Мудрый Юрист

Проблемы обеспечения прав потерпевшего и обвиняемого при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

Овсянников Игорь Владимирович, доктор юридических наук, доцент.

Тенишев Андрей Петрович, аспирант НОУ "Академия права и управления" (г. Москва).

Обеспечение прав потерпевшего и обвиняемого при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является существенным условием соблюдения прав граждан России при проведении уголовно-процессуальных мероприятий. По мнению автора, соблюдение подсудимым условий, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, не может служить основанием для лишения его права на непосредственное исследование доказательств в суде. Выводы, изложенные автором, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: досудебное соглашение о сотрудничестве, Уголовно-процессуальный кодекс, потерпевший, подсудимый.

The problem of ensuring the rights of the victim and the defendant at the conclusion of the pre-trial agreement on cooperation

I.V. Ovsyannikov, A.P. Tenishev

Ensuring of rights of the victim and the defendant at the conclusion of the pre-trial agreement on cooperation is a significant condition for observance of human rights during criminal procedural activities. According to the author observance of conditions provided by pre-trial agreement on cooperation cannot be a ground of deprivation of defendant's rights to examine evidence in the court. The conclusions made in the article may be used I law-application practice.

Key words: pre-trial agreement on cooperation, Criminal Procedure Code, victim, defendant.

Верховный Суд РФ в Определении от 14 марта 2011 г. N 33-О11-3 указал: "В соответствии с ч. 3 ст. 317.6 УПК РФ в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, уголовное дело может быть рассмотрено в общем порядке лишь в случае, если суд установит, что предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 317.6 УПК РФ условия не соблюдены. По настоящему делу эти условия были соблюдены.

По смыслу ст. 317.6 УПК РФ возражение потерпевших против рассмотрения дела в особом порядке не является основанием для изменения порядка рассмотрения дела и не влечет рассмотрение дела в общем порядке".

Конституционный Суд РФ в Определении от 2 ноября 2011 г. N 1481-О-О по жалобе граждан В.С. Ковальчука и Т.Н. Ковальчук на нарушение их конституционных прав частью второй ст. 317.6 УПК РФ указал: "Нормы главы 40.1 УПК Российской Федерации не предусматривают участие потерпевшего или гражданского истца в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и не ставят в зависимость от его волеизъявления саму возможность использования данного соглашения по уголовному делу и назначения более мягкого наказания лицам, содействовавшим следствию. Такое ограничение прав участников уголовного процесса, признанных потерпевшими или гражданскими истцами по уголовному делу, допускается в целях защиты прав и законных интересов других лиц и организаций от преступлений, возмещения причиненного вреда, восстановления конституционных прав и свобод, что соответствует конституционно оправданным целям (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации, пункт 1 части первой ст. 6 УПК Российской Федерации)".

Однако в том же Определении Конституционный Суд РФ сформулировал и такую правовую позицию: "По смыслу данных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при проведении судебного заседания в порядке статьи 317.7 УПК Российской Федерации потерпевший может отстаивать свою позицию по существу рассматриваемых вопросов и участвовать в их исследовании в условиях непосредственности и устности.

Таким образом, данные законоположения не лишают потерпевшего права возражать против рассмотрения в особом порядке уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а в случае несогласия с принятым по его ходатайству решением суда - обжаловать это решение в вышестоящий суд посредством принесения жалобы на приговор".

Возникает вопрос: как же обеспечить права потерпевшего, желающего отстаивать в суде свою позицию по существу рассматриваемых вопросов и участвовать в их исследовании в условиях непосредственности и устности, что возможно лишь при общем порядке судебного разбирательства?

На наш взгляд, дополнительной процессуальной гарантией прав потерпевшего могло бы стать закрепление в ст. 317.5 УПК РФ обязанности прокурора тоже учитывать мнение потерпевшего в случае его участия в уголовном судопроизводстве при вынесении представления об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

В соответствии с ч. 3 ст. 317.7 УПК РФ только государственный обвинитель подтверждает в судебном заседании активное содействие подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Но это мог бы делать и потерпевший, особенно в части розыска имущества, добытого в результате преступления. Полагаем, что действующий уголовно-процессуальный закон не запрещает суду выяснять эти обстоятельства и в ходе допроса потерпевшего и принимать его показания во внимание при постановлении приговора.

