Мудрый Юрист

Особенности осуществления правомочий собственника хозяйственными обществами

Рыбаков Роман Вячеславович, соискатель кафедры гражданского права Саратовской государственной юридической академии.

Рассматривая содержание права собственности хозяйственных обществ, автор делает вывод, что участники хозяйственного общества могут влиять только на реализацию правомочий пользования и распоряжения. В статье проанализированы вопросы определения возможности осуществления владения обществом без участия акционеров либо владельцев долей. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в научной деятельности.

Ключевые слова: хозяйственные общества, право собственности, владение, пользование, распоряжение.

Features of proprietary rights implementation by the owner of economic companies

R.V. Rybakov

Considering the content of the proprietary right of the economic company the author concludes that members of economic companies can influence only the implementation of the proprietary rights and disposal. The paper analyzes the issues relating to the possibility of implementation of proprietary rights of economic company without the participation of shareholders or owner of shares. The conclusions made in the paper may be used in scientific work.

Key words: economic company, proprietary right, possession, usage, disposal.

Вопрос о содержании права собственности является дискуссионным, поскольку сложность вызывает само существо права собственности как категории, а следовательно, неоднозначным является и его содержание.

В то же время содержание права собственности законодатель раскрывает в п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), которая устанавливает, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. То есть осуществлением права собственности является "совершение самим собственником действий по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом" <1>.

<1> Грибанов В.П. Что надо знать каждому о гражданском законодательстве. М.: Знание, 1978. С. 84.

Таким образом, регламентация осуществления этого права предполагает установление определенного порядка совершения фактических действий - действий по осуществлению правомочий, входящих в его содержание <2>.

<2> См.: Иванов А.А. Об основных направлениях совершенствования законодательства о вещных правах // Вестник гражданского права. 2008. N 4.

Традиция триады собственнических правомочий (владение, пользование, распоряжение), через которые осуществляется характеристика права собственности в действующем ГК РФ, впервые в России была законодательно закреплена в ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи, откуда перешла в ГК РСФСР 1922 г., а затем в ГК РСФСР 1964 г. <3>.

<3> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юрид. лит., 1991. С. 23.

Поскольку правовой статус субъекта права собственности закономерно влияет на соответствующую форму собственности, форма собственности хозяйственных обществ находит отражение и в содержании права собственности указанных лиц.

В том случае, когда индивидуальный собственник осуществляет право собственности, он своей волей и в своем интересе реализует власть над имуществом (принимает решение о совершении действия и совершает действие), тогда как при множественности состава участников реализация такими "корпорированными" собственниками возможностей владения, пользования, распоряжения имеет иной характер <4>. И если воля индивида - это его самостоятельная целеустремленность на выполнение тех или иных действий, которые выражаются в волевых актах <5>, то в корпоративных отношениях возникает "психическое множество отдельных воль, которое становится единством через множество волевых операций" <6>.

<4> См.: Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2004.
<5> Философский словарь. М., 1968. С. 128.
<6> Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 128.

При осуществлении правомочий собственности в хозяйственном обществе в силу множественности субъектов присвоения возникает необходимость в порядке принятия ими общих решений о реализации владения, пользования и распоряжения, а также в порядке фактической реализации данных экономических возможностей.

Полагаем, что К.И. Скловский совершенно прав, когда пишет, что "мы обнаруживаем нетождественность, пестроту разных владений и пользований у разных лиц в зависимости от степени присвоения ими вещи..." <7>.

<7> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 5-е изд., перераб. М.: Статут, 2010. С. 128.

Основная особенность права собственности хозяйственного общества заключается в единстве правовых возможностей учредителей (участников) и юридического лица на имущество юридического лица.

Реализуя свои права участия через принятие решений высшим органом юридического лица - общим собранием, учредители (участники) тем самым образуют основную волю юридического лица, поскольку к компетенции общего собрания относятся наиболее важные вопросы реализации правомочий владения, пользования, распоряжения имуществом <8>.

