Мудрый Юрист

Создание и использование биотехнологий: история вопроса

Шевердин Александр Владимирович, аспирант ИЗиСП.

Анализируются современные подходы к пониманию биотехнологий, анализируются аспекты их правового регулирования в отечественном и зарубежном законодательстве. Так, в отечественном законодательстве в большей степени представлены правовые акты, регламентирующие разработку и использование биомедицинских технологий и биотехнологий в области сельскохозяйственной деятельности.

Ключевые слова: биотехнологии, биомедицинские технологии, история биотехнологий, правовое регулирование биотехнологий, регулирование биотехнологий в отечественном законодательстве.

Creation and use of biotechnologies: history of the question

A.V. Sheverdin

The article is devoted to modern approaches to the understanding of biotechnologies, analyzed aspects of their regulation in the national and foreign laws. Found that in national law to a greater extent, there are legal acts that regulate the development and use of biomedical technologies and biotechnologies in agriculture.

Key words: biotechnologies, biomedical technologies, the history of biotechnologies, legal regulation of biotechnologies, regulation of biotechnologies in national legislation.

Рассмотрение правового регулирования создания и использования биотехнологий требует проведения в первую очередь категориального анализа, поскольку отсутствие точной и четкой дефиниции нередко приводит к двусмысленному или неверному толкованию, вследствие чего снижается уровень эффективности правового регулирования.

Термин "биотехнология" впервые был использован в 1917 г. венгерским инженером К. Ереки <1>. Пытаясь устранить пробелы национального права, во второй половине XX в. А. Сассон определил биотехнологию как технологический процесс, реализуемый с использованием биологических систем - живых организмов и компонентов живой клетки <2>. На сегодняшний момент единое мнение в понимании биотехнологии отсутствует. Она трактуется как совокупность методов и приемов получения полезных для человека продуктов и явлений с помощью биологических агентов <3>; особая социальная деятельность, направленная на практическое преобразование человеком окружающего мира и самого себя посредством использования биологических процессов и агентов <4>; наука "о способах получения целевых продуктов с помощью биосинтеза, управляемого параметрами среды или генно-инженерными манипуляциями либо сочетанием этих воздействий" <5>.

<1> См.: Bhardwaj M. Global bioethics and international governance of biotechnology // Asian Biotechnology and Development Review. 2003. Vol. 6. No. 1. P. 41.
<2> См.: Сассон А. Биотехнология: свершения и надежды. М., 1987.
<3> См.: Караваева Е.И., Кравцов Р.В. Биомедицинские технологии: вопросы правового регулирования и ответственности // Сибирский юридический вестник. 2005. N 3.
<4> См.: Воронцова З.И. Исходные принципы деятельностного подхода к анализу биотехнологий как формы научного труда // Общество и право. 2010. N 5.
<5> Волова Т.Г. Биотехнология. Новосибирск, 1999. С. 3.

Т.Г. Волова указывает также на обобщенность понимания биотехнологии и на ее междисциплинарную природу, выделяя в современной биотехнологии в соответствии со спецификой сфер ее применения в качестве самостоятельных разделов промышленную микробиологию, медицинскую биотехнологию, технологическую биоэнергетику, сельскохозяйственную биотехнологию, биогидрометаллургию, инженерную энзимологию, клеточную и генетическую инженерию, экологическую биотехнологию <6>.

<6> Там же. С. 8.

Обобщенный взгляд на понимание биотехнологий высказывает и Ф. Фукуяма: "Говоря о биотехнологической революции, важно помнить, что речь идет о понятии существенно более широком, чем генная инженерия", так как "подобная научная революция приводит к открытиям и прорывам во многих смежных областях, помимо молекулярной биологии, в том числе в когнитивной неврологии, популяционной генетике, эволюционной биологии и нейрофармакологии. И научное наступление во всех этих областях имеет потенциальные политические последствия, потому что оно расширяет наши знания о мозге, источнике человеческого поведения, а следовательно, и возможности управлять им" <7>.

<7> Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции / Пер. с англ. М.Б. Левина. М., 2004.

