Мудрый Юрист

Сравнительный анализ законодательств России и государств - участников СНГ в области постпенитенциарного надзора *

<*> Abaturov A.I. Comparative analysis of legislations of Russia and states-members of the cis in the sphere of penitentiary supervision.

Абатуров Александр Иванович, старший преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Кировского филиала Академии ФСИН России, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются актуальные проблемы минимизации рецидивной преступности посредством института постпенитенциарного надзора. Проводится сравнительно-правовой анализ нормативных правовых актов, детализирующих надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы России и стран ближнего зарубежья: Белоруссии, Узбекистана, Украины, Казахстана.

Ключевые слова: постпенитенциарный надзор, рецидивная преступность, органы внутренних дел, исправительные учреждения, административный надзор, страны СНГ, поднадзорное лицо, уголовная ответственность, административная ответственность.

The article considers topical problems of minimization of recidivist crime by the institute of post-penitentiary supervision; makes comparative-law analysis of normative legal acts detailing supervision over persons liberated from places of deprivation of freedom of Russia and former Soviet republics: Belarus, Uzbekistan, Ukraine and Kazakhstan.

Key words: post-penitentiary supervision, recidivist crime, agencies of internal affairs, correctional institutions, administrative supervision, CIS countries, supervised person, criminal responsibility, administrative responsibility.

Создание действенных международно-правовых норм в борьбе с рецидивной преступностью возможно путем сравнительного анализа внутреннего уголовного, административного, пенитенциарного и иного законодательства, действующего в разных странах. Исследование административного или, как его еще называют, постпенитенциарного надзора в странах ближнего зарубежья дает возможность оценить, в каких аспектах российское законодательство полностью отвечает установленным подходам, в каких идет вразрез с преобладающими в странах ближнего зарубежья тенденциями. Четкое понимание развития современных методов контроля за лицами, которые имеют богатый криминальный опыт и являются потенциальными преступниками, крайне важно для определения ориентиров дальнейшего развития системы превентивного воздействия на рецидивную преступность в России. Эти и другие факторы определяют актуальность изучения опыта применения иностранными государствами постпенитенциарного надзора.

На основании изложенного представляется необходимым изучить особенности применения административного надзора в государствах - участниках Содружества Независимых Государств (далее - СНГ): Беларуси, Узбекистане, Украине, Казахстане и России.

Практически во всех рассматриваемых государствах постпенитенциарный надзор стал предметом регулирования отдельных самостоятельных законодательных актов: в Российской Федерации это Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" <1>, в Узбекистане - Закон Республики Узбекистан от 9 декабря 1992 г. N 750-XII "Об административном надзоре органов внутренних дел за лицами, освобожденными из учреждений по исполнению наказаний" <2>, в Казахстане - Закон Республики Казахстан от 15 июля 1996 г. N 28-I "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" <3>, в Украине - Закон Украины от 1 декабря 1994 г. N 264/94-ВР "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" <4>. В Белоруссии базовым документом применения превентивного надзора (аналог административного надзора) является Уголовный кодекс Республики Беларусь <5>.

<1> Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" // Российская газета. 2011. 8 апреля.
<2> Закон Республики Узбекистан от 9 декабря 1992 г. N 750-XII "Об административном надзоре органов внутренних дел за лицами, освобожденными из учреждений по исполнению наказаний" (наименование в редакции Закона Республики Узбекистан от 20.08.1999 N 832-I). URL: http://www.zakoNuz.com.
<3> Закон Республики Казахстан от 15 июля 1996 г. N 28-I "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"; Закон Республики Казахстан от 30 октября 2002 г. N 350-2 "О внесении изменений в Закон Республики Казахстан "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" // Ведомости. 2002. N 18.
<4> Закон Украины от 1 декабря 1994 г. N 264/94-ВР "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" (в ред. Законов Украины от 15.02.1995 N 64/95-ВР, от 21.06.2001 N 2537-III, от 10.07.2003 N 1105-IV, от 20.01.2005 N 2377-IV) // Ведомости Верховной рады Украины. 1994. 27 декабря.
<5> Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. N 275-З (по состоянию на 1 января 2011 г.). URL: http://pravo.kulichki.com/vip/uk.

Вопросы административного надзора регулируются на уровне закона лишь до определенных пределов (понятия, задачи, объекты, субъекты, их права и обязанности, контроль за деятельностью и т.п.), что явно недостаточно для детального прописания отдельных моментов постпенитенциарного надзора (например, определение форм типовых бланков надзора), в связи с чем Украина, Беларусь и Россия детализируют эту деятельность на уровне подзаконных нормативных актов <6>.

<6> Постановление МВД Республики Беларусь от 20 ноября 2000 г. N 201 "Об утверждении Инструкции о порядке установления и осуществления превентивного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы". URL: http://pravo.levonevsky.org; Приказ МВД Украины, Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний от 4 ноября 2003 г. N 1303/203 "Об утверждении Инструкции об организации осуществления административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы". URL: http://search.ligazakon.ua; Приказ МВД РФ от 8 июля 2011 г. N 818 "О Порядке осуществления административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" // Российская газета. 2011. 26 августа.

