Мудрый Юрист

Идеи примирения и посредничества в истории становления русской правовой мысли *

<*> Karjagina O.V. The idea of conciliation and mediation in the history of Russian right thoughts.

Карягина Оксана Владимировна, заведующая кафедрой уголовного права и процесса Таганрогского института управления и экономики, адвокат Адвокатской палаты РО.

Статья посвящена анализу истории становления идей примирения и посредничества в русской правовой мысли, обусловленной историческими, национальными традициями и правовой культурой народа. Изучение накопленного опыта реализации этих идей в процессе правопреемства позволяет использовать его при оценке прошлого права и выработке принципов построения новой правовой системы.

Ключевые слова: примирение, посредничество, правопреемство, философия права, правовая история, история правовой мысли, мораль, право, Древняя Русь.

The article is devoted to the analysis of the history of ideas conciliation and mediation in the Russian right thoughts, due to historical, national traditions and legal culture of the people. The study of the experience of implementation of these ideas in the process of succession it can be used in the assessment of the past rights and the elaboration of the principles of building a new legal system.

Key words: conciliation, mediation, succession, philosophy, law, legal history, history of legal thought, morals, law, the Ancient Rus.

В последнее время становится все более очевидной обусловленность российских государственно-правовых реалий историческими и национальными традициями, правовой и политической культурой, его ментальностью и т.д. Чтобы история работала и приносила пользу, следует в большей мере учитывать ее рекомендации в процессе становления примирительных процедур, которые берут свое начало в глубокой древности и, пройдя длительный путь развития, становятся востребованными в современной правовой системе в форме медиации. Примирительные процедуры в современной теории и истории государства и права рассматриваются как процесс обогащения юридического опыта. Именно в них происходит переход права из одного состояния в другое с отказом от устаревших институтов и норм и с возникновением новых правоотношений, отвечающих потребностям изменившегося общества.

Преемственность в праве позволяет рассмотреть процесс: как из недр истории права постепенно возникают точки роста нового правосознания и новых правоотношений, которые базируются не только на изменениях способа производства, но и на приспособлении юридических конструкций к новым реалиям, а также выработке конкретных норм материального и процессуального права, отражающих новые общественные отношения <1>. Без учета тонкостей юридической техники часто непонятно появление конкретных юридических конструкций, связанных с трансформацией способов мирного урегулирования юридических конфликтов.

<1> Андреева О.А. Проблема преемственности в истории российского права // История государства и права. 2009. N 7. С. 14.

Модернизация политико-правовой системы должна учитывать традиционные для российского общества и государства ценности, выработанные в ее правовой истории. В процессе исторического развития неизбежно возникают разрывы между существовавшими и нарождающимися институтами права, что и произошло с институтом примирения в современной юстиции. Поэтому преемственность в праве можно рассматривать как некий исторический интервал, в рамках которого происходит модернизация институтов права, т.е. процесс их приспособления к новым российским социально-экономическим реалиям. Осмысление идей примирения и посредничества в русской философии права позволяет глубже понять их современное состояние и сформулировать дальнейшее развитие.

В правовой литературе существует мнение, что идеи посредничества не характерны для отечественной философской и политико-правовой традиции, а скорее заимствованы из политико-правовых учений западноевропейской правовой культуры <2>. Однако исследование исторического наследия русских мыслителей позволяет утверждать, что применение посреднических процедур выступает неотъемлемой частью в том числе и русской правовой культуры. Так, первые сведения об использовании примирительных процедур при разрешении споров у славянских народов относятся ко времени появления понимания "необходимости заключать перемирие". В дальнейшем процедура урегулирования споров и конфликтов с использованием примирительных процедур стала источником древнего обряда славян - "побратимства" и превратилась в один из способов ограничения мести.

<2> Карнеев О.В. Третейский суд - альтернативная форма рассмотрения споров, вытекающих из договора перевозки // Арбитражный и гражданский процесс. 1999. N 4. С. 46.

Из истории известно, что славяне не были воинственным народом, а исходя из норм их обычного права, стремились к мирному урегулированию возникающих противоречий, поэтому в Древней Руси широко использовались мировые соглашения, которые вплоть до XX в. назывались "полюбовной сказкой". Они представляли собой обязательства, в силу которых одна сторона, по обоюдному согласию, принимала на себя исполнение каких-либо условий, как, например, уплатить долг к известному сроку, вознаградить другую сторону за причинение той обиды, не наносить впредь оскорблений и др. Следовательно, появление института примирения в "Русской Правде" имело целью исключить месть посредством композиции. Так, ст. 1 указывает: "...если свободный убьет свободного, то мстить могут брат за брата, сын за отца, либо племянники; а если не захотят мстить, то должны заплатить 40 гривен за голову..." <3>. Таким образом, в этой статье указывается способ замены кровной мести экономическими выгодами для потерпевших, что как бы примиряет стороны. В Псковской судной грамоте более четко говорится о примирении в случае возникновения конфликта и его разрешении без участия князя, в частности, в ст. 80 предусматривалась возможность "решения дела миром" в случае драки <4>, что не влекло санкций со стороны власти.

<3> См.: Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990.
<4> См.: Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. Т. 1 / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М.: Юридическая литература, 1984.

Урегулирование споров путем примирительных процедур (мирового соглашения) упоминалось и в новгородских берестяных грамотах. В древнерусских судебных процедурах существовало сочетание и государственного, и третейского судопроизводства. Возглавлял суд князь, но в качестве судей в процессе могли участвовать лица, избранные сторонами. Подтверждение чему можно найти в работах русского профессора истории права И.Д. Беляева, который пишет, что во времена Древней Руси "князь судил не один - на его суде всегда были судьи, представленные тяжущимися сторонами, называвшиеся судными мужами" <5>. Таким образом, они могли выступать в качестве третейского суда на основе взаимного волеизъявления сторон.

<5> Беляев И.Д. История русского законодательства. СПб.: Лань, 1999. С. 89.

В "Слове о полку Игореве", отразившем период феодальной раздробленности Руси в XII - XIII вв., содержится идея объединения государства и централизации власти. От имени киевского князя Святослава автор произведения обращается ко всем русским князьям с призывами примирения и совместного противостояния внешним врагам, забыв споры, конфликты, противоречия, а в их объединении он видит великую и насущную национальную задачу. В этом произведении предпринимается попытка обоснования княжеской власти в контексте ее примирительной функции, поэтому глава государства рассматривается как посредник в разрешении конфликтов. Князь обязан заботиться о своих подданных, что означает обеспечение безопасности и правопорядка для всего населения.

Дальнейшее развитие государственно-правовой и религиозной мысли связано с последовательным установлением идеи примирения. Так, в одном из первых отечественных религиозно-правовых произведений середины XI в. - "Слове о Законе и Благодати" митрополит киевский Иларион в своей концепции всемирной истории, выдержанной в религиозном духе, отчетливо проводит идею всеобщего мира и согласия у славянских народов, противопоставляя ей агрессию и вражду. В своем труде он писал о равноправии всех христианских народов, неоднократно подчеркивая, что "время избранничества одного народа прошло, поскольку миссия Христа заключалась в спасении всех языков (народов)". Следовательно, Иларион впервые в русской философско-правовой мысли поставил вопрос о мирном сосуществовании народов и договорном разрешении возможных конфликтов.

В свою очередь, ответственность князя перед подданными заключалась в его миротворческой миссии: "блаженны миротворцы, ибо наречены будут они сынами Божьими" (Мф. 5, 9). Глава государства, как утверждал Иларион, "без блазна же перед Богом данные ему люди управившу", ибо он несет ответственность "за труд паствы людий его". Противопоставляя закон благодати, следует отметить, что закон выступает необходимым первоначальным актом человеческого устроения и предтечей благодати. Сам Бог "положил закон на предуготовление благодати". Таким образом, закон обеспечивает национально-этническое существование, вне которого невозможно примирение сторон только на основе моральных норм, как социальных регуляторов поведения людей.

Следует отметить, что для Илариона куда важнее духовная составляющая, основанная на согласии и примирении всех христианских народов, при руководящей роли Великого князя как главного посредника в возникающих политических и правовых конфликтах, нежели даже правовые предписания. Он положил начало русской консервативной государственно-правовой традиции, от которой впоследствии практически не отступали многие русские мыслители. Идея примирения, высказанная Иларионом, получила отражение в последующих летописях, послуживших основой для "Повести временных лет" (начало XII в.) монаха Киево-Печерского монастыря Нестора. В "Повести" прямо осуждаются княжеские усобицы, ослабляющие Русь перед лицом внешнего врага, последовательно отстаивается важность примирения политической элиты того времени как способа сохранения российской государственности.

Исследуя вопрос об истории развития системы правосудия, можно сделать вывод, что изначально оно носило характер общественного правосудия, так как осуществлялось судом посредников, и предшествовало государственному судопроизводству. Развитие суда посредников (пособников) связано с противодействием самоуправству как способу урегулирования разногласий, что проявлялось в праве сильного, нарушая принцип справедливости. "Авторитет пособника, - писал С.А. Муромцев, - это, прежде всего, авторитет дружбы и кулака" <6>. Подобные формы свидетельствуют о том, что первоначально разрешение конфликтов находилось в компетенции местного самоуправления. Судьями были наиболее уважаемые представители местного сообщества, разрешавшие возникающие конфликты на основе представлений о добре и зле, т.е. морали. При этом основной целью такого суда было именно примирение сторон, а восстановление справедливости носило вторичный характер. Дело заключалось в том, что "примирители в условиях борьбы за выживание племени при высокой агрессивности его членов исходили в первую очередь из насущной необходимости восстановить мир и стабильность в племени и лишь во вторую - из своих представлений о должном и справедливом" <7>. В своей летописи Нестор упоминает о так называемых градских старейшинах, которые "летами, разумом и честию заслужив доверенность, могли быть судиями в делах народных". Можно предположить, что данные лица выполняли не только судейские, но и примирительные функции, а градские старейшины зачастую обеспечивали интересы не только общины, но и ее отдельных представителей.

<6> Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003. С. 85.
<7> Давыденко Д.Л. Арбитраж и примирение: две стороны одной медали // Третейский суд. 2004. N 1 (31). С. 84.

Тенденция усиления феодальной раздробленности, наметившаяся к XII в., вызывала все большее беспокойство передовых мыслителей Древней Руси, что нашло отражение в "Поучении" князя Владимира Мономаха своим сыновьям. Его усилиями временно возродилось величие Киевской Руси, которое начало клониться к упадку, а также были приостановлены процессы, ведущие к ее раздробленности, и несколько сглажены обострившиеся социальные противоречия. В "Поучении", как своеобразной форме завещания своим сыновьям, он писал, чтобы они были мудрыми, продолжали политику укрепления и единения Русского государства, умиротворения внутренних раздоров в нем. Мудрый князь должен заботиться о мире и согласии в своей земле, быть верен своему слову, данной клятве и избегать усобиц. Для этого нужно, по мысли Владимира Мономаха, активно использовать различные формы примирения и посредничества, не забывая об "убогих", не позволяя "сильным" погубить простого человека и быть милостивым в суде. Таким образом, Владимир Мономах, детализируя поставленную Иларионом проблему ответственности главы государства перед подданными, указывает на необходимость при разрешении споров, организации правосудия отдавать предпочтение примирению, избегая братоубийственных войн, поскольку всем народам есть место на земле, а правителям следует направить усилия на поиски путей достижения мира и согласия.