Анализ понятий биотехнологии показывает, что многие исследователи достаточно широко трактуют понимание биотехнологии и отмечают, что рассмотрение только биомедицинских ее аспектов сужает объект исследования. Биотехнология в современном понимании представляет собой обобщенное понятие, используемое во многих отраслях науки и характеризующее процессы биогенного преобразования действительности. Как следствие, многогранность категории, многогранность биотехнологий как феномена, требует многостороннего рассмотрения правовых аспектов создания и реализации биотехнологий.

М.А. Медведева <8> проводит периодизацию развития правового регулирования биотехнологии начиная с 70-х гг. XX в. Она выделяет три периода в правовой регламентации биотехнологической деятельности:

<8> См.: Медведева М.О. Мiжнароднi правовi стандарти спiвробiтництва держав у галузi бiотехнологiй: Дис. ... канд. юрид. наук. Киiв, 2005. С. 25.

1973 - 1990 гг. - на данном этапе цель правового регулирования заключалась в создании благоприятных условий для научных исследований в области биотехнологий и сокращении технологических рисков в лабораторных условиях;

1990 - 2000 гг. - активное правотворчество: разрабатывались стандарты безопасности внедрения генно-модифицированных организмов в окружающую среду и использование их в качестве продуктов питания, регулировались коммерческие аспекты использования сельскохозяйственных биотехнологий, клинического внедрения биомедицинских технологий;

с 2000 г. по настоящее время - задача правового регулирования на данном этапе заключается в правовом опосредовании тех общественных отношений, которые остались без должного внимания в предыдущие годы.

Т.Г. Волова в свою очередь выделяет:

эру предыстории биотехнологии, включая в данный период появление эмпирической технологии (VI в. до н.э.), зарождение естественных наук (XV - XVII вв.), формирование микробиологических производств и начало взаимодействия науки и микробиологических производств (конец XIX - начало XX в.), вызвавшее революционное преобразование микробиологических производств и создание научно-технических предпосылок для возникновения современной биотехнологии (1910 - 1940 гг.), и эру новейших биотехнологических процессов, связанную с использованием иммобилизованных ферментов и клеточных органелл, основанную на методах рекомбинантных ДНК (генетическая и клеточная инженерия и др.) <9>.

<9> См.: Волова Т.Г. Указ. соч. С. 10.

Анализ подходов к выделению истории становления и развития биотехнологий показал, что исследователи выделяют по сути две формы деятельности биотехнологии - практическую и научную. Причем практическая форма деятельности - биотехнологическое производство "берет свое начало еще в неолите", в то время как форма научной деятельности сформировалась во второй половине XX в <10>.

<10> См.: Воронцова З.И. Указ. соч.

Основу современной биотехнологии составляет использование методов целенаправленного изменения структуры генетического материала какого-либо организма <11>. В контексте сказанного М.А. Медведева выделяет следующие основные направления современных биотехнологий:

<11> См. Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН "Программа действий по дальнейшему осуществлению Повестки дня на XXI век" (A/RES/S-19/2).

использование биотехнологии в сфере сельского хозяйства - выращивание генно-модифицированных животных и растений с качественно новыми характеристиками;

использование биотехнологии в сфере медицины - создание рекомбинированных фармацевтических препаратов, клонирование, клеточные технологии, генная инженерия;

использование биотехнологии в сфере биологического оружия. Сознательное использование человеком микроорганизмов потребовало регламентации данного процесса правовыми нормами.

Учитывая многогранность биотехнологий в современном мире, примем данную классификацию за основу и рассмотрим более подробно ретроспективу, объем и содержание правового регулирования различных направлений разработок и использования биотехнологий.

Одним из первых процессов, потребовавших правовой оценки создания и использования биотехнологий, явилось использование биологического оружия. Целенаправленная и систематическая разработка биологического оружия с использованием достижений биологических наук, знаний о природе и путях распространения патогенных микроорганизмов началась в начале XX в. В годы Первой мировой войны ряд попыток диверсионного применения биологических средств сделала кайзеровская Германия. В 1920 - 1930-е гг. наиболее интенсивные работы в области создания биологического оружия вели японские милитаристы. В частности, на оккупированной территории Маньчжурии (Китай) были созданы два крупных научно-исследовательских центра (отряды N 731 и N 100), имевших опытные полигоны, где проходили испытания биологических средств на военнопленных и мирном населении. С 1941 г. работы по созданию и возможному использованию в военных целях биологических средств активно велись в США. В послевоенные годы в той или иной мере разработка биологического оружия велась всеми крупными мировыми державами.