<8> См.: Пахомова Н.Н. Указ. раб.

Безусловно, даже владея 1% акций, участник акционерного общества, любой участник общества с ограниченной ответственностью вправе, например, обратиться в суд с иском к исполнительным органам о возмещении причиненных обществу убытков (п. 2 ст. 71, п. 5 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах"; п. 5 ст. 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Любой участник общества с ограниченной ответственностью может обжаловать решения высшего органа - общего собрания.

В то же время мы не можем в полной мере согласиться с мнением Н.Н. Пахомовой о том, что каждый участник обладает правомочием владения (закрепляющим меру его возможного воздействия на объединенное имущество в натуре), правомочием пользования (закрепляющим меру возможного извлечения потребительных свойств объединенного имущества), правомочием распоряжения (закрепляющим меру возможного определения судьбы объединенного имущества) и обязанностями по допуску других участников к реализации этих правомочий <9>. Мы полагаем, что каждый из участников общества может осуществлять влияние на реализацию правомочий пользования и распоряжения, но не владения имуществом общества. Владение собственностью, по нашему мнению, осуществляется обществом без участия акционеров либо владельцев долей.

<9> См.: Там же.

Аргументируем изложенную позицию, рассмотрев теоретические аспекты осуществления указанных правомочий в хозяйственном обществе.

Первым правомочием называют владение, которое определяется как юридически обеспеченная возможность фактического господства над имуществом, проявляющаяся в возможности обладать им, держать его в своих руках, числить на балансе, беспрепятственно воздействовать на свое имущество <10>, на основе чего некоторые авторы определяют владение как обладание <11>. Иногда в право владения включают обязанность лица создать необходимую имущественную базу для осуществления законной деятельности <12>. При характеристике права владения имеет значение определение правового основания (титула) владения, законность которого придает ему правовую охрану и возможность его защиты.

<10> См.: Агарков М.М. Основные принципы советского гражданского права // Советское государство и право. 1947. N 11. С. 41; Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948. С. 340; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 82.
<11> См.: Еремеев Д.Ф. Право личной собственности в СССР. М., 1958. С. 24; Федотовская З.А. Право личной собственности на жилой дом. М., 1963. С. 66.
<12> См.: Кудрявцева Г.А. Материальная основа деятельности общественных организаций на современном этапе. М., 1988. С. 117.

В общем, правомочие владения хозяйственного общества имуществом следует определять как правовую возможность лица иметь определенное имущество на своем балансе, которое необходимо для выполнения целей и задач, установленных в законе о его создании.

Очевидно, что вопросы владения вряд ли будут предметом рассмотрения на общем собрании либо с какими-то нарушениями будут осуществляться исполнительными органами, поэтому мы не усматриваем существенных особенностей при осуществлении указанного правомочия, поскольку хозяйственное общество как любой субъект реализует данное правомочие самостоятельно, без участия третьих лиц (в том числе участников). Учредители общества, наделяя его имуществом, добровольно определяют его судьбу, а именно передают владение хозяйственному обществу.

Хозяйственное общество помимо права владения обладает правом пользования имуществом, благодаря которому использует свое имущество так, как необходимо организации для достижения собственных частных целей и задач.

В цивилистической литературе пользование обозначают как употребление вещи для достижения тех или иных целей, в частности для удовлетворения каких-либо потребностей, а также для извлечения доходов <13>. М.К. Васюнин определяет пользование как "фактическое применение объектов присвоения в соответствии с их назначением в качестве средств производства или предметов потребления, извлечение из них полезных свойств" <14>.

<13> См.: Агарков М.М. Указ. раб. С. 41.
<14> Васюнин М.К. Государственная социалистическая собственность на средства производства. Саратов, 1973. С. 17 - 18.

Некоторые авторы смешивают понятие пользования с использованием, присвоением, владением. Например, М.В. Колганов указывает на то, что "пользование - это присвоение продуктов природы в целях удовлетворения личных потребностей, например присвоение воздуха, воды для питья и других полезных продуктов природы, которые не являются чьей-либо собственностью" <15>.

