет иметь надлежащий правовой эффект только в том случае, если завещатель назовет в завещании наследника (или наследников) по закону, которого (которых) он лишает наследства. В юридической литературе встречается точка зрения о том, что лишить наследства можно и посредством умолчания о наследнике.

Так, например, Т.И. Зайцева предлагает делить способы лишения наследства на две группы: прямое лишение и косвенное лишение наследства. Отличие этих двух способов усматривается автором в том, что в первом случае в завещании прямо указывается, кого именно из наследников наследодатель лишает наследства, а во втором случае завещатель попросту умалчивает в завещании о ком-либо из наследников, распределяя принадлежащее ему имущество между другими наследниками <7>.

<7> См.: Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 36.

Такой подход, на наш взгляд, не совсем соответствует положениям ст. 1119 ГК РФ, поскольку косвенный способ лишения наследства, по существу, пересекается с положительным завещательным распоряжением и не соответствует телеологической направленности волеизъявления завещателя.

Кроме того, необходимо согласиться с Н.Н. Аверченко в том, что "умолчание о наследнике в завещании - не самый эффективный способ устранения от наследования, так как приведет к желаемому результату лишь при условии, что все имущество наследодателя завещано и принято наследниками по завещанию" <8>.

<8> Аверченко Н.Н. Указ. соч. С. 63.

В п. 2 ст. 1119 ГК РФ закреплено правило, которое касается тайны завещания и корреспондирует с правилами ст. 1123 ГК РФ. Завещателю с момента совершения завещания принадлежит личное неимущественное право на сохранение своего завещания в тайне, с которым корреспондирует обязанность всех третьих лиц воздерживаться от раскрытия тайны завещания. Статья 1121 ГК РФ раскрывает содержание принципа свободы завещания в части назначения и подназначения завещателем наследников. Как известно, завещатель может завещать свое имущество любым лицам, не нарушая при этом прав необходимых наследников (лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве). Прерогативой завещателя является выбор того, кому он планирует передать имущество после своей смерти. Завещатель может выбрать как лиц, входящих в круг наследников по закону той или иной очереди, так и лиц, в круг таких наследников не входящих. Особое значение такая возможность приобретает в тех случаях, когда наиболее тесные и интимные связи у наследодателя возникают с лицами, которых закон к наследникам не относит (например, при фактических брачных отношениях). Необходимо отметить, что положения п. 1 ст. 1121 ГК РФ, конкретизируя нормы ст. 1119 ГК РФ, имеют не только декларативное значение, но и предоставляют потенциальному завещателю ориентир при составлении завещания. Не отменяя значения указанных положений, полагаем, что более важными с точки зрения регулятивной составляющей являются положения п. 2 ст. 1121 ГК РФ, закрепляющие механизм определения многозвенной цепочки наследников, назначаемых и подназначаемых в завещании. В п. 2 ст. 1121 ГК РФ содержится алгоритм определения завещателем тех лиц, к которым его имущество должно перейти. Переход этот будет осуществляться (если завещатель воспользуется предоставленной ему возможностью) по юридической цепочке, где каждый последующий подназначенный наследник заменяет собой "слабое звено", того наследника, который по тем или иным причинам наследство принять не в состоянии.

Как отмечает Н.Н. Аверченко, "обычно подназначение наследника осуществляется в ситуации, когда завещатель не вполне уверен, что указанный им в завещании наследник переживет его и примет наследство; при этом есть второе лицо, которому завещатель желает оставить имущество, но не решается сделать это в приоритетном порядке" <9>.

<9> Аверченко Н.Н. Указ. соч. С. 68.

Пункт 2 ст. 1121 ГК РФ предусматривает следующие основания для подназначения наследника: а) на случай, если основной наследник умрет до открытия наследства; б) на случай, если основной наследник умрет одновременно с завещателем; в) на случай, если основной наследник умрет после открытия наследства, не успев его принять; г) на случай, если основной наследник не примет наследство; д) на случай, если основной наследник откажется от наследства; е) на случай, если основной наследник не будет иметь право наследовать; ж) на случай, если основной наследник будет отстранен от наследования как недостойный. При этом "запасной" наследник может быть подназначен как основному (приоритетному) наследнику по завещанию, так и наследнику по закону.

Необходимо согласиться с Т.И. Зайцевой в том, что "при совершении завещания с подназначением наследника в расчете на какое-то одно основание или несколько оснований, но не на все основания, очевидно, целесообразно оговаривать, что по остальным основаниям наследник не подназначается" <10>.

<10> Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 42.

