Мудрый Юрист

Правовой механизм принятия наследства *

<*> Abramenkov M.S. The legal mechanism of acceptance of the inheritance.

Абраменков Михаил Сергеевич, доцент кафедры гражданского права и процесса Димитровградского филиала Самарской гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

В статье описывается юридическая природа и нормативное закрепление механизма принятия наследства в действующем гражданском законодательстве Российской Федерации, анализируются доктринальные источники по рассматриваемой теме.

Ключевые слова: лежачее наследство, наследование, наследство, принятие наследства, способы принятия наследства, срок принятия наследства.

The article describes the legal nature of the normative and introduction of a mechanism of acceptance of an inheritance in the current civil legislation of the Russian Federation, analyzed doctrinal sources for the topic.

Key words: lying inheritance; inheritance; inheritance; acceptance of an inheritance, methods of acceptance of the inheritance; date of acceptance of the inheritance.

Каждый из нас в качестве участника частных отношений в течение жизни "обрастает" разнообразными правами и обязанностями, реализуя которые мы удовлетворяем свои потребности. С прекращением физического существования, со смертью субъекта-обладателя, эти права и обязанности становятся наследством, наследственным имуществом (ст. 1112 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК, Кодекс)) <1>. Ныне действующий наследственный закон, как видим, отказался от употреблявшегося прежде термина "наследственная масса", хотя, как представляется, наличие в данном словосочетании слова "масса" текстуально подчеркивало присущее наследству свойство целостности, единства (на что обращает внимание законодатель в ст. 1110 ГК), приуроченности к конкретному человеку, делало акцент на том, что это именно имущество такого-то лица, а не простая механическая сумма прав и обязанностей. Что же характеризует юридическую природу наследства?

<1> СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.

С одной стороны, не приходится отрицать, что по общему правилу невозможно принудить кого-либо стать обладателем прав и обязанностей, составляющих наследство, против его воли - наследник принимает это решение свободно, принимая наследство или отрекаясь от него. Но тогда мы должны бы с необходимостью заключить, что до момента принятия наследства кем-либо из призванных наследников оно не принадлежит никому, является ничьим, бесхозным, покинутым, отверженным, спящим, "лежачим" (hereditas iacens) - неким самостоятельно существующим юридическим феноменом, вовсе не имеющим причастного к нему субъекта. Будет ли это заключение верным?

Прежде чем дать ответ на этот вопрос, следует признать, что к таким поверхностным суждениям и выводам дает повод и текст нормативных предписаний. В частности, говоря о порядке предъявления требований кредиторами наследодателя, законодатель указывает, что такие требования предъявляются к наследникам, принявшим наследство, к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последних двух случаях суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства кем-либо из наследников или до перехода его к публичным образованиям в качестве выморочного (п. 2 ст. 1175 ГК). Аналогичным образом предъявляются требования о возмещении расходов, обременяющих наследство (п. 2 ст. 1174).

Таким образом, закон прямо признает, что, во-первых, наследственное имущество вообще нельзя признать субъектом чего-либо (оно и понятно), а во-вторых, душеприказчик обладателем наследства не является и соответственно отвечать по долгам умершего не может. В силу этого суд в любом случае ожидает того момента, когда преемник в имуществе наследодателя будет четко установлен. А что же происходит до этого самого момента? У имущества нет владельца - носителя прав и обязанностей, его составляющих?

Нет нужды дополнительно доказывать, что такой вывод в корне ошибочен. Если с ним согласиться, то мы получим существование бессубъектных гражданских прав и обязанностей, что является абсурдом, ибо такая химера и сотой доли секунды существовать не может - самое понятие о праве как юридической возможности мыслится именно принадлежащим субъекту, тому, кто этой возможностью обладает. Следовательно, даже после открытия наследства входящие в него компоненты не теряют своего носителя - в качестве такового выступает либо наследник (как потенциальный, так и уже принявший наследство), либо публичное образование, принимающее в силу императивного требования закона выморочное имущество. Закрепленное же в ГК положение о возможности предъявления иска к душеприказчику или к наследственному имуществу следует понимать в том смысле, что тем самым выявляется и фиксируется круг кредиторов умершего и выясняется характер и объем их требований, не удовлетворенных при жизни наследодателя <2>. В пользу того, что наследство как имущественный комплекс нельзя считать бессубъектным, говорит и наличие в законе специальных правил об охране наследства и управлении им на срок до окончательного определения его обладателя в целях охраны прав наследников и иных лиц, а также о доверительном управлении наследственным имуществом (ст. 1171 - 1173 ГК, ст. 64 - 68 Основ законодательства РФ о нотариате 1993 г.) <3>.

