Мудрый Юрист

Юридическая квалификация: понятие и место в правоприменительном процессе

Тарханов Ильдар Абдулхакович - доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права, декан юридического факультета Казанского (Приволжского) федерального университета (Казань).

Рассматриваются различные аспекты характеристики юридической квалификации как разновидности правоприменения. Особое внимание уделяется установлению ее места в общетеоретической модели правоприменительного процесса. На основе анализа уголовно-правовых и процессуальных источников формулируются современные подходы к определению алгоритма правоприменительных операций, составляющих содержание юридической квалификации.

Ключевые слова: правоприменительный процесс, стадии правоприменения, юридическая оценка, юридическая квалификация, фабула дела, юридически значимые признаки, правовая основа, процессуальное решение.

Juridical qualification: definition and place in law application process

I.A. Tarhanov

Article is devoted to different aspects of characteristics of juridical qualification as a type of law application. Particular attention is given to establishment of juridical qualification place in general model of law application process. On the basis of criminal and procedure law sources analysis modern approaches to definition of algorithm of law application operations which consisted the contention of juridical qualification are formed.

Key words: law application, law qualification, law foundation, procedural decision, plot of case, juridical important characteristics.

Взаимосвязь между людьми и их взаимодействие в различных сферах общественной жизни во многом формируются благодаря необходимому и эффективному вторжению в них государства <1>.

<1> Нельзя не заметить при этом, что в различные исторические периоды отношение гражданского общества к объему и характеру такого вторжения бывает разным, в особенности если речь идет об экономике.

Известно, что влияние государства, воздействие его властных структур на общественную жизнь, на гражданское общество и функционирование его институтов и структур может быть как опосредованным, так и непосредственным. С этой точки зрения правовое регулирование можно рассматривать как целенаправленное, упорядоченное воздействие государства на общественную жизнь с помощью специфических методов и средств. Среди них особо выделяются создание и издание правовых норм. Они рассматриваются как важный элемент механизма правового регулирования <2>, поскольку заключают в себе правила (модели) поведения людей в обществе, регламентируют их связи между собой.

<2> Кропачев Н.М. Уголовно-правовое регулирование. Механизм и система. СПб., 1999. С. 27.

В литературе юридические нормы отраслей права обычно воспринимаются как определенная, социально обусловленная система правовых предписаний. Даже само наличие такой системы имеет большое социальное значение, поскольку она является правовой основой для регламентации общественной жизни, оказывает регулирующее воздействие на сознание людей. Вместе с тем социальная ценность правовых норм неизмеримо возрастает, когда их предписания реализуются в поведении людей, а их связи актуализируются.

Нормы права могут быть реализованы разными способами в зависимости от вида норм, специфики их содержания, особенностей построения (конструкции) и статуса субъектов правореализации. В юридической литературе в качестве основных способов (форм) реализации норм права традиционно называются использование (осуществление) права, активное исполнение юридических обязанностей, а также соблюдение правового запрета <3> (установленного, к примеру, уголовным законом). Перечисленные способы (формы) правореализации могут быть свойственны как властным органам и представляющим их должностным лицам, так и обычным гражданам.

<3> См., например: Решетов Ю.С. Реализация норм советского права. Системный анализ. Казань, 1989. С. 59.

Применение юридических норм (правоприменение) в общей теории права считается особой формой правореализации <4>. Оно осуществляется только компетентными органами и лицами в предусмотренных законом формах, поэтому признается официальной властной деятельностью. Принято полагать, что правоприменительный процесс завершается изданием правоприменительного акта, в котором фиксируются результаты (итоги) рассмотрения дела. Этот акт является официальным юридическим документом, имеющим существенное значение для самого правоприменителя, отдельных граждан и их сообщества. Следовательно, в правоприменительном акте не только отражается, но и выражается право.

<4> См., например: Морозова Л.А. Теория государства и права: Учеб. М., 2008. С. 331.

В русском языке слово "применить" означает "осуществить что-либо на практике" <5>. В юриспруденции эта практическая операция представляет собой активную властную деятельность особо уполномоченных субъектов. Ее основное содержание составляет официальная оценка правовой природы наступивших жизненных обстоятельств (поведения или события) с позиции закона (или иного нормативного акта), а также определение их юридических последствий.

<5> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. С. 612.

Таким образом, отнесение социального объекта познания (наступивших жизненных обстоятельств) к правовому либо неправовому сегменту социальной сферы - важная часть правоприменения. Обычно такая оценка конкретной жизненной ситуации не ограничивается только общим выводом в виде "правовое - неправовое". В последующем юридическая оценка конкретизируется. Установление подлинной правовой природы объекта познания и следующий за этим вывод о его юридической принадлежности к некоему множеству в праве нередко именуется квалификацией. Считается, что подобным образом проявляется констатирующая функция правоприменения <6>.

<6> Благов Е.В. Общая теория применения уголовного закона. Ярославль, 2003. С. 75 - 76.

В словаре иностранных слов термин "квалификация" (лат. qualis - какой, какого качества + facere - делать, определять) раскрывается как характеристика предмета (явления), отнесение его к какой-либо категории, группе <7>. Таким образом, "квалификация" в этимологическом понимании есть качественная оценка познаваемого объекта (предмета, явления), соответствующая некоторому критерию. Именно на его основе исследуемые явления распределяются по группам (множествам). Нельзя не обратить внимания и на то, что термин "квалификация" включает двойственное значение, поэтому с его помощью могут обозначаться как деятельность (процесс), так и ее итог (результат). Подобная оценка лингвистического содержания данного слова должна, на наш взгляд, лежать в основе характеристики и юридической квалификации.

<7> Словарь иностранных слов. М., 1988. С. 223. Следует обратить внимание на то, что в русском языке слово "квалификация" используется также в несколько ином значении: как степень годности к какому-нибудь виду труда, уровень подготовленности (Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988. С. 221). В данной работе названный термин используется преимущественно в первом значении.

В правовом отношении официальная юридическая квалификация - это такая разновидность правоприменения <8>, в результате которой на основе права (закона) устанавливается юридическая принадлежность исследуемого социального явления (поведения или события) к определенному правовому (или, напротив, к неправовому) сектору социальной действительности. В динамике юридическая квалификация обычно заключается в конкретизации отраслевой принадлежности свершившегося юридического факта и, далее, в установлении его подлинного правового наименования со ссылкой на положение (статью) закона или иного нормативного акта.

<8> В некоторых случаях правовая квалификация (как юридическая оценка) может осуществляться и вне рамок правоприменения. Такую квалификацию именуют обычно неофициальной (доктринальной, обыденной и др.).

В общей теории права рассматриваемое понятие формулируется иногда несколько иначе. "Правовая квалификация, - пишет В.В. Лазарев, - представляет собой оценку соответствующих фактов с точки зрения их значения для права, с точки зрения тех последствий (выделено мной. - И.Т.), которые наступают в силу имеющихся правовых требований" <9>.

<9> Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1972. С. 48.

В приведенном определении вполне обоснованно акцентируется внимание на том, что правовая квалификация всегда включает юридическую оценку фактов. Ее наличие - важный, системообразующий компонент юридической квалификации любого вида. "Оценить" означает "высказать мнение, суждение о ценности, значении чего-нибудь, установить качество чего-нибудь..." <10>. Объектом юридической оценки действительно выступают конкретные жизненные обстоятельства, а ее содержанием - установление правовой природы этих фактических данных ("с точки зрения их значения для права"). При этом нельзя не отметить, что уже сама такая оценка имеет собственные социальную ценность и правовое значение. Но чаще всего это не самоцель. Правовая природа явления во многом обусловливает вид, объем и пределы правовых последствий (к примеру, в виде санкций).

<10> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 392.

Однако юридическая оценка фактов с точки зрения наступления предусмотренных законом (или иным нормативным актом) правовых последствий вряд ли может быть включена в содержание определения юридической квалификации. Мы исходим из того, что оценка последствий наступившего факта - это совершенно иной вид правоприменительной деятельности, он находится за рамками правовой квалификации. Конечно, официальная юридическая оценка в виде квалификации может служить (а чаще всего и служит) отправным правовым пунктом, основой для последующей реализации тех или иных правовых последствий свершившегося факта (в виде возложения обязанностей или их исключения, предоставления прав либо отказа от их признания и др.). Вместе с тем в этой разновидности правоприменительной деятельности выражается уже не констатирующая, а иная функция правоприменения, в общей теории права нередко именуемая организующей. В.В. Лазарев, безусловно, прав в том, что организующий характер правоприменения проявляется в "его социальной направленности на оказание содействия в реализации прав и обязанностей другими субъектами права" <11>.

