Мудрый Юрист

Конституционализм в России: выбор модели *

<*> Kalyakin O.A. Constitutionalism in Russia: choice of a model.

Калякин Олег Алексеевич, член правительства ПМР.

Начало формирования российского конституционализма - вторая половина XVIII - первая четверть XIX в. Автор отмечает типологическую схожесть российской и германской моделей конституционализма.

Ключевые слова: французская, германская и российские модели конституционализма, толкование понятия "конституционализм" в широком и узком смыслах.

The beginning of the Russian constitutionalism belongs to the second half of XVIII the first quarter of XIX centuries. The author points out the typological similarity of the russian and german models.

Key words: french, german and russian models of constitutionalism, interpretation of a concept in the "broad" and "narrow" sense.

В современной литературе, посвященной исследованию проблем становления и развития конституционализма в России, начальную фазу этого процесса принято относить к годам первой русской революции (1905 - 1907 гг.) <1>.

<1> См.: Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. С. 39; Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. М., 2002. С. 125.

В основу такого подхода положены два основополагающих момента: во-первых, концепция моделей современного конституционализма; во-вторых, понятие конституции и конституционализма в узком смысле.

Касаясь концепции моделей современного конституционализма, следует отметить, что исторический подход к выявлению истоков современного конституционализма позволяет выделять античный, средневековый и современный конституционализм <2>.

<2> См.: Кравец И.А. Российский конституционализм: проблемы становления, развития и осуществления. М., 2005. С. 27; Баев В.Г. Германский конституционализм (конец XVIII - первая треть XX в.). Историко-правовое исследование. Тамбов, 2007. С. 31.

При этом, не усматривая в античной государственно-правовой практике или политических учениях того времени прямое наличие концепций конституционализма, правового государства, разделения властей, можно согласиться, что опыт устройства античных городов-государств, античная концепция республиканизма, изображавшая государство сообществом, созданным ради достижения "общего блага" (Аристотель, Цицерон и др.), использовался в более позднее время для обоснования идей "республиканской монархии", или "монархического республиканизма" <3>.

<3> См.: Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2000.

Страной классического средневекового конституционализма является Англия. В своей "Конституционной истории Англии от Генриха VII до Георга II" <4> Г. Галлам относил возникновение английского конституционализма к XI в., связывая его с борьбой "народа" против королевского деспотизма. Этот же подход разделял и Э. Фримен, по мнению которого англосаксонские учреждения, существовавшие до норманнского ига, носили демократический характер; поэтому он сводил конституционную историю к восстановлению духа англосаксонских учреждений в борьбе с "норманнской тиранией" <5>. И Г. Галлам, и Э. Фримен, и В. Стеббс <6> отодвигали начало конституционной истории Англии либо к принятию в 1215 г. Великой хартии вольностей <7>, либо к еще более ранним временам "англосаксонской свободы". По мнению М.М. Ковалевского, в конце XIV в. в Англии не могло уже быть речи о неограниченной королевской власти и она "стала не только сословной, но, можно сказать, и конституционной монархией" <8>. Другие историки склонны видеть начало английского конституционализма в некоторых установлениях XV в. <9>.

<4> См.: Hallam H. Constitutional History of England from Henry VII to the Death of George II. L., 1827. Vol. I - III.
<5> См.: Фримен Э. Развитие английской конституции с древнейших времен. М., 1905.
<6> См.: Stubbs W. Constitutional History of England. Oxford, 1877 - 1878. Vol. 1 - 3.
<7> О значении Великой хартии вольностей см.: Всемирная история: в 10 т. М., 1957. Т. III. С. 369; Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права: Учебник: В 2 т. М., 1999. Т. 1. С. 277 - 279.
<8> Ковалевский М.М. История Великобритании. СПб., 1911. Т. I. С. 291.
<9> Chrimes S.B. English Constitutional History. L., 1953; Keir D.L. The Constitutional History of Modern Britain, 1485 - 1937. L., 1947.

Современный конституционализм сформировался в период Нового времени в Англии в период Славной революции 1688 г., в США в ходе американской революции и принятия Конституции 1787 г., во Франции после 1789 г. <10>. Соответственно, выделяются и основные модели современного конституционализма: английская (вестминстерская), американская и французская <11>.

<10> Reynolds Noel B. Constitutionalism and the Rule of Law // Constitutionalism and Rights / Ed. By Bryner G.C. and Reynolds N.B. Provo, Utah, 1987. P. 83 - 90.
<11> Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. С. 34.

А.Н. Медушевский, оговариваясь, что русский конституционализм представляет собой самостоятельную и весьма специфическую разновидность конституционализма европейского <12>, все же отмечает, что конституционный процесс в России имеет типологически сходную форму с конституционным процессом эпохи Французской революции <13>.