<2> См.: Белов В.А. Гражданское право. Т. III. Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы: Учебник. М.: Юрайт, 2012. С. 994 - 997; Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М.: Проспект, 2002. С. 165.
<3> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357. Данные вопросы подробно рассматриваются в учебниках, курсах и пособиях по нотариату, к которым мы и отсылаем читателя. См., например: Настольная книга нотариуса: В 2 т. Т. II: Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 313 - 322; Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 277 - 296.

В результате открытия наследства лица, указанные в законе и/или в завещании наследодателя, не становятся сразу, автоматически обладателями наследственного имущества. Для того чтобы стать таковыми, они должны соответствующим образом выразить свою волю - принять наследство. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, "в момент открытия наследства лицо, назначенное в завещании или указанное в законе, приобретает право наследования (выделено мной. - М.А.). Это право присваивается ему помимо его воли, независимо от выраженного им намерения, в силу одного только юридического события смерти... Но это право наследования... не тождественно (выделено мной. - М.А.) с самим наследованием. Право наследования есть только право на вступление в те юридические отношения, которые в совокупности составляют наследство" <4>. Сходным образом высказывался и В.И. Серебровский, указывая, что "открытие наследства еще не означает, что... лицо, входящее в круг наследников... уже вступило в те имущественные права, субъектом которых был умерший. Чтобы стать преемником в имущественных правах наследодателя, требуется еще... чтобы оно выразило свое согласие на приобретение наследства" <5>. Аналогичного мнения придерживались М.В. Гордон <6>, В.К. Дроников <7>. Иными словами, осуществление права наследования не может иметь места без свободного и непосредственного волеизъявления со стороны наследников. Таким образом, подчеркнем еще раз, что с открытием наследства наследник лишь приобретает право на принятие на себя прав и обязанностей, составляющих в совокупности наследство, а не наделяется правами и не обременяется обязанностями сразу после такого открытия.

<4> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 402.
<5> Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 2003. С. 169.
<6> См.: Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М.: Юридическая литература, 1967. С. 76.
<7> См.: Дроников В.К. Наследственное право Украинской ССР. Киев: Вища школа, 1974. С. 126.

Согласно п. 1 ст. 1152 ГК для приобретения наследства наследник должен его принять. С учетом высказанного ранее тезиса такое долженствование по смыслу закона не означает императивного требования для наследника принимать на себя права и обязанности, составляющие наследство, но подразумевает необходимость в юридически значимом поведении с его стороны, если он желает их принять - в совершении особой односторонней сделки <8>, которая должна отвечать всем требованиям закона, предъявляемым к данной разновидности юридических фактов. Исключение составляют случаи приобретения публично-властными органами выморочного имущества, переходящего к ним в порядке наследования, - принятия наследства здесь не требуется, как это указано в абз. 2 п. 1 ст. 1152 ГК.

<8> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 154.

Принятие наследства характеризуется определенными свойствами, вытекающими в числе прочего из природы наследования как разновидности универсального правопреемства. Прежде всего принятие наследником части наследства означает принятие им всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось (абз. 1 п. 2 ст. 1152 ГК). С одной стороны, это означает, что для приобретения наследственного имущества правопреемнику умершего не требуется выражать свою волю на принятие каждого компонента наследства - тем более что исчерпывающий перечень таких компонентов установить на момент открытия наследства весьма проблематично (о каких-то правах и обязанностях, входящих в состав наследства, наследник может даже и не знать). Таким образом, действиям наследника, направленным на приобретение определенного, известного ему имущества, закон придает расширительный эффект. Заметим, однако, что результаты такого эффекта уравновешиваются оговоркой законодателя о том, что призванное к наследованию лицо становится обладателем не всего имущества умершего, а всего причитающегося данному наследнику имущества (если, например, данный наследник является не единственным претендентом на наследство).