<11> Лазарев В.В. Правоприменительные акты и их эффективность в условиях развитого социалистического общества. Теоретическое исследование: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1977. С. 7.

Как было отмечено, юридическая квалификация, понимаемая как правовая (и в этом смысле - экспертная) оценка социальной природы фактов, имеет собственное социальное и юридическое значение, которое непосредственно не связано с реализацией санкций. Квалификация преступления, к примеру, влечет за собой ряд уголовно-правовых и уголовно-процессуальных последствий (влияет на условно-досрочное освобождение, на форму расследования дел, их подследственность, подсудность и др.).

Таким образом, юридическая квалификация представляет собой такое проявление констатирующей функции правоприменения, которое заключается в оценке правовой природы исследуемого социального явления, т.е. в определении его юридической принадлежности к конкретному правовому (либо неправовому) сегменту социальной сферы.

Правоприменение - это творческая юридическая деятельность, сложная по характеру и содержанию. В литературе иногда различают две ее формы: оперативно-исполнительную и правоохранительную <12>. При этом считается, что правоохранительная деятельность правоприменителя направлена на охрану общества (а в каком-то смысле и норм права) от правонарушений. Эта задача вначале решается путем установления (оценки) правовой природы содеянного, а затем - посредством выяснения (установления) юридических последствий совершенного деяния. Соответственно, правоохранительная правоприменительная деятельность (впрочем, как и другие ее формы и разновидности) развивается поступательно, проходит через некоторые фазы (стадии).

<12> См., например: Марченко М.Н. Теория государства и права: Учеб. 2-е изд. М., 2008. С. 609.

Под стадиями правоприменительного процесса нередко понимаются обособленные во времени группы правоприменительных действий, которые поэтапно и последовательно раскрывают содержание деятельности по применению права <13>. В научной литературе иногда предлагается руководствоваться также понятием "элементы применения права" (их содержанием охватывается "предметная деятельность, выполнение однородных групп действий, определенных операций") <14>.

<13> Алексеев С.С. Проблемы теории права. М., 1982. Т. 2. С. 232.
<14> Карташов В.Н. Применение права. Ярославль, 1980. С. 9.

Ряд ученых считают правовую квалификацию одной из основных стадий правоприменения <15>. Другие специалисты рассматривают ее не как самостоятельную стадию, а как особую форму правоприменительной деятельности <16>, ее элемент, этап.

<15> См., например: Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 2004. С. 8.
<16> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2001. С. 14.

Очевидно, что понятия "стадия", "этап", "элемент", "форма" и "операция" не могут рассматриваться как полностью тождественные. Тем более когда считается, что одна стадия может включать несколько обособленных во времени этапов и операций, а правоприменительная деятельность в ее определенном виде (форме) может быть реализована на протяжении либо одной стадии правоприменения, либо в рамках нескольких его стадий. В учебной литературе юридическая (правовая) квалификация рассматривается, например, как "стадия установления юридической основы дела", начало которой состоит в "выборе нормы, подлежащей применению" <17>. Такое многообразие характеристик не способствует установлению точного места правовой квалификации в процессе правоприменения.

<17> Морозова Л.А. Указ. соч. С. 334.

В общей теории права также дискуссионны вопросы о количестве стадий правоприменения и их реальном содержании. Поэтому задача выяснения места юридической (правовой) квалификации в правоприменительном процессе и ее элементного содержания вряд ли может быть успешно решена без творческого обсуждения некоторых общетеоретических вопросов.

В юридической литературе выделяется ряд стадий <18> правоприменения. В их содержание обычно включаются следующие, нередко разнородные, виды правоприменительной деятельности: 1) установление (и исследование) фактических обстоятельств; 2) определение (и анализ) нормативно-правовой основы (базы) применения права; 3) вынесение решения по делу и доведение до сведения заинтересованных лиц содержания решения <19>.

