Мудрый Юрист

История российского законодательства в научном наследии и.д. Беляева *

<*> Grinev V.A. History of the Russian legislation in scientific heritage of I.D. Belyaev.

Гринев Валерий Александрович, доцент кафедры права факультета экономики, управления и права в образовании Педагогического института "Южный федеральный университет", кандидат юридических наук.

Статья посвящена выдающемуся историку права И.Д. Беляеву, который внес огромный вклад в развитие отечественной историко-правовой науки. Основные труды ученого были посвящены источниковедению, т.е. памятникам законодательства, на основании которых профессор И.Д. Беляев и делал свои выводы.

Ключевые слова: И.Д. Беляев, историко-правовая наука, научная деятельность, источниковедение (источники законодательства), развитие государства и права, российское законодательство.

The article is devoted to the eminent historian of the rights of I.D. Belyaev, who made a great contribution to the development of the national historical and legal science. The main works of the scientist were devoted to the source study, that is, the monuments of the legislation, on the basis of which the professor I.D. Belyaev and made their conclusions.

Key words: I.D. Belyaev, historical and legal science, scientific activities, source study (sources of law), the development of state and law, Russian legislation.

Эпоха активного научного творчества И.Д. Беляева приходится на 1850 - 1870 гг., и, без всякого сомнения, его труды являются образцом серьезного научного подхода и знания предмета исследования. Вместе с тем И.Д. Беляев был убежденным славянофилом, противником государственной школы и неизменным оппонентом С.М. Соловьева и Б.Н. Чичерина.

Энциклопедические знания И.Д. Беляева в области истории отечественного права, по свидетельству современников, были бесспорными. Кроме того, он был крупнейшим специалистом в истории русского крестьянства как сословия и законодательства, регулировавшего аграрные отношения. Основной научный труд И.Д. Беляева "Крестьяне на Руси" публиковался с 1859 по 1860 г., переиздан в 1903 г. <1>. Это было первое в отечественной историографии исследование, посвященное истории крестьянства, охватившее все периоды истории сословия с древности до XIX в. В монографии есть анализ всех значимых актов о крестьянском сословии, состояние крестьянской общины во все периоды ее истории. Исследование выгодно отличается источниковой базой, автор был известным археографом и впервые ввел в научный оборот "множество никому еще не известных материалов" <2>. Значимость первой монографии о русских крестьянах высоко оценивалась как современниками И.Д. Беляева, так и советскими историками и правоведами.

<1> Беляев И.Д. Крестьяне на Руси. М., 1903.
<2> Беляев И.Д. История русского законодательства. СПб., 1999.

Предмет исследования "Крестьяне на Руси" - постепенное изменение значения крестьян и положение крестьянской общины в русском обществе. Особое внимание автор уделил крепостному праву, под которым понимал совокупность юридических институтов. И.Д. Беляев являлся сторонником теории "указного" прикрепления крестьян и относил этот указ к периоду между 1590 - 1592 гг. Однако личную свободу и право владения землей крестьяне сохранили до Петровских реформ. Само крепостное право автор считал "болезнью русского общества", а его отмену - процессом "постепенного выздоровления". Раскрепощение крестьян - такой же указной процесс, как и "закрепощение". Раскрепощение автор выявлял в законодательстве царей первой половины XIX в. Этот процесс завершается Крестьянской реформой 1861 г.

Выдающийся труд И.Д. Беляева "История русского законодательства" <3> является одновременно капитальным научным исследованием и удачным учебным пособием. В качестве последнего "Лекции по истории русского законодательства" были весьма популярны в пореформенной России, а в настоящее время рекомендуются для использования в высших учебных заведениях по юридическим специальностям. Кроме того, "лекции" подробно рассматривают нормы гражданского и семейного права, содержавшиеся в церковном законодательстве, - это законодательство не изучается студентами с советских времен.

<3> Там же.

Историю русского законодательства И.Д. Беляев представлял в неразрывной связи с государством. Этот государственно-правовой фактор автор сформулировал в цитате Собора 1551 г.: "В коейждо стране закон и отчина, а не приходят друг ко другу, но своего обычая кийждо закон держит". Единство государственно-правового развития рассматривается в общем и особенном четырех периодов русского законодательства.

Первый период характеризуется дохристианским временем и формированием государственности восточных славян. Этот период выразился в развитии обычного права и в узаконениях князей от Рюрика до Святослава.