Создание и использование биологического оружия повлекли за собой дискуссии относительно защиты человека и биосферы. Правовая оценка использования биологического оружия дана в Протоколе о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 г. и отражена в Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1971 г.).

Идеи данных нормативных актов нашли отражение и в отечественном законодательстве. Так, в России принят Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", закрепивший правовые основы государственной политики в области охраны окружающей среды, сохранения биологического разнообразия в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений, укрепления порядка в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Регламентация многих аспектов обращения с опасными биологическими веществами осуществлена путем включения отдельных норм в федеральное законодательство (Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", ВК РФ, ЛК РФ, УК РФ и др.).

Важным направлением в правовом регулировании разработки и реализации биотехнологий является регулирование разработок в области медицины.

Биомедицинские технологии являются одним из наиболее развиваемых направлений научно-экспериментального знания и представляют собой процессы и процедуры, направленные на создание новых биологических объектов и их продуктов, способных вызывать диагностический, лечебный или профилактический эффект при применении в медицинской практике.

В современной науке выделяют несколько видов биомедицинских технологий: вспомогательные репродуктивные технологии, генная инженерия, клеточные технологии, трансплантация органов и тканей человека. Рассмотрим более подробно некоторые аспекты их правовой регламентации.

Возникновение вспомогательных репродуктивных технологий (далее - ВРТ) в современном смысле относят к периоду XX - XXI вв. В последние годы современная наука выделяет два концептуальных подхода к пониманию сущности ВРТ: медикализированный и фамилизированный <12>. Первый подход является наиболее распространенным среди правовых систем государств и заключается в акцентировании внимания на медицинской составляющей ВРТ. Иными словами, данные технологии рассматриваются как способ лечения бесплодия. Например, И.А. Дикова определяет ВРТ как технологии, направленные "...на коррекцию естественной репродуктивной деятельности человека, заключающуюся в терапии бесплодия либо предупреждении рождения детей с наследственной патологией. При этом суть применения методов ВРТ состоит в имитации естественного процесса оплодотворения..." <13>.

<12> См.: Кириченко К.А. О двух подходах к пониманию правовой сущности вспомогательных репродуктивных технологий // Медицинское право. 2011. N 3. С. 35.
<13> Дикова И.А. К вопросу о субъектах правоотношений в сфере применения вспомогательных репродуктивных технологий // Юрист. 2008. N 11.

Приказом Минздрава России от 26 февраля 2003 г. N 67 "О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии мужского и женского бесплодия" ВРТ определяются как "методы терапии бесплодия, при которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма". Аналогичный подход к определению ВРТ прослеживается и в законодательных актах других стран (ст. 2 Закона Республики Армения "О репродуктивном здоровье и репродуктивных правах человека", ст. 1 Закона Республики Казахстан "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления").

Фамилизированный подход заключается в том, "что для права как такового медицинская составляющая вспомогательной репродукции имеет второстепенное значение, а использование соответствующих методов может рассматриваться как реализация субъективных прав - права на здоровье, но также и права на создание семьи и репродуктивных прав" <14>.

<14> Кириченко К.А. Указ. соч. С. 36.

Применение ВРТ в значительной мере сопряжено с этическими постулатами. Как отмечает Е.А. Золотарева, важную роль в развитии права, в том числе и в области биомедицинских технологий (что применимо и к другим биотехнологиям), играет доминирующая этическая концепция в обществе на определенном этапе его развития.

Истории, к сожалению, известны примеры использования медицинских биотехнологий в антигуманных целях (например, концепция "расовой гигиены" в гитлеровской Германии). Сегодня вопросы, касающиеся возможности манипуляции ДНК, клонирования, влияния генно-модифицированных продуктов на человека, требуют рассмотрения не только с точки зрения этики, но и правовой оценки и анализа.

