Мудрый Юрист

Актуальные вопросы использования специальных знаний при осмотре места происшествия при обнаружении скелетированных останков *

<*> Stepanenko D.A., Yakovlev D.Yu. Topical issues of use of special knowledge in examination of place of occurrence in case of finding of skeleton ized remnants.

Степаненко Диана Аркадьевна, профессор кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики ФГБОУ ВПО "Байкальский государственный университет экономики и права", доктор юридических наук.

Яковлев Дмитрий Юрьевич, доцент кафедры организации и методики уголовного преследования Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, доцент.

В предлагаемой статье концептуально обсуждаются вопросы использования специальных знаний при осмотре места происшествия в случае обнаружения скелетированных останков человека, рассматриваются формы применения специальных знаний, правовой статус специалиста, его роль, место и функции при участии в данном следственном действии, уделяется внимание вопросам формы и содержания взаимодействия специалиста со следователем, органом дознания.

Ключевые слова: специальные знания, осмотр места происшествия, эксперт, специалист, формы взаимодействия, предварительное исследование, экспертиза.

It's also reviewed the forms of the usage of the special knowledge, legal status of a specialist, a role, a place and a function of the specialist when he participate in the investigative action. In this article it's also given attention to the forms and the content of interaction of the specialist and investigator, the agency of inquiry.

Key words: special knowledge, view of the place of occurrence, expert, specialis, forms of interaction, background research, expertise.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит нормы, детально регламентирующие деятельность специалиста как процессуальной фигуры, имеющей свои процессуальные права и обязанности. Привлечение специалиста к расследованию преступлений - одна из форм использования специальных знаний в уголовном процессе. Уголовно-процессуальная деятельность специалиста направлена на выполнение трех основных функций (ч. 1 ст. 58, ст. ст. 164, 168, п. 3.1 ч. 2 ст. 74, ч. ч. 3, 4 ст. 80 УПК РФ):

"Выполнение процессуальных функций специалиста является одной из основных профессиональных (служебных) обязанностей сотрудника ЭКП" <1>.

<1> Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов: Науч.-практ. пособие / Под ред. Т.В. Аверьяновой, В.С. Статкуса. М.: Юрайт, 2011. С. 31.

Наиболее часто к участию в следственных действиях привлекают специалиста-криминалиста (это лица, сведущие в области криминалистической техники, имеющие специальные знания в дактилоскопии, баллистике, трасологии, технико-криминалистическом документоведении, почерковедении и владеющие навыками участия в следственных действиях).

Отечественное уголовно-процессуальное законодательство, регламентируя процессуальный статус специалиста, требования, предъявляемые к нему, саму потребность в специальных знаниях, не определяет порядок участия специалиста в каждом конкретном следственном действии (исключение составляют такие процессуальные действия, в которых специалист выступает в качестве источника доказательств, - показания специалиста, заключение специалиста, по ст. ст. 74, 80 УПК РФ).

Осмотр места происшествия издавна рассматривается в качестве неотложного следственного действия, позволяющего рассчитывать на получение ценной для расследования информации. Криминалистически значимая информация, "снятая" при качественном осмотре места происшествия, позволяет начать заполнение ячеек информационного поля расследования и служит основанием для оценки следственной ситуации, выдвижения версий и планирования первоначального этапа расследования преступления. Изучение обстановки места происшествия позволяет получить информацию о преступлении, установить факты, объясняющие механизм совершения преступления, а также характеризующие лицо, его совершившее.

В этой связи значение осмотра места происшествия при обнаружении скелетированных останков человека трудно переоценить. Установление половозрастных характеристик потерпевшего, его профессионального и социального статуса может служить основанием для установления личности виновного лица. Объективный и скрупулезный анализ повреждений, обнаруженных на костных и костно-мышечных останках, позволяет делать выводы о механизме, силе, направлении действия травмирующего предмета, профессиональных навыках преступника, действиях по сокрытию следов преступления. Анализ обстановки на месте происшествия в целом дает возможность выявить и негативные обстоятельства, раскрыть инсценировку.

В процессе осмотра места происшествия следователю предстоит решение в определенной последовательности ряда частных задач:

<2> См.: Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Очерки теории и практики следственной работы. Иркутск, 1997. С. 28 - 44.