<15> Колганов М.В. Собственность в период перехода к коммунизму. М., 1963. С. 6.

Право пользования хозяйственного общества принадлежащим ему на праве собственности имуществом следует определять как правовую возможность эксплуатации, предпринимательского и иного использования путем извлечения полезных свойств в соответствии с назначением имущества в хозяйственных целях.

Пользование имуществом тесно связано с правомочием распоряжения. Соответственно, когда собственник сам осуществляет пользование и распоряжение, вопрос о том, что относится к пользованию, а что к распоряжению, носит отвлеченный характер и практического значения не имеет <16>. Однако это не означает, что в ряде случаев возможно совпадение распоряжения и пользования <17>, поскольку это все-таки самостоятельные правомочия, несмотря на то что выступают элементами одного субъективного права.

<16> См.: Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. М.: Юрист, 2007. С. 112.
<17> См.: Толстой Ю.К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 150, 153.

Несомненно, право распоряжения является центральным элементом права собственности, поскольку именно оно отличает собственника имущества от иного его владельца и пользователя. Обычно право распоряжения определяют как право собственника "своим волевым актом устанавливать те или иные правоотношения с другими лицами по поводу принадлежащих ему вещей" <18>.

<18> Генкин Д.М. Указ. соч. С. 116.

Следует согласиться, что термин "установление" в данном случае надо понимать в широком смысле <19>, поскольку, порождая (устанавливая) своим волевым актом новое правоотношение, организация может изменять или прекращать существующее (например, при продаже имущества возникает обязательственное правоотношение продажи, но прекращается право собственности у продавца, а при сдаче в аренду правоотношение собственности сохраняется, а актом распоряжения порождается еще новое обязательственное правоотношение - передача имущества во временное владение и пользование). В некоторых случаях акт распоряжения имуществом вообще не устанавливает нового, а только прекращает старое правоотношение, например при использовании потребляемых вещей, в том числе денег.

<19> См.: Лялин Д.Ю. О содержании права собственности государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов физических лиц" // Банковское право. 2007. N 5.

Следовательно, правомочие распоряжения необходимо определять через обеспеченную законом возможность совершения действий, влекущих за собой существенное изменение самой вещи (вплоть до перехода ее в иное состояние) либо ее правовой принадлежности, а также предполагающих возможность такой перемены. Реализация права собственности заключается главным образом в пользовании вещами, принадлежащими собственнику <20>.

<20> Генкин Д.М. Указ. соч. С. 100.

Полагаем, что осуществление принадлежащих хозяйственному обществу правомочий пользования и распоряжения имеет ряд особенностей.

Базовое право, которое предоставлено акционеру (п. 2 ст. 31 Федерального закона "Об акционерных обществах") и посредством которого возможно участие в осуществлении правомочий собственности, - это право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции; для участников общества с ограниченной ответственностью - это соответственно право участвовать в управлении делами общества (п. 1 ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Напомним, что к компетенции общего собрания участников относятся такие значимые вопросы в сфере осуществления правомочий собственности:

в отношении общества с ограниченной ответственностью - определение основных направлений деятельности общества (пп. 1 п. 2 ст. 33 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"), одобрение сделок с заинтересованностью и крупных сделок (ст. 45, 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью") и др.;

в отношении акционерного общества - принятие решений об одобрении сделок с заинтересованностью, крупных сделок; приобретения обществом размещенных акций (пп. 15, 16, 17 п. 1 ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах") и ряд других.

Следовательно, именно общее собрание участников общества определяет основные направления реализации правомочий собственника - хозяйственного общества.