Следует отметить, что формулирование понятий, терминов и определений в законотворческой теории и практике на современном этапе получило широкое применение. В административно-надзорном законодательстве России, Узбекистана, Украины и Беларуси законодатель в первых статьях сформулировал понятие постпенитенциарного надзора, с раскрытием в данной дефиниции субъекта и объекта надзора. Казахстан пошел по пути объединения понятия надзора и цели его установления.

Задачи административного надзора во всех анализируемых источниках отличаются по объему и характеру, но всех их объединяет одна цель - предупреждение преступлений и оказание необходимого профилактического (воспитательного, индивидуального профилактического) воздействия на объект.

Представляет определенный интерес вопрос определения законодателями разных стран круга объектов, в отношении которых устанавливается надзор. Во-первых, возрастной ценз, с которого можно устанавливать надзор, законодательно определен различно. Так, некоторые страны его обозначили восемнадцатью годами (Россия, Узбекистан, Украина), другие же его не прописали, в связи с чем представляется очевидным, что это возраст наступления уголовной ответственности - шестнадцать и четырнадцать лет (Казахстан), в Белоруссии данный вопрос раскрывается дуалистически, превентивный надзор в этой стране будет установлен с четырнадцати лет в случае, если данное лицо допустило особо опасный рецидив преступлений, в других же указанных в законе случаях надзор будет устанавливаться с восемнадцатилетнего возраста <7>.

<7> Часть 3 ст. 80 Уголовного кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. N 275-З. URL: http://pravo.kulichki.com/vip/uk.

Обязательное условие установления надзора в странах ближнего зарубежья - это отбытие осужденным реального уголовного наказания в виде лишения свободы. В соответствии с пенитенциарными кодифицированными источниками анализируемых стран местами лишения свободы являются:

Законодатель большое внимание уделяет и поведенческой установке лица, отбывающего или отбывшего наказание, обозначая ее в ряде случаев обязательным условием для установления постпенитенциарного надзора. Основным, объективным критерием упорного нежелания встать на путь исправления осужденного, отбывающего наказание в местах лишения свободы, ряд стран устанавливает компонент признания его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания (Россия, Беларусь) или свидетельство о том, что осужденный не желает встать на путь исправления и остается опасным для общества (Казахстан, Украина, Узбекистан). Постпенитенциарное поведение лица также является обязательным элементом установления надзора, и этот факт в анализируемых источниках интерпретирован практически одинаково. Так, в Узбекистане, Казахстане и Украине лицо должно систематически нарушать общественный порядок и законные интересы граждан, несмотря на предупреждение органов внутренних дел о прекращении антиобщественного образа жизни, а в России и Белоруссии дополнительно конкретизировано количество нарушений правопорядка - более двух раз в течение года, при этом белорусский законодатель прописал даже санкцию - административный арест, после применения которой возможно установление надзора.

И последнее, на чем хотелось остановиться, анализируя объект надзора, - это индивидуальный подход Казахстана, Украины и России в отношении отдельных видов преступлений, за совершение которых лицо подпадает под юридическое основание установления надзора. Данные страны законодательно акцентируют внимание на определенных группах лиц, которые обязаны находиться "под колпаком" надзора и контроля за совершение умышленных преступлений:

Переходя к анализу субъектов установления и осуществления постпенитенциарного надзора, можно констатировать, что позиция законодателей стран, входящих в СНГ, по этому вопросу практически идентична. Надзор устанавливается судом по инициативе учреждений исполнения наказаний или органов внутренних дел, а исполняется он органами внутренних дел (Россия, Украина, Казахстан, Узбекистан). В Республике Беларусь превентивный надзор осуществляется уголовно-исполнительными инспекциями с привлечением работников служб органов внутренних дел.

Срок постпенитенциарного надзора в странах ближнего зарубежья напрямую зависит от судимости объекта (кроме Казахстана). В случае погашения или снятия судимости, легитимных оснований к осуществлению надзора нет. В Казахстане и Узбекистане срок определен от шести месяцев до одного года, в Белоруссии - от шести месяцев до двух лет, на Украине - от одного года до двух лет. Российский законодатель срок надзора установил больше всех - от одного года до трех лет.

Сопоставительный анализ норм, регламентирующих применение административных ограничений к поднадзорным, позволяет сделать вывод о том, что в большинстве стран СНГ они тождественны, отличия минимальны и несущественны.

Так, в трех государствах - Казахстане, Узбекистане и Украине - они прописаны буквально дословно:

Россия пошла по пути ужесточения административного надзора в части увеличения количества ограничений и включила дополнительно запрещение поднадзорному посещать места проведения массовых и иных мероприятий и участия в них.

Суммируя изложенное, можно заключить, что законодательства стран СНГ в сфере постпенитенциарного контроля в своем большинстве основываются на одних и тех же правовых предпосылках (традициях). В силу этого в регламентации института надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, прослеживается больше сходства, чем различий.

Можно прогнозировать, что дальнейшее совершенствование законодательства стран СНГ в сфере административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, будет проходить по пути упорядочения административных ограничений, симплификации их описания, расширения линейки прав поднадзорных лиц и упрощения механизма контроля за ними. Во всяком случае, изменение редакции ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" в данном направлении с учетом позитивного опыта других стран Содружества позволит оптимизировать правоприменительный процесс и, следовательно, повысить эффективность борьбы с рецидивной преступностью.