Мудрый Юрист

Несчастный случай на производстве. Анализ свежей судебной практики

Статья 227 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ) четко определила перечень несчастных случаев, подлежащих расследованию и учету. В законе также перечислены иные лица, участвующие в производственной деятельности работодателя, события, в результате которых пострадавшими были получены телесные повреждения и которые подлежат расследованию в установленном порядке как несчастные случаи.

Несмотря на столь четкое определение, что такое несчастный случай на производстве, указание субъектов и субъективной стороны, судебная практика изобилует делами, связанными с отказами признать то или иное происшествие как несчастный случай, подлежащий расследованию и учету.

Рассмотрим данные ситуации подробнее.

Пример. В Определении Санкт-Петербургского городского суда от 16 января 2012 г. N 33-13/2012 установлено следующее.

В рабочее время в помещении ЗАО "..." с работником указанного предприятия Д. произошел несчастный случай, выразившийся в причинении телесных повреждений другим лицом, а именно работником предприятия Л., о чем был составлен акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1.

Д. обратился в суд с иском к ЗАО "..." и просил взыскать расходы на лечение и компенсацию морального вреда, причиненного совершенным преступлением.

Решением Куйбышевского районного суда от 16.01.2003 Д. было отказано в удовлетворении требований к ЗАО "..." как к ненадлежащему ответчику.

Д. обратился в суд с иском к Л. о взыскании денежных средств в возмещение вреда, причиненного в результате повреждения здоровья, произошедшего по вине Л., ссылаясь на акт о несчастном случае на производстве.

Уточнив требования и включив в круг ответчиков ГУ "Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ" и ЗАО "...", истец просил взыскать с Регионального отделения Фонда социального страхования (далее - ФСС) задолженность по страховым выплатам, ежемесячную страховую выплату и единовременную страховую выплату с Л. и ФСС солидарно, дополнительные расходы на лечение с Л. и ЗАО "..." солидарно, компенсацию морального вреда.

Региональное отделение ФСС обратилось в Куйбышевский районный суд с иском к ЗАО "..." о признании недействительным акта о несчастном случае на производстве и просило признать акт о несчастном случае с Д. недействительным с момента составления акта, ссылаясь на то, что произошедшее с Д. событие не является несчастным случаем на производстве, поскольку произошло не при исполнении пострадавшим трудовых обязанностей или работы по заданию организации, в связи с чем событие не отвечает признакам несчастного случая на производстве, соответственно, акт составлен в нарушение законодательства, а именно Положения о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 11.03.1999 N 279, действовавшего на момент происшествия.

Определением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 04.04.2011 гражданские дела объединены в одно производство.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 30 мая 2011 г. с государственного учреждения "Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ" взыскано в пользу Д. в возмещение задолженности по ежемесячным страховым выплатам, бессрочно с последующей индексацией, в остальной части требований к ГУ "Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ" отказано. Взыскана с Л. в пользу Д. компенсация морального вреда, в остальной части требований к Л. и в иске к ЗАО "..." отказано.

Государственному учреждению "Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС" в удовлетворении иска к ЗАО "..." о признании недействительным акта о несчастном случае на производстве отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение суда в части отказа в требованиях о признании недействительным акта о несчастном случае на производстве, в части взыскания в пользу истца страховых выплат и задолженности, а также в части отказа истцу во взыскании единовременной страховой выплаты отменено, дело в этой части требований направлено на новое рассмотрение. В остальной части требований - оставлено без изменения.

При новом рассмотрении дела Д. поддержал свои исковые требования.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга Д. в удовлетворении требований отказано.

Признан недействительным акт ЗАО "..." о несчастном случае на производстве в отношении Д.

В кассационной жалобе Д. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не нашла оснований для отмены обжалуемого решения.

При изложенных обстоятельствах суд признал, что в результате противоправных действий ответчика Л. Д. был причинен вред здоровью, следствием чего явилась утрата Д. профессиональной трудоспособности в степени, определенной компетентным органом. Вред был причинен Д. по вине ответчика Л. в помещении ЗАО "...".

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 10 марта 2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать, указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (ч. 3 ст. 227 ТК РФ).

Таким образом, анализ приведенных правовых норм (ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ), ч. 3 ст. 227 ТК РФ и п. 3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 24.10.2002 N 73 (приложение N 2)) позволяет сделать вывод о том, что для учета несчастного случая как произошедшего на производстве необходимо, чтобы травма была получена работником на территории организации в рабочее время либо во время следования работника на работу или с работы на транспортном средстве, предоставляемом работодателем либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях.

Разрешая заявленные Д. требования, суд первой инстанции на основании тщательного анализа представленных доказательств, правильно определив юридически значимые обстоятельства, установив их достаточно полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дав им надлежащую правовую оценку, пришел к обоснованному выводу о том, что травма, полученная Д., не может быть расценена как несчастный случай на производстве, поскольку была получена в драке между работниками предприятия, то есть при нарушении ими трудовой дисциплины, а не при исполнении истцом трудовых обязанностей.

Согласно ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Постановлением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 23.10.2002 было установлено, что в помещении ремонтно-механического цеха ЗАО "..." Л. умышленно причинил Д. вред здоровью средней тяжести на почве личных неприязненных отношений в ходе ссоры, спровоцированной самим Д.

На основании изложенного судебная коллегия определила решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что районный суд законно и обоснованно удовлетворил требование Регионального отделения ФСС о признании недействительным акта о несчастном случае на производстве.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к несогласию с выводами суда в решении, изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и не могут быть приняты во внимание.

Пример. Санкт-Петербургский городской суд вынес Кассационное определение от 8 августа 2011 г. N 33-12042/2011 по следующему делу.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 19.04.2011 удовлетворены требования К.: признана несчастным случаем на производстве травма, полученная истцом 20.10.2010 по адресу <...>, и постановлено взыскать с ООО "..." в пользу К. сумму оплаты периода нетрудоспособности.