Исследуя древнерусские летописи и другие литературные произведения мыслителей Древней Руси, можно сделать вывод, что в их творчестве нашли отражение актуальные проблемы того времени: установление сильной княжеской власти, обеспечивающей успешную борьбу с внешними врагами, а также преодоление внутренних противоречий и конфликтов. Особенно сильны подобные умонастроения были в эпоху феодальной раздробленности Руси и монголо-татарского нашествия. Именно с ними и связано сочинение Даниила Заточника "Моление", текст которого отличается большой исторической конкретностью. В данном труде была сформулирована получившая позднее широкое развитие идея мудрого и решительного суверена, заботящегося о благосостоянии своих подданных, защищающего их от произвола и насилия в конфликтных ситуациях, разрешая их по справедливости, выступая посредником между людьми и Богом. Заточник пишет и о необходимости "царской грозы", но эта "гроза" не представляет собой реализацию принципа самовластия. Это признак ее надежности и дееспособности для подданных, устрашающей лиц, творящих беззаконие и произвол в стране.

Политическая раздробленность Руси, как это ни парадоксально, привела к развитию примирительных процедур при разрешении правовых конфликтов. А.И. Вицын считает, что узаконенный третейский суд был вызван раздроблением Древней Руси и существовал, пока существовало это государство. "Но как скоро Москва стала единой главой единого тела, узаконенного третейского суда не стало: верховным судьей всей Русской земли сделался царь московский" <8>. Постепенно в идеях русских мыслителей миссия главы государства начинает определяться как посредническая во всех правовых конфликтах и спорах. С ослаблением его власти, вызванной феодальной раздробленностью, появляются альтернативные формы примирения конфликтующих сторон, что было связано с развитием религиозных и духовных ценностей, которые постепенно становятся морально-нравственным ориентиром как в общественном сознании, так и в общественных отношениях.

<8> Вицын А.И. Третейский суд по русскому праву: историко-догматическое рассуждение. М., 1856. С. 61.

В дальнейшей истории отечественного государства и права упоминание о мировых соглашениях встречаются практически во всех крупных памятниках права, таких как Псковская судная грамота, Судебник Ивана III и Ивана IV, Соборное уложение 1649 г. и др. В этот период гражданская и уголовная юстиция не были четко отделены одна от другой, и примирение могло использоваться в различных областях возникновения правоотношений, включая гражданские правонарушения и уголовные преступления. Таким образом, идеи примирения и посредничества в русской философско-правовой мысли рассматривались как необходимое условие установления мира и стабильности в государстве, а в праве - как комплексная задача государственно-правового и духовно-нравственного строительства, решение которой они видели во взаимопроникновении права и морали.

Единому историческому процессу соответствует непрерывный правовой процесс, который также должен быть тщательно исследован и учтен историко-правовой наукой, тяготеющей к описанию правовых систем, получивших законченный характер после полного вызревания общественных отношений. Изучение накопленного опыта и применение его результатов в процессе правопреемства позволяет использовать его при оценке прошлого права и выработке принципов построения новой правовой системы, когда вместо метода проб и ошибок, в котором обычно больше ошибок, используются накопленные и апробированные опытом историко-правовые знания о примирительных процедурах и институте посредничества.

Возможно, что в будущем право передаст часть своих функций морали, науке или другим формам общественного сознания, привлекая тем самым их к укреплению общественного порядка и цивилизационных отношений как неиспользованный ресурс. Особенно это относится к морали, которая так же, как и право, регулирует общественные отношения через принципы, нормы и правила, используя в качестве санкций общественное мнение. В противном случае право может просто не выдержать груза, который должен разделяться всеми формами общественного сознания, в том числе и по установлению общественного порядка и безопасности. Конечно, на становление правовых идей влияют и другие факторы, например, материальные, но рождение новых правоотношений начинается с примерки к ним сложившихся правовых конструкций, и лишь впоследствии в новой форме они отражают сложившиеся новые правовые реалии, как это происходит в настоящее время с институтом медиации в современной России.