Мудрый Юрист

Правовые мотивы и последствия принятия постановления конституционного суда России от 29 марта 2011 года № 2-п

Любитенко Дмитрий Юрьевич, кандидат юридических наук, старший консультант-эксперт отдела правовой экспертизы правового управления аппарата Волгоградской областной Думы.

Статья посвящена правовому анализу мотивов принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 4 части 1 статьи 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой муниципального образования - городского округа "Город Чита". Автор, высказывая критическое мнение относительно обоснованности указанных мотивов, рассматривает возможные последствия принятия исследуемого судебного акта.

Ключевые слова: Конституционный Суд; недополученные доходы; тарифы для населения; коммунальные услуги.

Legal reasons and consequences of the adoption of the decision of the Constitutional Court of the Russia decision N 2-P of March 29, 2011

D.Yu. Lyubitenko

Lyubitenko Dmitry Yurievich, candidate of laws, senior consultant-expert of legal department of the Volgograd regional Duma.

The article is devoted to the legal analysis of the grounds for the adoption of the Constitutional Court of the Russian Federation decision No 2-P of March 29, 2011 "On the case on the verification of constitutionality of the Federal Statute "On general principles of organization of local self-government in the Russian Federation". Expressing critical opinions about the validity of these reasons author considers the possible consequences of the adoption of this judicial act.

Key words: Constitutional Court; revenue; tariffs for the population; utility.

В 2011 г. Конституционным Судом РФ был принят ряд судебных актов, существенным образом влияющих на развитие отечественного права. Одним из таких решений можно считать Постановление Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 4 части 1 статьи 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой муниципального образования - городского округа "Город Чита" <1>. Данным Постановлением, как следует из его резолютивной части, было признано неконституционным положение п. 4 ч. 1 ст. 16 указанного Федерального закона, относящее к вопросам местного значения городского округа организацию в границах городского округа теплоснабжения населения. Названное законоположение признано неконституционным "в той мере, в какой оно в системе действующего правового регулирования служит нормативно-правовым основанием для возложения на городские округа финансовых обязательств по возмещению теплоснабжающим организациям дополнительных расходов, обусловленных установлением уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации тарифа на их услуги для населения на уровне ниже экономически обоснованного, при отсутствии принятого в установленном федеральным законом порядке закона субъекта Российской Федерации, наделяющего органы местного самоуправления соответствующими полномочиями с предоставлением необходимых для их реализации, включая компенсацию межтарифной разницы, финансовых и материальных средств".

<1> СЗ РФ. 2011. N 15. Ст. 2190.

Одновременно Конституционный Суд РФ в описательно-мотивировочной и, что также важно, в резолютивной части Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П определил уровень бюджетной системы Российской Федерации, ответственный за возмещение теплоснабжающим организациям указанных дополнительных расходов или, как еще их называют, недополученных ("выпадающих") доходов, - уровень субъектов РФ. Тем самым жалоба городского округа "Город Чита" послужила поводом для судебного процесса, посвященного проблеме, которую федеральный законодатель до настоящего времени предпочитал не замечать, - проблеме возмещения ресурсоснабжающим <2> организациям недополученных доходов, обусловленных уже упомянутой межтарифной разницей. Под межтарифной разницей в данном контексте понимается разница между тарифом на коммунальные услуги (ресурсы), утвержденным в установленном законодательством порядке с соблюдением требований, обеспечивающих его доступность для населения, и экономически обоснованным значением, которому должен соответствовать данный тариф (экономически обоснованный тариф), исходя из реальных затрат организаций коммунального комплекса, связанных с оказанием одноименных коммунальных услуг (производством одноименных коммунальных ресурсов). В данном случае понятие "межтарифная разница" употребляется в узком смысле слова. В широком смысле слова под межтарифной разницей обычно понимается весь объем доходов, недополученных ресурсоснабжающей организацией в течение определенного периода в связи с применением тарифа на коммунальные услуги для населения на уровне ниже экономически обоснованного тарифа.

<2> Под понятием "ресурсоснабжающая организация" в данной статье понимаются как теплоснабжающие организации, так и организации коммунального комплекса, предоставляющие иные виды коммунальных услуг (водоснабжение, водоотведение и очистка сточных вод).