<18> В различных теоретических источниках их количество варьируется от трех до шести.
<19> См., например: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 612.

Некоторые ученые предлагают другие наименования стадий. Иногда считается возможным объединить первую и вторую (из названных) стадии на том основании, что процесс познания носит непрерывный характер, в нем попеременно происходит обращение то к фактам, то к юридическим нормам, поэтому трудно разграничить именно временные рамки выполнения таких действий <20>. Это побуждает к более конкретному их рассмотрению.

<20> Карташов В.Н. Указ. соч. С. 8 - 9.
  1. На выделяемой многими стадии установления фактической основы дела (например, фактических обстоятельств совершенного преступного деяния) выявляются и исследуются факты и иные обстоятельства дела (фактические данные), составляющие его реальное содержание. "Установление обстоятельств совершенного преступления, - пишет В.В. Коряковцев, - является центральным моментом уголовно-процессуальной деятельности, поэтому в каждой стадии процесса присутствует определенный порядок собирания, проверки и оценки доказательств" <21>.
<21> Уголовный процесс. Общая часть: Учеб. СПб., 2004. С. 178.

Установление и исследование (доказывание) фактических данных иногда рассматривается как этап (стадия) правовой квалификации <22>. Это мнение представляется малообоснованным.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть" (под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева) включен в информационный банк согласно публикации - "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2006 (издание исправленное и дополненное).

<22> Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978. С. 23; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учеб. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2004. С. 9 - 10.

Правильное установление фактических обстоятельств как совокупность правоприменительных операций, по справедливому утверждению В.Н. Кудрявцева, "само по себе не составляет содержание процесса квалификации, а лишь создает для него необходимые предпосылки (условия)" <23>. Следует согласиться с мнением, что установление фактических обстоятельств действительно обнаруживает себя чаще всего как доказывание, а конечная цель первой стадии правоприменительного процесса - соответствие знаний о фактических обстоятельствах объективной действительности <24>.

<23> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13.
<24> Лазарев В.В. Применение советского права. С. 43, 47.

Доказывание (ст. ст. 85 - 90 УПК РФ) называют иногда стержнем процессуальной деятельности <25>, хотя ее направленность регламентируется также нормами материального права. Так, нормы уголовного права, как вполне обоснованно считает А.В. Наумов, "во многом определяют предмет доказывания", в то время как "нормы уголовно-процессуального права обусловливают порядок официального признания установленных фактов как основания (выделено мной. - И.Т.) их уголовно-правовой оценки" <26>. Именно они и являются объектом квалификации.

<25> Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. М., 2010. С. 122.
<26> Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. М., 2004. Т. 1: Общая часть. С. 22 - 23.

Таким образом, в процессе доказывания решаются специфические и сугубо процессуальные задачи. Поэтому именно в процессуальных законах регламентируются определенные правила, которые включают оценку доказательств и последовательность решения соответствующих задач. В ходе этой (правоприменительной по содержанию и форме) <27> деятельности какие-либо материально-правовые оценки не осуществляются, поскольку включаемые в содержание данной стадии правоприменительные операции их не предполагают. Правоприменитель приступает к оценке материально-правовой природы фактических данных в качестве квалификатора после того, как они установлены и доказаны. "Фактическая сторона преступного деяния, - пишет П.А. Лупинская, - становится основанием для квалификации преступления" <28>.

<27> Некоторые криминалисты выводят рассматриваемую стадию за рамки применения уголовного закона. См., например: Благов Е.В. Указ. соч. С. 92.
<28> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 123.

Признавая обоснованность такого подхода в целом, выскажем некоторые принципиальные для определения начального момента квалификационной деятельности правоприменителя соображения.