Когда речь заходит об упрощении судебной процедуры, затрагивающем такие незыблемые принципы судопроизводства и общие условия судебного разбирательства, как назначение уголовного судопроизводства, состязательность сторон, презумпция невиновности, обеспечение права на защиту, непосредственность исследования всех доказательств, пределы судебного разбирательства, всегда надо помнить о главном условии - непременном сохранении всех процессуальных гарантий прав личности (потерпевшего, обвиняемого и других).

В качестве одной из таких гарантий можно предложить закрепить в ст. 317.6 УПК РФ в качестве одного из условий применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, согласие подсудимого с предъявленным обвинением. При отсутствии такого согласия, а тем более при желании подсудимого доказывать в суде свою невиновность или виновность меньшей степени, особый порядок, очевидно, применять нельзя.

Сейчас же УПК РФ и п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" решение вопроса о проведении судебного заседания в особом либо общем порядке, если с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, ставят в зависимость в основном от того, "подтверждены ли государственным обвинителем основания, в силу которых с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве".

По нашему мнению, было бы неправильно лишать подсудимого права на непосредственное исследование в суде доказательств, на полноценную защиту в суде от обвинения только потому, что он соблюдал все условия и выполнил все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве. Поэтому при отсутствии согласия такого подсудимого с предъявленным ему обвинением судебное разбирательство должно проводиться в общем порядке.

При этом даже при общем порядке судебного разбирательства должны выполняться требования ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ и наказание должно назначаться подсудимому с учетом положений частей второй и четвертой ст. 62 УК РФ, а по усмотрению суда с учетом положений ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ ему могут быть назначены более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания.

Тогда логичен был бы и следующий шаг: в ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ следует предусмотреть возможность реализации по решению суда не только особого, но и общего порядка судебного разбирательства. Общий порядок необходим при несогласии подсудимого с предъявленным обвинением или (и) в некоторых случаях при возражении потерпевшего против проведения судебного разбирательства в особом порядке.

Из того, что в главе 40.1 УПК РФ предусмотрен лишь особый порядок судебного разбирательства, можно сделать вывод о том, что законодатель неоправданно связывает судебное производство в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве только с особым порядком принятия судебного решения. Полагаем, что в главе 40.1 УПК РФ законодатель необоснованно смешал два различных правовых института: институт особого порядка судебного разбирательства и институт досудебного соглашения о сотрудничестве.

Если разделить эти два института, то последний из них (предусмотренный главой 40.1 УПК РФ) можно, очевидно, будет применять по уголовным делам и о тех преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, превышает 10 лет лишения свободы, с последующим рассмотрением этих дел в общем порядке уголовного судопроизводства. Пока же рассмотрение судом уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в особом порядке противоречит нормам главы 40 УПК РФ в том случае, если это уголовное дело о преступлении, наказание за которое, предусмотренное УК РФ, превышает 10 лет лишения свободы.

В качестве же радикального решения обозначенных проблем можно предложить законодателю в разделе X УПК РФ решение вопроса о проведении судебного заседания в особом либо общем порядке ставить в зависимость не от того, заключено ли досудебное соглашение о сотрудничестве, соблюдал ли обвиняемый все условия и выполнил ли он все обязательства, предусмотренные этим соглашением, а лишь от того, имеются ли основания и выполнены ли условия, закрепленные в ст. 314 и 315 УПК РФ как необходимые для применения особого порядка принятия судебного решения. При этом название главы 40.1 можно было бы изложить, например, в такой редакции: "Порядок уголовного судопроизводства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве", а саму главу, регламентирующую такой порядок, поместить в часть четвертую УПК РФ.