Кроме того, Кодекс устанавливает, что в случае, когда наследник претендует на имущество в рамках различных порядков правопреемства <9> - по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства, то он может по своему выбору принять наследство, причитающееся ему в рамках одной, нескольких или всех указанных процедур (абз. 2 п. 2 ст. 1152 ГК). При этом воля, выраженная наследником применительно к какому-либо из названных оснований принятия наследства, не распространяется на иные основания - например, принятие имущества, причитающегося ему в силу завещания, не делает его сразу обладателем того, на что он может претендовать как законный наследник, а также не влияет на решение остальных наследников (если таковые есть) в отношении их участия в правопреемстве (п. 3 ст. 1152 ГК).

<9> В анализируемом правиле ГК применительно к рассматриваемому вопросу употреблен термин "основания наследования", что может навести на мысль, что существуют какие-либо основания наследственного правопреемства, кроме наследования по завещанию или такового ab intestato. Такое словоупотребление в законе представляется неточным. Вероятно, более правильным будет говорить о различных основаниях принятия наследства в рамках какого-либо из двух оснований наследования.

Однако в части принятого имущества наследник становится по общему правилу обладателем его как неизменного, единого целого и в один и тот же момент (ст. 1110 ГК) и не может обременять свое волеизъявление какими-либо условиями или оговорками (абз. 3 п. 2 ст. 1152 ГК). Иными словами, как справедливо отмечает Т.Д. Чепига, "принятие наследства рассматривается законом как обдуманное решение наследника принять его в составе любых прав и обязанностей наследодателя, в чем бы они ни заключались, и в составе любого имущества, где бы оно ни находилось" <10>. Это и понятно - противоположное означало бы не что иное, как подрыв стабильности имущественного оборота. Кроме того, указанная стабильность обеспечивается указанием закона на то, что принятое наследником причитающееся ему имущество считается принадлежащим ему с момента открытия наследства, вне зависимости от того, когда он фактически стал обладать им и когда зарегистрировал свое право на имущество, если такое право подлежит государственной регистрации (п. 4 ст. 1152 ГК) <11>. При этом следует учитывать, что в полной мере распоряжаться имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации (речь идет прежде всего о недвижимости), наследник сможет лишь с момента такой регистрации <12>. Следовательно, принадлежность с момента открытия наследства наследнику прав на имущество, подлежащих государственной регистрации, не означает всей полноты составляющих их правомочий - правомочие распоряжения является здесь, если так можно выразиться, "спящим", хотя и наличествующим в силу универсальности правопреемства. На последнее обстоятельство обратили внимание и высшие судебные инстанции РФ: в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <13> указывается, что в случае, "если наследодателю или реорганизованному юридическому лицу (правопредшественнику) принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику или вновь возникшему юридическому лицу независимо от государственной регистрации права на недвижимость". Как отмечается в литературе, при нынешнем состоянии нормативной базы касательно государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним складывается следующая ситуация: с одной стороны, наследник может заключать сделки по отчуждению нежилой недвижимости, а с другой - переход прав на имущество по такой сделке может быть завершен только после регистрации права, в связи с чем предлагается законодательно закрепить запрет наследнику на распоряжение недвижимым имуществом до государственной регистрации прав на него <14>. Обсуждается даже вопрос о том, может ли переходить в порядке универсального правопреемства само право на регистрацию прав на имущество <15>, однако жанр настоящей работы не позволяет подробно разбирать его здесь.

<10> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 158.
<11> Это установленное законом исключение из правила п. 2 ст. 8 ГК, гласящего, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента такой регистрации.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2002.

<12> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2003. С. 209.
<13> URL: http:// www.arbitr.ru/ as/ pract/ post_plenum/ 28318.html (последнее посещение - 24.01.2012).
<14> См.: Алексеев А.В. Наследование недвижимости и государственная регистрация прав // Наследственное право. 2011. N 2. С. 21.
<15> См.: Там же. С. 23 - 24.

Итак, исходя из вышеизложенного, можно дать следующее определение понятия "принятие наследства": принятие наследства представляет собой одностороннюю сделку, посредством которой призванный к правопреемству наследник становится обладателем причитающихся ему прав и обязанностей, составляющих наследственное имущество <16>.

<16> См.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс (проблемы теории и практики). Кишинев: Штиинца, 1973. С. 182; Лайко Л.В. Приобретение наследства, принятие наследства и вступление в наследство: о терминологии в наследственном праве, доктрине и практике // Наследственное право. 2008. N 2. С. 17.

Поведение наследника, выражающее его намерение принять приходящуюся на него долю в имуществе умершего, терминологически опосредуется в доктрине и законодательстве понятием "способы принятия наследства" (ст. 1153 ГК). Традиционно принято выделять формальный и фактический способы. Формальное принятие наследства состоит в том, что субъект письменно свидетельствует свое желание стать правопреемником наследодателя перед компетентными публичными властями. Согласно п. 1 ст. 1153 ГК принятие наследства осуществляется путем подачи наследником по месту открытия наследства нотариусу или иному уполномоченному должностному лицу заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство. Следует отметить, что принятие обоих указанных заявлений не относится к строго нотариальным действиям, что позволяет утверждать допустимость подачи заявления о принятии наследства как нотариусу, так и должностному лицу местного самоуправления или консульского учреждения. Допускается передача заявления наследника другим лицом или пересылка его по почте, но для этого необходимо, чтобы подпись наследника на заявлении была засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия, или лицом, уполномоченным удостоверять. Заявление может быть также подано через представителя, но в этом случае требуется специально указать в доверенности полномочие на принятие наследства (для законных представителей - родителей, усыновителей, опекунов и попечителей - доверенность не требуется).

Что касается фактического принятия наследства, то закон дает лишь примерный открытый перечень действий наследника, которые могут свидетельствовать о намерении лица стать обладателем наследственного имущества. В числе таких действий названы, в частности: вступление во владение и управление наследственным имуществом; принятие мер по сохранению наследственного имущества и защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; несение за собственный счет расходов на содержание наследственного имущества; оплата за собственный счет долгов наследодателя и получение причитающихся ему денежных средств (п. 2 ст. 1153 ГК). Необходимо сразу оговориться, что речь идет лишь о презюмируемой воле лица стать наследником и презумпция эта может быть опровергнута. Следовательно, говорить о том, что указанные действия считаются именно актами принятия наследства, а следовательно, и квалифицировать их способами такого принятия можно лишь с известной долей условности, чего не скажешь о формальном принятии, не оставляющем никаких сомнений в направленности воли и волеизъявления лица.

Итак, первая группа конклюдентных действий, которые могут свидетельствовать о намерении наследника принять наследство, - это действия по вступлению во владение и управление наследственным имуществом. Вступление во владение означает установление фактического господства над вещами, права на которые входят в состав наследства, - эти вещи наследник рассматривает как принадлежащие ему, присваивает их, присоединяет к своему имуществу. Такое присвоение может осуществляться весьма разнообразно, в частности: путем физического завладения, когда наследник берет себе те или иные вещи умершего; путем перемещения к месту расположения того или иного вещественного субстрата наследства - например, при переезде в квартиру, принадлежавшую наследодателю, для последующего проживания в ней; путем продолжения проживания в жилом помещении, в котором наследник проживал совместно с наследодателем (примечательно, что современная нотариальная практика рассматривает справку о регистрации наследника и наследодателя по одному адресу как вполне достаточное доказательство принятия наследства). В то же время одного завладения наследственным имуществом недостаточно для того, чтобы считать субъекта принявшим наследство. О намерении последнего стать правопреемником умершего будет свидетельствовать не только открытое и добросовестное обладание имуществом, но и управление им, т.е. стремление поддерживать его в надлежащем состоянии и обеспечивать его нормальное использование для удовлетворения своих потребностей. Об управлении имуществом могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, проведение текущего или капитального ремонта, уход за садовым участком, разбор личного архива наследодателя с целью поиска всей необходимой правоустанавливающей и финансовой документации и т.п. <17>. Представляется, что и действия наследника, имеющие распорядительный характер, могут в определенных случаях свидетельствовать о его намерении принять наследство - тем самым он также показывает, что относится к имуществу как к своему (например, избавляясь от скоропортящихся продуктов) <18>. Само собой разумеется, что отграничить нерушимой демаркационной линией действия наследника по владению имуществом от таковых, направленных на управление им, не представляется возможным - и не является необходимым.