Все это обусловливает необходимость привлечения к участию в осмотре места происшествия специалиста-криминалиста. Это становится особенно актуально, когда речь идет о получении информации, которая позволит установить в дальнейшем личность человека при обнаружении скелетированных останков. Несмотря на то что специалист-криминалист не обладает специальными знаниями в области судебной медицины, помощь его оказывается существенной всякий раз, когда им совместно со следователем или самостоятельно по поручению последнего исследуются сохранившиеся фрагменты одежды, носимые вещи (сумочки, портфели, портмоне и т.п.), следы курения (окурки, спички, пепел), обуви и т.п. с целью установления индивидуальной принадлежности скелетированных останков.

Как показывает анализ практики, следователь нередко затрудняется определить область научного познания, в рамках которой ему следовало бы назначить экспертизу. Специалист-криминалист, участвующий в осмотре места происшествия, не только поможет следователю определить необходимость экспертных исследований в сложившейся следственной ситуации, а при принятии следователем процессуального решения о производстве судебной экспертизы его рекомендации позволят правильно определить ее род и вид с учетом последних достижений науки и техники, экспертного учреждения и лиц, которым можно ее поручить, времени проведения экспертизы, но и правильно сформулировать вопросы к эксперту, предложив их последовательность при оформлении постановления о назначении экспертизы. Так, в случае обнаружения на месте происшествия скелетированных останков, кроме традиционных (о причине, давности наступления смерти, характере и степени тяжести вреда здоровью), на разрешение судебно-медицинского эксперта можно поставить вопросы, касающиеся пола, примерного возраста лица, национальной (расовой) принадлежности, особенностей формирования в перинатальном и раннем натальном периоде развития; перенесенных патологиях, в том числе травматического генеза. Прав З.М. Соколовский, отмечая, что при постановке вопросов "используются данные, полученные при проведении всех предшествующих следственных и иных действий, особенно осмотра места происшествия, это поможет четко и конкретно сформулировать вопросы с учетом признаков осмотренного объекта и связи объекта с обстоятельствами преступления" <3>.

<3> Соколовский З.М. Вопросы использования экспертом материалов дела. Харьков, 1974. С. 58.

Так, в ряде случаев возможно заменить экспертное исследование следственным осмотром. Следователь совместно со специалистом-криминалистом (или без него) проводит следственный осмотр и фиксирует его результаты в соответствующем протоколе, получая необходимую криминалистически значимую информацию и доказательства. Специалист-криминалист, проводивший предварительное исследование каких-либо объектов, может прийти к выводу о бесперспективности проведения экспертизы и целесообразности поиска иного пути отыскания доказательств. Один из ключевых вопросов, который решается при назначении и производстве судебной экспертизы, - это вопрос о пригодности объектов для проведения сравнительного исследования. В случаях значительной деструкции, трансформации, инверсии исследуемых объектов утрачивается либо качественно изменяется весь комплекс групповых и индивидуализирующих признаков, что делает объект непригодным для проведения сравнительного исследования. К такому выводу о пригодности/непригодности объектов в случае назначения экспертизы в состоянии прийти специалист-криминалист, участвующий в осмотре места происшествия.

Безусловно, чтобы оказать такую помощь, специалист-криминалист должен владеть необходимой информацией, имеющейся в деле или полученной им при проведении по поручению следователя предварительного исследования. Рекомендации специалиста, сделанные им выводы необходимы следователю в подготовке материалов, сведений, с помощью которых эксперт определится в задачах предстоящего исследования, выберет соответствующие методики <4>. Результативность экспертного исследования существенно зависит от качества подготовки и своевременности назначения экспертизы <5>. В этой связи актуализируются вопросы стратегии назначения и производства экспертизы. От того, насколько верно будет определена последовательность экспертных исследований, напрямую зависит содержание и объем полученной информации идентификационного и диагностического характера. При установлении личности по скелетированным останкам для качественного проведения экспертизы следует подготовить соответствующие материалы, и следователь может обратиться к помощи специалиста при выборе объектов, необходимых для этого. Специалист поможет выполнить эту работу, определить, какие меры предосторожности следует предпринять при транспортировке вещественных доказательств. В случае обнаружения скелетированных останков человека к упаковке объектов, направляемых на экспертное исследование, предъявляются особые требования. Соблюсти указанные требования в полном объеме позволяет методическая и техническая помощь специалиста, участвующего в осмотре места происшествия.

