Мудрый Юрист

Основные концептуальные положения, касающиеся разработки понятия "безвозмездность" в уголовно-правовой доктрине

В статье адвоката С.Н. Смирновой предпринята попытка постановки основных проблем, вызванных анализом содержания и специфики юридической категории "безвозмездность" применительно к сфере уголовного права. Рассмотрев отдельные положения цивилистической доктрины и гражданского законодательства, в недрах которых сформировалась и получила легальное закрепление категория безвозмездного договора, автор исследует вопрос о возможных путях преодоления коллизии норм уголовного и гражданского права в обозначенной области.

Постановка вопроса о необходимости разработки понятия юридической категории "безвозмездность" применительно к сфере уголовно-правовых отношений черпает свою целесообразность как в отсутствии легальной дефиниции данного понятия в уголовном законодательстве, так и в проблеме некорректного толкования (и, как следствие, - неправильного правоприменения) указанного понятия представителями уголовной юстиции, что нередко приводит к серьезным судебным ошибкам.

Как отмечается в литературе, общими причинами указанных проблем являются:

<1> Скляров С. Неопределенность понятия и однозначность нормы // Правосудие в Восточной Сибири. 2002. N 1 - 2 (5 - 6). С. 94 - 97.

Применительно к категории "безвозмездность" в рамках уголовного права имеют место все из приведенных выше, или по крайней мере большинство факторов, обусловливающих трудности верного толкования данного понятия.

Как следует из анализа норм уголовного законодательства Российской Федерации, безвозмездность является одним из обязательных признаков объективной стороны таких преступлений в сфере экономики и, в частности, преступлений против собственности, как хищения. Поскольку примечание 1 к статье 158 Уголовного кодекса РФ содержит родовое понятие любого хищения, все его признаки, включая и безвозмездность, относятся ко всем формам хищения (краже, разбою, грабежу, мошенничеству, присвоению или растрате). Причем понимание уголовной юстицией признака безвозмездности применительно к квалификации хищений специфическое, по справедливому замечанию отдельных исследователей <2>, совершенно особое, вышедшее из социалистического прошлого <3>, не имеющее ничего общего как с реалиями рыночной экономики, так и с нормами действующего законодательства. В частности, уголовная юстиция толкует безвозмездность как получение имущества "без возмещения" или "с недостаточным эквивалентом".

<2> Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике: Международная коллективная монография. М., 2009.
<3> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1974. N 4. С. 13 (безвозмездность будет иметь место и тогда, когда налицо неадекватное возмещение причиненного ущерба собственнику); Бюллетень Верховного Суда СССР. 1974. N 6. С. 8 (частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствие признаков хищения, но может быть учтено судом при назначении наказания).

В последнем случае такое "уголовное" толкование безвозмездности приводит к тому, что действительная безвозмездность отношений может быть подменена (и в практике уголовной юстиции действительно подменяется) отношениями возмездными, которые, однако, по мнению того или иного официального правоприменителя, "недостаточно возмездны" <4>.

<4> Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике. С. 150.

В то же время рассматриваемое толкование противоречит как этимологическому смыслу термина "безвозмездность", который в различных толковых словарях русского языка приобретает значение как "не требующего возмещения, вознаграждения; бесплатного" <5>, так и нормам действующего гражданского законодательства, содержащим легальную дефиницию понятия "безвозмездного договора". На основании пункта 2 ст. 423 Гражданского кодекса РФ безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.

<5> Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. А.И. Бодуэна Куртенэ. СПб.-М., 1903. Т. 1; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992; Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 1998; Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., 2000.

В связи с тем что уголовное законодательство не содержит определения данного понятия, а также отсутствует единообразное официальное его толкование в судебной практике, многими учеными подчеркивается проблема коллизионности норм гражданского и уголовного права. В частности, на эту проблему обращает внимание А.Э. Жалинский: "...общественная опасность деяния, отсутствующая при гражданском правонарушении, должна быть конкретно определена в уголовном законе" <6>.

<6> Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

В данном случае речь идет о возможности распространения норм уголовного права на сферу законных гражданско-правовых сделок, совершаемых, к примеру, в области предпринимательской деятельности, что в целом приводит к неоправданной криминализации отношений хозяйствующих субъектов.

В целях определения возможных направлений для преодоления указанных коллизий в законодательстве разных отраслей права, на наш взгляд, необходимо обратиться к сравнительной характеристике содержания и отличительных свойств категории "безвозмездность" применительно к обеим отраслям права (и уголовному, и гражданскому). И поскольку именно цивилистическая трактовка безвозмездности наиболее соответствует смысловому значению данного понятия, необходимо, исследовав ее ключевые аспекты, попробовать распространить их на сферу уголовного толкования.

Согласно традиционному пониманию, сложившемуся в уголовно-правовой доктрине, под безвозмездностью принято понимать изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц без полного возмещения его эквивалентной стоимости и без намерения сделать это в будущем <7>; под безвозмездным следует понимать изъятие чужого имущества без предоставления его собственнику полного эквивалента стоимости похищенного в виде определенной суммы денег, другого равноценного имущества или трудовых затрат <8>, есть и иные аналогичные формулировки.