<12> Там же. С. 124.
<13> Там же. С. 125.

Однако изучение конституционных процессов, протекающих в странах Европы во второй половине XVIII - начале XIX в., опровергает вывод о схожести российского и французского конституционализма, скорее можно говорить о самостоятельной модели российского конституционализма, близкого к германской модели <14>.

<14> Баев В.Г. Указ. соч. С. 20.

Во-первых, у России и большинства германских государств был во многом одинаковый уровень экономического и социального развития, сходный исторически сложившийся характер отношений общества и государства, схожая роль государства в модернизации общества. Так, на сходность экономик указанных стран указывалось в зарубежной <15> и отечественной <16> литературе.

<15> Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV - XVIII вв. Игры обмена. М., 1988. Т. 2. С. 205, 259.
<16> Костюшко И.И. Аграрные реформы в Австрии, Пруссии и России в период перехода от феодализма к капитализму (сравнительный очерк). М., 1994. С. 141.

Во-вторых, задолго до Французской революции в Германии были сформулированы идеи ограничения монархической власти (Фридрих Карл фон Мозер <17>), правового государства (Иммануил Кант <18>). Также до Французской революции просветители в России отстаивали теорию общественного договора (Я.П. Козельский <19>), теорию разделения властей (С.Е. Десницкий <20>), при этом большинство русских просветителей (за исключением Я.П. Козельского и А.Н. Радищева) выступали за конституционную монархию во главе с "просвещенным монархом" <21>. Следовательно, правильнее было бы говорить о влиянии идей европейского Просвещения на административные и социальные реформы, проводимые в Германии <22> и России <23>.

<17> История буржуазного конституционализма XVII - XVIII вв. М., 1983. С. 221 - 224.
<18> Там же. С. 228 - 233.
<19> Семигин Г.Ю. Российские политико-правовые доктрины. М., 2005. С. 376.
<20> Там же. С. 403.
<21> Общественно-политическая мысль европейского Просвещения. М., 2002. С. 364.
<22> American-German Bicentennial Simposium on Constitutional Law. Berlin, 1978. P. 20.
<23> Медушевский А.Н. Административные реформы в России XVIII - XIX вв. в сравнительном освещении // Государственное управление: история и современность. Международная научная конференция. М., 1998. С. 75.

В-третьих, первые шаги конституционного движения в Германии <24> и России <25> имели форму просвещенного абсолютизма, который по распространенной точке зрения охватывал период с 1740 г. (вступление на престол прусского короля Фридриха II) до 1789 г. (начала Великой французской революции) <26>. При этом следует отметить, что, по мнению Н.И. Кареева, Франция относилась к тем странам, которые не "испытали на себе действие "просвещенного абсолютизма" <27>. Более того, Н.И. Кареев смотрел на просвещенный абсолютизм как на закономерное явление в истории Западной Европы, являющееся, по его мнению, наряду с Французской революцией, одной из двух форм "в процессе перехода западно-европейских народов от средневекового социального строя к строю новейшего времени" <28>.

<24> См.: Баев В.Г. Указ. соч. С. 48 - 49.
<25> См., напр.: Омельченко О.А. Конституция "просвещенного абсолютизма" в России (неизвестные законодательные проекты Екатерины II) // Советское государство и право. 1989. N 8. С. 136 - 142.
<26> Кареев Н.И. История Западной Европы в Новое время. 5-е изд. СПб., 1913. Т. III. С. 290 - 291.
<27> Там же. С. 290.
<28> Там же. С. 416.

В-четвертых, в соответствии с Союзным актом, принятым Венским конгрессом 8 июня 1815 г., в 22 членах Германского союза в период с 1815 по 1841 гг. были приняты конституционные акты <29>, а в России Александром I была дарована конституция Царству Польскому <30>. Следовательно, можно утверждать, что появление указанных конституционных актов является не столько следствием Французской революции, сколько результатом так называемой первой европейской революции <31>.

<29> История буржуазного конституционализма XIX в. М., 1986. С. 142 - 143.
<30> Минаева Н.В. Правительственный конституционализм и передовое общественное мнение в начале XIX в. Саратов, 1982. С. 172 - 181.
<31> См.: Hampson N. The First European Revolution? 1776 - 1815. London, 1969; Дэвис Н. История Европы. М., 2007. С. 498 - 500.

В-пятых, именно социальные потрясения Французской революции сделали привлекательной для представителей умеренного либерального конституционализма конца XVIII - XIX в. (А.А. Безбородко, М.М. Сперанского и др. <32>) не французскую республиканскую модель правового государства, не английскую модель парламентской монархии, а германскую модель ограниченной монархии с сильно выраженным монархическим акцентом <33>.