<4> См.: Сегай С.Я. Современные возможности судебных экспертиз в свете достижений науки и техники. Киев, 1987. С. 124 - 129.
<5> См.: Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982. С. 35 - 37.

Взаимодействие следователей и сотрудников экспертно-криминалистических подразделений может быть осуществлено как в процессуальной, так и в непроцессуальной формах. К процессуальной форме следует отнести производство криминалистической экспертизы; непроцессуальной формой являются консультации и предварительные криминалистические исследования, последние особенно ценны на первоначальном этапе расследования, например пожаров, взрывов, катастроф, и позволяют определить направление расследования.

Как справедливо указывал Ю.К. Орлов, разъяснения по каким-либо незначительным вопросам следователь может получить от эксперта и непроцессуальным путем, путем консультирования последним следователя <6>.

<6> См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1982. С. 46.

Разделяя вышеуказанное суждение, мы хотим добавить, что консультации - наиболее распространенная непроцессуальная форма взаимодействия следователей и сотрудников экспертно-криминалистического подразделения. Осуществляется консультирование и вне рамок какого-либо конкретного следственного действия. За консультацией к криминалисту следователь может обращаться практически по любому вопросу, касающемуся применения средств и методов криминалистики в расследовании преступлений.

Не менее эффективна и такая непроцессуальная форма взаимодействия следователя и сотрудников экспертно-криминалистического подразделения, как проведение предварительных криминалистических исследований. Предварительное исследование при осмотре места происшествия производится с целью быстрого получения информации для организации раскрытия преступления. Объектами такого исследования являются следы и иные объекты, обнаруженные на месте происшествия. Результатом предварительного исследования может стать информация, позволяющая облегчить поиск и задержание преступников по горячим следам. Специалист-криминалист, конечно же, ограничен во времени и в выборе методов исследования, и поэтому выводы его будут носить общий характер. Однако значение подобного исследования невозможно переоценить. Особенно эффективными следует считать исследования, направленные на решение диагностических вопросов (общеанатомические и функциональные признаки лица, оставившего на месте происшествия следы пальцев рук, его род занятий, деятельности, наследственные заболевания; модель, фасон обуви, особенности походки лица, чьи следы обуви обнаруживаются на месте происшествия и т.п.). Однако в рамках предварительного исследования на месте происшествия возможно и проведение исследований в русле идентификационных задач.

Предварительные криминалистические исследования - одна из форм познавательной деятельности органов дознания и предварительного следствия, осуществляемой с использованием специальных знаний и научно-технических средств (а при необходимости и с помощью сведущих лиц) для получения данных о механизме, условиях, обстоятельствах совершения преступления, личности преступника и другой необходимой для раскрытия преступления информации путем исследования и оценки ее материальных источников <7>.

<7> См.: Предварительные криминалистические исследования следов на месте происшествия: Учеб. пособие. М., 1987. С. 3 - 5.

Предварительное исследование следователь проводит как самостоятельно, так и с помощью специалиста-криминалиста. Анализ практики расследования уголовных дел показывает, что самостоятельно следователь проводит наиболее простые предварительные криминалистические исследования, а специалисту-криминалисту поручает наиболее сложные, требующие большого объема познаний в области криминалистики и применения сложных научно-технических средств.

В настоящее время проведение предварительных криминалистических исследований основывается на ряде ведомственных нормативных актов. Прежде всего - Наставлении по работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел, в котором определены основные положения проведения таких исследований.

Контроль следователя за проведением предварительного криминалистического исследования особенно важен в связи с тем, что только следователь может судить о перспективах использования объектов исследования в процессе доказывания <8>. И в тех случаях, когда возникает угроза уничтожения либо изменения объекта в процессе проведения предварительных криминалистических исследований, следователь должен отказаться от их проведения. Поскольку результаты проведения предварительных криминалистических исследований доказательственного значения не имеют, необходимо сохранить объекты для последующих процессуальных действий (чаще всего - криминалистической экспертизы) в неизменном виде. Микроколичества веществ и следов биологического происхождения при обнаружении скелетированных останков человека не следует подвергать предварительному исследованию, так как это приведет к полнообъемному расходованию самого вещества следа и сделает невозможным дальнейшее проведения экспертного исследования в условиях лаборатории.