Установленные фактические данные как информация по уровню обобщенности, ее качественной и содержательной характеристикам существенно отличаются от предписаний материально-правовых норм. Известно, что правовая норма представляет собой некую юридическую модель регулируемых общественных отношений. Она характеризуется нормативностью, обычно неперсонифицирована, насыщена общими (сущностными) признаками, рассчитана на неопределенное количество случаев реализации, имеет государственно-властный характер. Установленные (доказанные) фактические обстоятельства дела, напротив, весьма конкретны, персонифицированы, сугубо индивидуальны. Все это придает конкретной жизненной ситуации свойства уникальности, неповторимости. Иными словами, эти объекты познания в методологическом отношении противоположны, непосредственно не соизмеримы, не сопоставимы. Квалификационное требование установления между данными объектами полного (точного) соответствия (тождества) в принципе реализуемо, но при условии предварительного проведения с фактической основой дела некоторых логико-юридических преобразований.

Поскольку это вопрос методологии, то на познавательном уровне его решение находится в плоскости философских парных категорий "явление и сущность", "единичное и общее", "конкретное и абстрактное". В соответствии с философскими постулатами единичное <29> (конкретное) всегда заключает в себе некоторые общие черты, признаки. Они могут быть выявлены путем преобразования, "реконструкции" единичного. Цель операции по извлечению из него общих признаков - приведение единичного в вид, пригодный для сопоставления с другим общим.

<29> Иногда его именуют "отдельным", хотя в философии эти категории нередко предпочитают рассматривать как самостоятельные.

Применительно к юридической квалификации, когда речь идет о правовом, это означает извлечение из фактической основы дела (как совокупности фактических данных) юридически значимых признаков. Они представляют собой некоторые производные от фактических данных. Причем каждый из юридически значимых признаков может быть производным как от одного, так и от нескольких фактических обстоятельств. Только в таком "интерпретированном" виде установленные (доказанные) фактические обстоятельства обретают вид, в методологическом отношении пригодный для сопоставления с тем общим, которым в данном случае выступают предписания правовых норм. Эта операция опирается на нормы материального права и включает юридические оценки, поэтому представляется правоприменительной. Она качественно отличается от фазы установления фактической основы дела (доказывания) по природе, юридическим источникам и подразумевает наличие у квалификатора особых профессиональных навыков и умений. Известно, что далеко не всегда и не все установленные фактические данные имеют вид адекватно выраженных юридических характеристик.

Качественное отличие рассматриваемого вида правоприменения от доказывания, занимающего, по сути, все содержание стадии установления фактической основы дела (в ее привычном понимании), предполагает, на наш взгляд, обособление квалификационной операции извлечения из фактической основы дела юридически значимых признаков в качестве самостоятельного этапа (фрагмента) правоприменения. Если же заключать его в рамки первой стадии правоприменительного процесса, то ее традиционно понимаемое содержание требует уточнения.

В юридической (чаще всего - в уголовно-правовой) литературе деятельность по выявлению в фактической основе юридически значимых признаков иногда рассматривается в качестве одного из этапов юридической квалификации. По мнению В.С. Савельевой, выделение из всего многообразия установленных по делу фактических обстоятельств тех, "которые имеют уголовно-правовое значение, и их систематизация" составляют первый этап в процессе квалификации преступления <30>. Однако такой подход имеет оппонентов. Например, А.И. Рарог выводит эту деятельность за рамки процесса квалификации, считая ее предварительной, предшествующей квалификации преступления <31>.

<30> Савельева В.С. Основы квалификации преступления: Учеб. пособие. 2-е изд. М., 2011. С. 8.
<31> Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. М., 2003. С. 17, 23.

Мы исходим из того, что извлечение из фактической основы дела юридически значимых признаков - начальный момент юридической квалификации. Вместе с тем квалификатор не должен ориентироваться на то, что содержанием этой деятельности является только некое физическое обособление одних фактических данных от других, их "просеивание" через "юридическое сито". Думается, что сами по себе фактические обстоятельства вряд ли могут называться юридически значимыми, иметь подобную характеристику. Дело в том, что они отражают реальность в том виде, в каком она имела место. Юридически значимыми могут быть только ее признаки. Информация о них - знание выводимое. Так, если лицо ночью в отсутствие сторожа и свидетелей проникло в магазин, то на основе этих фактических обстоятельств выводится (извлекается) один уголовно-правовой признак - "тайно". Эта операция опирается на знание квалификатором положений уголовного закона, которыми определяются материально-правовые оценки содеянного. Данный подход приемлем и в других отраслях права.