Второй период начинается введением христианства и оканчивается законодательством Московского княжества и Русских земель, вошедших в Литовское государство. Законодательство этого периода выразилось в уставах Владимира, Ярослава, в "Русской Правде", в Новгородской и Псковской судных грамотах и многочисленном актовом материале этого периода.

Третий период занимает пространство от образования единого Русского государства до царствования Алексея Михайловича и тот же хронологический отрезок развития востока Польши и Литвы. Главными законодательными памятниками периода были Судебники 1497 и 1550 гг., дополненные указными статьями, а также три редакции литовского Статута.

Четвертый период составляет временной отрезок от Соборного уложения 1649 г. по современный автору Свод законов Российской империи.

Развитие права древних славян было связано с их общинным устройством, которое характеризуется общими чертами и особенностями. Здесь автор выступает последовательным славянофилом, что отличает его от родовой теории западников. Общинное устройство восточных славян формировалось под воздействием двух факторов: заимствование античного общественного устройства в бытность существования славян на Дунае; переселение в чужую землю, заселенную финно-угорскими и балтийскими племенами, поставило славян перед необходимостью селиться в городах, где разложение родоплеменных отношений происходило быстрее. Но политический процесс образования государственности застал у славян различный уровень общественного устройства. Так, разложение родового быта и формирование общины шло быстрее у полян и ильменских славян, которые селились у Киева и Новгорода - крупнейших экономических центров на пути из варяг в греки. У других славянских племен, например северян и кривичей, общинные отношения были на более низком уровне.

В наличии у восточных славян общины, а не рода, как у германцев, И.Д. Беляев видел главное отличие в путях развития этих народов. Например, у германцев автор не находил частной собственности на землю - только родовую. Напротив, общинная земельная собственность и частная (в виде вотчины) доминировали у славян.

В проблематике развития права автор подробно характеризует "новгородские обычаи" и "памятники законодательства первого периода".

Новгородские вечевые и семейные обычаи реконструируются автором по летописям, скандинавским сагам и новгородским былинам. При этом автор также не придерживается строгой хронологии и привлекает в качестве доказательств источники XII - XV вв.

Более серьезный правовой анализ дается по памятникам законодательства - договорам древнерусских князей с Византией. В названных правовых источниках И.Д. Беляев выделяет и рассматривает нормы уголовного, гражданского и административного права.

Договор Олега с византийскими императорами Львом и Александром И.Д. Беляев датировал 911 г. и условно разделил статьи документа на содержащие нормы уголовного, гражданского и государственного права.

Второй период истории законодательства И.Д. Беляев разделял на две половины: 988 - 1237 гг. и 1237 - 1497 гг. Законодательство этого периода исследуется исходя из огромного влияния, которое оказало на русское право принятие христианства. Принятие христианства, как и призвание варягов, произошло мирно, по обоюдному согласию князей и всего общества. Такой вывод историк объяснял необходимостью консолидации разноплеменного населения, вошедшего в Древнерусское государство.

Принятие христианства означало начало оформления церковного права. И.Д. Беляев подробно рассмотрел источники церковного права - княжеские уставы и ранние редакции Судного закона (Кормчей книги). По этим законам церковь становилась юридическим лицом и получала довольно широкие имущественные и судебные права. В ее компетенции были полностью семейное право, значительная часть гражданского права и отчасти уголовное.

И.Д. Беляев предложил удачный внешний и внутренний анализ устава князя Владимира "о судех церковных и десятине" <4>. Источник имел пять редакций, был помещен в кормчих книгах XIII - XVI вв., но его подлинность не вызывала сомнения историка.

<4> Беляев И.Д. Крестьяне на Руси. М., 1903. С. 190 - 196.

Судный закон представлен в истории И.Д. Беляева достаточно подробно <5>. Здесь дан развернутый пересказ источника и его постатейный анализ. Судный закон - интересный, своеобразный источник древнерусского периода, но в советское время историками права он почти не рассматривался. Следовательно, Судный закон в комментариях И.Д. Беляева представляется еще и актуальным исследованием.

<5> Беляев И.Д. Указ. соч. С. 196 - 203.

И.Д. Беляев подробно рассмотрел светское законодательство домонгольского времени. По своей значимости эта работа сопоставима с отдельным капитальным исследованием. Особое место в этом исследовании занимает "Русская Правда". Историк впервые в историографии предложил подробную характеристику публикаций источника <6>. От источниковедческого анализа автор перешел к собственно анализу "законодательных памятников, называемых Русской Правдой".