<8> Примечание: реализация данного положения чрезвычайно важна при предварительном исследовании останков человека, которые в течение короткого времени способны утрачивать идентификационные признаки.

Непосредственный контроль следователя за проведением предварительных криминалистических исследований важен еще и потому, что их результаты могут быть использованы им в дальнейшей работе.

Результаты проведения предварительных криминалистических исследований сообщаются специалистом-криминалистом следователю. Передача результатов исследования происходит в устной либо письменной форме в виде справки специалиста-криминалиста, о чем свидетельствуют результаты анкетирования сотрудников экспертно-криминалистических подразделений. Следует согласиться, что в ряде случаев письменная форма необходима, например, при проведении предварительных криминалистических исследований в ходе следственного осмотра места происшествия по факту обнаружения скелетированных останков человека. Для таких случаев в ГУ ЭКЦ МВД России был разработан специальный формализованный бланк справки специалиста-криминалиста по результатам предварительных исследований следов на месте происшествия. Характерной особенностью указанной справки является то, что, наряду с результатами предварительных криминалистических исследований, в ней указываются рекомендации специалиста-криминалиста по последующему использованию средств и методов криминалистики в расследовании преступления.

Судебная экспертиза - основная форма использования специальных знаний, позволяющая получить доказательственную информацию. Взаимодействие эксперта и следователя должно осуществляться практически на всех этапах производства экспертизы. Начинается оно еще до назначения экспертизы, когда следователь обращается к сотрудникам экспертного подразделения для выяснения возможностей того или иного вида судебных экспертиз, вопросов, ответы на которые можно получить в результате экспертизы, имеющихся в распоряжении следователя следов и других вещественных доказательств, обнаруженных в ходе осмотра места происшествия. Здесь взаимодействие происходит в форме консультаций следователя с экспертами во время вынесения им постановления о производстве экспертизы.

Поскольку круг вопросов, ставящихся на разрешение при установлении личности по скелетированным останкам, чрезвычайно широк, целесообразно предусмотреть назначение комплексных и комиссионных экспертиз, о чем может указать специалист еще при осмотре места происшествия. Практика расследования убийств при обнаружении скелетированных останков показала, что в подавляющем большинстве случаев (76% по результатам анкетирования) эксперты выполняли исследования в составе экспертных групп (бригад). Это позволило повысить достоверность и эффективность экспертных исследований. Привлечение экспертов одной либо разных специальностей практически всегда оказывается более эффективным, чем назначение последовательных однородных экспертиз. Труп человека, а тем более его скелетированные останки - чрезвычайно важный комплекс следов, объектов, образующих в совокупности неоднородное идентификационное поле. Кроме того, идентификационный отрезок в этом случае оказывается непродолжительным, а следовательно, возникает реальная угроза утраты исследуемых объектов, разрушения идентификационного поля, неполноты формирования доказательственной базы. Выход из создавшейся ситуации видится в назначении и производстве комплексных и комиссионных экспертиз.

Кроме того, комиссионная (бригадная) форма организации производства судебных экспертиз требует дополнительной проработки вопросов взаимодействия следователя и руководителя экспертного подразделения. Аккумулирование окончательных и промежуточных результатов исследования в лице последнего способно быстро и эффективно вносить корректировки в процесс построения следственных версий, возникающих на первоначальном этапе расследования.

После получения постановления о назначении экспертизы и соответствующих материалов эксперт проверяет соответствие поступивших материалов перечню, имеющемуся в постановлении о назначении экспертизы.

В случае обнаружения недостачи или несоответствия материалов, направляемых на экспертное исследование, перечню последних, указанному в постановлении о назначении экспертизы, составляется акт в двух экземплярах, один из которых направляется следователю. В дальнейшем вопрос о материалах экспертизы решается по согласованию со следователем. Если у эксперта возникли неясности при ознакомлении с вопросами, поставленными на разрешение экспертизы (например, вопросы неверно сформулированы, либо решение их выходит за рамки компетенции эксперта), то в этом случае они решаются совместно со следователем, и затем в постановление о назначении экспертизы вносятся соответствующие изменения.