<32> Семигин Г.Ю. Указ. соч. С. 362 - 365, 421 - 432.
<33> Баев В.Г. Указ. соч. С. 29 - 30.

Касаясь содержания понятия "конституция": она трактуется сторонниками подхода, относящими период становления российского конституционализма к годам первой русской революции, только в узком материальном смысле как писаном акте, совокупности актов или конституционных обычаев, которые прежде всего провозглашают и гарантируют права и свободы человека и гражданина, а равно определяют основы общественного строя, форму правления и территориального устройства, основы организации центральных и местных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения, государственную символику и столицу <34>. Несмотря на распространенность такого подхода к раскрытию содержания понятия "конституция" <35>, он страдает некоторой односторонностью, поскольку, во-первых, не учитывает понятия конституции в формальном смысле как закон или группу законов, обладающих высшей юридической силой по отношению ко всем остальным законам <36>, а во-вторых, такой подход никак не связан с конституционным процессом развития и усовершенствования всех конституционно-правовых институтов в конкретном обществе (т.е., по сути дела, с конституционным процессом в широком смысле <37>). Преодоление первого из указанных недостатков возможно на основе достаточно распространенной в современной зарубежной литературе концепции профессора О.Х. Филипса, который в понятие "конституция" включал "законы, обычаи и конституционные соглашения, которые устанавливают структуру и функции государственных органов, а также регулируют отношения государственных органов между собой и отдельными гражданами" <38>. В отношении же второго недостатка рассматриваемого подхода - отсутствия связи с конституционным процессом в широком смысле - дело обстоит, на наш взгляд, сложнее именно при рассмотрении такого многоаспектного явления, каковым является российский конституционализм.

<34> См.: Энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 2-е изд. М., 1999. С. 147.
<35> См., напр.: Конституции буржуазных государств. М., 1982. С. 3; Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. С. 93.
<36> Энциклопедический юридический словарь. С. 147.
<37> Там же. С. 146.
<38> Hood Phillips O. Constitutional and Administrative Law. L., 1967. P. 6.

Более широкий подход к раскрытию понятия "конституция" не в последнюю очередь связан с непрекращающейся дискуссией по вопросу о выработке универсального понятия "конституционализм". Не вдаваясь в подробности указанной дискуссии <39>, отметим, что в настоящее время точка зрения, согласно которой содержание понятия "конституционализм" сводится только к основному закону государства и системе публично-правовых актов, принятых в его развитие <40>, не является общепризнанной. По этому поводу в литературе указывалось, что указанный подход, традиционно восходящий к содержанию термина, выдвинутого американской политико-правовой мыслью конца XVIII - начала XIX в. для обозначения верховенства писаной конституции над издаваемыми в тот период законами и правовыми актами <41>, не отвечает реалиям конституционного развития таких стран, как Великобритания <42> или Россия <43>. Поэтому, на наш взгляд, более обоснованной является точка зрения, основанная на концепции И.М. Степанова, который конституционализм понимает в широком и узком смысле (при этом конституционализм в широком смысле - это, по существу, история и практика конституционного строительства в той или иной стране или группе стран, а в узком смысле - это система знаний о фундаментальных ценностях демократии <44>), и на концептуальном замечании венгерского ученого А. Шайо о том, что конституционализм есть не что иное, как ограничение государственной власти в интересах общественного спокойствия <45>.

<39> О существующих точках зрения см., напр.: Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М., 2008. С. 8 - 48.
<40> См., напр.: Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. С. 494.
<41> Бергман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994. С. 370.
<42> См., напр.: Тодыка Ю.Н. Конституция Украины: проблемы теории и практики. Харьков, 2000. С. 126.
<43> Пархоменко А.Г. Идеи российского конституционализма и их реализация в отечественном конституционном (государственном) праве. М., 1998. С. 4.
<44> См.: Юридическая энциклопедия. М., 2001. С. 441 - 442; Степанов И.М. Уроки и парадоксы российского конституционализма. М., 1996. С. 3; Степанов И.М. Грани российского конституционализма (XX век) // Конституционный строй России. М., 1992. Вып. 1. С. 30 - 31.
<45> Шайо А. Самоограничение власти. Краткий курс конституционализма". М., 2001. С. 20.

Именно основываясь на указанных современных концептуальных подходах к раскрытию содержания понятия "конституционализм" и следует, по нашему мнению, подходить к характеристике начальных этапов развития конституционализма в России.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что и содержание понятий "конституция" и "конституционализм", и трактовка моделей современного конституционализма позволяют нам отнести начальные периоды формирования российского конституционализма ко второй половине XVIII - первой четверти XIX в., периоду просвещенного абсолютизма в России <46>.

<46> См.: Омельченко О.А. "Законная монархия" Екатерины II: Просвещенный абсолютизм в России. М., 1993. С. 373 - 375.