<17> См.: Лайко Л.В. Указ. соч. С. 21 - 22.
<18> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 170.

Вторая группа действий, которые могут рассматриваться как свидетельствующие о фактическом принятии наследства, - это действия по сохранению наследственного имущества и защите его от посягательств третьих лиц. К числу мер такого рода можно отнести, во-первых, принятие нотариусом по заявлению наследника и иных лиц мер по охране наследства и управлению им (ст. 1171 - 1172 ГК) и, во-вторых, самостоятельные действия наследника по сохранению и сбережению имущества - например, установление охранной сигнализации, смена дверей и замков, заключение договоров с охранными агентствами, предъявление требований об истребовании имущества из чужого незаконного владения и пр.

Третью группу действий фактического характера по принятию наследства составляют действия по оплате наследником за собственный счет расходов на содержание наследственного имущества, а именно оплата жилищно-коммунальных услуг, что подтверждается соответствующими квитанциями, налогов, расходов по неотложному ремонту имущества и т.д. Наконец, в четвертую группу действий по фактическому принятию наследства закон включил уплату наследником за собственный счет долгов наследодателя и взыскание причитавшихся наследодателю платежей - например, возврат долга по заемной расписке умершего, оплата заказанных им работ или услуг, получение сумм арендной платы за проживание с нанимателей принадлежавшего наследодателю жилого помещения и пр. Если наследник не может документально подтвердить перед нотариусом факт принятия наследства, то данный факт может быть подтвержден судом в порядке особого производства. Если же имеет место спор о праве гражданском - то в этом случае дело будет рассматриваться в исковом производстве.

При этом следует учитывать, что описанные выше действия наследника лишь тогда будут считаться действиями по принятию наследства, когда они отражают его намерение стать правопреемником умершего. Закон исходит из предположения наличия такого намерения всякий раз, когда имеют место данные действия, однако эта презумпция является, как уже было сказано, опровержимой и инициаторами ее опровержения могут быть как сам наследник, предполагающийся принявшим наследство, так и иные наследники. В частности, в литературе отмечается, что нельзя признать верной позицию нотариуса, когда он не признает наследника отрекшимся от наследства - не принявшим его - по той причине, что последний осуществлял те или иные фактические действия по обладанию наследственным имуществом и не подал в течение установленного законом срока заявления об отказе от наследства, хотя и не имел намерения принимать наследства <19> (например, в случаях, когда взрослый ребенок наследодателя проживает с пожилым родителем - пережившим супругом умершего, помогая ему в быту и соответственно de facto владея, управляя и распоряжаясь имуществом, но сам наследником себя не считает и обладать наследством не желает).

<19> См.: Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 45.

Наследство должно быть принято наследником в течение определенного времени с момента открытия наследства - срока принятия наследства. Устанавливая такой срок, законодатель преследует разнообразные цели. С одной стороны, решение наследника о том, будет ли он правопреемником умершего, должно приниматься взвешенно и обдуманно, поэтому ему необходимо время, чтобы эмоциональный стресс, вызванный смертью наследодателя - близкого наследнику человека, постепенно прошел. Кроме того, наследнику может понадобиться время, чтобы прибыть в место открытия наследства, собрать необходимую информацию о составе и стоимости наследственного имущества и наличии или отсутствии других наследников и т.д. С другой стороны, срок принятия наследства служит и для того, чтобы нотариус мог предпринять все возможные и необходимые меры для розыска наследников и сообщить им об открытии наследства. Закон предусматривает общий и специальные сроки для принятия наследства (ст. 1154 ГК).