До начала работы над экспертизой согласовываются сроки ее выполнения. В экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел России определен порядок <9>, при котором экспертизы выполняются в порядке очередности поступления материалов, кроме случаев, не терпящих отлагательств, и в срок, не превышающий 15 суток.

<9> См.: Приказ МВД СССР от 14 марта 1999 г. N 265 "Об утверждении Положения о производстве экспертиз в криминалистических подразделениях МВД России" // СПС "КонсультантПлюс".

С началом производства экспертизы взаимодействие эксперта-криминалиста и следователя не заканчивается. Более того, в ряде случаев оно становится еще более тесным. Уголовно-процессуальным законодательством эксперту в целях надлежащего выполнения своих обязанностей предоставлен ряд прав, осуществление которых без взаимодействия со следователем невозможно. Так, эксперт может знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. При производстве трасологической экспертизы, например, с протоколом осмотра места происшествия.

По ныне действующему законодательству это возможно в рамках уже упоминавшегося предоставленного эксперту права участвовать в проведении следственных действий. В данном случае - в повторном осмотре места происшествия. Процесс и результаты этого следственного действия с участием эксперта отражаются в соответствующем протоколе. Особое внимание при этом уделяется освещению в протоколе тех обстоятельств, которые будут использованы впоследствии экспертом при производстве криминалистической экспертизы. Эти же обстоятельства фиксируются и в исследовательской части заключения эксперта. Однако проведение повторного осмотра места происшествия по факту обнаружения скелетированных останков практически невозможно, так как обстановка на месте происшествия безвозвратно меняется. Это, естественно, вносит дополнительные сложности и в производство последующих экспертных исследований.

Специфический характер специальных знаний, применяемых при установлении личности, приводит к тому, что после производства экспертных исследований у следователя, после ознакомления с заключением эксперта, возникают какие-либо неясности. Устранение подобных неясностей возможно путем допроса эксперта.

Следует указать на принципиальную возможность комплексного характера экспертного исследования останков человека, которая определяет это исследование не просто как совокупность, сумму различных по компетенции исследований, но как некую функциональную взаимосвязь методического подхода и концептуальных основ экспертных исследований.

Нельзя представлять комплексное исследование как совокупность обычных экспертиз, каждая из которых заканчивается отдельным заключением <10>. Этот общий вывод и есть доказательство.

<10> См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 146 - 147.

Вместе с тем комплексное исследование не отрицает возможности раздельного изучения отдельных частей объекта. Не является комплексной экспертизой использование комплекса (совокупности) методов в рамках рода, вида судебной экспертизы, а также проводимые одновременно либо в определенной очередности исследования одних и тех же вещественных доказательств специалистами разного профиля, если каждый из них действует самостоятельно в пределах конкретного рода, вида судебной экспертизы <11>. Единый вывод комплексного исследования синтезируется из выводов экспертов различных областей знания, при условии, что каждый предыдущий результат исследования той или иной стороны объекта, подвергающегося изучению, становится основанием, условием, предпосылкой для последующего вывода другого эксперта, участвующего в комплексной экспертизе.

<11> Майлис Н.П. Введение в судебную экспертизу: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2011. С. 27.

Проведение именно комплексного идентификационного исследования способно решить ряд принципиальных вопросов в общей концепции установления личности по скелетированным останкам.

По мнению В.И. Шиканова, к условиям назначения комплексной экспертизы следует относить следующие:

а) наличие ситуации, разрешение которой затрагивает не менее двух различных областей знания;

б) решение экспертных задач требует объединения усилий специалистов различного профиля, синтеза знаний;

в) потребность в совместно проводимом исследовании, формулирование общего вывода;

г) совместное исследование не исключает раздельного изучения общего объекта исследования <12>.

<12> См.: Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976. С. 43.

Наличие всех без исключения вышеперечисленных условий позволяет нам говорить о необходимости выполнения комплексных исследований, направленных на установление личности по скелетированным останкам человека. Нельзя не согласиться с Н.П. Майлис, что "методологическую основу комплексной экспертизы составляет применение в ходе ее производства ситуационного анализа. Анализ ситуации произошедшего события в целом требует участия представителей различных специальностей" <13>.

<13> Майлис Н.П. Введение в судебную экспертизу: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2011. С. 27.