Однако далеко не каждый участник сможет принять такого рода решение, участвовать в осуществлении правомочий собственника. Так, в соответствии с Федеральным законом "Об акционерных обществах" возможность принимать решения, для которых требуется простое большинство голосов (п. 2 ст. 49), например одобрение крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества (п. 2 ст. 79), образование кворума общего собрания (п. 1 ст. 58), есть только у обладателя 50% + 1 акции (либо дробной части акции); более того, для одобрения крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50% балансовой стоимости активов общества, имеется только у обладателя пакета из 75% акций (п. 3 ст. 79).

Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" также предусматривает, что решения принимаются большинством голосов от общего числа голосов участников общества; а в отдельных случаях большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества (пп. 2 п. 2 ст. 33) или единогласно (пп. 3 и 11 п. 2 ст. 33).

Таким образом, фактически осуществлять полномочия собственника один из участников общества с ограниченной ответственностью либо владелец незначительного числа обыкновенных акций не сможет.

При этом Закон устанавливает, что общее собрание акционеров правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества, т.е. 50% + 1 акция (п. 1 ст. 58 Федерального закона "Об акционерных обществах").

При отсутствии одного из акционеров на общем собрании или при его присутствии на нем и голосовании против какого-либо вопроса (требуется не менее чем простое большинство голосов) принятие решений просто блокируется.

Следовательно, обладатель пакета голосующих акций в 50% может не допустить принятия общим собранием нежелательных для себя решений, в том числе связанных с пользованием и распоряжением имуществом.

Однако повторное собрание, созванное взамен несостоявшегося (из-за неучастия в нем акций одного из акционеров), будет правомочным даже при отсутствии такого участника, поскольку законом установлен кворум повторного собрания в количестве 30% акционеров (п. 3 ст. 58 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Следовательно, для принятия решения на повторном собрании при наличии 30% голосов размещенных голосующих акций участников собрания достаточно иметь 16% голосов, чтобы принять необходимое решение без учета мнения остальных акционеров.

Для создания ситуации, когда будет обеспечено отсутствие "лишних" акционеров на внеочередном собрании, могут быть приняты определенные меры: манипуляции с требованием о созыве общего собрания акционеров, манипуляции с правом голоса акций, принадлежащим акционеру, и др. <21>.

<21> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.08.2007 по делу N А38-8209-1/26-2006; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.12.2003 N А74-1209/03-К1-Ф02-4505/03-С2; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.09.2005 N Ф04-5482/2005(14220-А46-16); Постановление ФАС Московского округа от 21.12.2010 N КГ-А40/15529-10 по делу N А40-70662/09-62-530; Постановление ФАС Московского округа от 08.11.2006 N КГ-А40/10690-06 по делу N А40-4289/06-131-26; Постановление ФАС Московского округа от 05.10.2005 N КГ-А41/9300-05; Постановление ФАС Поволжского округа от 06.10.2010 по делу N А65-27613/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.01.2011 по делу N А32-21207/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.10.2007 N Ф08-5672/2007 по делу N А63-15424/2006-С2; Постановление ФАС Уральского округа от 29.08.2011 N Ф09-5071/11 по делу N А71-10692/2010; Постановление ФАС Уральского округа от 16.01.2007 N Ф09-11762/06-С4 по делу N А50-8913/05; Постановление ФАС Уральского округа от 22.07.2003 N Ф09-1870/03-ГК; Постановление ФАС Центрального округа от 09.06.2010 N Ф10-2161/10 по делу N А68-6045/09; Постановление ФАС Центрального округа от 03.02.2010 N Ф10-4437/08(2) по делу N А62-705/2008 // КонсультантПлюс, 2003 - 2011.

В.И. Добровольский приводит следующие схемы недопущения иных акционеров в собрании: например, сослаться на отсутствие в доверенности паспортных данных и (или) места жительства представляемого или представителя (ст. 57 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Кроме того, можно (действуя недобросовестно) указать в сообщении такой адрес, как, например, завод АЗЛК (несколько десятков гектаров земли) или конкретное здание, но с двумя актовыми залами. В одном зале соберутся "свои" (например, акционеры, владеющие 30% голосов размещенных голосующих акций), а в другом - остальные <22>.

