Мудрый Юрист

Санкции за злоупотребление правом по семейному законодательству РФ *

<*> Matancev D.A. Sanctions for abuse of the right under family legislation of the RF.

Матанцев Дмитрий Александрович, преподаватель Российского государственного социального университета.

Автор рассматривает санкции за злоупотребление правом по семейному законодательству РФ. Рассматриваются особенности законодательного регулирования, проблема отказа в защите права, ограничения алиментной обязанности. Формируются предложения о реформировании семейного законодательства.

Ключевые слова: семейное право, злоупотребление правом, отказ в защите права, санкции.

The author considers sanctions for abuse of the right under family legislation of the RF; peculiarities of legislative regulation, problem of refusal to defend the right, limitations of alimony obligation.; forms proposals on reform of family legislation.

Key words: family law, abuse of the right, refusal to defend the right, sanctions.

Традиционно злоупотребление правом связывается в основном с осуществлением гражданских прав, однако сегодня возникает необходимость обращения и к вопросу о ненадлежащем осуществлении семейных прав. В основе любого злоупотребления правом лежит эгоистический интерес управомоченного лица. В настоящее время является очевидным укрепление индивидуалистических начал в семейных отношениях. В современной российской семье отсутствует понимание общесемейных интересов, проявляется эгоизм отдельных членов семьи и неумение пользоваться предоставленной им правовой свободой в силу низкой правовой культуры. В таких условиях перед законодателем стоит задача, не изменяя общей дозволительной направленности регулирования семейных отношений, закрепить средства противодействия злоупотреблению правом со стороны членов семьи.

Однако в настоящее время в семейном законодательстве РФ отсутствует сама идея о недопустимости злоупотребления семейными правами и закрепляющая ее общая норма. Вместо этого Семейный кодекс РФ закрепляет малопонятный простому адресату принцип недопустимости осуществления семейных прав в противоречии с их назначением (п. 2 ст. 7 СК РФ). При этом за нарушение данного принципа предусматривает такую санкцию, как непредоставление охраны субъективному праву. Формулировка этой санкции вызывает определенные возражения. По мнению многих ученых, охрана права происходит уже с момента закрепления за субъектом соответствующих прав. Учитывая данное обстоятельство, а также то, что при установлении злоупотребления правом происходит в первую очередь признание наличия у лица самого субъективного права, можно говорить о том, что в случае осуществления права (надлежащего или ненадлежащего) охрана права уже состоялась. Поэтому непредоставление охраны субъективному праву не может служить санкцией за его ненадлежащее осуществление. Полагаем, что СК РФ при формулировании нормы о недопустимости злоупотребления семейными правами должен воспринять формулировку санкции, содержащуюся в п. 2 ст. 10 ГК РФ, т.е. установить возможность отказа в защите права в случае злоупотребления им.

При этом нельзя забывать, что отказ в защите права вовсе не исчерпывает всех возможных последствий злоупотребления правом. Необходимо учитывать то, что отказ в защите права может быть не только полным, но и частичным. Проявлением последнего может быть признана такая предусмотренная ст. 92 СК РФ мера, как ограничение алиментной обязанности другого супруга определенным сроком как в период брака, так и после его расторжения. Основанием применения данной меры является предъявление требования об уплате алиментов нетрудоспособным нуждающимся супругом в случае, если нетрудоспособность наступила в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или в результате совершения им умышленного преступления; в случае непродолжительности пребывания супругов в браке; в случае недостойного поведения супруга в семье. Во всех этих случаях имеет место злоупотребление одним из супругов алиментными правами, поскольку осуществление алиментных прав происходит с целью получения необоснованных преимуществ (обогащения за счет плательщика алиментов).

При этом необходимо обратить внимание на то, что законодатель в данном случае не говорит напрямую об отказе в защите права, а идет иным путем, приводящим, однако, к тому же правовому эффекту. Поскольку в обязательственном отношении реализация субъективного права обеспечивается исполнением встречной обязанности, суд, ограничивая, по сути, бессрочную алиментную обязанность определенным сроком, лишает получателя алиментов возможности в полном объеме реализовать свое субъективное право. Установление срока алиментной обязанности в данном случае будет определять предел отказа в защите права на алименты.