Правовые последствия принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П видятся весьма значительными. Во-первых, этот судебный акт носит универсальный характер, поскольку разрешенная в нем проблема выходит за рамки (и без того незаурядного) вопроса организации теплоснабжения. Фактически данная проблема касается и других видов коммунальных услуг (водоснабжение, водоотведение и очистка сточных вод), которые роднит друг с другом общий к регулированию этих услуг подход законодателя. Во-вторых, возникновение межтарифной разницы характерно не только для городских округов, но, иногда даже в большей степени, для иных видов муниципальных образований (городских и сельских поселений), которые связывает единство возложенных на них законодательством вопросов местного значения.

Основная причина возникновения межтарифной разницы в сфере государственного регулирования тарифов (цен) на коммунальные услуги, как нам представляется, заключена в дуализме интересов федерального законодателя, заложником которого, выражаясь фигурально, уже долгие годы является жилищно-коммунальный сектор России.

Регулирование тарифов в области теплоснабжения осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 190-ФЗ "О теплоснабжении" <3>. Согласно ст. 7 названного Закона регулирование цен (тарифов) в сфере теплоснабжения осуществляется в соответствии с принципом обеспечения доступности тепловой энергии (мощности) для потребителей и одновременно в соответствии с принципом обеспечения достаточности средств для финансирования мероприятий по надежному функционированию и развитию систем теплоснабжения. В свою очередь, регулирование тарифов и надбавок в сфере водоснабжения и водоотведения осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" <4>. Здесь мы можем наблюдать аналогичную картину. Общими принципами регулирования тарифов и надбавок на товары и услуги организаций коммунального комплекса - производителей товаров и услуг в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод в соответствии со ст. 3 указанного законодательного акта являются, с одной стороны, установление тарифов и надбавок, обеспечивающих финансовые потребности организаций коммунального комплекса, необходимые для реализации их производственных и инвестиционных программ, а также полное возмещение затрат организаций коммунального комплекса, связанных с реализацией указанных программ, с другой стороны, достижение баланса интересов потребителей товаров и услуг организаций коммунального комплекса и интересов указанных организаций, обеспечивающего доступность этих товаров и услуг для потребителей и эффективное функционирование организаций коммунального комплекса.

<3> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4159.
<4> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 36.

Однако предположение законодателя о возможности принятия решений, удовлетворяющих интересы одновременно и ресурсоснабжающих организаций, и потребителей коммунальных услуг, заключенное в известной пословице "И волки сыты, и овцы целы", сложно отнести к категории добросовестных заблуждений. При всей своей внешней притягательности оно не всегда проходит положительную проверку на практике. При принятии решений об установлении тарифов взаимопротиворечивость (разнонаправленность) вышеприведенных принципов тарифного регулирования нередко проявляется в возникновении межтарифной разницы. При этом существование межтарифной разницы в условиях отсутствия механизмов ее возмещения ресурсоснабжающим организациям можно обоснованно считать пагубным явлением, которое ведет к убыточности сферы производства (оказания) коммунальных услуг. Сложно определить, насколько выигрывает население от подобного патернализма со стороны государства. В краткосрочной перспективе граждане действительно получают коммунальные услуги по цене ниже той, что объективно должны стоить эти услуги. Однако в долгосрочной перспективе невосполнимый износ основных средств коммунального комплекса, вызванный недостаточным финансированием производственных и инвестиционных программ ресурсоснабжающих организаций, неизбежно влечет потерю качества коммунальных услуг и в целом ставит под сомнение возможность их бесперебойного предоставления.

Как обоснованно отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П, федеральное законодательство (применительно к названному Постановлению - законодательство о теплоснабжении) не определяет правовую природу межтарифной разницы. Однако очевидно, что это явление вызвано к жизни практикой административного ограничения роста тарифов на коммунальные услуги. Данное ограничение в настоящее время обеспечивается способами, непосредственно предусмотренными федеральным законодательством. Одним из таких способов является установление предельных (минимального и (или) максимального) уровней тарифов на коммунальные услуги (ресурсы).

В соответствии с пп. 4 п. 2 ст. 7 Федерального закона "О теплоснабжении" федеральный орган исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения устанавливает предельные уровни тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую теплоснабжающими организациями потребителям. Как следует из информационного письма Федеральной службы по тарифам России от 3 мая 2011 г. N СН-3550/5, в настоящее время в связи с отсутствием основ ценообразования в сфере теплоснабжения и правил регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, а также методических указаний по расчету соответствующих тарифов, принятых в соответствии с положениями Федерального закона N 190-ФЗ, при расчете и установлении тарифов на тепловую энергию применяются Постановление Правительства РФ от 26 февраля 2004 г. N 109 "О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации" <5> и Методические указания по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденные Приказом ФСТ России от 6 августа 2004 г. N 20-э/2 <6>.

<5> СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 791.
<6> Российская газета. 2004. 2 ноября.

Установление предельных (минимальных и (или) максимальных) уровней тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую теплоснабжающими организациями потребителям, как следует из п. 5.3.1.11 Положения о Федеральной службе по тарифам, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 332 <7>, отнесено к полномочиям Федеральной службы по тарифам России. Согласно п. 3, 4 Правил государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ "О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации", Федеральная служба по тарифам устанавливает предельные уровни регулируемых тарифов (цен) на тепловую энергию на основании одобренного Правительством РФ прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на очередной год, а также предложений органов регулирования субъектов РФ не позднее двух недель с даты внесения проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год в Государственную Думу Федерального Собрания РФ. Органы исполнительной власти субъектов РФ в области государственного регулирования тарифов до начала очередного финансового года устанавливают на розничном рынке регулируемые тарифы (цены) тепловой энергии в рамках установленных Федеральной службой по тарифам предельных уровней тарифов. Предельные максимальные уровни тарифов на тепловую энергию, поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, в среднем по субъектам РФ на 2011 г., к примеру, были установлены Приказом Федеральной службы по тарифам от 7 октября 2010 г. N 244-э/2.

<7> СЗ РФ. 2004. N 29. Ст. 3049.

Аналогичным образом актами федеральных органов государственной власти ограничен рост тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса, оказывающих услуги в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод. Так, Приказом Федеральной службы по тарифам от 28 октября 2010 г. N 267-э/2 на 2011 г. были установлены предельные индексы максимально возможного изменения установленных тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса, оказывающих услуги в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, с учетом надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса, оказывающих услуги в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, в среднем по субъектам РФ.

Другой способ ограничения тарифов на коммунальные услуги (товары) обусловлен индексированием предельного размера платы граждан за коммунальные услуги, обеспечивающего доступность для граждан совокупной платы за все потребляемые коммунальные услуги, и также вытекает из требований федерального законодательства. В частности, как следует из содержания ст. 6 Федерального закона от 26 декабря 2005 г. N 184-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" и некоторые законодательные акты Российской Федерации" <8>, размер платы граждан за коммунальные услуги, предусмотренные ст. 157 Жилищного кодекса РФ, должен соответствовать предельным минимальным и (или) максимальным индексам. Предельные минимальные и (или) максимальные индексы представляют собой устанавливаемые по муниципальным образованиям на очередной финансовый год, выраженные в процентах индексы минимально и (или) максимально возможного изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, действующие на конец текущего финансового года.

<8> СЗ РФ. 2005. N 52 (ч. 1). Ст. 5597.

Предельные индексы изменения размера платы граждан за коммунальные услуги устанавливаются органом исполнительной власти субъекта РФ по муниципальным образованиям с учетом соотношения платы граждан за коммунальные услуги и затрат на оказание коммунальных услуг. Однако было бы неправильным полагать, что субъекты РФ в данном случае вольны в принятии решений об установлении предельных индексов. Принципы и порядок формирования предельных индексов в настоящее время установлены Основами формирования предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 28 августа 2009 г. N 708 <9>. Расчет предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, в свою очередь, должен производиться в соответствии с Методическими указаниями, утвержденными Приказом Министерства регионального развития РФ от 23 августа 2010 г. N 378 <10>. Данные правовые акты устанавливают детально формализованную процедуру и критерии принятия решений об установлении предельных индексов изменения размера совокупной платы граждан за коммунальные услуги.

<9> СЗ РФ. 2009. N 36. Ст. 4353.
<10> Российская газета. 2010. 24 сент.

В свете вышеизложенного представляется обоснованным следующий вывод: механизмы ограничения уровня тарифов на коммунальные услуги для населения, так же как и для иных категорий потребителей, основаны исключительно на требованиях федерального законодательства, а их соблюдение при принятии соответствующих тарифных решений является не дискретным полномочием (правом), а обязанностью уполномоченных органов исполнительной власти субъектов РФ. Однако при принятии Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П, как следует из содержания данного судебного акта, Конституционный Суд РФ (намеренно или нет) оказался в стороне от исчерпывающего анализа системы действующего законодательства, что во многом и определило характер его правовых позиций.

До принятия Конституционным Судом РФ этого Постановления, как отмечается в данном судебном акте, сложившаяся судебно-арбитражная практика исходила из того, что организация коммунального обслуживания населения в силу положений Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" является вопросом местного значения. Соответственно, суды возлагали финансовые обязательства, связанные с финансированием межтарифной разницы, на местные бюджеты. Примером этому может служить решение Арбитражного суда Воронежской области от 8 октября 2009 г. по делу N А14-2751/2009. В данном случае ресурсоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к муниципальному образованию о взыскании убытков, возникших в связи с невозмещением межтарифной разницы за поставленную тепловую энергию. Суд, руководствуясь расширительным толкованием положения п. 4 ч. 1 ст. 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", указанным решением удовлетворил исковые требования в полном объеме <11>.

<11> СПС "КонсультантПлюс".

Последствия принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П, которым подобное истолкование положения п. 4 ч. 1 ст. 16 указанного Федерального закона было признано неконституционным, также можно проследить на судьбе приведенного выше судебно-арбитражного спора. Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 25 августа 2011 г. решение Арбитражного суда Воронежской области от 4 февраля 2011 г. и Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 апреля 2011 г. по делу N А14-2751/2009/112/14 отменены и дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области. При рассмотрении данного дела суд кассационной инстанции в итоговом судебном акте указал на то, что возложение на муниципальное образование обязанности исполнять финансовые обязательства, возникающие из решений органов исполнительной власти субъектов РФ об установлении тарифов, нарушает не только установленный Бюджетным кодексом РФ принцип самостоятельности бюджетов (ст. 31), но и конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления, в том числе в управлении муниципальной собственностью, формировании и исполнении местного бюджета. При этом суд кассационной инстанции сослался на аналогичные правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в Постановлении от 29 марта 2011 г. N 2-П <12>.

<12> СПС "КонсультантПлюс".

Отправной позицией, которая была положена в основу принятого Конституционным Судом РФ Постановления от 29 марта 2011 г. N 2-П, являлось следующее: "Поскольку возникновение межтарифной разницы служит прямым следствием реализации полномочий по государственному регулированию цен (тарифов) на тепловую энергию, субъектом, обязанным возместить теплоснабжающей организации расходы, обусловленные установлением тарифа на уровне ниже экономически обоснованного, должно быть то публично-территориальное образование, уполномоченным органом которого было принято соответствующее тарифное решение, т.е. по общему правилу субъект Российской Федерации".

Таким образом, Конституционный Суд РФ, возложив бремя возмещения ресурсоснабжающим организациям недополученных доходов, обусловленных установлением тарифа на уровне ниже экономически обоснованного, на публично-территориальное образование, уполномоченный орган которого принял соответствующее тарифное решение (субъект РФ), избрал предельно простой и вместе с тем формальный подход к рассматриваемой проблеме. При этом за рамками судебной логики осталось то немаловажное обстоятельство, что такое тарифное решение принимается отнюдь не произвольно, а в соответствии с императивными требованиями федерального законодательства, которые и диктуют необходимость ограничения роста тарифов. Очевидно, что этой же логикой, возведенной Постановлением Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П в ранг закона, в дальнейшем должны руководствоваться и другие органы государственной власти и организации.

Обратимся еще раз к уже упомянутому Постановлению ФАС Центрального округа от 25 августа 2011 г. В его описательно-мотивировочной части содержится следующее умозаключение: "...функция регулирования тарифов на услуги теплоснабжающих организаций возлагается на Российскую Федерацию и субъекты Российской Федерации совместно, при том что именно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации устанавливают подлежащие применению тарифы на тепловую энергию, поставляемую теплоснабжающими организациями потребителям". То есть в данном судебном акте, как и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П, из причинно-следственной цепочки, которую замыкает явление межтарифной разницы, выпадают ее начальное звено и первопричина - правовое регулирование и тарифные решения Российской Федерации, а соответствующие решения субъектов РФ становятся единственной самостоятельной причиной возникновения этого явления <13>. При этом субъектам РФ, бюджетная автономия которых также гарантирована и Бюджетным кодексом РФ, и в целом федеративным устройством Российского государства, остается по образному выражению "таскать каштаны из огня".

<13> Это мнение разделяет и пресса. К примеру, как отмечает Д. Санжиев, межтарифная разница представляет собой "прямое следствие реализации исключительной прерогативы субъекта Федерации по государственному регулированию цен (тарифов) на тепловую энергию" (см.: Санжиев Д. Местные бюджеты защитил... Конституционный Суд // Экономика и жизнь. 2011. N 15(9381)); http://www.eg-online.ru/article/132263/ (дата обращения - 20 ноября 2011 г.).

Характер правовых последствий, которые влечет принятие Постановления Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П, напрямую связан со сбалансированностью бюджетов субъектов РФ, но этим не исчерпывается. Среди возможных последствий принятия указанного судебного акта необходимо назвать следующие последствия.

  1. Этим Постановлением была признана неправомерной сложившаяся в отдельных субъектах РФ практика предоставления местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации межбюджетных трансфертов в форме субсидий на компенсацию (возмещение) расходов организаций, оказывающих услуги по теплоснабжению населения муниципальных образований.

Как указал Конституционный Суд РФ, субъекты РФ не вправе предоставлять местным бюджетам межбюджетные трансферты целевого назначения на покрытие указанных расходов без наделения органов местного самоуправления соответствующими государственными полномочиями, поскольку это означало бы, по сути, возложение на органы местного самоуправления государственных полномочий в нарушение установленного федеральным законодательством порядка. Это означает, что теперь субъекты РФ обязаны в полном объеме и в безусловном порядке возмещать ресурсоснабжающим организациям недополученные доходы, обусловленные межтарифной разницей, самостоятельно или же передавать соответствующие полномочия органам местного самоуправления, в обязательном порядке предоставляя муниципалитетам субвенции и материальные средства, необходимые для их осуществления.

  1. Объем финансовых претензий, которые могут быть предъявлены ресурсоснабжающими организациями к бюджетам субъектов РФ, существенно выше сложившегося объема недополученных ими доходов в 2011 г. и соответствует объему доходов, недополученных ресурсоснабжающими организациями в течение довольно продолжительного срока <14>. Ранее принятые решения арбитражных судов в соответствии с п. 2 ч. 1 и п. 3 ч. 3 ст. 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ, возложившие возмещение указанных доходов на местные бюджеты, могут быть пересмотрены по новому обстоятельству - признанию Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражными судами. Кроме того, принципиально иным может быть исход арбитражных дел, до настоящего времени находящихся в производстве арбитражных судов. Такие дела (ответчиками в которых до настоящего времени выступали муниципальные образования) могут быть направлены на новое рассмотрение (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 июля 2011 г. по делу N А58-4092/10), что в дальнейшем делает возможным замену ненадлежащего ответчика на субъект РФ.
<14> Чтобы кратко охарактеризовать возможный объем указанных претензий, можно привести в качестве примера город Самару. На 2011 г. только в бюджете данного городского округа по строке "Компенсация выпадающих доходов организациям, предоставляющим жилищные услуги по тарифам, не обеспечивающим возмещение издержек" предусмотрено 285 769,7 тыс. руб. (решение Думы городского округа Самара от 7 декабря 2010 г. N 50 "О бюджете городского округа Самара Самарской области на 2011 год") // СПС "КонсультантПлюс". Данный порядок цифр не является чем-то необычным. Например, в 2007 г. в бюджете города Воронежа на расходы, связанные с компенсацией выпадающих доходов организаций, предоставляющих услуги теплоснабжения, было предусмотрено 838 395 тыс. руб., услуги водоснабжения и водоотведения - 200 832 тыс. руб., при общем объеме доходов городского бюджета, равном 8 696 980,9 тыс. руб. То есть указанные расходы составили около 12% доходов бюджета Воронежа (решение Воронежской городской Думы от 16 марта 2007 г. N 42-II "О бюджете городского округа город Воронеж на 2007 год") // СПС "КонсультантПлюс".

Помимо прочего в ближайшие годы следует учитывать потенциальное продолжение практики административного сдерживания роста тарифов на коммунальные услуги для населения по инициативе, прежде всего, федеральных органов государственной власти. Как следует из Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2012 год и плановый период 2013 - 2014 годов <15>, основное повышение стоимости услуг жилищно-коммунального комплекса в целом по Российской Федерации не превысит 12% при среднегодовом увеличении совокупной стоимости коммунальных услуг (платежей) для населения, не превышающем уровень инфляции. Бремя сопутствующих расходов в рамках Постановления Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П будет возлагаться также на региональный уровень.

<15> Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2012 год и плановый период 2013 - 2014 годов // СПС "КонсультантПлюс".
  1. Реализация механизма возмещения недополученных доходов ресурсоснабжающим организациям ставит под сомнение возможность реализации на территории отдельных субъектов РФ мероприятий Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (Фонд должен быть ликвидирован с 1 января 2013 г.).

Бюджетный кодекс РФ (ст. 69) содержит исчерпывающий перечень возможных форм бюджетных ассигнований. Единственной формой ассигнований, к которым могут быть отнесены ассигнования бюджетов, предназначенные для возмещения ресурсоснабжающим организациям недополученных доходов (межтарифной разницы), являются субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам - производителям товаров, работ, услуг. Данные субсидии в соответствии с п. 1 ст. 78 Бюджетного кодекса РФ предоставляются указанным лицам на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг.

Вместе с тем согласно пп. 8 п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" <16> одним из условий предоставления финансовой поддержки данного Фонда является (дословно) "непредоставление субсидий организациям коммунального комплекса, осуществляющим деятельность в муниципальных образованиях, которым ранее предоставлялась финансовая поддержка за счет средств Фонда и (или) которые претендуют на ее предоставление, на возмещение затрат или недополученных доходов в связи с содержанием объектов, используемых в сфере тепло- и водоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод (за исключением таких субсидий в отношении указанных объектов, которые находятся в границах территорий муниципальных образований, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях)". Данное условие должно выполняться муниципальными образованиями, которым ранее предоставлялась финансовая поддержка за счет средств Фонда, с 1 января 2010 г., муниципальными образованиями, впервые претендующими на предоставление такой поддержки, - с момента подачи субъектом РФ соответствующей заявки.

<16> СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3799.

Указанные требования в системном единстве с правовыми позициями, изложенными в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. N 2-П, фактически будут понуждать органы государственной власти отдельных субъектов РФ балансировать между двумя насущными потребностями, не в полной мере совместимыми друг с другом из-за выявленной непоследовательности в правовом регулировании:

участием в мероприятиях Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, предполагающих получение софинансирования из федерального центра;

в целях обеспечения сбалансированности региональных бюджетов установлением в нормативных правовых актах расходных обязательств, предусматривающих субсидирование ресурсоснабжающих организаций в целях возмещения недополученных ими доходов (межтарифной разницы).

Возьмем на себя смелость предположить, что выбор органов государственной власти субъектов РФ во многих случаях будет сделан в пользу первой потребности <17>. Это означает, что обращение ресурсоснабжающих организаций в суд для возмещения недополученных доходов, обусловленных межтарифной разницей, в ближайший год не войдет в разряд экстраординарных способов реализации ими своего законного права, а останется вполне ординарным способом, отличительной особенностью которого будет выступать лишь новый ответчик - субъект РФ.

<17> Впрочем, со стороны органов государственной власти субъектов РФ возможно использование "смешанного" подхода к проблеме возмещения ресурсоснабжающим организациям недополученных ими доходов (межтарифной разницы), который вместе с тем полностью не решает указанную проблему. Например, в Волгоградской области правовые основания для компенсации ресурсоснабжающим организациям выпадающих доходов, связанных с применением тарифов на коммунальные услуги (ресурсы), утвержденных на уровне ниже экономически обоснованных тарифов, установлены только для ресурсоснабжающих организаций, осуществляющих деятельность на территории муниципальных образований, которым ранее не предоставлялась финансовая поддержка за счет средств Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства и (или) которые не претендуют на ее предоставление (Закон Волгоградской области от 3 ноября 2011 г. N 2244-ОД "Об отдельных вопросах тарифного регулирования на территории Волгоградской области") // СПС "КонсультантПлюс".

Библиографический список

  1. Санжиев Д. Местные бюджеты защитил... Конституционный Суд // Экономика и жизнь. 2011. N 15(9381); http:// www.eg-online.ru/ article/ 132263.