<7> Филаненко А.Ю. Хищение чужого имущества: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2010.
<8> Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова; отв. ред. А.А. Чекалин. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 246.

Об отсутствии признака безвозмездности при квалификации деяния как хищения можно говорить лишь при двух условиях: во-первых, соответствующее возмещение должно происходить одновременно с изъятием имущества (в процессе его изъятия или непосредственно после него, когда не было намерения уклониться от возмещения); во-вторых, возмещение должно быть полным (эквивалентным). Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия состава хищения, но может быть учтено при определении размера хищения <9>. Вопрос, было ли возмещение эквивалентным, решается судом на основе анализа конкретных обстоятельств дела, с учетом в необходимых случаях мнения потерпевшего <10>.

<9> Комментированное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Трусова и др. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1979. N 10. С. 8 - 10.
<10> Борзенков Г. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1995. N 2. С. 7 - 16.

Из представленных выше положений следует, что:

Рассмотрим указанные положения детально.

Как известно, теория эквивалентности как равнозначного, равноценного, полного встречного возмещения сформировалась в доктрине гражданского права, а сама практика выделения признака безвозмездности применительно к гражданско-правовым отношениям появилась еще во время действия римского права, где безвозмездность относилась к договорам поручения и проистекала из ех officio atque amicitia, из общественного долга и дружбы; а выполнение долга и вознаграждение, по понятиям римлян, исключали одно другое (contrarium est officio merces) <11>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<11> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 2009. С. 407 - 415.

В русском дореволюционном гражданском праве прослеживаются отдельные попытки к определению критерия эквивалентности. Например, Б.Б. Черепахин определял эквивалентность как отношения равноценности, равнозначности, соответствия, а каждую встречную обязанность - действие - эквивалентом. Последний обозначался ученым как обязанность совершать встречное действие (в широком смысле, следовательно, и предоставление), ради которой принята на себя обязанность (или совершено действие) другой стороной <12>.

<12> С. 13 - 31.

Встречное действие или встречное предоставление (согласно современной законодательной терминологии) образует основу гражданско-правового понимания безвозмездности. Как замечает А.М. Астахова, предпосылкой его появления, как это следует из пункта 1 ст. 423 ГК РФ, служит исполнение одной из сторон договора своих обязанностей. В соответствии с положениями статьи 328 ГК РФ характеристика предоставления в качестве встречного означает наличие его определенной правовой зависимости от действий противной стороны (исполнителя обязанности). Обязанность лица может находиться также в условной или каузальной (причинной) зависимости от действий контрагента <13>.

<13> Астахова М.А. Возмездность и безвозмездность в гражданском праве // Современное право. 2006. N 12. С. 76 - 79.

Однако исследователи-цивилисты подчеркивают: "Неэквивалентность взаимных предоставлений по договору, даже совершенно очевидная (например, добровольная или намеренная переплата цены), не делает возмездный договор (купли-продажи, мены, займа и др.) безвозмездным" <14>; "возмездность не означает, да и не предполагает непременно эквивалентного предоставления обеих сторон" <15>.

<14> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (часть вторая) / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 306.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<15> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 391.

Почему же в доктрине уголовного права считается вполне целесообразным распространять случаи встречного возмещения, пусть даже и неэквивалентного, на признак безвозмездности хищения? В связи с этим приобретает особую актуальность поиск и выработка критериев "неравного эквивалента" в уголовном праве. И не менее важной проблемой в свете нахождения адекватного понимания эквивалентности возмещения является вопрос об определении размера хищения.

Принципиальная позиция многих ученых по вопросу определения размера хищения связана с признанием того, что если был оставлен меньший, чем стоимость изъятого имущества, эквивалент, размер хищения здесь будет равен разнице между стоимостью изъятого имущества и стоимостью оставленного эквивалента <16>.

КонсультантПлюс: примечание.

Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ) (постатейный) (Н.А. Лопашенко) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2006.

<16> Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону. М., 2007; Яни П. Хищение: некоторые вопросы предмета и ущерба // Законность. 1996. N 10. С. 12; Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002. С. 324.

В то же время в материалах судебной практики можно найти совершенно некорректную позицию: "...при установлении размера, в котором лицом совершены присвоение или растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества" <17>.

<17> См.: абзац 2 п. 25 Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // Российская газета. 12.01.2008. N 4561.

Думается, вторая позиция будет являться справедливой, только если частичный или полный эквивалент был оставлен после того, как противоправное деяние было окончено. Иными словами, был оставлен эквивалент, соответствующий стоимости изъятого имущества или не соответствующий таковой стоимости, однако это произошло не в момент его изъятия и не сразу после него, а только после обращения имущества в пользу виновного или других лиц.

Затронутые в данной статье проблемные аспекты нахождения юридически верного толкования категории "безвозмездность" применительно к уголовно-правовым отношениям в контексте их соотношения с цивилистическим пониманием, соответствующим этимологическому смыслу искомого термина, в целом требуют корректировки положений главы 21 УК РФ, касающихся определения понятия хищения и безвозмездности как его признака.