Ограничение алиментной обязанности определенным сроком как проявление частичного отказа в защите права следует отличать от случаев уменьшения размера алиментов, исходя из материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств (п. 2 ст. 81, п. 1 ст. 119 СК РФ). Если первая мера представляет собой правовое последствие ненадлежащего осуществления алиментных прав, то вторая мера характером санкции не обладает. Ее применение не вызвано какими-то социально нежелательными действиями плательщика алиментов, а обусловлено необходимостью реализации принципа справедливости в алиментных правоотношениях.

В настоящее время санкция в виде ограничения алиментной обязанности сроком установлена только в отношении злоупотребления правом в алиментных обязательствах супругов. Предлагаем расширить применение этой санкции, распространив ее на осуществление алиментных прав нетрудоспособных родителей (п. 5 ст. 87 СК), фактических воспитателей (п. 2 ст. 96 СК), отчима и мачехи (п. 2 ст. 97), поскольку злоупотребление правом данными субъектами аналогично злоупотреблению алиментными правами супругов.

Семейное законодательство предусматривает также возможность лишения субъективного права в случае злоупотребления им. Так, СК РФ рассматривает злоупотребление родительскими правами как основание лишения родительских прав (ст. 69 СК РФ), отмены усыновления (ст. 141 СК РФ). Однако такой подход законодателя вызывает возражения. На наш взгляд, о злоупотреблении правом можно говорить, когда родительские права выступают элементом правоотношений между родителями и отношений между родителями и иными членами семьи. При этом концепция злоупотребления правом неприменима к осуществлению родителями своих прав в отношении детей. В таких условиях, когда злоупотребление посягает на права и интересы другого родителя или иных лиц, вряд ли оправданно лишать родителя его прав в отношении ребенка. Лишение родительских прав должно применяться в случае, если родители сознательно не исполняют или ненадлежащим образом исполняют свои обязанности по отношению к ребенку. Именно таким образом можно охарактеризовать все иные содержащиеся в ст. 69 СК РФ основания лишения родительских прав. Так, уклонение от исполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов; отказ взять ребенка из родильного дома, иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, как видно уже из самой формулировки, являются случаями неисполнения возложенных на родителей обязанностей. Жестокое обращение с ребенком, покушение на его половую неприкосновенность, совершение умышленного преступления против жизни и здоровья ребенка могут расцениваться как ненадлежащее исполнение родительских обязанностей.

Таким образом, злоупотребление правом явно выбивается из ряда иных оснований лишения родительских прав, представляющих собой случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения родительских обязанностей (т.е. являющихся правонарушениями).

В свете сказанного считаем необходимым исключить упоминание о злоупотреблении правом из ст. 69 СК РФ и ст. 141 СК РФ.

Проявлением лишения субъективного права можно признать такую предусмотренную семейным законодательством санкцию, как освобождение от алиментной обязанности. Так, согласно п. 2 ст. 119 СК РФ суд вправе отказать во взыскании алиментов совершеннолетнему дееспособному лицу, если установлено, что оно совершило в отношении лица, обязанного уплачивать алименты, умышленное преступление или в случае недостойного поведения совершеннолетнего дееспособного лица в семье. В данном случае освобождение от алиментной обязанности является санкцией не за соответствующее преступление или недостойное поведение, а за злоупотребление правом на алименты с учетом такого поведения. Возможность освобождения от обязанности уплачивать алименты предусмотрена в алиментных обязательствах совершеннолетних детей и родителей (п. 5 ст. 87 СК), супругов (ст. 92 СК), воспитанников и фактических воспитателей (ст. 96 СК РФ), пасынков (падчериц) и отчимов (мачех) (ст. 97 СК РФ). Необходимо обратить внимание на то, что законодатель во всех этих нормах избегает формулировки "лишение права", вместо этого используя менее категоричную формулировку освобождения плательщика алиментов от своей обязанности. То есть законодатель не предусматривает поражение самого алиментного права, а идет как бы от обратного, устанавливая возможность прекращения корреспондирующей этому праву алиментной обязанности, что в конечном итоге приводит к утрате возможности реализовать данное право, т.е. к лишению самого алиментного права. Указанное обстоятельство свидетельствует о своеобразии санкций за злоупотребление правом в семейном законодательстве.

В отличие от гражданского семейное законодательство идет по пути конкретизации отдельных видов злоупотребления правом и последствий их совершения. В определенной степени такой подход оправдан, однако это вовсе не отменяет необходимость установления общей нормы о недопустимости злоупотребления семейными правами и закрепления отказа в защите права в качестве санкции за данное поведение.