Мудрый Юрист

Некоторые проблемы расследования экономических преступлений *

<*> Saraev P.N. Certain problems of investigation of economic crimes.

Сараев Павел Николаевич, аспирант юридического факультета ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева".

В статье рассматриваются отдельные проблемные вопросы, которые встают перед следователями при расследовании экономических преступлений. Ставится проблема повышения эффективности расследования названных преступлений. Обращается внимание на то, что эффективность расследования может быть повышена в том случае, если при планировании расследования будут учитываться особенности ситуаций информационной неопределенности. При этом обращается внимание на риск как способ разрешения названных ситуаций.

Ключевые слова: расследование, экономические преступления, ситуация информационной неопределенности, риск.

Some problems, which appear when the economic crimes are investigated are considered in this article. The problem of rising the effectiveness of investigation these crimes appears. The author pays attention on the fact, that efficiency of investigation of crimes may be risen when the peculiarities of situations of informational uncertainty will be considered in planning. The author pays attention on risk as measure of solving these situations.

Key words: investigation, economic crimes, situations of informational uncertainty, risk.

Расследование экономических преступлений является деятельностью, которую можно охарактеризовать как постоянную погоню за ускользающими возможностями. Всегда остается субъективное ощущение того, что не все факты и обстоятельства были установлены, не все осталось выясненным, собранные доказательства не обладают необходимой силой убедительности. Во многом это обусловлено тем, что в сфере расследования экономических преступлений традиционные рекомендации и навыки следователей, полученные ими при расследовании иных видов преступлений, не всегда действуют. Причин тому множество, среди них сложность и неоднозначность экономических отношений, из-за чего далеко не просто отличить преступление от действия, совершение которого дозволяется законом, и особенности личности лиц, совершающих эти преступления, которые отличаются достаточно высоким интеллектом, сопоставимым с интеллектом следователя, а в некоторых случаях и превосходящим его, и т.д.

Одной из множества проблем, которые встают перед следователем при расследовании экономических преступлений, является наличие ситуации информационной неопределенности, которая складывается на первоначальном этапе. Наличие данных ситуаций на этом этапе расследования можно рассматривать как закономерность, которая характеризует расследование названных преступлений. Как справедливо отмечает Н.А. Подольный: "Характерной же их особенностью является то, что следователь в начале расследования не располагает необходимым объемом данных, из которого можно было бы получить необходимую информацию" <1>. Действительно, на первоначальном этапе расследования экономических преступлений следователь располагает таким объемом данных, которых явно недостаточно для того, чтобы делать вывод о наличии целого ряда фактов и обстоятельств, существенных для дела. Однако это характерно не только для расследования экономических преступлений. Характерным же только для них является то, что названная ситуация может возникать и на последующих этапах расследования, что в немалой мере способствует снижению эффективности проводимого расследования. Даже когда собраны все доказательства и картина преступления вроде бы должна быть восстановлена, у следователя нередко возникают сомнения в правдивости этой картины, в ее адекватности тому, что было в действительности совершено. Обусловлено это часто бывает тем, что отдельные обстоятельства совершенного при расследовании экономических преступлений могут быть истолкованы по-разному: и как обстоятельства совершенного преступления, и как обстоятельства вполне правомерных действий. Чтобы это понять, достаточно вспомнить уголовное дело в отношении заместителя министра финансов С. Сторчака, которого заподозрили в подготовке хищения из бюджета более 40 миллионов долларов в рамках урегулирования задолженности Алжира перед Россией по долгам СССР. Собранных доказательств было, казалось, вполне достаточно для обвинения названного должностного лица в совершении преступления, однако в ноябре 2010 г. арбитраж признал законным требование "Содэксима" к Минфину о возврате долга, что повлекло за собой прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления <2>. Как стало очевидным, одни и те же факты и обстоятельства могут быть истолкованы и как свидетельствующие о совершении преступления, и как свидетельствующие прямо об обратном - об отсутствии такового и наличии действий, совершение которых закон не воспрещает. Следовательно, одной из причин возникновения ситуации информационной неопределенности является неоднозначность истолкования собранных по конкретному уголовному делу об экономическом преступлении доказательств. То есть встает вопрос об убедительности собранных доказательств, насколько они смогут убедить других участников уголовного судопроизводства, и прежде всего прокурора и суд, в правильности выводов о совершенном преступлении и лицах, виновных в его совершении, сделанных следователем. И здесь следует признать справедливым замечание Н.А. Подольного, который пишет: "Требование убедительности представляет собой предпосылку совсем иного рода, чем было прежде, подхода к процессу доказывания" <3>. И в самом деле, в практике расследования до сих пор господствует шаблонный подход, сформировавшийся в недрах уголовного процесса, который когда-то именовался советским, в соответствии с которым важно лишь заполучить конкретное доказательство, "бросить" его в дело, как в некое хранилище, а оно уж само найдет себе место в системе полученных доказательств. Но система доказательств не может быть построена таким образом, особенно в тех случаях, когда расследуются экономические преступления. Вполне очевидно, что "в тех случаях, когда существом уголовного дела являются сложные экономические или иные отношения, необходимо, чтобы доказательства были приведены в такой вид, объединены в такую систему, когда они становятся понятными всем лицам, не имеющим необходимых специальных познаний" <4>.