Совокупность извлеченных и каким-то образом распределенных юридически значимых признаков есть фабула дела, переведенная на юридический язык. Она может рассматриваться как основа для выдвижения квалификационных версий, т.е. частных гипотез относительно правовой природы установленных фактических обстоятельств. Квалификационные версии позволяют выявить и обособить группу сходных по направленности, юридическому содержанию и целям правового регулирования ("смежных") правовых норм, которые могут претендовать на применение к данному случаю. Иными словами, квалификатор уже на данном этапе ориентируется на нормативно-правовую базу.

  1. Содержание правоприменительной стадии установления и анализа нормативно-правовой базы (юридической основы дела) нередко в теории ограничивают выбором и анализом конкретной нормы права, подлежащей применению <32>. В.Н. Кудрявцев несколько расширяет эти пределы, понимая под выбором нормы еще и ее "отыскание" <33>. Однако и при таком толковании рассматриваемой стадии правоприменения ее сфера представляется неоправданно ограниченной. Думается, что фактически она включает ряд иных, кроме выбора конкретной нормы, правоприменительных операций. Поэтому следует согласиться с В.В. Лазаревым в том, что было бы "неточно сводить содержание данной стадии применения права к установлению нормы, подлежащей применению" <34>. Ее содержание более насыщенно.
<32> Алексеев С.С. Общая теория социалистического права // Сб. учен. тр. СЮИ. Свердловск, 1966. Вып. 4. С. 24.
<33> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13.
<34> Лазарев В.В. Применение советского права. С. 47.

В современной уголовно-правовой литературе выдвижение квалификационных версий (как частных гипотез) <35> нередко рассматривается как самостоятельный этап квалификации преступлений в рамках стадии установления и анализа нормативно-правовой базы <36>. В.Н. Кудрявцев считает эту правоприменительную операцию первым этапом квалификации содеянного <37>. По мнению ряда авторов, выявление "всех возможных конструкций составов преступления, которые можно и нужно "примерить" к фактическим обстоятельствам дела", а также группы смежных составов представляют собой второй и третий этапы процесса квалификации преступлений <38>.

<35> Иногда квалификационные версии ошибочно отождествляют со следственными. Последние могут выдвигаться относительно разнообразных обстоятельств, а не только в виде предположения о юридической природе содеянного.
<36> См., например: Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 2007. С. 13.
<37> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 226.
<38> Савельева В.С. Указ. соч. С. 9 - 10.

Формирование квалификатором необходимой нормативно-правовой базы (основы) для юридической оценки правовой природы содеянного есть определение некоторой совокупности правовых норм и отдельных предписаний закона. Это особый этап квалификации преступления, самостоятельная правоприменительная операция. Она существенно облегчается, когда имеется кодифицированная система законодательства. Однако и в этом случае квалификатор должен обладать хорошим знанием этой системы, иметь добротную профессиональную подготовку. Эти компетенции позволяют ему с необходимой степенью предельности установить круг тех нормативных источников, которые могут реально претендовать на применение к данному частному случаю. На этом этапе правоприменения, на наш взгляд, определяются также подлинность текста каждого юридического источника, его действие в пространстве и времени, другие правовые свойства.

В ходе следующей правоприменительной операции в рамках рассматриваемой стадии - сопоставления совокупности выявленных юридически значимых признаков с предписаниями, включенными квалификатором в нормативно-правовую базу, - устанавливается конкретная норма права, подлежащая применению. Ее выбор означает решение проблемы соответствия (тождества) юридически значимых признаков социального явления предписаниям нормы права.

В общей теории права иногда высказывается мнение, что в рамках изучаемой стадии правоприменения дается итоговая юридическая оценка всей совокупности выявленных обстоятельств дела. Поэтому закономерно, что содержание стадии установления юридической основы дела в ряде работ полностью ассоциируется с юридической квалификацией <39>.

<39> Морозова Л.А. Указ. соч. С. 334.