Значительного внимания со стороны законодателей удостоилось направление биотехнологий, связанное с генной инженерией. Ее определяют как совокупность методов и подходов, имеющих целью получение биологических структур, с программируемыми, т.е. наиболее нужными человеку, признаками, передающимися по наследству свойствами, которые невозможно получить традиционными селекционными способами <15>. Возникновение генной инженерии относят к 1973 г., так как именно в этом году П. Берг впервые использовал технологию рекомбинантной ДНК (Стенфордский университет, США), о чем доложил на ежегодной конференции по нуклеиновым кислотам. Результаты конференции послужили основанием обращения председательствующего в Национальную академию наук с просьбой приступить к изучению возможных рисков, связанных с исследованием ДНК.

<15> См.: Караваева Е.И. Указ. соч.

Год спустя в журнале "Science" была опубликована статья П. Берга и других ученых "Потенциальные биологические риски рекомбинированных молекул ДНК", суть которой сводилась к необходимости добровольного временного запрещения, пока наука не определит всевозможные риски, связанные с использованием биотехнологий. Также они рекомендовали созвать международную конференцию для решения указанной проблемы <16>.

<16> См.: Cantley M.F. The Regulation of modern biotechnology: A historical and European perspective. A case study in how societies cope with new knowledge in the last quarter of the twentieth century // Brauer D. Biotechnology. N.Y., 1995. Vol. 12. P. 511 - 512.

В феврале 1975 г. в Асиломаре (Калифорния) была проведена международная конференция, на которой обсуждались проблемы идентификации и уменьшения рисков, связанных с технологией рекомбинантных ДНК <17>. Участники конференции пришли к выводу о необходимости снятия моратория и о постановке вопроса правовой регламентации использования этой технологии на национальном уровне.

<17> См.: Kinderlerer J., Adcock M. Agricultural biotechnology, politics, ethics and policy. A working paper prepared for the first meeting of the FANRPAN/IFPRI Regional policy dialogue on biotechnology, agriculture and food security in Southern Africa. Johannesburg, 2003. P. 8.

В 1976 г. Конгресс США (несколько позже - правительство Канады и многих европейских государств) одобрил разработанные Комитетом по технологии рекомбинированной ДНК Национального института здоровья США Руководящие принципы проведения исследований с рекомбинантными ДНК <18>. Были определены стандарты безопасности проведения лабораторных исследований с рДНК, запрещены шесть видов экспериментов с ними, а также наложен запрет на совершение преднамеренного высвобождения рДНК организмов в окружающую среду <19>. В 1978 г. Руководящие принципы были пересмотрены Национальным институтом здоровья США, вследствие чего все ограничения, в том числе ограничения на высвобождение рДНК организмов в окружающую среду, были сняты <20>.

<18> См.: Медведева М.О. Указ. соч. С. 26.
                                  TM
<19> Uchtmann D.L. StarLink - A case study of agricultural
biotechnology regulation // Drake Journal of Agricultural Law. 2002.
Vol. 7. No. 1. P. 164.
<20> Ibid. P. 165.

В 1986 г. в США был принят типовой акт по регулированию биотехнологий, "в соответствии с которым введен "вертикальный" подход: существующее старое законодательство и существующие органы полностью пригодны для регламентации использования новых продуктов, созданных с помощью генной инженерии, без необходимости принимать новые правовые акты" <21>.

<21> Медведева М.О. Указ. соч. С. 27 - 28.

В Европе в это время остро ощущалась нехватка специального акта, который бы регулировал новые технологии. В конце 1980-х гг. биотехнология начинает признаваться ключевым, стратегическим направлением любого народного хозяйства. Вместе с тем для Европы она стала новой и своеобразной (suigeneris), что потребовало специального нормативного регулирования ("горизонтальный" подход). Дания была первым государством, которое приняло закон по вопросам регулирования генно-инженерной деятельности <22>. В 1990 г. аналогичный закон был принят на уровне всего европейского сообщества (Директива 90/219/EEC) <23>.

<22> Там же. С. 28.
<23> См.: Torgersen H., Hampel J., Bergmann-Winberg M.-L. and others. Promise, problems and proxies: 25 years of european biotechnology debate and regulation // Bauer M., Gaskell G. (eds). Biotechnology. The making of a global controversy. Cambridge University Press, 2002. P. 45 - 46.

Очередной всплеск общественного протеста относительно генно-инженерных методов на международном уровне спровоцировал начало нового этапа правотворчества. Его результатом стали принятые: Конвенция о биологическом разнообразии (1992); Картахенский протокол по биобезопасности (2000); Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине (1997); Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека (1997) и др. В январе 2001 г. в Англии был принят закон, позволяющий проводить клонирование эмбрионов человека в целях получения из них стволовых клеток. Очевидно, что данное обстоятельство можно рассматривать в качестве первого шага к легализации клонирования человека.