<22> См.: Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. М.: Волтерс Клувер, 2006.

Указанная схема традиционно реализуется при так называемых рейдерских захватах хозяйственных обществ, целью которых, как известно, является приобретение права собственности на имущество общества через установление корпоративного контроля над ним. Миноритарный акционер, имеющий 16% голосующих акций общества, используя указанную схему, может производить захват предприятия путем принятия на общем собрании решений о смене генерального директора, дополнительного выпуска акций, переизбрания правления, совета директоров, внесения изменений в устав и т.п. Указанные действия, совершенные на повторном внеочередном общем собрании акционеров, с точки зрения Федерального закона "Об акционерных обществах" будут легитимными.

Возникновение такой ситуации возможно, поскольку Закон разрешает проведение повторных собраний с кворумом в 30%.

Безусловно, следует согласиться с мнением В.В. Добровольского о необходимости исключения (по аналогии с Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью") возможности проведения собрания и принятия каких-либо решений в отсутствие акционеров, обладающих более 51% размещенных голосующих акций, т.е. проведения так называемых повторных собраний <23>.

<23> См.: Там же.

Характерно, что в отличие от акционерного общества понятие "кворум общего собрания" Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" не предусмотрено. Закон лишь устанавливает, что решения на собрании принимаются определенным числом голосов (не менее 2/3, большинством или единогласно) от общего числа всех участников общества. Следовательно, в этом случае вообще не имеет значения, какое количество участников непосредственно присутствует на собрании.

Однако юристы считают, что для гарантированного обеспечения права собственности заинтересованными участниками общества процент участия в уставных капиталах должен быть таким, чтобы обеспечивалась возможность легитимного принятия решения по всем вопросам, связанным с управлением и финансово-хозяйственной деятельностью организации <24>.

<24> См.: Притчина Е. Право для предпринимателя: гарантии и приоритеты // Бизнес-адвокат. 2005. N 19.

Это достигается, во-первых, максимальным участием в уставном капитале: для акционерного общества такое право дает пакет в 75% + 1 акция, для общества с ограниченной ответственностью - 100% долей уставного капитала. Иной процент участия в уставном капитале влечет за собой те или иные риски. Так, В.А. Белов и Е.В. Пестерева указывают, что "приобретение "контрольного пакета"... позволяет осуществлять распоряжение огромными капиталами, во много раз превосходящими средства, затраченные на покупку акций" <25>. С.С. Алексеев также пишет, что, "как только какой-либо акционер оказывается обладателем контрольного пакета акций (т.е. 50% + 1 акция, а лучше больше, совсем прекрасно - 98% или сразу - все 100%), это лицо фактически обретает положение полного, безраздельного собственника всего имущества акционерного общества. То есть не только имущества, соответствующего пакету акций данного лица, а именно всего имущества, притом со всеми преимуществами и особенностями статуса акционерного общества, "верховности" его собственности" <26>.

<25> Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 41.
<26> Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. М.: Норма, 2007. С. 204.

Во-вторых, назначение на все руководящие посты представителей участника также является одной из важных гарантий от недобросовестных действий менеджмента - сговора и содействия перехвату управления. Напомним, что единоличный руководитель хозяйственного общества будет непосредственно от имени общества осуществлять владение, пользование и распоряжение его имуществом, поэтому его роль в осуществлении права собственности весьма существенна.

Итак, обладание акциями и долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в объеме, позволяющем принимать самостоятельно решения на общем собрании, ведет к тому, что такой участник фактически становится собственником имущества организации.

Осуществляя свои права участия через принятие решений высшим органом юридического лица - общим собранием, учредители (участники) тем самым образуют основную волю юридического лица, поскольку к компетенции общего собрания относятся наиболее важные вопросы, в том числе реализации правомочий собственника.

Участники хозяйственного общества (акционеры) могут влиять на реализацию правомочий пользования и распоряжения, но не владения имуществом общества. Владение осуществляется обществом без участия акционеров либо владельцев долей.