Понятия "установление юридической основы дела" и "правовая квалификация" рассматриваются иногда как частично или полностью совпадающие и в криминалистической литературе. Так, по мнению А.В. Наумова и А.С. Новиченко, квалификация охватывается стадией установления подлежащей применению правовой нормы, она есть форма, разновидность указанной стадии <40>. А.А. Васильченко пишет: "Установление юридической (уголовно-правовой) основы... дела является этапом применения уголовного закона, в рамках которого дознаватель, следователь подвергают доказанные обстоятельства уголовно-правовой квалификации и принимают соответствующие процессуальные решения" <41>.

<40> Наумов А.В., Новиченко А.С. Указ. соч. С. 21.
<41> Васильченко А.А. Взаимосвязь уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений. М., 2006. С. 125.

Такое заключение мы полагаем ошибочным, некорректным. Действительно, выбор конкретной правовой нормы, осуществленный в рамках рассматриваемой стадии правоприменения, представляет собой вывод о соответствии ее предписаний юридически значимым признакам содеянного (к примеру, преступления). Однако юридическая квалификация на этом не завершается, а "процессуальные решения" выносятся квалификатором на следующей стадии правоприменения.

Как отмечалось ранее, юридическая квалификация с учетом значения термина может рассматриваться как сама правоприменительная деятельность (процесс) и как ее итог (результат). Это нельзя упускать из виду при характеристике правового содержания исследуемого понятия. Выбор нормы есть продолжение процесса, но не окончательное решение дела. Отсутствие требуемой ясности в этом вопросе приводит к заблуждению относительно места квалификации в правоприменительном процессе и к противоречивым ее оценкам. Неслучайно В.Н. Кудрявцев, полагавший вначале, что квалификация преступления "охватывает только (выделено мной. - И.Т.) ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе уголовно-правовой нормы...", несколько позже пришел к иному выводу: "Понятие квалификации ближе всего стоит к последней стадии процесса применения нормы права: принятию решения и изданию акта, закрепляющего это решение" <42>.

<42> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13 - 14.

В.Н. Кудрявцев прав в том, что официальная юридическая квалификация не может восприниматься лишь как вывод о точном соответствии (тождестве) между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Этот вывод должен быть юридически закреплен (зафиксирован) в правоприменительном акте. Именно с данного момента юридическая квалификация как итоговая уголовно-правовая оценка приобретает официальное значение, что полностью согласуется с утверждением автора о том, что квалификация преступления должна быть завершением правоприменительного процесса <43>.

<43> Там же. С. 16.
  1. В общей теории права преобладает мнение, что правоприменительный процесс завершается стадией принятия решения и доведения до сведения заинтересованных лиц его содержания. Как уже отмечалось, принятое квалификатором решение фиксируется в правоприменительном акте <44>. В нем делается ссылка на положения закона, которую иногда считают собственно юридической квалификацией. Так, в уголовно-правовой литературе высказано мнение, что уголовно-правовая квалификация есть "определение конкретной статьи УК (в необходимых случаях - статей УК, их части, пункта), которую с позиций действующего законодательства следует применить при решении вопросов преступности и наказуемости данного деяния" <45>.
<44> Издание правоприменительного акта не все специалисты включают в содержание правоприменительного процесса.
<45> Уголовное право. Особенная часть: Учеб. для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 2001. С. 20.

Описанный подход в принципе приемлем, поскольку в науке уголовного процесса правовая квалификация рассматривается как элемент структуры обвинения в материально-правовом смысле. Понимаемая подобным образом уголовно-правовая квалификация может быть по разным причинам подвержена изменениям на различных стадиях уголовного процесса. Понятно, что в этом случае изменяется не сам процесс квалификации преступления, а лишь его итоговая уголовно-правовая оценка, содержащаяся в правоприменительном акте.

Подытоживая изложенное, можно заключить, что юридическая квалификация как некоторая совокупность юридических (материально-правовых) оценок проходит в развитии несколько этапов, связанных с различными стадиями правоприменения.