Общий срок принятия наследства, равный шести месяцам со дня открытия наследства, начинает течь с момента открытия наследства и имеет юридическое значение для тех наследников, которые становятся таковыми именно в силу данного юридического факта. К таковым наследникам относятся, например: 1) наследники по завещанию, а также субституты (подназначенные наследники), если основной наследник умер до открытия наследства или не имеет права наследовать по основаниям недостойности, указанным в п. 1 ст. 1117 ГК; 2) наследники по закону в порядке очередности, если завещание отсутствует или наследники по завещанию отсутствуют либо не имеют права наследовать как недостойные в силу п. 1 ст. 1117 ГК; 3) наследники первой очереди, а также последующих очередей, если наследники предшествующей очереди отсутствуют, лишены наследства или не имеют права наследовать как недостойные. Если основанием открытия наследства явилась недостоверно установленная физическая смерть субъекта, а решение суда о признании гражданина умершим по причине его предполагаемой гибели, то шестимесячный срок начинает течь с момента вступления в силу данного судебного акта (абз. 2 п. 1 ст. 1154 Кодекса). Наличие данного специального правила о начале течения общего срока на принятие наследства продиктовано необходимостью защиты прав и законных интересов наследников: между событием предполагаемой гибели наследодателя и судебной констатацией данного факта может пройти достаточно много времени, и в итоге наследники окажутся в положении пропустивших все возможные сроки принятия наследства - ведь они не могут быть признаны наследниками ранее, чем после принятия судом решения о гибели гражданина при определенных обстоятельствах (само собой разумеется, что круг наследников, порядок их призвания к наследованию и состав наследства определяются на момент предполагаемой смерти наследодателя).

Помимо общего срока на принятие наследства в законе установлены и специальные сроки:

  1. для лиц, право наследования у которых возникает вследствие отказа наследника от наследства или отстранения его от наследования по основаниям недостойности, указанным в ст. 1117 ГК, - шесть месяцев с момента возникновения у них права наследования (п. 2 ст. 1154). Для правильного понимания данного законоположения необходимо учитывать следующее обстоятельство. Анализируемая норма содержит общую отсылку к ст. 1117 ГК, указывающей основания признания лица недостойным наследником либо как не имеющего права наследовать, либо как отстраненного от наследования судом по требованию заинтересованных лиц. Представляется, что первая группа недостойных наследников правилами п. 2 ст. 1154 ГК охватываться не может, так как такие лица изначально не становятся правопреемниками умершего и доли в его имуществе не имеют. Следовательно, в рассматриваемой норме речь должна идти лишь о второй категории недостойных наследников, а именно о тех лицах, которые в силу закона были обязаны предоставлять наследодателю содержание, но злостно уклонялись от исполнения данной обязанности. Началом течения данного специального срока будет соответственно дата заявления об отказе от наследства либо дата вступления в силу судебного решения об отстранении лица от наследования по закону;
  2. для лиц, право наследования у которых возникает исключительно вследствие непринятия наследства другими наследниками, - три месяца со дня окончания общего срока на принятие наследства (п. 3 ст. 1154 ГК). Данная норма касается, в частности, следующих ситуаций: а) наследнику по завещанию или по закону был подназначен наследник на случай непринятия им наследства, в том числе в случае смерти основного наследника после открытия наследства и до истечения общего срока на принятие наследства; б) наследники по закону предшествующих очередей не приняли наследство; в) наследник по закону или по завещанию умер после открытия наследства, не успев его принять.

На практике нередки ситуации, когда наследник в силу тех или иных причин не принял наследство в установленный срок. Юридические последствия пропуска срока на принятие наследства различаются в зависимости от причин его. Так, в тех случаях, когда наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства либо в силу иных уважительных причин пропустил срок принятия наследства, суд может по заявлению такого наследника восстановить этот срок и признать его принявшим наследство, если такое заявление было подано наследником в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска срока (п. 1 ст. 1155 ГК). Таким образом, судебное восстановление срока на принятие наследства возможно при одновременном наличии следующих условий: 1) уважительность причин пропуска срока и 2) обращение наследника в суд с заявлением не позднее шести месяцев после отпадения причин пропуска. Дела данной категории рассматриваются в порядке искового производства, так как в данном случае имеет место спор о праве, а именно о праве лица обладать частью имущества наследодателя. Ответчиками по таким делам будут иные наследники, принявшие наследство, либо публичные образования в лице компетентных органов, претендующие на выморочное имущество. В судебном заседании должны быть установлены обстоятельства, послужившие причиной пропуска срока на принятие наследства, и доказана объективная невозможность для наследника принять наследство в установленном порядке (тяжелая болезнь, нахождение в длительной командировке, служба в рядах Вооруженных Сил, юридическая невозможность принять наследство в силу недостижения установленного законом возраста, если при этом родители, опекуны и попечители не исполнили своих обязанностей по защите интересов несовершеннолетнего и пр.). Шестимесячный срок для обращения в суд установлен законом для защиты прав наследников, принявших наследство с соблюдением общих правил, что вполне логично и понятно - их имущественная сфера не должна ставиться под угрозу на неопределенное время в ожидании того, определится ли опоздавший наследник в вопросе о том, желает он быть правопреемником умершего или нет. Истечение этого срока погашает возможность признания и реализации наследственных прав субъекта при посредстве суда.