<1> Подольный Н.А. Значение разрешения ситуации информационной неопределенности для расследования преступлений // Российский следователь. 2011. N 17. С. 5.
<2> URL: http://lenta.ru/story/storchak.
<3> Подольный Н.А. Убедительность - одно из требований, предъявляемых к доказательствам современным уголовным процессом // Российский судья. 2004. N 7. С. 4.
<4> Подольный Н.А. Убедительность - одно из требований, предъявляемых к доказательствам современным уголовным процессом // Российский судья. 2004. N 7. С. 4.

Не вызывает сомнений, что процесс расследования - это не только сбор доказательств, но и формирование системы этих доказательств. Однако пока расследование идет, эта система еще не сформирована, а это значит, что следователю еще достаточно сложно сделать вывод о месте названных доказательств в системе, о силе их воздействия на суд при обосновании правильности сделанных следователем выводов о совершенном преступлении и виновных в его совершении лицах. А раз это так, то вполне очевидны трудности, которые возникают в ходе расследования, связанные с определением значения собранных доказательств для расследования в целом. Неизбежно могут возникать у следователей сомнения в значении конкретных доказательств, в их достаточности для обоснования выводов, которые должен сделать в результате проведенного расследования следователь. Попытка определить значение того или иного доказательства для всего проводимого расследования неизбежно связана с его толкованием, даваемым следователем. Такое толкование, как правило, не совпадает с толкованием, которое дается стороной защиты, что, в свою очередь, усиливает сомнения следователя при оценке собранных им доказательств. В этом видится основная причина, по которой в ходе расследования экономических преступлений возникают ситуации информационной неопределенности.

Уже аксиомой для современной криминалистики стал факт наличия взаимосвязи между преступлением и деятельностью по его раскрытию и расследованию. Эта аксиома находит свое подтверждение и при изучении практики расследования экономических преступлений. Так, Н.А. Подольный отмечает влияние криминального риска на способ совершения преступления <5>. Риск при совершении экономических преступлений у преступника часто связан с тем, что он стремится замаскировать свои преступные намерения, выдав свои действия за действия, дозволяемые законом. Он изначально готовится к тому, чтобы в случае необходимости истолковать отдельные обстоятельства и всю систему своих действий, как соответствующую всем требованиям закона. Именно такая готовность в последующем создает проблемы следователю, которому виновное в совершении экономического преступления лицо пытается донести свое видение произошедшего и совершенного, которое, конечно же, является лишь искаженным образом того, что было на самом деле. Вполне очевидно, что попытка такого донесения является результатом довольно длительной мыслительной деятельности виновного в совершении преступления лица по отысканию "формул", объясняющих полную "безобидность" с точки зрения закона совершенных им действий. С учетом состязательного характера современного уголовного процесса итогом данных попыток является необходимость рассмотрения следователем предлагаемого обвиняемым (подозреваемым) видения обстоятельств и фактов, составляющих существо рассматриваемого уголовного дела. Не вызывает сомнений необходимость прислушиваться следователю к доводам стороны защиты, но необходимо также учитывать и тот факт, что в результате такого "прислушивания" следователю может быть внушено то, что на самом деле не соответствует действительности, т.е. фактически навязано выгодное стороне защиты видение произошедшего. Следователь оказывается в довольно сложном положении, когда и отказ от предлагаемого стороной защиты видения произошедших действий и событий, и принятие этого видения могут повлечь за собой ошибку. В одном случае ошибка будет связана с возможностью необоснованного привлечения лица к уголовной ответственности, в другом - с необоснованным отказом от уголовного преследования лица, виновного в совершении преступления. На следователя ложится бремя непростого выбора, который сопряжен с серьезным риском, который неизбежно может отразиться на ходе расследования конкретного преступления. Так криминальный риск оказывается взаимосвязан со следственным риском.