Начальным моментом является квалификационная операция, заключающаяся в извлечении из фактической основы дела его юридически значимых признаков. Она осуществляется после традиционно выделяемой в общей теории права стадии установления фактической основы дела и впервые включает некоторые материально-правовые оценки. Чтобы не подвергать реконструкции сложившееся в общей теории права выделение стадий правоприменения, допустимо, на наш взгляд, этот начальный этап юридической квалификации рассматривать в рамках стадии установления фактических обстоятельств дела. В таком случае ее наименование следует уточнить, дополнив указанием на операцию "извлечения юридически значимых признаков".

На стадии определения (и анализа) нормативно-правовой базы (установления юридической основы дела) правовая квалификация обнаруживается в ряде правоприменительных операций: а) выдвижение квалификационных версий относительно правовой природы фактов и формирование на их основе строго ограниченной совокупности материально-правовых норм, могущих претендовать на применение; б) на основе сопоставления предписаний правовых норм с особенностями конкретного случая осуществляется выбор (установление) определенной правовой нормы (либо нескольких норм), подлежащей применению. При этом каждая из названных правоприменительных операций включает юридическую (материально-правовую) оценку.

На стадии вынесения (принятия) решения по делу юридическая квалификация получает выражение в формулировке решения о выборе искомой правовой нормы и ее закреплении в правоприменительном акте путем ссылки (указания) на конкретную статью (статьи) материально-правового акта (а при необходимости - на ее части и пункты). Эту юридическую оценку можно рассматривать как обобщенную и итоговую.

Bibliography

Alekseev S.S. Problemy teorii prava. M., 1982. T. 2.

Alekseev S.S. Obshhaya teoriya socialisticheskogo prava // Sb. uchen. tr. SYUI. Sverdlovsk, 1966. Vyp. 4.

Blagov E.V. Obshhaya teoriya primeneniya ugolovnogo zakona. Yaroslavl', 2003.

Kartashov V.N. Primenenie prava. Yaroslavl', 1980.

Korneeva A.V. Teoreticheskie osnovy kvalifikacii prestuplenij. M., 2007.

Kropachev N.M. Ugolovno-pravovoe regulirovanie. Mexanizm i sistema. SPb., 1999.

Kudryavcev V.N. Obshhaya teoriya kvalifikacii prestuplenij. M., 2001.

Lazarev V.V. Pravoprimenitel'nye akty i ix ehffektivnost' v usloviyax razvitogo socialisticheskogo obshhestva. Teoreticheskoe issledovanie: Avtoref. dis. ... d-ra yurid. nauk. M., 1977.

Lazarev V.V. Primenenie sovetskogo prava. Kazan', 1972.

Lupinskaya P.A. Resheniya v ugolovnom sudoproizvodstve. M., 2010.

Marchenko M.N. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. 2-e izd. M., 2008.

Morozova L.A. Teoriya gosudarstva i prava: Ucheb. M., 2008.

Naumov A.V. Rossijskoe ugolovnoe pravo: Kurs lekcij. M., 2004. T. 1. Obshhaya chast'.

Naumov A.V., Novichenko A.S. Zakony logiki pri kvalifikacii prestuplenij. M., 1978.

Ozhegov S.I. Slovar' russkogo yazyka. M., 1988.

Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka. M., 1992.

Rarog A.I. Kvalifikaciya prestuplenij po sub"ektivnym priznakam. M., 2003.

Reshetov Yu.S. Realizaciya norm sovetskogo prava. Sistemnyj analiz. Kazan', 1989.

Savel'eva V.S. Osnovy kvalifikacii prestupleniya: Ucheb. posobie. 2-e izd. M., 2012.

Slovar' inostrannyx slov. M., 1988.

Tolkachenko A.A. Teoreticheskie osnovy kvalifikacii prestuplenij. M., 2004.

Ugolovnoe pravo Rossijskoj Federacii. Osobennaya chast': Ucheb. / Pod red. L.V. Inogamovoj-Xegaj, A.I. Raroga, A.I. Chuchaeva. M., 2004.

Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast': Ucheb. dlya vuzov / Otv. red. I.Ya. Kozachenko, Z.A. Neznamova, G.P. Novoselov. M., 2001.

Ugolovnyj process. Obshhaya chast': Ucheb. SPb., 2004.

Vasil'chenko A.A. Vzaimosvyaz' ugolovno-pravovyx i ugolovno-processual'nyx otnoshenij. M., 2006.