Установленный ст. 1155 ГК судебный порядок восстановления срока принятия наследства отличается от ранее действовавшей регламентации - ст. 547 ГК РСФСР 1964 г. Прежние правила позволяли лишь продлить срок на принятие наследства, давая наследнику время на принятие решения о том, будет ли он обладателем наследственного имущества, причем никаких временных рамок с момента вынесения судебного акта о продлении срока принятия наследства закон не устанавливал. В то же время, комментируя данные правила, М.В. Гордон отмечал, что при рассмотрении иска о продлении срока на принятие наследства "одновременно суд решает не только вопрос о сроке, но и весь вопрос о признании лица наследником, а в случае надобности и о разделе наследственной массы" <20>.

<20> Гордон М.В. Указ. соч. С. 82.

Новые нормы исходят из того, что уже самый факт обращения лица в суд с требованием восстановить срок на принятие наследства свидетельствует о том, что оно желает стать правопреемником наследодателя в причитающемся ему имуществе, и соответственно нет необходимости продлевать пропущенный срок, а необходимо прямым велением суда утвердить наследника в его правах.

Помимо судебного порядка восстановления срока принятия наследства закон устанавливает и внесудебную, согласительную процедуру восстановления этого срока. Суть ее заключается в том, что наследники, принявшие наследство в установленные сроки, дают в письменной форме свое согласие на принятие наследства наследником, срок пропустившим. Характерные черты согласительного порядка принятия наследства суть следующие: а) согласие должны дать все наследники, принявшие наследство, при этом несогласие кого-либо из них не нуждается в мотивировке; б) согласие дается в письменной форме - либо при нотариусе, либо с нотариальным удостоверением подписи наследника на документе, содержащим его согласие; в) причины и продолжительность пропуска срока принятия наследства опоздавшим наследником значения не имеют.

Основным имущественным последствием признания наследственных прав за опоздавшим наследником является прежде всего определение судом его доли в наследственном имуществе (абз. 2 п. 1 ст. 1155 ГК). Это может привести как к перераспределению имущества между всеми наличными наследниками и необходимости определить долю каждого из них (например, если опоздавший наследник относится к одной очереди с иными наследниками), так и к полному вытеснению тех или иных лиц из числа наследников (в частности, если суд признал принявшим наследство наследника первой очереди, то наследники второй очереди - даже если они своевременно приняли наследство - утрачивают права на имущество). Если ранее были выданы свидетельства о праве на наследство, то они признаются судом недействительными. Записи в реестре о правах на недвижимое имущество также подлежат аннулированию. Кроме того, суд при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на его долю в наследстве в соответствии с правилами о возврате неосновательного обогащения (ст. 1104 - 1105, 1107 - 1108 ГК). Если же наследник принимает наследство во внесудебном порядке с согласия всех остальных наследников, то указанные меры применяются лишь постольку, поскольку соглашением между наследниками не установлено иное. Ранее выданные свидетельства о праве на наследство аннулируются постановлением нотариуса, а вновь выданное свидетельство является основанием для внесения изменений в запись о государственной регистрации. Предшествовавшее регулирование регламентировало лишь возврат наследнику того имущества, которое сохранилось в натуре, и передачу ему средств от реализации наследственного имущества.