<6> Беляев И.Д. Указ. соч. С. 204 - 212.

Источники XII - начала XIII в. также прокомментированы по правовым нормам. Суд Ярослава Владимировича, Русский закон (ст. ст. 1 - 52 Пространной Правды) и Устав Владимира Мономаха (ст. ст. 53 - 121 Пространной Правды) И.Д. Беляев рассмотрел как памятники уголовного законодательства. Номоканон (помещен в свитке "Русской Правды" Пространной Редакции) проанализирован в сравнении с Судным законом как памятник гражданского права домонгольского периода.

Таким образом, И.Д. Беляев проследил, что древнерусское право развивалось естественным путем от правовых обычаев к "положительным законам". В качестве факторов, влиявших на законодательство, автор рассматривал политические и культурные, однако не прослежено влияние социально-экономического развития страны на ее законодательство.

Время монголо-татарского ига и формирования Русского централизованного государства в периодизации И.Д. Беляева соответствует второй половине второго периода (1237 - 1497 гг.). В эти годы развитие права "шло своим чередом вперед, как по естественному развитию общества, так и по влиянию монголов. Последние, хотя и были посредственными и отдаленными владыками Русской земли, тем не менее, не могли не действовать на ее законодательство" <7>. Авторская концепция о сущности "монгольского владычества" на Руси требовала объяснения - какое монгольское законодательство воздействовало на "Русскую Правду" как "основной закон на Руси" и какие правовые нормы при этом были заимствованы? На эти вопросы И.Д. Беляев ответил следующим образом. Монголы не имели своих законов, а только обычаи. Законы для монгольских захватчиков писались китайскими юристами в соответствии с китайской системой права. Основным источником права над покоренными народами историк называл сборник изречений Чингисхана "Тунджин" (книга запретов), под этим названием в "Лекциях" приводится Великая Яса. По этому закону Русь (в том числе) обязывалась признавать верховную власть ханов, платить дань, содержать баскаков и предоставлять ханам свое войско. Признавшим вассальные отношения князьям выдавались ярлыки. Взаимоотношения русских князей и ханов по актовому материалу автор проследить не мог, так как "наши князья по окончанию татарского владычества уничтожали ханские ярлыки". Однако И.Д. Беляев знал все семь сохранившихся ярлыков, полученных в орде русскими митрополитами. Поэтому после краткой характеристики княжеской власти автор подробно остановился на проблеме общественного значения духовенства во время ордынского ига. Анализ ярлыков показал автору, что церковь получила высокий статус в обществе и перешла под покровительство ордынских ханов. Сравнительный анализ ярлыка Узбек-хана 1313 г. с Уставной грамотой митрополита Киприана 1392 г. привел историка к мысли, что широкие иммунные льготы церкви периода раннего ига не действовали в позднее время.

<7> Беляев И.Д. Указ. соч. С. 244.

С учетом вышеизложенного, напрашивался вывод о влиянии монгольского права в основном на церковное право. При этом получается, что влияние отмечалось в первые сто лет ига и привело к усилению влияния церкви на государство. Так, по ярлыкам церковь освобождалась от любых выплат в Орду, но по грамоте 1392 г. церковь взяла на себя часть бремени по выплате дани. Следовательно, "духовенство не отделяло себя от народа, но помогало ему нести тягости и налоги".

Памятникам законодательства XIII - XV вв. в книге посвящается отдельная глава, в которой рассмотрены "Прибавления к Русской Правде" ("Русская Правда" Краткой Редакции), Номоканон (в кормчих книгах русских монастырей), Двинская и Белозерская уставные грамоты, Московская губная запись 1486 г. Предметом подробного анализа стали Новгородская и Псковская судные грамоты <8>.

<8> Беляев И.Д. Указ. соч. С. 294 - 334.

Третий период "истории законодательства" занимает хронологический промежуток "от издания Судебников до издания Уложения (1497 - 1649)". В этом разделе книги И.Д. Беляев рассмотрел историю становления Московского княжества и проблематику развития самодержавия, общественного строя и системы государственных органов. Отдельный предмет исследования - памятники законодательства третьего периода.

Развитие права И.Д. Беляев рассмотрел по Судебникам 1497, 1550 гг. и многочисленному актовому материалу XV - первой половины XVII в.