В кассационной жалобе ответчика и кассационном представлении прокурора ставится вопрос об отмене вынесенного судом решения как необоснованного и не соответствующего нормам материального и процессуального права и о направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и представления, судебная коллегия находит их заслуживающими внимания.

Разрешая спор, суд первой инстанции не установил надлежащим образом, в порядке, предусмотренном нормами ГПК РФ, обстоятельства, имеющие юридическое значение, а также допустил иные нарушения норм процессуального права, что не позволяет признать вынесенное решение законным и обоснованным.

Суд признал травму, полученную К. 20.10.2010, несчастным случаем на производстве, и в связи с этим при определении размера причитающегося истцу пособия руководствовался ст. 9 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ.

Однако выводы суда о фактических обстоятельствах причинения вреда здоровью истца нельзя признать обоснованными.

В силу ч. 1 ст. 227 ТК РФ расследованию и учету в соответствии с гл. 36 подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

По смыслу ч. 3 той же статьи события, связанные с причинением вреда здоровью, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, подлежат расследованию в установленном порядке как несчастные случаи, если они произошли, в частности, в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

Таким образом, разрешение спора зависело от установления фактических обстоятельств причинения вреда здоровью К., которые подлежали оценке на предмет того, отвечает ли этот случай указанным в законе признакам производственной травмы.

В свою очередь, содержащееся в обжалуемом решении указание на то, что ответчиком не оспаривался факт получения травмы при входе на склад, где находится помещение раздевалки для персонала принадлежащего ответчику магазина "...", материалами дела не подтверждается: согласно протоколам судебных заседаний представителем ответчика давались последовательные объяснения о том, что истец упала и получила травму по пути на работу, но не на территории магазина или его служебных помещений и не при входе в эти помещения, а при входе в помещение торгового комплекса "...", в котором располагается магазин и в котором также имеются помещения, принадлежащие другим организациям, в связи с чем к моменту падения К. еще не могла считаться прибывшей на работу.

Ссылок на какие-либо иные доказательства, подтверждающие доводы истца, в решении суда не содержится, такие доказательства в материалах дела отсутствуют.

Между тем именно указанное выше обстоятельство позволило суду признать, что истец получила травму на территории работодателя в течение времени, необходимого для подготовки к работе, то есть установить наличие признаков несчастного случая, указанных в абз. 2 ч. 3 ст. 227 ТК РФ.

В то же время расположение помещений торгового комплекса "...", в том числе занимаемых магазином "...", и конкретное место получения травмы судом не выяснялись, вопрос о необходимости представления соответствующих доказательств на обсуждение не ставился, хотя это имело существенное значение для оценки обстоятельств дела, поскольку находиться и передвигаться по торговому комплексу, где имеется продовольственный и другие магазины, К. могла независимо от своих трудовых обязанностей.

При таком положении вынесенное по делу решение нельзя признать обоснованным.

Таким образом, судебная коллегия определила решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 19 апреля 2011 г. по настоящему делу отменить, дело направить в тот же суд для нового рассмотрения в ином составе судей.

Пример. Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел 16.06.2005 в судебном заседании апелляционную жалобу по делу N А60-2412/2005-С5.

Свердловское региональное отделение ФСС обратилось с заявлением к Госинспекции труда, ИП Г. о признании недействительными акта о несчастном случае на производстве и заключения госинспектора труда.

Решением от 11.04.2005 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суд исходил из того, что факт нахождения О. на работе подтвержден материалами дела.

Оспаривая решение, заявитель считает, что травмой на производстве признается несчастный случай при исполнении работником своих трудовых обязанностей. В спорном случае в момент получения травмы О. находился в очередном отпуске.

Суд установил: в соответствии с трудовым договором О. выполняет работу по должности главного механика сервиса ИП Гаврилова.

Согласно приказу ИП Гаврилова О. был предоставлен очередной ежегодный отпуск с 03.02.2004 по 03.03.2004.

23.02.2004 в сервисной мастерской ИП Гаврилова О., находясь на работе, получил производственную травму левого глаза.

По указанному факту предпринимателем Г. составлен акт о несчастном случае на производстве.

Госинспектором труда вынесено заключение, которым установлено, что несчастный случай с О. произошел на производстве и подлежит учету и оформлению актом Н-1.

Рассмотрев материалы дела, заслушав лиц, участвующих в деле, суд считает, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, заявитель факт получения О. травмы левого глаза на территории мастерской сервиса ИП Г. не оспаривает.

Довод заявителя о том, что несчастный случай, происшедший с О., не может быть отнесен к травме производственного характера, поскольку 23.02.2004 О. находился в отпуске, судом во внимание не принимается по следующим основаниям.

Как установлено судом, О. 23.02.2004 находился на работе, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела протокол опроса предпринимателя Г., объяснения работников сервиса.

Как следует из объяснения предпринимателя, он видел, что его работник О. находится на рабочем месте. Таким образом, тот факт, что работодатель видел своего работника на рабочем месте и не отправил его с работы, по мнению суда, является свидетельством фактического отзыва О. из отпуска и допуска его к работе 23.02.2004.

При этом суд учитывает, что предприниматель составил и утвердил акт о несчастном случае на производстве.

Кроме того, за отработанное время О. была начислена заработная плата.

На основании вышеизложенного суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции, постановил решение от 11.04.2005 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Таким образом, при квалификации несчастного случая как случая, связанного с производством, надлежит учитывать положения ТК РФ, регулирующие вопросы расследования несчастных случаев на производстве (ст. ст. 227 - 231).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. N 2, в силу положений ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ и ст. 227 ТК РФ для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства: