Мудрый Юрист

Особенности правового регулирования процессуального статуса потерпевшего в советский период *

<*> Misnik I.V. Features of law regulation of victim's procedural status in soviet period.

Мисник Ирина Владиславовна, доцент кафедры уголовного процесса Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Восточно-Сибирский институт МВД России", кандидат юридических наук.

Статья посвящена вопросам правового положения потерпевшего по советскому уголовно-процессуальному законодательству. Автором проанализированы основные нормативно-правовые акты, действовавшие в тот период.

Ключевые слова: потерпевший, уголовный процесс, уголовное судопроизводство, процессуальное положение, основы уголовного судопроизводства.

The article is devoted to the problems of procedural status of victim in soviet criminal procedure legislation. The author analyzed basic laws in force in this period.

Key words: victim, criminal procedure, criminal judicial proceeding, procedural standing, basics criminal judicial proceeding.

Первые годы советской власти ознаменовались правовой реформой, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства. Так, в п. 3 ст. 3 Декрета СНК РСФСР N 1 "О суде", принятого 24 ноября 1917 г., устанавливалось, что обвинителями могли выступать все неопороченные граждане обоего пола, в том числе и потерпевшие <1>. Согласно Декрету СНК РСФСР от 4 мая 1918 г. "О революционных трибуналах" <2>, общегражданское обвинение было заменено должностным, но тем не менее за потерпевшими было сохранено право выступать в качестве обвинителя по делам частного обвинения.

<1> Собрание узаконений РСФСР. 1917. N 4. Ст. 50.
<2> Собрание узаконений РСФСР. 1918. N 35. Ст. 471.

В ст. 49 Положения о полковых судах, утвержденного Декретом СНК РСФСР 10 июля 1919 г. <3>, предусматривалось участие потерпевшего по всем уголовным делам, независимо от участия в деле должностного обвинителя. Потерпевший имел в процессе все права стороны: участвовать в исследовании доказательств, выступать в прениях, обжаловать приговор, участвовать в кассационном рассмотрении дела <4>.

<3> Собрание узаконений РСФСР. 1919. N 31 - 32. Ст. 326.
<4> Шейфер С.А., Лазарева В.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии: Учебное пособие. Куйбышев: Изд-во Куйбышев. гос. ун-та, 1979. С. 5.

В рассматриваемый период существовало три категории дел: дела публичного обвинения; дела частного обвинения; дела частно-публичного обвинения.

В ст. 10 УПК РСФСР 1922 г. <5> устанавливалось, что дела частного обвинения (ст. 103, ч. 1 ст. 157, ст. ст. 172, 173, 174, 175 УК РСФСР) возбуждались не иначе, как по жалобе потерпевшего, и подлежали прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до вступления приговора в законную силу. Однако в ч. 2 данной статьи был предусмотрен случай, когда потерпевший был лишен этой возможности - в случае, если прокуратура признавала необходимым выступить в процессе в целях охраны публичного интереса. В ст. 11 УПК РСФСР было закреплено, что дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 153, 166, 167, 169, 198 и 199 УК РСФСР, возбуждались не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением сторон не подлежали. Потерпевший признавался стороной в процессе не только по делам частного обвинения, но также в случае предъявления им гражданского иска. В обязанности следователя входило разъяснение потерпевшему права предъявить гражданский иск, а также принять меры к его обеспечению (ст. ст. 122, 124 УПК РСФСР).

<5> Собрание узаконений РСФСР. 1922. N 20 - 21. Ст. 230.

Также потерпевший, в тех случаях, когда ему предоставлялось право поддержания уголовного обвинения, мог иметь в качестве представителя члена коллегии защитников, близких родственников, законных представителей, уполномоченных профсоюзов (ст. 55 УПК РСФСР).

На предварительном следствии потерпевший имел право: присутствовать при производстве осмотра, допроса и других следственных действиях, задавать вопросы свидетелям и экспертам с разрешения следователя (ст. 117 УПК РСФСР), иметь переводчика и др.

Следует, однако, отметить, что права потерпевшего в УПК РСФСР 1922 г. были несравнимо ничтожны, по сравнению с правами подозреваемого, обвиняемого. Так, на стадии предварительного следствия в случае, если следователь признавал экспертизу недостаточно ясной или неполной, он был вправе как по собственной инициативе, так и по ходатайству обвиняемого назначить новое производство экспертизы (ст. 177 УПК РСФСР), потерпевший был лишен этого права. По окончании предварительного следствия следователь был обязан ознакомить обвиняемого с материалами уголовного дела, а если последний посчитает нужным дополнить предварительное следствие, то следователь обязан был сделать это (ст. ст. 211, 212 УПК РСФСР). Потерпевший и в этом случае также был бесправен.

После принятия УПК РСФСР 1923 г. <6> потерпевший и вовсе был обречен на полную пассивность как участник уголовно-процессуальных отношений. В частности, на стадии предварительного следствия он имел право заявлять ходатайства о допросе свидетелей, экспертов и собирании других доказательств, если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, могут иметь значение для дела (ст. 112 УПК), приносить жалобы на действия следователя (ст. 212 УПК РСФСР). В суде же принимал участие лишь как свидетель. П. Купко верно охарактеризовал процессуальное положение потерпевшего в тот период: "он... не имеет права не только выступать с обвинительной речью, но и задавать вопросы обвиняемому и свидетелям в процессе судебного разбора дела" <7>.

<6> Собрание узаконений РСФСР. 1923. N 7. Ст. 106.
<7> Купко П. Права потерпевшего в уголовном процессе // Советская юстиция. 1939. N 15, 16. С. 25.

Участие потерпевшего и в следственных действиях не было отражено в УПК 1923 г. И лишь по делам частного обвинения, а также в случае заявления потерпевшим гражданского иска ему предоставлялись права участника уголовного процесса.

Таким образом, потерпевший в течение последующих 36 лет (вплоть до принятия Основ уголовного судопроизводства в 1958 г. <8>, а также УПК 1960 г. <9>) являлся полноправным участником уголовного судопроизводства только в двух случаях: по делам частного обвинения, выступая в качестве частного обвинителя, и будучи гражданским истцом, а в целом по своему процессуальному статусу он был приравнен к свидетелю, отличаясь от последнего лишь тем, что на предварительном следствии он пользовался правом заявлять ходатайства и отвод следователю. Следует согласиться с мнением ученых-процессуалистов, утверждавших, что "...потерпевший по ранее действовавшему законодательству был поставлен в неравное положение с обвиняемым... а поэтому в полной мере не имел возможности защищать свои права и законные интересы" <10>.

<8> Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. N 1. Ст. 15.
<9> Ведомости Верховного Совета СССР. 1960. N 40. Ст. 592.
<10> Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск: Изд-во БГУ им. Ленина, 1970. С. 95; см. подробнее: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1968. С. 254 - 255.

Основы уголовного судопроизводства 1958 г., а также принятый позже УПК 1960 г. существенно изменили правовое положение потерпевшего, не только предоставив ему права по защите своих нарушенных преступлением законных интересов, но и признав его участником уголовного судопроизводства.

В Основах уголовного судопроизводства 1958 г. впервые было закреплено понятие потерпевшего. Согласно ст. 24 Основ (ст. 53 УПК 1960 г.) потерпевшим признавалось лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Безусловным достоинством Основ, на мой взгляд, являлось расширение оснований для признания лица потерпевшим - моральный вред становится самостоятельным основанием для признания лица потерпевшим (ч. 1 ст. 53 УПК 1960 г.).

Существенной новеллой данного законодательного акта стало выведение показаний потерпевшего из разряда свидетельских в ранг самостоятельного источника доказательств по уголовному делу (ст. 16 Основ, ч. 2 ст. 69, ст. 75 УПК 1960 г.).

Лицо, пострадавшее от преступления, могло вступить в процесс в качестве участника уголовно-процессуальных отношений только с момента признания его потерпевшим в установленном законом порядке. Следователь, орган дознания, прокурор, суд (судья), установив, что преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред гражданину, выносили постановление (определение) о признании лица потерпевшим.

Потерпевший, согласно ст. 24 Основ уголовного судопроизводства, ч. 2 ст. 53 УПК 1960 г., был наделен следующими правами: давать показания по делу, представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела с момента окончания предварительного следствия, заявлять отводы, приносить жалобы на действия органа дознания, следователя, прокурора и суда, а также на приговор и определения суда и постановления народного судьи, поддерживать обвинение во время судебного разбирательства во всех случаях, предусмотренных законодательством союзных республик; иметь своего представителя на дознании, предварительном следствии и в суде. В случае если потерпевшему был причинен имущественный вред, он имел право предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск (ст. 25 Основ). Кроме того, ему предоставлялось право участвовать с разрешения следователя в отдельных следственных действиях (осмотр, обыск, следственный эксперимент и др.).

На стадии судебного разбирательства потерпевший пользовался равными правами с другими участниками процесса (обвинителем, подсудимым, защитником, гражданским истцом, гражданским ответчиком): присутствовать в зале судебного заседания в течение всего разбирательства по уголовному делу, пользоваться родным языком и услугами переводчика, знать состав суда и заявлять отводы (ст. 272 УПК РСФСР); знать свои права (ст. 274 УПК РСФСР); заявлять ходатайства и высказываться по поводу ходатайств, заявленных другими лицами (ст. 276 УПК РСФСР) и др.

В ст. 24 Основ уголовного судопроизводства потерпевшему было предоставлено право обжаловать приговор или определение суда, а также постановление народного судьи в течение семи суток со дня провозглашения приговора (ст. 328 УПК 1960 г.). Потерпевший вправе был знакомиться с поступившими в суд жалобами других участников процесса или протестом прокурора и подать на них свои возражения. Суд первой инстанции обязан был известить потерпевшего и предоставить ему возможность ознакомиться с жалобами или протестом. Возражения потерпевшего приобщались к делу или направлялись в дополнение к делу в течение суток в соответствии со ст. 327 УПК 1960 г. Потерпевший также был наделен правом в любое время представлять в суд кассационной инстанции дополнительные материалы, но до дачи прокурором заключения (ст. 337 УПК 1960 г.). Возможность принять участие в заседании суда кассационной инстанции является, по-моему, одной из надежных гарантий защиты прав и законных интересов потерпевшего.

Таким образом, потерпевший стал реально достаточно самостоятельным участником уголовного судопроизводства не только на стадии предварительного следствия, судебного разбирательства в суде первой инстанции, но и в стадии кассационного производства, где ему были предоставлены необходимые возможности для отстаивания, защиты своих законных прав и интересов, нарушенных преступлением.

Важнейшим событием в развитии России стало принятие 12 декабря 1993 г. Конституции РФ, отразившей кардинальные изменения, произошедшие в социальной, экономической и политической жизни российского общества.

В действовавшем же в это время уголовно-процессуальном законодательстве наблюдалось явное несоответствие конституционным нормам, несмотря на многочисленные внесенные изменения <11>. В качестве приоритетных целей советского уголовного судопроизводства было закреплено быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ч. 1 ст. 2 УПК 1960 г.). В этой норме ни слова не говорилось о приоритете прав лиц, потерпевших от преступлений. В ч. 3 ст. 123 Конституции РФ установлено, что судопроизводство осуществляется на основах состязательности и равноправия сторон. Однако дисбаланс процессуального статуса потерпевшего, его представителей и правового положения подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, его защитника всегда был налицо и достаточно активно усиливался. Совершенно верно отмечал А. Бойков: "Парламент России, озабоченный поиском гарантий прав личности, внес в последнее время ряд изменений и дополнений в УПК РСФСР, направленных на обеспечение прав подозреваемого и обвиняемого (выделено А. Бойковым), которые, нередко превышая реальные возможности правоохранительной системы, вступают в противоречие с принципами процессуального регулирования и со здравым смыслом. Между тем не было проявлено ни малейшего внимания к потерпевшему (выделено А. Бойковым), который на протяжении всей истории советского уголовного судопроизводства оставался фигурой бесправной" <12>. Так, в отличие от подсудимого и защитника, наделенных правом участвовать в судебных прениях по любому уголовному делу, потерпевший и его представитель, согласно закону, вправе были выступать в прениях лишь по весьма ограниченному кругу преступлений: 1) либо по делам частного обвинения (ч. 2 ст. 53, ч. ч. 1, 2 ст. 295, ст. ст. 36, 421 и 447 УПК РСФСР); 2) либо подсудных суду с участием присяжных заседателей и т.п. Было очевидно, что к моменту принятия Конституции РФ УПК РСФСР 1960 г. устарел и нуждался в серьезной переработке. Возникла необходимость в проведении судебно-правовой реформы, призванной изменить существующее положение. В результате Государственной Думой РФ 22 ноября 2001 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс РФ (в дальнейшем сокращенно - УПК РФ), вступивший в действие с 1 июля 2002 г. Ученые охарактеризовали данный закон "как значительный шаг вперед в развитии демократических начал российского уголовного судопроизводства" <13>. И подтверждением этому служит тот факт, что в качестве первоочередной важнейшей задачи российского уголовного судопроизводства закреплена защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений (ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Существенные изменения претерпели многие положения, в том числе и процессуальное положение потерпевшего. Потерпевшими отныне могут быть признаны не только физические, но и юридические лица.

<11> В УПК 1960 г. было внесено более 400 изменений.
<12> Бойков А. В дебрях судебно-правовой реформы // Законность. 1993. N 3. С. 11.
<13> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО "ТК Велби", 2003. С. 6.

Итак, в советский период потерпевший на протяжении длительного времени (вплоть до принятия Основ уголовного судопроизводства 1958 г., УПК 1960 г.) являлся самостоятельным участником уголовного судопроизводства только в двух случаях: по делам частного обвинения, выступая в качестве частного обвинителя, и будучи гражданским истцом, а в целом по своему процессуальному статусу он был приравнен к свидетелю.

Основы уголовного судопроизводства 1958 г. и УПК 1960 г., несмотря на свои недостатки, были прогрессивны для своего времени. Существенное расширение прав потерпевшего, по сравнению с ранее действовавшим советским уголовно-процессуальным законодательством, способствовало тому, что он стал обладателем, в принципе, более широких возможностей для защиты своих прав и законных интересов, нарушенных преступлением.

После вступления УПК РФ в законную силу потерпевшими могут быть признаны не только физические, но и юридические лица. В ч. 2 ст. 42 УПК РФ закреплены новые права, которыми потерпевшего наделил уголовно-процессуальный закон: право знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, получать копии постановления о возбуждении уголовного дела и т.д.