Развитие "церковно-гражданского" и "светского" гражданского права прослежено по Стоглаву 1551 г. и актам 1562 - 1642 гг. Уровень развития норм гражданского права показан одинаковым, а основные отличия заключались в судебной юрисдикции. Новые тенденции в развитии права первой половины XVII в. И.Д. Беляев объяснил Смутным временем и социальными особенностями России при новой династии Романовых.

В общем, тенденция централизации государственно-правового развития, в том числе земщины, сменилась "искусственной децентрализацией" при Иване Грозном, что привело к разрушению государственности в Смутное время, но затем земская государственность восстановилась.

Четвертый период "Истории русского законодательства" занимает хронологические рамки 1649 - 1861 гг., однако подробно и концептуально освещает "положение общества в допетровское время".

Земской государственности И.Д. Беляев посвятил несколько специальных исследований, эта тема подробно рассмотрена и в "Истории русского законодательства". В рассматриваемый период истории права большее значение приобретают Земские соборы, посредством которых общество участвует в восстановлении государственности. На Земских соборах этого времени принимались решения о введении новых налогов (1613 г.), разработке и принятия "нового" Уложения (1648 - 1649 гг.), в 1653 г. Собор принял судьбоносное решение о воссоединении с Украиной. Таким образом, показано дальнейшее развитие земской государственности и органов власти и управления в тенденции "падения самоуправления и становления приказной администрации" <9>.

<9> Беляев И.Д. Указ. соч. С. 520 - 560.

И.Д. Беляев подробно рассмотрел следующие памятники законодательства: Соборное уложение 1649 г., Кормчая 1653 г., Новоторговый устав 1667 г., Новоуказные статьи 1669 г., а также указы конца XVII в. Отдельно дается обзор церковной реформы Никона и документы Собора 1667 г.

Актовый материал, появившийся в годы правления Федора Алексеевича, Ивана и Петра Алексеевичей в 1682 - 1696 гг., представлен в кратком обзоре. Здесь выделены указы об ограничении местного самоуправления и передаче их компетенций воеводам, перераспределении воинских чинов по военным приказам в 1679 - 1680 гг., об уничтожении местничества 1682 г. и новоуказные статьи 1690-х гг. Автор кратко охарактеризовал указы этих лет, вошедшие в Полное собрание законов Российской империи, сгруппировав их по отраслям (процесс, уголовное, гражданское, административное, полицейское право). Таким же образом рассмотрено законодательство Петра I в "период единодержавия", особенно меры по созданию нового кодекса законов, способного заменить Соборное уложение 1649 г. И.Д. Беляев проследил влияние кодификационной деятельности 1696 - 1724 гг. на формирование нового законодательства. Законы, изданные Петром I в 1700 - 1724 гг., рассмотрены в следующем порядке: регламенты по отраслям управления, Морской и Воинский уставы, указы, изменяющие порядок судопроизводства, и акты крепостного права. Итак, И.Д. Беляев рассмотрел кодифицированные в ПСЗ РИ основные законы первой четверти XVIII в. По этим источникам прослежено укрепление самодержавной власти и совершенствование отраслевого управления. В общем же период петровских реформ рассмотрен автором в кратком обзоре, а последующее законодательство только упоминается: автор не стал акцентировать внимание на периоде, соприкасавшемся с его современностью.

Таким образом, И.Д. Беляев внес огромный вклад в исследование истории отечественного законодательства, в тонкостях которого он разбирался лучше своих современников. Автор писал свои книги простым, доступным языком, избегал излишней терминологии и теоретических отступлений. Вместо этого И.Д. Беляев старался изложить основную суть законов и проследить общую тенденцию развития права. Многие положения его исследования нельзя назвать устаревшими: они и в настоящее время интересны и полезны для читателей. Данное утверждение подтверждается современными историографическими работами А.Л. Шапиро, В.Е. Иллерицкого, Б.И. Юрьева, Ю.В. Кривошеева, в источниковедческом исследовании А.П. Пронштейна, а также в монографии Б.Д. Грекова "Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в." <10>.

<10> Историография истории СССР до Великой Октябрьской социалистической революции / Под ред. В.Е. Иллерицкого, И.А. Кудрявцева. М., 1971. С. 121, 173, 175, 336; Пронштейн А.П. Источниковедение России. Эпоха капитализма. М., 1991. С. 381 - 385; Шапиро А.Л. Русская историография с древнейших времен до 1917 г. М., 1993. С. 396; Кривошеев Ю.Д. Земская государственность на Руси // Беляев И.Д. Указ. соч. С. 623 - 637.