В том случае, если завещатель не воспользуется возможностями, предоставленными указанным пунктом, сработают юридические конструкции, восполняющие отсутствие соответствующего волеизъявления наследодателя. К таким юридическим конструкциям относятся, в частности, конструкции, закрепленные в ст. 1146 (наследование по праву представления), ст. 1156 (переход права на принятие наследства (наследственная трансмиссия)), ст. 1161 (приращение наследственных долей). Статья 1122 ГК РФ посвящена вопросам определения долей наследников в завещанном имуществе. С определенной долей условности можно утверждать, что в ней заложен механизм определения долей в имуществе, которое было завещано без указания того, какая доля и какому наследнику принадлежит, а также с нарушением требований о наследовании неделимых вещей. Правило п. 1 ст. 1122 ГК РФ основывается на принципе равенства долей сособственников при невозможности их определения (п. 1 ст. 245 ГК РФ). В том случае, если завещатель указал в завещании, что он оставляет имущество нескольким наследникам, при этом не уточнив размер доли каждого, срабатывает правило п. 1 ст. 1122 ГК РФ.

Например, если А - наследодатель составил завещание, указав в последнем, что он оставляет все свое имущество своему сыну - Б, своей племяннице - В и своей супруге - Г, то согласно положениям комментируемого пункта будет считаться, что имущество завещано указанным лицам в равных долях. Таким образом, каждому из наследников по завещанию будет принадлежать по 1/3 доле в праве на завещанное имущество.

В п. 2 ст. 1122 ГК РФ закреплено правило, которое рассчитано на случаи, когда завещатель по тем или иным причинам недостаточно грамотно составляет завещание, включая в него распоряжения о передаче каждому из наследников части вещи, которая является неделимой. В связи с наличием такого дефекта (нужно признать, незначительного) после открытия наследства часто возникает вопрос, признавать ли такое завещание в соответствующей части недействительным или сохранить юридическую силу завещания, подправив его (на основании закона) таким образом, что волеизъявление завещателя остается нетронутым. В комментируемом пункте, как абсолютно точно отмечает Т.И. Зайцева, "законодателем предпринята попытка адаптировать подобное недостаточно квалифицированно составленное завещание с тем, чтобы, не признавая его недействительным, как-то поправить положение и разрешить ситуацию" <11>.

<11> Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 43.

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 1122 ГК РФ указание в завещании на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре, не влечет за собой недействительность завещания. В этом случае срабатывает механизм выправления этой части завещания и волеизъявление завещателя должно толковаться как установление завещателем общей долевой собственности для наследников на такую вещь. Доли же должны в этом случае определяться пропорционально стоимости завещанной части соответствующей вещи.

Так, если завещатель указал в завещании, что наследнику - А переходит одна комната в жилом доме, принадлежащем завещателю, а наследнику - Б две комнаты в этом же жилом доме, то определение долей должно осуществляться согласно следующему алгоритму. Во-первых, необходимо определить стоимость всего жилого дома. Во-вторых, необходимо определить площадь жилого дома и площадь каждой комнаты в отдельности. В-третьих, необходимо определить стоимость одного квадратного метра данного жилого дома. В-четвертых, необходимо определить стоимость комнаты, завещанной наследнику А, и стоимость комнаты, завещанной наследнику Б. В-пятых, необходимо определить размер доли каждого из наследников. Так, если стоимость жилого дома 1 000 000 рублей, при этом жилой дом площадью 100 кв. м, то стоимость одного квадратного метра будет составлять 10 000 рублей. В данной ситуации если площадь комнаты, завещанной наследнику А, составляет 50 кв. м, а площадь каждой из комнат, завещанных наследнику Б, составляет 25 кв. м, то доля каждого из наследников будет равняться 1/2 доли в праве на наследуемое имущество (данный жилой дом). 1/2 соответствует 500 000 рублей, стоимости завещанной части дома каждому из наследников.

Что касается порядка пользования наследниками неделимой вещью, то он устанавливается в соответствии с волеизъявлением завещателя о передаче частей неделимой вещи наследникам. То есть волеизъявление завещателя о передаче наследникам конкретных частей неделимой вещи в натуре должно быть истолковано, по мнению законодателя, как предоставление этих частей в пользование наследникам.

В приведенном выше примере наследник А будет пользоваться комнатой площадью 50 кв. м, а наследник Б двумя комнатами, совокупная площадь которых составляет также 50 кв. м.

В абз. 2 п. 2 ст. 1122 ГК РФ содержится положение, согласно которому нотариус, выдавая свидетельство о праве на наследство в отношении неделимой вещи, указывает доли наследников и порядок пользования такой вещью в соответствии с правилами комментируемой статьи. При возникновении спора между наследниками относительно размера долей и порядка пользования такой спор разрешается судом в соответствии с требованиями процессуального законодательства.