В 2006 г. в совместной работе Х. Лили и К. Титжи изложили результаты проведенного анализа законодательства шести стран в области генной инженерии и клонирования человека <24>. Описывая методы правового регулирования клонирования человека в различных государствах, ученые выделили два вида клонирования: репродуктивное и терапевтическое. В первом случае речь идет о создании абсолютной копии генома организма, во втором - редактируется часть цепочки ДНК и РНК. Безусловно, такое разделение имеет большое значение, в том числе и для правового регулирования. Учитывая положения Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека, государства запретили производить репродуктивное клонирование человека.

<24> URL: http://nbn-resolving.de.

В СССР генетика долгое время была под запретом, поэтому особого интереса тема использования биотехнологий не вызывала. Одной из первых советских работ, посвященных рассматриваемой проблеме, была работа В.В. Велькова, в которой он писал, что "...шум, поднятый вокруг генетической инженерии... вызван тем, что легче запретить какую-либо науку... под флагом заботы о благополучии общества, чем устранить инфляцию, безработицу, социальное неравенство в том же обществе" <25>.

<25> Вельков В.В. Опасны ли опыты с рекомбинантными ДНК // Природа. 1982. N 4.

Правовое регулирование генно-инженерной деятельности в современной России осуществляется Федеральными законами от 5 июля 1996 г. N 86-ФЗ "О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности" (далее - Закон N 86-ФЗ), от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", от 20 мая 2002 г. N 54-ФЗ "О временном запрете на клонирование человека" (далее - Закон N 54-ФЗ).

Государственное регулирование рассматриваемой области осуществляется в следующих направлениях: улучшения условий жизни человека и охраны его здоровья; охраны и восстановления окружающей среды; повышения эффективности сельского хозяйства.

Механизм правового регулирования генно-инженерной деятельности определен Законом N 86-ФЗ, основными элементами которого являются лицензирование, сертификация, регистрация ГМО и контроль.

Так, в силу п. 19 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензированию подлежит деятельность в области использования возбудителей инфекционных заболеваний человека и животных и генно-инженерно-модифицированных организмов III и IV степеней потенциальной опасности, осуществляемая в замкнутых системах.

Положительным моментом является обязательная сертификация и государственная регистрация генетически модифицированных организмов при их первом выпуске в окружающую среду. Порядок такой регистрации предусмотрен Положением о государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 16 февраля 2001 г. N 120 "О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов".

Первоначальная редакция Закона N 54-ФЗ установила мораторий на клонирование человека сроком на пять лет. Акт в данной части фактически утратил силу 23 июня 2007 г. Однако с принятием Федерального закона от 29 марта 2010 г. N 30-ФЗ "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О временном запрете на клонирование человека" мораторий на клонирование человека был продлен на неопределенный срок. Таким образом, около четырех лет клонирование человека в Российской Федерации находилось вне правового пространства.

В силу ст. 4 Закона N 54-ФЗ "лица, виновные в нарушении настоящего Федерального закона, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации". Но ни КоАП РФ, ни УК РФ не содержат подобные составы правонарушений.

Биомедицинские технологии в медицинской практике являются новым институтом законодательства РФ об охране здоровья граждан, которое начиная с 2009 г. находилось на стадии реформирования. Приняты акты в области оборота лекарственных средств, обязательного медицинского страхования, с 1 января 2012 г. окончательно вступил в силу Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Последний закрепил легальное понятие суррогатного материнства, устранил коллизии норм, регулирующих применение вспомогательных репродуктивных технологий (теперь прибегнуть к таким технологиям можно лишь по медицинским показаниям).

Несмотря на то что часто мужчины не имеют собственной семьи из-за проблем с репродуктивным здоровьем, названный Закон предоставляет право на использование методов вспомогательной репродукции лишь одинокой женщине или мужчине и женщине.