<5> Подольный Н.А. Влияние риска на формирование способа совершения мошенничества на рынке ценных бумаг // Российский следователь. 2011. N 19. С. 2 - 3.

Наличие следственного риска - это особенность расследования экономических преступлений. При этом риск присутствует на всех этапах расследования. Этот факт, так же как и возможность появления ситуации информационной неопределенности на всех этапах расследования, является закономерностью расследования экономических преступлений, которую необходимо учитывать при планировании расследования, а также при создании методик расследования конкретных разновидностей экономических преступлений. Представляется, что непринятие во внимание именно этих особенностей является причиной низкой эффективности расследования экономических преступлений.

Анализ следственной практики показывает, что следователи, как правило, не сами идут на риск, а оказываются поставленными в результате стечения обстоятельств, которые ими не были предвидены, перед риском. В результате этого они воспринимают риск как нечто неуправляемое. В то же время представляется, что отношение к риску должно быть иным, он должен рассматриваться как способ быстрого и эффективного разрешения ситуации информационной неопределенности, которая возникла на определенном этапе расследования. Не ситуация должна заставать следователя врасплох, когда он вынужденно должен идти на риск, а риск должен планироваться следователем, как способ быстрого и эффективного решения проблемной ситуации, каковой, в частности, является ситуация информационной неопределенности. Более того, при расследовании экономических преступлений риск - это также и способ разрушить планы преступника и лиц, оказывающих ему содействие, по противодействию расследованию.

С сожалением приходится признать, что следователи целенаправленно прибегают к использованию риска далеко не часто, что не лучшим образом отражается на проводимом расследовании. Одной из причин этого является то, что действующие методики расследования, как правило, обходят молчанием риск как средство разрешения проблемной ситуации, возникшей в ходе расследования. В то же время именно в этом видится одно из перспективных направлений модернизации уже существующих методик расследования и создания новых, более эффективных. Особенно перспективным данное направление представляется по отношению к расследованию экономических преступлений, где, как было сказано выше, без риска невозможно расследование. Причем наличие риска - это правило, а не исключение.

По отношению к расследованию экономических преступлений вполне справедливо высказывание Н.А. Подольного, который пишет: "Складывается ситуация, когда потребность у практики в создании частных методик расследования этих новых преступлений имеется, а вот практика их расследования отсутствует. В результате - нет материала для теоретического обобщения и создания частной методики расследования нового вида преступлений, внесенного в Уголовный кодекс РФ" <6>. Соглашаясь с этим, следует также добавить, что процитированное высказывание не менее справедливо и по отношению к тем случаям, когда расследуемый вид преступлений не является "новым" для практики расследования. В связи с развитием экономических отношений не остаются неизменными способ и механизм совершения экономических преступлений. В то же время практика расследования продолжает применять ранее разработанные методики, которые не учитывают произошедшие изменения. Результатом этого является в лучшем случае низкая эффективность этих методик, в худшем - невозможность разрешения задач, стоящих перед расследованием. Для того чтобы разрешить эту проблему, необходимы создание и модернизация существующих частных методик с учетом возможности возникновения ситуаций информационной неопределенности и риска. Только в этом случае, как представляется, возможно повысить эффективность расследования экономических преступлений.

<6> Подольный Н.А. Опережающая частная методика расследования преступлений // Российский следователь. 2011. N 14. С. 5.