На этот счет в доктрине уголовного права выдвигаются различные точки зрения, касающиеся необходимости корректировки категории "безвозмездность", содержащейся в нормах уголовного законодательства, и определения ее дальнейшей судьбы в структуре УК РФ.

Так, одни исследователи предлагают отказаться от расширительного толкования безвозмездного изъятия и признавать таковым все случаи, когда изъятие чужого имущества не возмещается в денежном эквиваленте либо аналогичным имуществом. Например, Ю.Ю. Уланова под безвозмездностью как признаком хищения предлагает понимать только такое завладение чужим имуществом, которое не сопровождалось заменой похищенного аналогичным имуществом, полной денежной компенсацией или трудом <18>.

<18> Уланова Ю.Ю. Общие признаки хищения в составе кражи: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 10.

В.В. Хилюта, исследуя безвозмездность как один из ключевых признаков в понимании хищения, обращает внимание на следующее: к сожалению, некоторые работники правоохранительных органов не всегда учитывают, что при соразмерном (адекватном) возмещении стоимости изъятого отсутствуют как таковые корыстная цель и элемент безвозмездного обогащения. Самовольность мены (возмездного завладения) хотя и означает недействительность такой сделки, но не указывает на наличие в ней признаков состава хищения. Поэтому для констатации отсутствия хищения эквивалент должен быть полным и очевидным <19>.

<19> Хилюта В. Когда безвозмездность дорого обходится // Экономическая газета. 2010. N 91 (1408).

Другие исследователи считают необходимым отказаться от использования данной категории применительно к хищениям и вовсе исключить этот признак их объективной стороны из текста закона. В частности, С. Скляров, рассуждая о понятии хищения, усматривает несоответствие его законодательного определения со сложившейся правоприменительной практикой. И, как подчеркивает он, если буквально толковать закон, случаи изъятия имущества с частичным возмещением собственнику его стоимости нельзя признать преступлением. Устранить несоответствие между практикой и законом можно путем исключения из понятия хищения признака безвозмездности, что будет реальным шагом в сторону защиты прав собственника, интересы которого нарушаются и при полностью возмездном неправомерном изъятии имущества <20>.

<20> Скляров С. Указ. соч. С. 94 - 97.

В этом же русле лежат рассуждения А.В. Данилова. По его мнению, в законодательном определении хищения следует отказаться от признака безвозмездности. Безвозмездность представлена в других конструктивных признаках хищения, непосредственно указанных в законе - корыстной цели и имущественном ущербе, который не может наступить при возмездном завладении чужим имуществом <21>.

<21> Данилов А.В. Квалификация присвоения и растраты, совершаемых в сфере экономической деятельности: Дисс. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004. С. 3 - 16.

Как считает автор данной публикации, в обозначенных выше подходах к изменению законодательства и правоприменительной практики в сфере толкования безвозмездности как признака хищения есть справедливые положения, которые нуждаются в дальнейшей тщательной проработке.

Представляется, что все-таки целесообразно отказаться от расширительного толкования данной категории, в противном случае, в соответствующих актах официального судебного толкования следует определить четкие критерии недостаточной эквивалентности как специфического свойства безвозмездности хищения.

Вместе с тем при анализе родового понятия хищения необходимо детально рассмотреть иные элементы помимо безвозмездности, составляющим его легальное определение. Возможно, это потребует пересмотреть совокупность обязательных признаков его объективной стороны, исключив из их состава дублирующие или противоречащие друг другу (например, корысть и обращение похищенного в пользу иных лиц), расширить предмет хищения (например, за счет включения в законодательную дефиницию помимо имущества также и имущественных прав).

Библиография

Астахова М.А. Возмездность и безвозмездность в гражданском праве // Современное право. 2006. N 12.

Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. - СПб., 1998.

Борзенков Г. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1995. N 2.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999.

Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике: Международная коллективная монография. М., 2009.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. А.И. Бодуэна Куртенэ. СПб. М., 1903. Т. 1.

Данилов А.В. Квалификация присвоения и растраты, совершаемых в сфере экономической деятельности: Дисс. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004.

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., 2000.

Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова; отв. ред. А.А. Чекалин. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (часть вторая) / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996.

Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002.

КонсультантПлюс: примечание.

Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ) (постатейный) (Н.А. Лопашенко) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2006.

Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону. М., 2007.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 2009.

Скляров С. Неопределенность понятия и однозначность нормы // Правосудие в Восточной Сибири. 2002. N 1 - 2 (5 - 6).

Уланова Ю.Ю. Общие признаки хищения в составе кражи: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.

Филаненко А.Ю. Хищение чужого имущества: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2010.

Хилюта В. Когда безвозмездность дорого обходится // Экономическая газета. 2010. N 91 (1408).

Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001.

Яни П. Хищение: некоторые вопросы предмета и ущерба // Законность. 1996. N 10.