Достаточно хорошо представлено в российском законодательстве правовое регулирование биотехнологий в области сельскохозяйственной деятельности. Регулирование использования ГМО осуществляется Законом N 86-ФЗ. В частности, он регулирует отношения в сфере природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, возникающие при осуществлении генно-инженерной деятельности. Основными направлениями государственного регулирования в области генно-инженерной деятельности являются: улучшение условий жизни человека и охрана его здоровья; охрана и восстановление окружающей среды, сохранение биологического разнообразия; повышение эффективности сельского хозяйства; повышение эффективности добывающей и перерабатывающей промышленности; обеспечение сохранения и улучшения кадрового состава, профессиональной подготовки специалистов в области генно-инженерной деятельности.

Федеральный закон от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов" устанавливает основные требования к обеспечению качества и безопасности пищевых продуктов. Его исполнение по различным направлениям конкретизируется в Постановлениях Правительства РФ от 21 декабря 2000 г. N 988 "О государственной регистрации новых пищевых продуктов, материалов и изделий", от 16 февраля 2001 г. N 120 "О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов", от 18 января 2002 г. N 26 "О государственной регистрации кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов", Постановлении Главного государственного санитарного врача РФ от 8 декабря 2006 г. N 32 "О надзоре за пищевыми продуктами, содержащими ГМО", Приказе Ростехрегулирования от 8 декабря 2006 г. N 3571 "О мерах по повышению эффективности работ в области стандартизации продукции, содержащей генно-модифицированные источники (ГМИ) и организмы (ГМО)" и др.

Итак, анализ ретроспективы развития биотехнологий и правовых норм, его сопровождающих, а также их объема и содержания позволяет сделать следующие выводы:

понимание биотехнологий достаточно широко и охватывает многие сферы жизни общества, что требует многостороннего рассмотрения правовых аспектов создания и реализации биотехнологий;

в настоящее время различные направления исследований и реализации биотехнологии получают определенную правовую оценку во многих странах мира и регламентируются правовыми актами как на государственном, так и на международном уровне;

в отечественном законодательстве в большей степени представлены правовые акты, регламентирующие разработку и использование биомедицинских технологий и биотехнологий в области сельскохозяйственной деятельности.

Библиографический список

Bhardwaj M. Global bioethics and international governance of biotechnology // Asian Biotechnology and Development Review. 2003. Vol. 6. No. 1.

Cantley M.F. The Regulation of modern biotechnology: A historical and European perspective. A case study in how societies cope with new knowledge in the last quarter of the twentieth century // Brauer D. Biotechnology. N.Y., 1995. Vol. 12.

Kinderlerer J., Adcock M. Agricultural biotechnology, politics, ethics and policy. A working paper prepared for the first meeting of the FANRPAN/IFPRI Regional policy dialogue on biotechnology, agriculture and food security in Southern Africa. Johannesburg, 2003.

Медведева М.О. Мiжнароднi правовi стандарти спiвробiтництва держав у галузi бiотехнологiй: Дис. ... канд. юрид. наук. Киiв, 2005.

Torgersen H., Hampel J., Bergmann-Winberg M.-L. and others. Promise, problems and proxies: 25 years of european biotechnology debate and regulation // Bauer M., Gaskell G. (eds). Biotechnology. The making of a global controversy. Cambridge University Press, 2002.

                            TM
Uchtmann D.L. StarLink - A case study of agricultural biotechnology
regulation // Drake Journal of Agricultural Law. 2002. Vol. 7. No. 1.

Вельков В.В. Опасны ли опыты с рекомбинантными ДНК // Природа. 1982. N 4.

Волова Т.Г. Биотехнология. Новосибирск, 1999.

Воронцова З.И. Исходные принципы деятельностного подхода к анализу биотехнологий как формы научного труда // Общество и право. 2010. N 5.

Дикова И.А. К вопросу о субъектах правоотношений в сфере применения вспомогательных репродуктивных технологий // Юрист. 2008. N 11.

Караваева Е.И., Кравцов Р.В. Биомедицинские технологии: вопросы правового регулирования и ответственности // Сибирский юридический вестник. 2005. N 3.

Кириченко К.А. О двух подходах к пониманию правовой сущности вспомогательных репродуктивных технологий // Медицинское право. 2011. N 3.

Сассон А. Биотехнология: свершения и надежды. М., 1987.

Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции / Пер. с англ. М.Б. Левина. М., 2004.